Домашнее насилие нко

Важная информация в статье: "Домашнее насилие нко". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Пятая колонна начала новый раунд продвижения закона о насилии над семьей

После некоторого затишья на фронтах войны за российскую семью вот-вот начнутся новые яростные схватки. Феминистские, «гендерные» и прочие антисемейные силы, щедро финансируемые «уважаемыми партнерами» и поддерживаемые лоббистами в высоких кабинетах, перегруппировались и готовятся к решительному контрудару. Грядет несколько масштабных акций в поддержку закона о профилактике домашнего насилия, которые должны охватить всю страну. «Звезда» поколения «Дом-2» Алена Водонаева налаживает контакты с разрушительницей русского менталитета Оксаной Пушкиной, а певица Валерия создает партию «Сильные женщины», главной задачей которой заявлена борьба с СБН. Первопричина этой вакханалии хорошо известна: лица и организации, которые давно должны быть признаны иноагентами, продолжают разрушительную деятельность в РФ.

Из прошедших за последние дни антисемейных мероприятий необходимо отметить прошедший в Екатеринбурге семинар «Межведомственное сотрудничество: модели предотвращения и борьбы с насилием в отношении женщин и домашним насилием (включая насилие в ситуациях социального неблагополучия) в регионах», проведенный на деньги Совета Европы при поддержке Уполномоченного по правам человека, Минтруда и МИД РФ (подробнее – см. предыдущий материал «Катюши»).

В Санкт-Петербурге открылась выставка, посвященная проблеме домашнего насилия. Ее организатор «творческая личность» Анна Вис заявила, что цель проекта – вновь обратить внимание общественности на масштаб проблемы в стране. Сообщается, что инициатива была активно поддержана в соцсетях блогерами Санкт-Петербурга. Среди спикеров мероприятия были замечены Диана Рамазанова – психолог, или, как ее называют по месту работы, в кризисном центре для женщин – «психологиня». Этот центр-рассадник современного феминизма именует себя «институтом недискриминационных гендерных отношений» и входит в число организаций-подписантов за принятие закона ПСБН. Отметилась там и пострадавшая от мужа-маньяка Маргарита Грачева, адвокат которой Мари Давтян является одним из главных разработчиков и многолетних лоббистов токсичного законопроекта.

На 29 февраля в столице намечена очередная сходка белоленточников и майданутых под названием Марш Немцова, на которой отдельной колонной пройдут феминистки из леволиберального движения соцфем, активно поддерживающие «сообщество» содомитов (т.н. ЛГБТ) и воюющих с Церковью и консервативными гражданами за «право на аборт».

«Минздрав заявил о планах вдвое сократить количество абортов в ближайшие шесть лет. РПЦ предлагает ввести закон о правах эмбриона и запрете абортов. Мы не можем допустить запрета абортов в России, так как это приведет к еще большему закабалению женщин», – пишут слуги глобалистов-депопуляторов, рядящиеся в одежды социалистов и якобы защищающие права простых граждан.

Но главный шабаш пропагандистов идеи «родной дом – самое страшное место на земле» приурочен к 8 марта и именуется «международной благотворительной акцией в поддержку женщин, переживших домашнее насилие» «Не виновата». Заявляется, что концерты, выставки, лекции и дискуссии на соответствующие темы 8-9 марта пройдут в 33 городах России.

«Мы – организаторы и музыканты, панки, феминистки и профеминисты, посетители концертов, офисные работники и заводские рабочие, безработные и домохозяйки, студенты и школьники, отцы и дочери, и так далее. Среди нас есть женщины, мужчины, трансгендерные и небинарные персоны, пережившие домашнее насилие и те, кто подвергается насилию в повседневной жизни», – подобная самопрезентация феминисток и прочих трансгендеров, мягко говоря, настораживает.

