Актуальность проблемы домашнего насилия

Важная информация в статье: "Актуальность проблемы домашнего насилия". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Проблема домашнего насилия в контексте общественного мнения

Дата публикации: 24.12.2019 2019-12-24

Статья просмотрена: 47 раз

Библиографическое описание:

Климчук К. В., Хрусталева Е. А. Проблема домашнего насилия в контексте общественного мнения // Молодой ученый. — 2019. — №51.1. — С. 22-24. — URL https://moluch.ru/archive/289/65592/ (дата обращения: 16.03.2020).

В статье рассматривается проблема домашнего насилия через призму общественного мнения, выделены виды, причины и последствия насилия в семье, а также осведомленность людей и влияние стереотипных представлений по данной проблеме.

Ключевые слова: домашнее насилие, жертва, насилие в семье, виды насилия, общественное мнение.

Актуальность данной проблемы обуславливается еще и тем, что насилие — это участь не только неблагополучных семей, в которых есть страдающие алкогольной и/или наркотической зависимостью, но и в материально обеспеченных семьях, члены которых имеют хорошее образование и достаточно высокий социальный статус.

Цель изадачи исследования: проанализировать общественное мнение по проблеме насилия в семье и выявить уровень осведомленности населения и его подверженности общественным стереотипам по данной проблеме, изучить существующие общественные стереотипы по проблеме домашнего насилия на основании научных источников информации; разработать оригинальную анкету для выявления общественного мнения по проблеме домашнего насилия; выявить особенности восприятия социальной проблемы насилия в семье

Методы исследования: теоретические (анализ и синтез теоритического материала, цитирование, реферирование, библиографический метод) и эмпирические (анкетирование, метод качественной обработки данных, метод сравнительного анализа).

Характеристика выборки: висследовании приняли участие 210 человек, которые можно разделить: Девушки 18–21 лет — 55 человек, юноши 18–21 лет — 55 человек, женщины 35–40 лет — 50 человек, мужчины 35–40 лет — 50 человек

Результаты исследования: Входе исследования были получены следующие результаты. Было выявлено, что большинство опрошенных людей знакомы с понятием домашнего насилия, а именно: 64 % юношей и 55 % девушек в возрасте 18–21 года знакомы с этим понятием, т. к. этот вопрос поднимался в СМИ, по телевидению и в сети интернет; 22 % опрошенных девушек и 5 % юношей сталкивались с насилием, 22 % девушек и 29 % юношей слышали о домашнем насилии от друзей и знакомых. Данный вопрос также задавался людям в возрастной категории 35–40 лет: 54 % опрошенных женщин и 38 % мужчин знают понятие домашнего насилия, т. к. этот вопрос поднимался в СМИ, телевидению и сети интернет; 22 % женщин и 8 % мужчин сталкивались с насилием, 24 % женщин и 54 % мужчин слышали от друзей и знакомых.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Следующим, в данном блоке, был вопрос о каких видах домашнего насилия знают респонденты, следует заметить, что большая часть опрошенных в возрасте от 18 до 21 обоих полов выделили физическое насилие — 80 % юношей и 96 % девушек, также девушки выделили сексуальное насилие — 91 %. В свою очередь, опрошенные мужчины в возрасте от 35 до 40 лет отметили практически в равных частях физическое, сексуальное и психологическое насилие: 54 %, 52 % и 50 % соответственно. Опрошенные женщины в этом возрасте ответили иначе: 96 % отмечают физическое насилие, 78 % — сексуальное и психологическое.

[2]

В частности, респондентам было предложено выделить, какой, по их мнению, наиболее распространенный вид домашнего насилия: 49 % юношей и 51 % девушек в возрасте от 18 до 21 года выбрали физическое насилие, на втором месте по распространенности — сексуальное насилие: 31 % и 29 % соответственно. Также эти два вида насилия выделили мужчины и женщины в возрасте от 35 до 40 лет, а именно 56 % и 44 %- физическое, 36 % и 28 %- сексуальное.

Говоря о причинах домашнего насилия, стоит отметить, что здесь можно было выбрать несколько вариантов ответа или добавить свой вариант. Итак, 91 % юношей 18–21 возрасте считают, что причиной домашнего насилия служит способ повлиять на жертву (т. е. показать власть), 89 % — самоутверждение за счет унижения жертвы, 86 % — личная неприязнь агрессора к жертве, самый маленький показатель, 12 %, думают, что причина насилия кроется в генетической предрасположенности к агрессии. У девушек в этом же возрасте показатели немного меняются, но смысл остается тот же: 73 % выделяют, что причина домашнего насилия- это способ повлиять на жертву, 71 % — личная неприязнь агрессора к жертве, и опять же один из самый маленьких показателей — 18 % –генетическая предрасположенность к агрессии.

У мужчин и женщин в возрасте 35–40 лет похожая ситуация: 84 % и 87 % выбрали ответ — способ повлиять на жертву, 80 % и 88 % — самоутверждение за счет унижения жертвы, 20 % и 14 % — генетическая предрасположенность к агрессии.

На вопрос «Как Вы считаете, кто чаще всего является жертвой насилия в семье?» большинство респондентов обоих полов и в возрастной категории 18–21 и 35–40 выбрали ответ — женщина, а меньшинство- мужчина, стоит отметить, что девушки 18–21 лет вообще не выбрали в данном вопрос вариант ответа «мужчина».

В свою очередь, на вопрос «Кто чаще всего является агрессором насилия?» большинство опрошенных людей выбрали ответ «мужчина», и 2 % юношей выбрали вариант- «ребенок».

Среди тех, кто считает, что насилие может быть результатом провокации — больше всего юношей, а это 56 %; большинство девушек этого возраста, напротив, считают, что насилие не может быть результатом провокации- 60 %.

Мужчины и женщины в этом вопросе солидарны- 76 % и 74 % соответственно, считают, что насилие не может быть результатом провокации.