Далее мы узнаем, что вся прибыль с мероприятий пойдет некоммерческим организациям, оказывающим помощь женщинам, пострадавшим от домашнего насилия. Обращаемся к списку данных НКО – и вот тут-то становится понятна вся суть данной акции . В числе всероссийских идеологов «Не виновата» – три НКО, основанные в 90-е годы под началом Марии Писклаковой-Паркер – главного российского фигуранта журналистского расследования «Кампания по борьбе с домашним насилием в лицах». Речь идет о печально известном своей ложью о «14000 женщинах, убиваемых в российских семьях ежегодно» фонде «Анна», Консорциуме женских неправительственных объединений и интернет-проекте «Насилию.нет». Четвертая структура в списке – центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», основанию которого предшествовал семинар «команды единомышленниц» «Женщины. Молодежь. Насилие» в октябре 1993 года, спонсированный посольством Канады (информация с официального сайта «Сестер»).

Фонд «Анна» Писклаковой-Паркер – соратницы и партнерши глобальных феминисток Мадлен Олбрайт и Хиллари Клинтон (они вместе трудились над лоббированием «гендерных» законов в международной организации Vital Voices, также Писклакова-Паркер, проживавшая на тот момент в США с мужем-экс сотрудником ФБР, входила в оргкомитет «правозащитного» проекта Джорджа Сороса Human Rights Watch) был признан иноагентом в 2016 году. Чтобы получить такое признание, нужно было ну очень постараться: согласно законодательству РФ, НКО, занимающиеся социальной поддержкой и защитой граждан, освобождаются от включения в реестр ИА.

Консорциум женских неправительственных организаций (КЖНО) был основан по инициативе США и первое время спонсировался Агентством США по международному развитию (USAID) и фондом Евразия (дочка USAID). Естественно, в КЖНО входят и «Анна», и «Насилию.нет», и «Сестры». В 90-х годах они щедро спонсировались Фондом Форда, Фондом Макартуров, Фондом Карнеги, структурами ЕС. Главные активистки этих НКО – Анна Ривина, Алена Попова и Мари Давтян являются последовательными лоббистами фемозаконов в РФ, а также либералками-белоленточницами (Попова и Ривина – активные участницы «болотных протестов» 2012 г., проходили стажировку за рубежом). Более того, СБН-лобби тесно связано с американскими организаторами украинского майдана. Обо всем этом в деталях можно прочитать в материале журналиста Максима Карева «Иностранные хозяева борцов против семейно-бытового насилия».

Поразительно, как все эти токсичные антисемейные структуры сегодня, когда западные фонды ушли из России, спокойно переориентировались на гранты отечественных налогоплательщиков и продолжают процветать. Исходя из лоббистского доклада HRW 2018 года, КЖНО находится в тесном контакте с Минтруда и оказывает серьезнейшее влияние на внутреннюю политику государства, получая за это благодарность от «уважаемых партнеров». Но вот незадача – это же считается у нас «социально полезной деятельностью», под такое дело не грех и грант получить от Правительства и Администрации Президента. Хотя ущерб от проводимых прозападными товарищами акций и масштаб их давления на законодателей может быть неизмеримо большим, чем таковой от деятельности официальных членов реестра «иноагентов». Кроме того, акции вроде «Не виновата» имеют основной целью искусственное создание социальной напряженности, точек разделения общества – откровенного развязывания «войны полов», от которой проиграют все стороны. Минюсту и органам госбезопасности следует обратить на это самое пристальное внимание.

Читайте так же:  Молитва чтобы муж не подал на развод

Перейдем к списку региональных НКО, которые получат средства от организаторов акции «Не виновата». В их числе видим АНО «Региональный ресурсный центр по профилактике насилия». Ранее эта структура называлась АНО по оказанию социальных услуг семье и «Южный ресурсный центр». Названия менялись так часто, потому что на юге Кавказа их не любили и постоянно требовали закрытия. НКО получала финансирование от Фонда Макартуров. Видим мы здесь и печально известный продвижением в России беби-боксов (ящиков для подбрасывания «ненужных» детей) фонд Елены Котовой «Колыбель надежды» (подробнее о фонде и ее хозяйке – см. материал «Катюши» ). Каким образом контора, продвигающая безответственный отказ от материнства и поощряющая использование детей как товара, связана с темой домашнего насилия – отдельный вопрос.