Из тех молодых людей, кто считает насилие как результат провокации, полагают, что провокатором в данном случае является женщина — 74 % и 6 %, что это ребенок. 64 % девушек предполагают, что провокатором насилия является женщина и 9 %- ребенок. Доля женщин в возрасте 35–40 полагает, что провокатор — мужчина (54 %), а мужчины, наоборот, думают, что провокатор насилия- женщина (58 %).

На вопрос «Может ли жертва предотвратить насилие?» 82 % и 76 % юношей и девушек, и 90 % и 92 % мужчин и женщин выбрали вариант «Да».

На следующий вопрос «Каким образом может жертва предотвратить насилие» было предложено выбрать несколько вариантов или добавить свой.

Большая часть юношей и девушек ответили, что нужно защищаться и драться- 40 % и 51 %, также 2 % юношей предложили обратиться за помощью к психотерапевту, 6 % девушек рекомендуют развод и 4 %- обратиться в соответствующие службы.

52 % женщин предлагают убежать,42 %- поддаться и 38 % не провоцировать агрессора и только 2 % решились бы подать на развод, если бы случился рецидив. 64 % мужчин выбрали вариант защищаться/драться, 42 % убежать, 34 %- поддаться и всего лишь 4 % выбрали позвонить в полицию и подать на развод.

У опрошенных людей нет однозначного ответа на вопрос куда стоит обращаться в случае домашнего насилия в первую очередь, например, 45 % юношей полагают, что в первую очередь нужно обращаться в полицию, 2 % — к психотерапевту; 42 % девушек- к родственникам и близким людям и 2 %- за разводом в загс.

34 % мужчин и 36 % женщин выбрали обращение в полицию, также 32 % женщин- обратились бы к родственникам и близким людям и 32 % мужчин- вообще никуда бы не пошли.

Также по результатам ответов на данный вопрос из всех 4 возрастных групп только небольшая часть людей в случае насилия направились в кризисный центр (9 % юношей, 4 % девушек, 16 % мужчин и 14 % женщин).

Читайте так же:  Список документов для получения опеки над ребенком

Можно сделать вывод о том, что уровень информированности населения о работе кризисных центров недостаточный, в особенности, у более младшего поколения.

При вопросе «Сталкивались ли Вы лично с домашним насилием», где можно было выбрать несколько вариантов, большинство респондентов обоих полов в возрасте от 18 до 21 затруднялись ответить, 15 % девушек и 2 % юношей сами являются жертвами насилия.

48 % женщин и 42 % мужчин также затруднялись ответить на данный вопрос, 14 % женщин являются жертвами домашнего насилия, не один из опрошенных мужчин не выбрали, что они являются или являлись жертвой любого из видов насилия, можно говорить о том, что мужчины в возрасте 35–40 лет не хотят говорить испытывали ли они домашнее насилие из-за стереотипов, принятых в обществе.

Заключительным, в моем исследовании, был вопрос «Обращались Вы или ваши близкие за помощью?» 98 % юношей, 91 % девушек, 100 % мужчин и 94 % женщин ответили нет.

Выводы: Проблема насилия в семье остается актуальной. Было выявлено, что в обществе существуют прочно укоренившиеся стереотипные представления о домашнем насилии. Скрыть факт насилия пытаются не только женщины, но и мужчины, и даже дети. Стоит отметить, что в результате проведенного исследования были изучены общественные стереотипы и установлены наиболее распространённые из них: 1. В основном, только женщины становятся жертвами домашнего насилия; 2. Мужчины — агрессоры насилия в семье; 3. Женщина провоцирует насилие и заслуживает его; 4. Жертва может предотвратить насилие.

Таким образом особенность восприятия такой социальной проблемы, как домашнее насилие, в большей степени заключается в гендерных стереотипах, которые прививаются с детства и играют значительную роль в жизни индивида и общества в целом.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования ее результатов при разработке информационных и профилактических мероприятий по проблеме насилия в семье.

Минюст РФ признал необходимость закона против домашнего насилия

Министерство юстиции России признало серьёзность и актуальность проблемы домашнего насилия в стране. Об этом говорится в официальном письме ведомства родственникам четырех россиянок, погибших из-за домашнего насилия.

Они требовали у главы Минюста проверить заместителя министра, уполномоченного России при ЕСПЧ Михаила Гальперина на профпригодность. Ранее он утверждал, что масштабы проблемы домашнего насилия в России «достаточно преувеличены», поэтому нет необходимости принимать отдельный закон по этой теме.

Теперь же в официальном ответе ведомства подчиненный Гальперина подчеркнул, что проект федерального закона о профилактике семейно-бытового насилия «полностью поддерживается Минюстом».

Однако, как отмечает «Коммерсантъ», это заявление противоречит документу, который Гальперин направил в ЕСПЧ. Кроме того, указывает издание, в Минюсте не уточнили, о какой версии документа идёт речь.

  • Проект закона о профилактике домашнего насилия был опубликован 29 ноября Советом Федерации. Согласно документу, под «семейно-бытовым» насилием подразумеваются физические деяния, не содержащие признаки административного правонарушения или уголовного преступления. При этом в качестве наказаний совершивших насилие предлагаются «профилактические беседы» и «защитные предписания».
  • Законопроект подвергся критике как сторонников принятия документа, которые считают его содержание выхолощенным, так и его противников, которые полагают, что проблема домашнего насилия преувеличена, а закон разрушит институт семьи.
  • По данным МВД, с января по сентябрь 2019 года в России было совершено более 15 тысяч преступлений против женщин в области семейно-бытовых отношений.
  • По данным ресурса femic >

ЖизньЧто нужно знать
о домашнем насилии

Расспросили специалистов из кризисных центров о причинах насилия в семье и способах спасти ситуацию

10 апреля в мэрии Москвы прошел круглый стол «Новые законодательные инициативы в решении проблемы домашнего насилия», где обсуждались способы решения одной из серьезных проблем нашего общества. Мы сходили на круглый стол, а также расспросили специалистов о том, что такое на самом деле домашнее насилие, откуда оно берется и как с ним бороться на общественном и государственном уровнях. В следующем материале мы расскажем о том, что делать, если эта проблема коснулась непосредственно вас или ваших знакомых.

За помощь в подготовке материала и консультации редакция благодарит директора независимого благотворительного центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры» Марию Мохову, специалистов национального центра по предотвращению насилия «АННА» и Наталию Ходыреву, кандидата психологических наук и основательницу петербургского кризисного центра для женщин «ИНГО».

Текст: Мария Серветник, Ольга Страховская

Что такое
«домашние насилие»?

Существует несколько вариантов обозначения проблемы: «домашние насилие», «семейное» или «партнерское». Само словосочетание подразумевает, что это насилие происходит между людьми, находящимися в личных отношениях — супругами или партнерами, иногда бывшими и необязательно живущими вместе, независимо от того, гетеросексуальная это пара или гомосексуальная. Очень важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие — регулярно повторяющиеся или учащающиеся инциденты, следующие определенному паттерну.

Конфликт, каким бы острым он ни был, переходит в категорию домашнего насилия, только когда происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Принципиальное отличие в том, что семейный конфликт носит локальный изолированный характер и возникает на почве конкретной проблемы, которую теоретически возможно разрешить, к примеру, с помощью психолога или юриста. Проще говоря, у конфликта есть начало и конец. Партнерское насилие — это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. Оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Какие виды домашнего
насилия существуют?

Под домашним насилием в обществе принято понимать в первую очередь физическое насилие, оно же рукоприкладство. Действительно, это один из самых распространенных типов насилия в семье: по данным кризисного центра «АННА», каждую третью россиянку бьет муж или партнер. К физическому насилию относятся не только побои, но и удерживание, удушение, причинение ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства. Однако существуют и другие виды домашнего насилия: сексуальное, психологическое и экономическое.

Сексуальное насилие в семье — это принуждение к сексуальным действиям с помощью силы, шантажа или угроз. По результатам исследований, проведенных в России в 1996 и 2000 году, примерно каждую четвертую российскую женщину мужья принуждают к сексуальным отношениям против их воли. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания, и общем представлении о динамике сексуальных отношений, в которых женщина «даёт», а мужчина «берёт». Психологическое насилие — это систематические оскорбления, шантаж, угрозы, манипулирование. Его подвидом является насилие с участием детей, от использования детей как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет подчиняться. Экономическое — это лишение одного из партнеров финансовой свободы, от утаивания доходов до ситуаций, в которых один партнер полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений. Проблема заключается в том, что физическое или сексуальное насилие возможно доказать и они являются преступлениями, а экономическое и психологическое — нет. Нередки случаи, когда один из партнеров применяет все виды насилия одновременно.

Почему считается,
что от домашнего насилия
в основном страдают женщины?

От видов насилия, которые возможно выявить (то есть физического и сексуального), в основном страдают женщины. Согласно статистике МВД за 2013 год, женщины составляют 91,6 % пострадавших от насильственных преступлений по отношению к супругу. «Среди жертв насилия со стороны супругов или партнеров число женщин превосходит число мужчин примерно в 9 раз. Женщины получают в 8 раз больше тяжких телесных и других повреждений от своих партнеров, чем мужчины. Мужское насилие чаще всего несет практическую цель или экспрессивную (выражение эмоций). Женщины чаще прибегают к физическому насилию, когда чувствуют себя загнанными в угол и отчаялись предотвратить дальнейшие истязания. Крайне редко насилие со стороны женщин бывает систематическим, целенаправленным, постоянным», — объясняет Наталия Ходырева.

Читайте так же:  Доверенность на поездку несовершеннолетнего ребенка

С другой стороны, женщинам скорее свойственны методы эмоционального и экономического насилия. Например, жена может стремиться контролировать все траты в семье и систематически унижать мужа из-за низкого заработка. Однако женщина может быть и физическим агрессором, например, по отношению к детям. Может возникать иерархия власти в семье, где мужчина — сильнейший, злоупотребляет властью и применяет насилие, а женщины в свою очередь применяют его к детям.

Проблема нормативно-правового регулирования домашнего насилия в отношении женщин

Дата публикации: 16.12.2019 2019-12-16

Статья просмотрена: 104 раза

Библиографическое описание:

Шалькевич Н. И. Проблема нормативно-правового регулирования домашнего насилия в отношении женщин // Молодой ученый. — 2019. — №50. — С. 585-586. — URL https://moluch.ru/archive/288/65233/ (дата обращения: 16.03.2020).

Семейное насилие всегда было одной из самых сложных и латентных проблем в большинстве стран, включая и Россию. Проблема насилия в отношении женщин, в частности, весьма актуальна, тем более что на протяжении долгого времени она практически не освещалась. Игнорирование проблемы насилия в семьях привело к отсутствию методов эффективного предупреждения насилия над женщинами и профессиональной помощи тем, кто уже пострадал от него. Разные исследования показывают, что чаще объектом насилия в семье становится женщина ввиду ее физической слабости и гендерных ролей в семье.

Существует несколько определений домашнего насилия. В Декларации об искоренении насилия в отношении женщин Организации объединённых наций (ООН) говорится о насилии над женщинами как о том или ином акте насильственного характера, совершенным на основании полового признака, который оказывает либо может оказать физический, половой или психологический вред или страдания женщинам, а также угрозы осуществления таких актов, лишение свободы, будь то в общественной или личной жизни [2].

Насилие в семье в отношении женщины, это не простые ссора или конфликт, где оба партнера имеют равное положение в критической ситуации. В домашнем насилии равенства нет. Один человек стремится контролировать другого, используя физическую силу, экономические возможности, психологическое давление и т. п. с целью обретения власти и контроля над своим партнером. Насилие в семье в отношении женщин можно подразделить на физическое, психологическое, сексуальное и экономическое.