Ну и разумеется, большинство представленных в списке НКО также фигурируют в перечне подписантов за скорейшее принятие в России закона ПСБН: женский кризисный центр «Китеж» (Москва/Ярославль), дальневосточное общественное движение «Маяк», тот же питерский Кризисный центр для женщин, Кризисный центр для переживших насилие в семье «Екатерина» (Екатеринбург), центр охраны здоровья «Сибальт» (Омск) и другие. Очевидно, главной задачей шабаша «Не виновата» является переформатирование мозгов молодежи, для которой радикальные феминистки и «борцы за освобождение женщин» становятся модными героями. А при накоплении критической массы поддержки в обществе они затем легко смогут продвинуть любой нужный им законопроект.

Неустанно трудится на этой ниве и депутат Оксана Пушкина – при этом мы с сожалением вынуждены констатировать, что ее гендерно-феминистское переформатирование – свершившийся факт. Вот кого и каким образом она поздравила со своим «профессиональным праздником» – 23 февраля.

Для этого депутата Государственной Думы РФ День защитника Отечества превратился в день защитниц отечества от защитников насилия. «Защитники насилия» – это, согласно философии современного феминизма, все мужчины, ну а 23 февраля, очевидно, для Пушкиной стал праздником женщин-феминисток, которые с ними борются. Но на этом поток воспаленного сознания депутатки не закончился – она решила перепостить новость из радфем-ресурсов, над которой успели посмеяться все вменяемые граждане.

«Юную футболистку из Екатеринбурга не допустили до финала турнира в команде мальчиков». «Потому что ты девочка», – пишет Пушкина на полном серьезе. Пардон, нам теперь надо специально для нее и группки таких же неадекватов проводить «гендерно нейтральный чемпионат по футболу», где различные нонбинарные трансгендерные персонажи «третьего пола» будут показывать свое мастерство на потеху публике? Похоже Пушкина постепенно приближается в своих воззрениях к западным коллегам-радикальным феминисткам.

Также на прошлой неделе с Пушкиной встретилась и «успела о многом поговорить» во имя приближения эпохи «настоящего женского партнерства» ее «авторитетная» единомышленница – символ поколения «Дом-2» с пониженной соцответственностью – Алена Водонаева. Та самая дама, призывавшая не давать маткапитал «российскому быдлу», а затем вместе с Пушкиной ополчившаяся на протоиерея Димитрия Смирнова – за критику священником участниц блудных сожительств. Понятно, что скандалистка легко нашла общий язык со своей товаркой и договорилась о медиа-содействии на антисемейном фронте.

Ну и последняя на сегодня новость из стана «борцов с СБН». Главный президентский политтехнолог Сергей Кириенко продолжает развивать тренд на продвижение медийных персонажей в политику, пусть даже они ничего в ней смыслят. К упоминавшемуся нами недавно новоиспеченному члену «Партии Роста» Шнуру добавилась певица Валерия, объявившая о создании партии «Сильные женщины», которая, по ее словам, «будет выступать за права женщин и борьбу с домашним насилием». Налицо долгоиграющий политпроект с участием селебрити и явным налетом феминизма. Впрочем, представители современных фемотечений восприняли партию Валерии, о которой до настоящего момента рассказывал исключительно ее супруг и продюсер Иосиф Пригожин, с недоверием и сарказмом. По их мнению, никакого отношения к «тру-феминизму» Валерия не имеет, и потому ее незамедлительно записали в адептки мизогинии (женоненавистничества).

Да, с такими отечественными «радетелями за права женщин» нам и никакие иноагенты не нужны – они сделают всю грязную работу за «уважаемых партнеров». Для чего, собственно, все и затевалось.

Пятая колонна – почему они все ведут себя как преступники?

Иностранные заказчики закона о насилии над семьей вышли из тени и бомбардируют Совет Федерации

Битва лоббистов и противников модульного западного закона «о профилактике семейно-бытового насилия», являющемся антиконституционным по своей сути и развязывающем властям и НКО всех мастей руки на «профилактическое вмешательство» в любую семью, выходит на финишную прямую. На этом этапе в ней ожидаемо начинают проявлять себя большие игроки – представители тех самых сил, которые устроили феминистко-гендерную катавасию по всей планете с единственной целью – уничтожить традиционную семью как союз мужчины и женщины, скрепленный узами брака. На прошлой неделе на этой ниве проявила себя международная правозащитная организация Human Rights Watch (далее HRW)– печально знаменитая структура либерал-глобалистов, которую очень интересует соблюдение «прав геев» в Чечне и по всей России, в 90-е интересовали права террористов в том же регионе, а еще ранее – права диссидентов-предателей Родины (организация была создана в 1978 году как оружие в холодной войне Запада против СССР).

В конце 2018 года HRW выпустила доклад с наводящим ужас заголовком «Я могу тебя убить, и никто меня не остановит», в котором на фоне сомнительно трактуемой статистики (частные интернет-опросы российских женщин в регионах и доклад Минздрава и Росстата совместно с Фондом народонаселения ООН) нагнеталась истерия в стиле «каждая пятая женщина в России когда-либо страдала от насилия в семье». «Катюша» подробно анализировала это «исследование» «экспертов» HRW, которые уже тогда четко определили свою задачу: «российский парламент ДОЛЖЕН (кому? очевидно, непосредственно HRW) принять отдельное федеральное законодательство о домашнем насилии и ввести за него уголовное наказание в порядке публичного обвинения» – чтобы государство и третьи лица (в т.ч. – фемо-гомо-НКО) могли возбуждать антисемейные дела даже без участия мнимой «жертвы».

Аналогичные цели преследовал экс-генсек Совета Европы Турбьёрн Ягланд, который в 2017 г. начал брызгать слюной непосредственно перед решающим голосованием за отмену печально известного «закона о шлепках».

«Я призываю вас сделать все, что в ваших силах, чтобы упрочить право российских семей жить без насилия и запугивания. Россия обязана соблюдать Европейскую социальную хартию, в которой содержится требование к Сторонам обеспечить защиту детей от насилия. Россия среди четырех государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию (Конвенцию СЕ о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье). Данная конвенция устанавливает уголовную ответственность за все акты физического, сексуального или психологического насилия в семье и между бывшими или нынешними супругами и партнерами», – возмущался Ягланд два года назад.

Читайте так же:  Домашнее насилие в разных странах

Тогда родительская и патриотическая общественность с боем смогла отстоять семью – уже вступивший в силу «закон о шлепках» был отменен самим депутатом-лоббистом Павлом Крашенинниковым, вместе со спикером Госдумы Вячеславом Володиным получившим нагоняй от Президента под давлением общества. Заметим, тогда в медийном поле общественникам противостояли все те же знакомые лица, двигающие сегодня тему сембытнасилия. «Правозащитники» из HRW и не думали скрывать западных агентов влияния в РФ – в своем докладе они активно благодарили их за пропагандистскую («просветительскую») деятельность по популяризации темы домашнего насилия.

И что же мы видим сегодня? Все те же активистки Болотной, представители «белоленточной контрацептивной оппозиции», юристы признанных инагентами центра «Анна», Консорциума женских неправительственных объединений Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина, примкнувшие к ним депутаты Госдумы Оксана Пушкина, Ирина Роднина и т.п. деятели радостно анонсируют открытое письмо Human Rights Watch на имя спикера СФ Валентины Матвиенко.

Симптоматично, что о международных обязательствах России напоминает дамочка, которая любила дружить вот с этими персонажами, отметившимися крайней степенью либертарианства и русофобии и уже покинувшими пределы нашей страны. Удивительно, что лоббистская деятельность госпожи Поповой до сих пор не получила должную оценку органов госбезопасности, и она преспокойно получает высокую трибуну на слушаниях по закону о СБН в Госдуме и других органах власти.

Но вернемся к письму «уважаемых» левозащитников. HRW, как и «наши» гендерные феминистки, оказались крайне недовольны редакцией законопроекта, выложенной на сайте Совета Федерации и настоятельно рекомендовали Матвиенко сотоварищи привести его текст в полное соответствие со… кто бы сомневался, – Стамбульской конвенцией по борьбе с насилием в отношении женщин, со ссылками на российские обязательства в ратифицированных РФ международных договорах.

«Нам известны многочисленные аргументы официальных лиц, которыми они обосновывают свои возражения против выделения домашнего насилия в отдельный уголовный состав или признания его отягчающим обстоятельством. В частности, утверждается, что такой отдельный состав преступления будет дублировать существующие уголовные и административные составы. Выше уже отмечалось, что при этом не учитываются ключевые аспекты домашнего насилия, усугубляющие тяжесть и общественную опасность правонарушения по сравнению с отдельным физическим посягательством.