Актуальность данной проблемы обуславливается статистикой. По данным о глобальной распространенности насилия Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), каждая третья женщина (35 %) в мире на протяжении своей жизни подвергается физическому или сексуальному насилию со стороны партнера. Во всем мире 30 % женщин, которые состоят в отношениях, заявляют о том, что они испытывали на себе какую-либо форму физического или сексуального насилия со стороны своего партнера в течение жизни [9].

Согласно Всеобщей Декларации прав человека, все люди имеют право жить без насилия. Никто не должен терпеть пытки или унижающим достоинство действия (ст.5) [1].

В вводной части Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин говорится, что для установления равного положения прав мужчин и женщин очень важно всеми имеющимися возможностями, которые есть у государства, модифицировать традиционную роль как мужчин, так и женщин [3].

Декларация об искоренении насилия в отношении женщин отмечает главные области выражения насилия в отношении женщин (в семье, в обществе, со стороны государства), а также описывает действенные меры по устранению насилия [2].

В России же отдельный закон об устранении насилия в семье отсутствует. Единственным субъектом Российской Федерации, в котором принят закон о домашнем насилии, является Архангельская область, где с 2003 г. действует закон “О социально-правовой защите и реабилитации лиц, подвергшихся насилию в семье” [7]. В законе определены специализированные учреждения социальной и правовой защиты и реабилитации лиц, подвергшихся насилию (ст. 2); основания и порядок предоставления социально-правовой защиты и реабилитации (ст. 3); условия предоставления временного приюта (ст. 4) [7].

Поскольку Россия ратифицировала Конвенцию по защите прав женщин и включила в Конституцию (ст.15, ч. 4) общепризнанные принципы и нормы международного права, право всех граждан на жизнь без насилия можно считать основополагающим и конституционным. «…Мужчина и женщина имеют равные права и свободы, а также равные права для их реализации» (ст. 19, п.3) [8]. Ни один человек не должен становиться объектом для истязаний, насилия, иного жестокого или унижающего человеческое достоинство отношения, или наказания (ст.21, п.2) [4].

Меры социальной поддержки и предоставления социальных услуг и материальной помощи гражданам, которые попали в трудную жизненную ситуацию, отмечены в Федеральном законе «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» от 28.12.2013 № 442-ФЗ. Домашнее насилие подпадает под определение трудной жизненной ситуации, оговоренной в законе, полностью. В этом нормативном акте отмечено устройство работы системы социальных служб, центров, где функционируют отделения для помощи женщинам в кризисной ситуации [6].

В феврале 2017 года вступил в силу Федеральный закон «О внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации». Поправки к статье подразумевают декриминализацию побоев, совершенных близкими лицами. При первом подобном инциденте дело трактуется как административное, вид наказания — штраф, который чаще всего берется из семейного бюджета. При неоднократном повторении семейных побоев они считаются уголовными преступлениями. Под побоями в статье 116 УК РФ подразумевается действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, то есть не нанесшие хотя бы легкого вреда здоровью [5].

Мы можем сказать, что законодательные акты в России, регулирующие на данный момент домашнее насилие в отношении женщин, направлены в основном на устранение последствий случаев насилия. Они функционируют только после насильственного акта, когда повреждение уже нанесено, и ориентированы на установление ответственности и привлечение к ней тех, кто уже совершил правонарушение. Поэтому на сегодняшний день большим спросом среди жертв домашнего насилия обладают кризисные центры для женщин, центры социальной помощи семье и детям, телефоны доверия и т. д., так как кроме них, этих социальных служб, никто не может помочь жертве.

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ ШКОЛЬНОГО НАСИЛИЯ СРЕДИ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА

студент факультета иностранных языков, IV курс, ЕИ К (П) ФУ, г. Елабуга

кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики ЕИ К(П)ФУ, г. Елабуга

Аннотация

Данная статья посвящена исследованию такого явления в школьной среде, как травля среди подростков. В ней рассмотрен феномен школьного насилия, выделены основные его типы. В статье были выявлены актуальность и особенности проблемы профилактики школьного насилия среди обучающихся подросткового возраста.

Ключевые слова: школьное насилие, буллинг, моббинг, харассмент, травля, механизмы противодействия.

Введение. Школьное насилие рассматривается в современном мире как серьезная социальная проблема. Научное описание проблемы насилия в школах над детьми имеет различные трактовки и в связи с неоднозначностью терминологии, затрудняется. Сама категория «школьное насилие» многолика и в более современных подходах включает в это понятие целый спектр поведенческих феноменов. Так, под школьным насилием понимают «нанесение любого ущерба (физического, морального, психологического, идеологического и др.) или любые формы принуждения в отношении ученика, учителя или группы школьников, а также руководства учебного заведения» [10, с. 144]. Потребность в практических наработках и конкретных ненасильственных технологиях образовательной сферы возрастает, что свидетельствует о высоком уровне интереса к рассматриваемой проблеме.

Читайте так же:  Жена сказала что подает на развод
Видео (кликните для воспроизведения).

Различные аспекты формирования ненасильственной образовательной среды в современных условиях исследовали как зарубежные (А.Гуггенталь, Д.Ольвеус и др.), так и отечественные (Е.Н. Волкова, Н.О. Зиновьева, Т.Н. Мерцалова, В.П. Устинов, М.В. Смагина и др.) ученые. В их трудах рассматриваются такие аспекты проблемы школьного насилия, как разработка её понятийного аппарата, выделение разновидностей и форм школьного насилия, механизмы противодействия ему.

В ходе данной работы были применены такие методы научно-педагогического исследования, как: анализ психолого-педагогических работ по проблеме исследования; метод сопоставительно-сравнительного анализа, моделирование, мысленный эксперимент и диагностические (анкетирование, интерьюирование) методы. Цель исследования – оценка современной ситуации и выявление основных тенденций в состоянии проблемы насилия в отношении детей в школе.