Следует включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие. В статье 3 Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) предлагается следующая формулировка: все акты физического, сексуального, психологического или экономического насилия, которые происходят в кругу семьи или в быту или между бывшими или нынешними супругами или партнерами, независимо от того, проживает или не проживает лицо, их совершающее, в том же месте, что и жертва. Настоятельно рекомендуем использовать в проекте закона именно это определение.

Восстановить уголовную ответственность за первые побои в отношении близких лиц и перевести все связанные с домашним насилием правонарушения в категорию дел частно-публичного или публичного обвинения. Как отмечалось выше, используемая в делах о побоях и причинении легкого вреда здоровью процедура уголовного преследования в порядке частного обвинения является неэффективной и несправедливой, поскольку бремя доказывания в полном объеме возлагается на пострадавшую сторону, которая самостоятельно должна поддерживать обвинение. Выше уже отмечалось, что этой же позиции придерживаются один из ключевых договорных органов ООН и Европейский суд по правам человека.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки.

Россия является участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая обязывает государство обеспечивать защиту от бесчеловечного обращения и посягательств на неприкосновенность личности и на семью, а также доступ к эффективным средствам правовой защиты».

Перчинки этой истории добавляет тот факт, что в 2010 году фонд сатаниста-мультимиллиардера Джорджа Сороса «Открытое общество» ( признан нежелательным в РФ в 2015 году и, как и другие структуры Сороса, официально свернувшие деятельность в нашей стране) выделил HRW грант в 100 млн. долларов на «расширение глобального присутствия» – это самое большое одномоментное вливание средств в истории НКО. Ранее Сорос, назвавший HRW «одной из самых эффективных организаций», входил в ее Наблюдательный совет – вместе с проживавшей тогда в США Марией Писклаковой-Паркер, основательницей печально известного инагента «центр Анна», до сих пор бомбардирующего российские и западные СМИ и депутатов лживой статистикой, в частности мифом о 14 тыс. женщинах, якобы убиваемых ежегодно в российских семьях. Таким образом, главный престарелый спонсор «оранжевых революций» и ярый противник традиционных ценностей продолжает всеми силами и средствами работать над ослаблением суверенитета России. Напомним, в начале 2017 года авторитетное либеральное издание Bloomberg прямо назвало отмену «закона о шлепках» в РФ «отказом Путина от Запада и его ценностей», а также «шагом на пути к идеологическому суверенитету» нашей страны.

Параллельно с этой «бомбой Сороса», запущенной в Совет Федерации, фемоюристы с опорой на своего агента Пушкину в Госдуме уже начали активно вносить правки в законопроект – в частности, отыграв назад совершенно нелепую, поставившую в тупик абсолютно всех формулировку о том, что «семейно-бытовым насилием являются действия, не входящие в состав нарушений и преступлений КоАП и УК». Как сообщает РБК, в новой версии документа охранные ордера и досудебная защита будет распространяться не только на «жертву» домашнего насилия, но и на ее иждивенцев – т.е. на несовершеннолетних детей, если их мать, к примеру, будет признана жертвой. Также Пушкина сотоварищи намерены включить в состав УК новую статью «преследование», согласно которой ищущий примирения супруг будет наказан за «навязчивые переговоры» с «жертвой» либо ее знакомыми в интернете или по телефону.

Охранное предписание, по мнению лоббисток законопроекта, должен запрещать «насильнику» приближаться к «жертве» ближе, чем на 50 метров, а за повторное нарушение предписания «насильник» будет наказан годом лишения свободы. При этом авторы поправок, словно издеваясь, решили отказаться от денежных штрафов, ибо они, дескать, «ударят по благополучию семьи». А заключение супруга в тюрьму на год, по их мнению, надо полагать, никак не нарушит семейное благополучие. Аналогичный законопроект, четко воплощающий в жизнь все требования к России со стороны HRW и «уважаемых гендерных партнеров», над которым ни один десяток лет трудится юрист-спутница иноагентов Мари Давтян, выложен на сайте фемосообщества «Ты не одна». Очевидно, подобный вариант и будет взят прозападным антисемейным лобби за образец.

Читайте так же:  Как взять опеку над пожилым человеком

Во всей этой истории пока остается невыясненным лишь один вопрос – каким же образом госпожа Матвиенко, Совет Федерации в целом и другие госорганы отреагируют на откровенное иностранное вмешательство в суверенные дела России? Валентина Ивановна летом с.г. успела отметиться заявлением о необходимости «изменения патриархального менталитета» россиян, что по сути ничем не отличается от слов Оксаны Пушкиной: «Этот закон (о профилактике СБН – ред.) – из серии борьбы с ментальностью». Матвиенко же в 2012 году буквально за один день подписала у Владимира Путина списанную с европейских методичек «Национальную стратегию действий в интересах детей», которая фактически легализовала в России ювенальную юстицию. Сегодня у нее есть прекрасный шанс исправить эти свои «заслуги» перед Отечеством. Если Матвиенко все-таки решит продолжить игру в ворота защитников традиционных ценностей, когда все маски уже сброшены – что ж, родительская и православно-патриотическая общественность не прекратит борьбу за суверенитет страны и неприкосновенность института семьи

В законопроект о домашнем насилии добавили обязанность НКО по примирению

В итоговой версии законопроекта о домашнем насилии появилась обязанность некоммерческих (НКО) и общественных организаций содействовать примирению жертвы и виновника насилия, пишет РБК со ссылкой на документ, который пока еще не внесли в Госдуму. Кроме того, в законопроекте решили оставить три угрозы насилия — физическое и психическое страдание, а также имущественный вред. По данным “Ъ”, в Кремле считают, что в тексте нужно оставить только физическое насилие.

Законопроект о семейно-бытовом насилии разработала группа сенаторов. В итоговой версии документа появились нормы по примирению жертвы и виновника насилия. Кроме этой работы НКО и общественные организации должны будут заниматься выяснением и устранением причин насилия и проводить индивидуальную работу с нарушителями.

Устанавливается, что семейно-бытовое насилие — это действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаков иных правонарушений. По данным “Ъ”, в Кремле считают, что в этом понятии нужно оставить упоминание только физического насилия.

В документе решили оставить введение охранного ордера — предписания, которое выдают жертве. Благодаря ордеру виновнику насилия будет запрещено контактировать с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет. Если эти меры не помогут, то участковый может обратиться в суд. Предполагается, что в таком случае виновника могут обязать пройти психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой или передать ей ее имущество и документы.

Подробнее о законопроекте о домашнем насилии — в материале “Ъ” «За домашними тиранами присматривает Кремль и Белый дом».

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

[1]

Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

«По сути, физическое насилие выпало из закона».

Видео (кликните для воспроизведения).

«[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

Кто займется профилактикой домашнего насилия?

Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

Читайте так же:  Как потребовать алименты на взрослого ребенка

Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

«Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

НКО | Насилию.нет: 4 шокирующих примера домашнего насилия и бездействия правоохранительных органов

Вла­ди­мир Ломов

Всего материалов: 305

Насилию.нет: 4 шокирующих примера домашнего насилия и бездействия правоохранительных органов

Анна Риви­на дирек­тор Цен­тра «Насилию.нет» рас­ска­за­ла Теп­ли­це соци­аль­ных тех­но­ло­гий о том, как появил­ся и раз­ви­вал­ся про­ект и поче­му его дея­тель­ность пре­дель­но акту­аль­на в совре­мен­ной Рос­сии; как отли­чить домаш­нее наси­лие от семей­но­го кон­флик­та и что нуж­но делать, если вы живе­те в посто­ян­ном стра­хе.

А еще, боль­шая часть интер­вью была посвя­ще­на теме феми­низ­ма. О том, как феми­низм свя­зан с про­фи­лак­ти­кой домаш­не­го наси­лия вы узна­е­те, посмот­рев наше интер­вью.

Полную версию интервью смотрите на нашем YouTube-канале в воскресенье 30 сентября в 19:00.

— Може­те рас­ска­зать про самые шоки­ру­ю­щие слу­чаи, свя­зан­ные с домаш­ним наси­ли­ем?