Основная часть. И.С. Кон определил школьную травлю как запугивание, физический или психологический террор, направленный на то, чтобы вызвать у другого страх и тем самым подчинить его себе [6, с. 15]. Агрессивное поведение имеет свои возрастные, половые (гендерные) и иные психологические закономерности.

В 1969 году П.-П. Хейманн впервые ввел в психолого-педагогическую литературу термин «моббинг». Данный термин был заимствован из этологии, где он обозначал групповую агрессию животных. Работы П.-П. Хейманна помогли понять механизм издевательства и выделить «моббинг» лишь как один из подвидов агрессии [2, с. 55]. В 1973 году норвежский психолог Дэн Ольвеус ввел понятие «буллинг», которое становится значимым в последующих исследовательских работах на тему школьного насилия во всем мире. Д.Ольвеус позже определил «буллинг», как длительные повторные негативные действия одного агрессора, направленные на одного человека, в то время, как моббинг является длительным негативным воздействием группы людей на жертву [1].

Унижения, вымогательства, оскорбления, угрозы, неприятие одноклассниками происходят за стенами школ по всему миру. Согласно первым крупномасштабным исследованиям, проведенным Д.Ольвеусом, в которых приняли участие около 568000 норвежских учащихся, одна седьмая опрошенных (осень 1983) учеников были подвергнуты травле своих одноклассников или сами становились жертвами детских преследований (Olweus, 1987, 1991, 1993a). Из них примерно одна девятая были жертвами и одна десятая являлись агрессорами и травили своих одноклассников регулярно [1].

На территории субъектов РФ также существует локальная и региональная статистика различных психолого-педагогических исследований феномена школьного насилия, проведенных отечественными специалистами. Так, Н.А. Хвыля-Олинтер на основе репрезентативного исследования в школах г. Москва установила, что только три четверти учеников из 1500 детей никогда не унижали и не оскорбляли, но каждого третьего ребенка грубо одергивали или высмеивали перед всем классом [10, с. 146].

Для криминологической диагностики масштабов школьного насилия в Воронежской области проводился анонимный интернет-опрос 200 школьников [9, с. 228]. Анализ ответов позволил сделать следующие выводы: половина опрошенных школьников были свидетелями насильственных актов физического характера в учебное время; пять респондентов признались, что иногда отнимали деньги или вещи у других учеников; с угрозами сталкивались треть респондентов; более четверти школьников отмечают факты насмешек и оскорблений по национальному или религиозному признаку; каждый десятый ученик испытывает чувство незащищенности, находясь в школе; наконец, 10 респондентов сталкивались с фактами принуждения к сексуальным отношениям.

В проведенном анонимном опросе А.И. Аверьянов выявил тот факт, что 91% респондентов были осведомлены и сталкивались с явлением насилия в школе постоянно. Половина обучающихся сами участвовали в травле своих одноклассников. Отвечая на вопрос о причинах травли, порядка половины участников опроса называют внешность, одна седьмая — поведение, одна девятая — национальность, 8% — материальное положение. Он пришел к выводу, что дети чаще проявляют интолерантность к различного рода отличиям. Говоря о формах школьного буллинга, обучающиеся на первое место поставили драку (44%), далее – сплетни (39%), бойкот (31%), оскорбления (13%) и высмеивание (11%) [4, с. 180].

Зарубежные исследователи выделяют два типа школьной травли: непосредственный, где физические побои прямо наносятся жертве, и косвенный, куда входит распространение негативных сплетен, кибербуллинг, эмоциональная манипуляция человеком, а также социальная изоляция жертвы, которую иначе называют социальной агрессией [1].

Для выявления состояния проблемы насилия в отношении детей в школе в марте 2016 года мы провели анкетирование, базой которого послужили школы МБОУ «Лицей-интернат №79», МБОУ «СОШ №58» г. Набережные Челны, МБОУ «СОШ № 4» г. Елабуги РТ. Для достижения цели исследования использовался анкетный опрос школьников 13 лет и старше. Количество опрошенных учеников – 120.

В результате опроса было выявлено, что для современных подростков в большей степени характерно применение психических видов насилия. На первом месте находятся высмеивание и насмешки детей перед классом (78,8%). Так, 63,3% опрошенных детей признались в регулярной частоте насмешек. На оскорбления на почве одежды, вещей и места проживания пожаловалась одна четвертая часть респондентов, а 56% учеников высмеивали своих сверстников из-за ограниченных умственных или физических возможностей. Был выявлен большой процент драк из-за реакции на обидные обзывания (53,3%). Унижения и оскорбления детей составляют (13,3%). Пятеро из всех опрошенных видели, как кто-то из учеников вымогал вещи у другого.

[1]

По мнению опрошенных учащихся, для учителей характерно предвзятое отношение к детям и безосновательное занижение отметок (редко − 18,4%, часто и очень часто – 20,7%). Безопасно чувствуют себя в школе 80% обучающихся.

Таким образом, наиболее распространенными формами проявления насилия между школьниками являются как отрицательное психологическое влияние, так и причинение физической боли. Следует учитывать, что официальная статистика не способна полностью охватить все видовое разнообразие школьного насилия, ее регулярность и уровень причиняемого ущерба, так как факты жестокого обращения с детьми обычно скрываются и замалчиваются, а насильственные действия психологического характера практически никогда не фигурируют в российской статистике.

[3]

Проблема школьной травли является актуальной в любом образовательном учреждении. Инциденты школьного насилия влияют на общую атмосферу в классе, самочувствие обучающихся и на успеваемость учеников. Вследствие этого процесс профилактики школьного насилия относят к ключевым в организации учебно-воспитательной деятельности.

В разработках зарубежных и отечественных ученых были выявлены последствия перенесенного насилия. Т.Г. Волкова установила, что вне зависимости от видов перенесенного насилия у детей и подростков отмечают различные психосоматические реакции, например, снижение потребности в общении со сверстниками и семьей, снижение уровня самооценки, субъектного самоконтроля. Ею было выявлено закономерное повышение уровня подозрительности и подчиняемости в межличностных отношениях после пережитого насильственного действия и факт посттравматического синдрома отсутствия идентификации со школой [5].

По мнению Т.В. Кропалевой, наиболее опасным последствием школьного насилия является нарастающая диленквентность и криминализация поведения, в результате которого у подростков развивается тревожность и подозрительность, снижается уровень интеллекта и коммуникативных компетенций [7]. В последствии риск проявления наклонности антисоциального поведения у школьников может многократно возрасти.

Д.Ольвеус считает, что детская травля влечет за собой негативные последствия не только для жертвы, но и для преследователя. Последствия издевательств сказываются на самочувствии незамедлительно и впоследствии, что обусловлено психологическими защитами. Он установил, что взрослые, испытавшие жестокие школьные отношения, были более подвержены депрессиям и имели проблемы с самоутверждением и формированием самооценки [1, c. 197]. Более того, если жертвы школьного насилия преследовались и во взрослой жизни, они сами начинали проявлять агрессивные черты характера и в дальнейшем. Так, в психиатрии существуют примеры патологической и деструктивной интроекции «идентификация с агрессором» (A.Freud,1936). В результате непосредственных наблюдений в естественных условиях (Bettelheim, 1960), и эмпирических исследований (Milgram, 1963), стало известно, что в ситуациях переживания страха или плохого обращения люди пытаются овладеть своим страхом и страданием, перенимая качества мучителей. Понимание данного механизма критически важно для процесса предотвращения и профилактики насилия над детьми в школе, так как этот механизм особенно ярко проявляет себя при характерологических предрасположенностях ребенка к садизму [8, с. 159].

Читайте так же:  Заявление на смену фамилии пример

Зарубежные исследования регулярно описывают школьные инциденты разной степени жестокости. Схожие случаи школьных преследований были выявлены, засвидетельствованы и изучены в странах по всему миру. Так, в Австралии, 1 ребенок из 6 подвергается запугиваниям или травле со стороны сверстников еженедельно (Rigby, 2002). Согласно анализу результатов эксперимента, проведенного в Соединенных Штатах, каждый опрошенный был травмирован хотя бы раз, за все время его обучения, а уровень агрессии среди подростков доходит до отметки «экстремальный» [3, с. 12-28].

Различные виды агрессии, школьная травля и запугивание одноклассников говорит о не здоровом развитии детей и подростков. Эти процессы являются предшественниками более тяжелого поведения в будущем. Кроме того, была выявлена существенная корреляция между запугиванием и последующими проявлениями детской жестокости у агрессоров, которая пропорционально увеличивается вдали от школ, в местах, неподконтрольных взрослым. Специалисты утверждают, что строгое соблюдение всех мер профилактики школьного насилия среди учащихся постепенно снижает уровень детской агрессии в классах, воспитывает в ребенке чувство эмпатии, укрепляет школьную атмосферу, повышает степень доверия учеников друг к другу [3, с. 18].

Заключение. Для проведения успешной профилактики школьного насилия необходимо учитывать различные уровни подвергаемости насилию, не только межличностные (горизонтальные), но и вертикальные, а также семейные и общественные уровни. За прошедшие 30 лет, несмотря на возрастающий интерес международных исследований к теме школьной травли, вопрос об эффективном процессе профилактики учебного насилия остается открытым. Многое остается неизвестным, касающееся оценки, измерения, разработки и осуществления эффективных программ профилактики преследований и гонений среди школьников. Разработка мер профилактики школьного насилия среди учащихся остается одной из наиболее острых проблем, которая касается дальнейшего развития системы образования в России. Школы нуждаются в разработке программ внешкольной воспитательной работы, направленной на полноценное развитие подрастающего поколения.

Список литературы:

Актуальность проблемы домашнего насилия

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

​В конце ноября Совет Федерации представил на обсуждение законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, который встретил резкую критику экспертов. Проект «Правовая инициатива» подготовил доклад о международном опыте борьбы с домашним насилием на законодательном уровне. В нем рассказывается как о мерах, доказавших свою эффективность, так и о неудачах. «Медиазона» приводит ключевые тезисы доклада.

Исследование затрагивает опыт 15 стран — Австралии, Австрии, Албании, Болгарии, Великобритании, Грузии, Кыргызстана, Молдовы, Нидерландов, Португалии, Сальвадора, США, Украины, Франции и Швеции. У каждой из них есть законодательные акты против внутрисемейного насилия. Проинтервьюирован 21 эксперт — практикующие юристы, разработчики законов, лидеры борьбы против домашнего насилия, авторы передовых концепций в этой области и исследователи.

Хотя жертвой домашнего насилия может стать человек любого пола, законодателям стоит учитывать, что оно связано с гендерным неравенством и представляет собой злоупотребление властью. Домашнее насилие происходит во всех социальных группах и может включать в себя физическое, сексуальное, экономические и эмоциональное насилие. Совершать такие преступления могут как действующие, так и бывшие партнеры.

Россия отстает от других развитых государств во всех аспектах борьбы с домашним насилием. В стране даже нет официальной статистики пострадавших от домашнего насилия.

Криминализации домашнего насилия

Опрошенные «Правовой инициативой» эксперты считают, что для решения проблемы домашнего насилия необходим комплекс мер, а не отдельный закон. Работать эти меры будут только при наличии политической воли и на первых этапах могут встретить сопротивление — так было в большинстве постсоветских стран. Для этого руководство на всех уровнях — от министров до начальников отделов полиции — должно давать подчиненным понять, что меры против домашнего насилия должны исполняться, а неисполнение грозит негативными последствиями.

В большинстве исследованных стран криминализация домашнего насилия была связана с теми или иными трудностями. Так, в обществе семейное насилие считают частным делом, а чиновники не всегда понимают необходимость его криминализации.