Давай­те нач­нем с очень страш­ной исто­рии, кото­рая извест­на мно­гим: Мар­га­ри­та Гра­че­ва, кото­рую муж выво­зил в лес и угро­жал убить, пошла в поли­цию и ска­за­ла, — мне угро­жа­ют убий­ством. Это ста­тья УК, за это уже мож­но поса­дить. Что сде­лал участ­ко­вый, после того как ему гово­рят, меня хотят убить. Он про­вел разъ­яс­ни­тель­ную бесе­ду с этим муж­чи­ной. Муж­чи­на эту бесе­ду услы­шал, после чего еще раз отвез Мар­га­ри­ту в лес и отру­бил ей кисти рук.

Недав­няя исто­рия — муж­чи­на изби­вал свою жену с малень­ким ребен­ком. Она была вынуж­де­на свя­зать про­сты­ни и по бал­ко­ну спу­стить­ся. Он не давал ей из квар­ти­ры вый­ти. Она упа­ла, они оба с ребен­ком ока­за­лись в боль­ни­це.

Свя­щен­ник, кото­рый убил свою жену, пото­му что она хоте­ла раз­во­да, а он боял­ся, что в церк­ви его осу­дят за раз­вод.

Два года назад ужас­ней­ший слу­чай, когда позво­ни­ла жен­щи­на в поли­цию и ска­за­ла, — меня изби­ва­ют, мы не живем вме­сте, я от него куда-то деть­ся пыта­юсь, меня отец пыта­ет­ся спа­сти. Он все вре­мя при­хо­дит, он меня изби­ва­ет. Жен­щи­на поли­цей­ская ска­за­ла, — труп будет, при­е­дем опи­шем, не вол­нуй­тесь. И дей­стви­тель­но через 40 минут уже не было воз­мож­но­сти вол­но­вать­ся — он ее добил до смер­ти.

То есть мы посто­ян­но в этом живем и сей­час я бла­го­дар­на, что СМИ очень мно­го вни­ма­ния уде­ля­ют этой про­бле­ме. И вот гово­рят, чер­ный PR — это тоже PR. То, что наши депу­та­ты вме­сте с сена­то­ра­ми, а потом это воз­гла­вил пре­зи­дент сде­ла­ли декри­ми­на­ли­за­цию домаш­не­го наси­лия — это чудо­вищ­ная ошиб­ка, но она поз­во­ли­ла всем уви­деть, что за мас­шта­бы бед­ствия про­ис­хо­дят в нашей стране и какое чудо­вищ­ное отно­ше­ние госу­дар­ствен­ной систе­мы к людям, кото­рые в нашей стране живут.

В финальную версию закона о семейно-бытовом насилии вписали примирение

Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, обязаны будут содействовать примирению жертвы насилия с его виновником. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом говорится в подготовленной группой депутатов и сенаторов итоговой версии законопроекта о семейно-бытовом насилии, с которой ознакомился РБК. Позднее она была опубликована на сайте Совета Федерации.

Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что с законопроектом до внесения в Госдуму могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ. «В течение двух недель они могут представить свои замечания», — сообщила она.

Какая защита предлагается жертвам насилия

Согласно законопроекту, в профилактике и помощи пострадавшим от семейно-бытового насилия должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Участники процесса должны не только бороться с последствиями насилия, но и предупреждать его. Услуги по защите жертв насилия должны предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или есть угроза его повторения.

Поводом для профилактики насилия сможет стать заявление пострадавшего, обращение людей, узнавших о факте насилия, сведения органов власти, решение суда и так далее. Эти жалобы и заявления должны рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте. Для потенциальных нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь при социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры.

В законопроекте сохранилось понятие защитного ордера. Если закон будет принят, такой ордер будут выдавать пострадавшим от семейно-бытового насилия и тем, кому оно угрожает. Предписание, или защитный ордер, будет выноситься по согласию жертвы или ее законных представителей. Ордер запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его местонахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

Читайте так же:  Представитель взыскание алиментов

Если у выписавшего ордер сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. Судебное предписание можно продлевать на срок до года. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшей или пострадавшим и передать жертве ее имущество и документы.

Проект предусматривает конфиденциальность как пострадавших от насилия, так и нарушителей закона.

Как изменился документ

Авторы законопроекта определяют семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений. По данным «Коммерсанта», Кремль настаивал на исключении из законопроекта описания нескольких видов семейно-бытового насилия. Но в финальной версии эти положения сохранились.