В Литве в 2013 году внесли поправки об обязательном возбуждении предварительного расследования во всех случаях, когда обнаружены признаки такого насилия, даже если жертва не подавала заявление. До этого дела о домашнем насилии попадали под категорию частно-публичного обвинения . Эксперты считают эффективной мерой борьбы с таким насилием перевод подобных преступлений в категорию именно публичного обвинения, когда доказательства собирает государство.

В Молдове в нынешнем виде статья о домашнем насилии (201.1 УК Республики Молдова) подразумевает и физическое, и психологическое насилие, в том числе изоляцию и унижение, а также лишение средств к существованию. Понятие «члена семьи» расширили: оно включает бывших мужей или жен, сожителей, а также бабушек, дедушек, братьев, сестер и внуков, даже если они не живут вместе с агрессором.

Эффективные меры по противодействию домашнему насилию

Защитные ордера — это юридический инструмент предотвращения внутрисемейного насилия. Обычно они бывают двух видов: временный чрезвычайный ограничительный ордер и судебный охранный ордер.

По сути оба вида ордеров запрещают агрессору причинять вред пострадавшим и их родственникам, вынуждают его покинуть дом, ограничивают доступ к жертве на работе и в общественных местах, к детям, ограничивают единоличное использование совместного имущества. Выдаются эти ордера по просьбе пострадавшего, родственников или социальных органов. Временный ордер выдает полиция, суд или органы юстиции после акта насилия, его нарушение грозит арестом или уголовным наказанием. Судебный охранный ордер выдает судья, который и определяет срок его действия.

В Швеции в случае необходимости пострадавшим выделяют телохранителей и электронные средства защиты и помогают им получать новые документы, жилье. В Турции выдают электронные браслеты, которые позволяют связаться с центром помощи, и приложение для экстренной связи с полицией. В Нидерландах и Австралии могут запретить агрессору находиться не только в жилище семьи, но и вблизи дома.

Но если наказание за нарушение условий ордера не определено, эта мера становится менее эффективной. Например, в Молдове в 2018 году 60% агрессоров нарушили условия ордеров. Хотя полиция обязана контролировать их и привлекать к уголовной ответственности за нарушение, она реагирует, только если об этом заявит пострадавший.

Шелтеры и бесплатная горячая линия, по мнению экспертов, тоже эффективны. Когда жертве некуда идти, увеличивается риск для жизни и здоровья — как самой пострадавшей, так и ее детей. Убежища должны быть легкодоступны, в них должна предоставляться психологическая и юридическая помощь. Например, государственные шелтеры в Грузии предлагают программы развития знаний и навыков для женщин. Цель этих программ — дать им возможность найти работу и жить самостоятельно после того, как они покинут убежище. Кроме того, важно, что при наличии убежища пострадавшие не остаются в безвыходном положении, когда они, пытаясь прервать насилие, в итоге могут убить агрессора.

Координация. Необходимы законы или практики, которые позволяют наладить сотрудничество между разными учреждениями. Но даже в тех юрисдикциях, где подобные практики были успешны, не обошлось без проблем. Например, в Кыргызстане, где суды, прокуратура, полиция, НКО и работники образования скоординированы, их усилия эффективны только в крупных городах. Проблемы с координацией были отмечены почти во всех исследованных странах. Необходим единый координирующий госорган, делают вывод в «Правовой инициативе».

В Молдове в 2015 году НКО «Женский правовой центр» вместе с МВД разработала «Руководство по эффективным мерам вмешательства полицейских по делам о домашнем насилии», которое широко распространили среди полицейских. Помимо этого, Генпрокуратура составила инструкции, чтобы помочь прокурорам и следователям в квалификации актов домашнего насилия и их расследовании.

Проблемы преследования семейных агрессоров

Поведение судей, прокуроров и полиции часто дискриминационное. Эксперт из Швеции называет самой большой проблемой их стереотипы и убеждения. Например, при рассмотрении дел об изнасиловании судьи спрашивают, во что была одета потерпевшая. Сама система уголовного преследования и так способствует вторичной травматизации женщин интенсивными допросами.

Читайте так же:  Нужно ли платить за смену фамилии

«Вы можете иметь прекрасные законы, но если уголовное правосудие осуществляется человеком, который говорит, что домашнее насилие — это частное дело и государство не должно вмешиваться в это, закон не будет работать».

Профессор криминологии Николь Уэстмарланд, Великобритания

Хороший пример практики, позволяющей избежать вторичной травматизации пострадавших, дает Грузия: если поступил звонок о домашнем насилии, среди полицейских, выезжающих на вызов, обязательно должна быть женщина. Полиция, прокуроры и судьи проводят обширные тренинги по предотвращению вторичной травматизации и распространению гендерной чувствительности.

При рассмотрении дел о домашнем насилии судьи часто обвиняют пострадавших. По словам эксперта из Франции Изабель Тьелью, из-за предубеждений судьи освобождают от ответственности состоятельных и образованных агрессоров, так как идентифицируют себя с ними и обычно не верят, что те могли совершить насилие. Судьи редко готовы учиться, а в некоторых юрисдикциях, например, в Австрии требовать от них обязательного прохождения обучения невозможно — это будет расценено как посягательство на независимость суда.

Серьезная проблема и источник фрустрации для сотрудников правоохранительной системы — отказ самих пострадавших сотрудничать со следствием. Часто женщины не хотят, чтобы их партнеров посадили в тюрьму. Система должна быть подготовлена к этому — необходимы тренинги, протоколы работы с пострадавшими, основанные на терпении и отсутствии осуждения.

Неэффективные меры

Штрафы — это наказание и для потерпевших, так как они выплачиваются из семейного бюджета.

«Например, соседи вызвали полицию, их привозят и отправляют к дознавателю. Он говорит, надо написать заявление. И агрессору будет большой штраф. Конечно, женщина не станет писать заявление. Это развязывает насильнику руки».