В законопроекте подчеркивается, что помощь пострадавшим от насилия может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Изначально такой нормы не было.

Из финальной версии исчезли положения о некоторых категориях лиц, отмечает адвокат Ольга Гнездилова. Из списка тех, кто может подвергаться насилию, исключены бывшие партнеры. «Остались только бывшие супруги, но нет тех, кто разорвал отношения, — отметила она. — А по делу Валерии Володиной, например, мы знаем, что ее преследовал именно бывший бойфренд».

Также из описания защитного ордера исключили норму, ограничивающую расстояние, на которое нарушитель может приближаться к жертве. «Сначала было 50 м, потом десять, сейчас вообще нет расстояния», — сказала Гнездилова.

За законопроект и против него

Соавтор законопроекта депутат Оксана Пушкина сказала РБК, что считает дискуссию вокруг документа ожидаемой и нормальной. Авторы надеются, что противники законопроекта смогут обсудить необходимые правки ко второму чтению. А у представителей Госдумы есть свои претензии к его нынешней версии.

«Считаем важным особое внимание уделить определению семейно-бытового насилия, так как в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия, потому что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — отметила Пушкина. — Также необходимо уточнить субъектный состав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию: в указанной формулировке отсутствует упоминание о парах, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но не связаны официально». Это важно, так как до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака, заметила депутат.

Особое внимание она предложила уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания. «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультатны, — считает Пушкина. — Штраф от 1000–3000 руб. — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения, нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет».

Претензии есть и у юристов. Одна из главных проблем законопроекта в нынешней редакции в том, что его основная цель — это защита семьи, а не максимальное обеспечение безопасности пострадавшей или пострадавшего, считает Гнездилова. Прописанная в документе норма, что общественные организации должны способствовать примирению сторон, может противоречить не ратифицированной в России Стамбульской конвенции, указывает адвокат.

«Кроме того, документ не распространяется на ситуации, которые содержат признаки административного правонарушения или уголовного преступления, — отметила юрист. — Это плохо, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления». Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема.

Вопросы у юриста вызвало и то, что судебный ордер может быть выписан только по заявлению полицейского. По мнению Гнездиловой, нужно, чтобы за ним могли обращаться и сами пострадавшие. «В несудебном защитном ордере нет запрета на пребывание в общем помещении, — уточнила Гнездилова. — Это не очень хорошо, потому что пребывание вместе чревато причинением нового вреда, а бумага не послужит серьезным сдерживающим фактором».

Ранее о поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что Кремль не занимается проблемой домашнего насилия, хотя таковая существует.

Реакция на закон

[3]

Разработка законопроекта о семейно-бытовом насилии вызвала бурное обсуждение и в том числе протесты. В конце ноября в московском гайд-парке в Сокольниках состоялся согласованный митинг движения «Сорок сороков» в защиту традиционных ценностей против законопроекта о семейно-бытовом насилии. Через несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников законопроекта, организованный правозащитницей Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Соавтор законопроекта депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась в полицию из-за поступающих авторам документа угроз.

[2]

Видео (кликните для воспроизведения).

Это не первая попытка разработать закон о домашнем насилии. Впервые соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017 года побои в отношении близких лиц фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Тогда Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

Источники

Литература


  1. Берус, Виталий А.С. Лаппо-Данилевский. История. Философия. Методология / Виталий Берус. — М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2014. — 160 c.

  2. Николаева, Т.П. Деятельность защитника на судебном следствии / Т.П. Николаева. — М.: Саратов: Саратовский Университет, 2013. — 574 c.

  3. Рагулин, А.В. Современные проблемы регламентации и охраны профессиональных прав адвоката-защитника в России / А.В. Рагулин. — М.: Юркомпани, 2015. — 290 c.
  4. Сокиркин В. А., Шитарев В. С. Международное морское право. Часть 6. Международное морское экологическое право; Издательство Российского Университета дружбы народов — Москва, 2009. — 224 c.
  5. Медведев, М. Ю. Аукционы. Проведение, участие, судебные споры. Справочник инвестора / М.Ю. Медведев, А.М. Насонов. — М.: Юстицинформ, 2013. — 224 c.
Домашнее насилие нко
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here