Исполнительный директор Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова, Кыргызстан

Если ввести высокие штрафы, это приведет к тому, что пострадавшие будут всеми силами скрывать факт насилия.

Коррекционные программы для агрессоров. Эта мера, несмотря на свою высокую стоимость, не имеет выраженного эффекта. По мнению опрошенных экспертов, такие программы могут быть эффективными, только если сам агрессор всерьез готов изменить себя. Кроме того, программы могут научить агрессора, как обойти закон, продолжая насилие. Суды в Шотландии, например, больше не посылают агрессоров на курсы управления гневом, потому что источник домашнего насилия — не гнев, а желание контролировать своих партнеров и близких.

Защитные ордера и профилактические беседы. Что предлагают авторы законопроекта о домашнем насилии

Медиация. Все виды медиации показали низкую эффективность в процессах по семейным делам. Медиация скорее стирает историю, чем решает проблему. Участникам приходится соглашаться, что «все будет хорошо» и сотрудничать ради детей. Но насилие будет продолжаться, пока агрессор не видит для себя никаких последствий. Оно будет нарастать по тяжести, как показала практика исследованных стран.

Различные институты примирения. В Украине все еще применяется старая практика примирения жертвы и преступника. В таких случаях дело закрывается под давлением судьи и прокуроров, которые зачастую стремятся «сохранить семью». 50% дел о домашнем насилии в Украине заканчивается мировым соглашением. Полицейские могут пугать жертву тем, что «у детей будет судимый отец», их матери — рассказывать, что их тоже всегда били, и женщины поддаются уговорам. Насилие по большей части не будет уменьшаться либо будет принимать все более жестокие формы. Положительный пример — США, где примирение в таких делах запрещено.

Меры по борьбе с домашним насилием, которые встретили сопротивление

Самый сильный фактор, осложняющий борьбу с домашним насилием — культурные нормы, которые могут перевешивать в сознании общества нормы права.

«Насилие против женщин — это ментальность. Изменить ментальность может оказаться сложнее, чем найти деньги на дорогостоящие услуги. Никакие законы тут не помогут. Нужно время на обучение».

Адвокат Тамар Деканосидзе, Грузия

Практика исследованных стран показала, что наличие решительной политической воли помогает справиться с тем, что культурные нормы и стереотипы способствуют несерьезному отношению к домашнему насилию, в том числе со стороны полиции, следователей, прокуроров и судей.

Охранные ордера и требование к агрессору покинуть жилище встретило яростное непонимание и неприятие у украинских законодателей. Они воспринимали эту меру как посягательство на собственность. Однако разъяснительная работа в конце концов дала результат.

Во Франции судьи сопротивляются попыткам ограничить права агрессоров на встречи со своими детьми. Их гендерные стереотипы и практика, в которой они видели много малолетних правонарушителей, выросших без отцов, способствуют тому, что судьи часто отказываются ограничить подобные контакты, даже когда это опасно для самих детей и их матерей.

Экономическая эффективность борьбы с домашним насилием

Все опрошенные эксперты считают, что вмешательство в насилие на ранней стадии экономически эффективнее. Обеспечение защиты и социальной поддержки жертв домашнего насилия стоит больших денег, но разбираться с последствиями насилия еще дороже. Помещение в шелтер и охранный ордер обойдутся дешевле, чем расследование уголовного дела об убийстве, судебное разбирательство, заключение в тюрьму на несколько лет и содержание осиротевших детей.

По оценкам Джеймса Фирона из Стенфордского университета и Анке Хеффлер из Оксфордского университета, ежегодные затраты, связанные с домашним насилием, на международном уровне составляют 4,3 трлн долларов.

Всемирный Банк в своем отчете «Женщины, бизнес и законы» за 2019 год констатирует, что наличие законодательства против домашнего насилия способствует экономическому росту в стране.

«Самое экономически эффективное — это проводить кампании по предотвращению домашнего насилия… Если государство хочет решить проблему домашнего насилия, нужно выделить на это деньги».

Врио иcполнительного директора центра Domestic Violence Victoria Элисон Макдональд, Австралия

Наименее экономически эффективными мерами по борьбе с домашним насилием названы коррекционные программы для агрессоров — они дороги и имеют положительный эффект, только если сам агрессор серьезно настроен на изменения.

Выводы

Решение задач по борьбе с домашним насилием зависит только от политической воли, без которой невозможно справиться с культурными стереотипами и контекстом. Если учесть опыт и уроки других стран, Россия окажется в выгодном положении — ей не придется самой прокладывать эту дорогу.

Предотвращение домашнего насилия невозможно без масштабной реформы образования, повышения осведомленности общества о гендерном насилии и кампаний, направленных на изменение норм поведения.

По мнению опрошенных экспертов, для эффективного реформирования необходимо искать союзников на руководящих должностях в профильных органах власти, которые понимают проблему и ясно дадут понять своим подчиненным, что домашнее насилие — это сфера ответственности государства.

Полный текст доклада «Самое опасное место: обзор мер по противодействию домашнему насилию. Международный опыт» можно прочитать на сайте проекта «Правовая инициатива»

Видео (кликните для воспроизведения).

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Источники

Литература


  1. Под. Ред. Ванян, А.Б. Афоризмы о юриспруденции: от античности до наших дней; Рязань: Узорочье, 2013. — 528 c.

  2. Мурадьян, Э. М. Ходатайства, заявления и жалобы (обращения в суд) / Э.М. Мурадьян. — М.: Юридический центр Пресс, 2015. — 446 c.

  3. Фоменко, С.Е. Как уволить нерадивого сотрудника; М.: Бератор, 2013. — 160 c.
  4. Нешатаева, Т.Н. Иностранные предприниматели в России – судебно-арбитражная практика / Т.Н. Нешатаева. — М.: Дело, 2013. — 216 c.
  5. Керимов, Д.А. Проблемы общей теории права; М.: Современный гуманитарный университет, 2012. — 121 c.
Актуальность проблемы домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here