Домашнее насилие в разных странах

Важная информация в статье: "Домашнее насилие в разных странах". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Публикации

В США домашнее насилие представляет серьезную проблему. Ежегодно травмы от рукоприкладства мужей или сожителей получают около 1,3 миллиона женщин. Жертвы такого насилия могут обратиться за помощью по телефону «горячей линии». Закон дает им право на федеральные льготы и услуги – такие как убежище для женщин, подвергшихся избиению, или продовольственные талоны. За оказание этих услуг отвечает министерство здравоохранения и социального обеспечения США.

В свою очередь французские социологи отмечают, что и в этой стране женщины зачастую становятся жертвами домашнего насилия. Более того, по некоторым данным побоям со стороны мужей хотя бы раз в жизни подвергались около 10% француженок. Согласно местному законодательству, насилие в семье делится на физическое, психологическое и экономическое. Жертвы такого насилия могу т обращаться в ассоциации по защите прав женщин. В понятие насилия в семье также входит сексуальное насилие или агрессия, однако это уже преступление, расследованием которого должна заниматься полиция.

В Германии домашнее насилие часто проявляется в семьях, где муж имеет немецкое гражданство, а жена – ограниченный вид на жительство. При этом в стране действует закон, который предусматривает защиту жертвы, если в отношении неё предпринимается насилие в виде нанесения телесных повреждений или ограничения в правах. Решения по таким делам выносятся судом в порядке ускоренного судопроизводства, т.е. без заслушивания сторон, только на основании заявления жертвы, данного под присягой либо подтвержденного свидетелями.

В Польше и Словакии противоправные действия по отношению к близким родственникам уже давно рассматривают как уголовное преступление. В Чехии соответствующие изменения в уголовный кодекс были внесены в 2002 году. Теперь местные правоохранительные органы даже не нуждаются в согласии пострадавшего для того, чтобы начать уголовное преследование преступника, состоящего в родственных отношениях с жертвой в случае, если жертва боится дать такое согласие из-за угроз либо в силу зависимости от преступника.

Это положение закона не позволяет оказывать давление на жертву.

Закон о домашнем насилии в США и Европе уже разрушает традиционную семью

Последствия введения закона о «насилии над семьёй» в США. Часть 1

Решила, не откладывая в долгий ящик, взяться за сию невесёлую тему, так как считаю, абсолютно недопустимым принятие подобных законов, даже в урезанном виде, в России. Приняв в урезанном виде, соросовские ювенальные фашисты найдут способы протащить все нужные им поправки не мытьём так катаньем. Эти их технологии всем хорошо известны.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Пользуюсь случаем, выражаю искреннюю благодарность всем комрадам, кто, титанически трудясь, освящает попытки принятия сатанинского закона и организовывает наше сопротивление, особенно комраду redtroll77.

Многие из нас, особенно те, у кого сейчас всё хорошо в плане личной жизни, даже не представляют какой Ад разверзнется в случае его принятия.

Те из нас, у кого есть не очень большие дети, наслышаны или даже соприкасались с элементами ювенальной юстиции, однако, подавляющее число родителей всё ещё наивно убеждены, что ювенальная юстиция в России находится в зачаточном состоянии и уж их-то семью, такую всю красивую и замечательную, обойдёт стороной. Насколько это опасное заблуждение каждый может убедиться, посмотрев ролики на ютюбе «Ювенальная юстиция уже действует в Москве по норвежскому варианту» и «Ювенальная Юстиция в России Доклад Иван Чай ТАСС«. Вкратце, ювенальная юстиция – это ОПГ по отбору детей из нормальных семей на деньги выгодополучателей. Выгодополучатели – это как и бездетные богатые семьи, желающие усыновить «вон того нормального ребёночка с голубыми глазами», так и ин. aгенты, мечтающие раздербанить Россию по линии разрушения семьи и опускания СКР на уровень ниже плинтуса.

Тема последствий в США при ближайшем рассмотрении оказывается настолько глубокой и обширной, что боюсь, одной частью не ограничусь, т.к. хотелось бы многим поделиться. Хотелось бы выити на Фейсбук в 10-тысячную группу «Девчонки Bay Area» с осторожным вопросом, почему закон о т.н. «домашнем насилии» приводит к тому печальному факту, что мужчины отказываются не только жениться, но и сожительствовать. Ну типа прикинуться шлангом, иначе можно огрести от «либеральной» общественности по самое не хочу. Также, хочу обратить внимание, даже замер той части русскоязычных эмигранток, которая не согласна с этим законом, будет небезинтересным исследованием.

Вот грушу для битья он себе и выберет!

Как в воду глядела

Свою первую попытку рассказать, как обстоят дела с отношениями между мужчинами и женщинами в США, в вопросах брака и семьи, я предприняла недавно тут.

То, что нам мешает, нам же и поможет

Фейсбук опубликовал прекрасную историю, иллюстрирующую нашу сегодняшнюю тему. Не откроется, наверное, ссылка, поэтому, перекопирую из «Девочек Бей Эрии»:

“У меня есть приятель – красавец, зарабатывает, карьера-успех, три языка. Нервный, правда, немного, но это от перегрузок. Живет один.
И есть приятельница – умница-красавица, образование-культура, бриллиант, а не девица. Нервная, правда, немного, но это опять-таки от перегрузок. Живет одна.

Смотреть прямо больно на обоих, как они мыкаются. Пришлось их познакомить.

Сперва вроде дело пошло, они даже съехались, вот до чего хорошо пошло дело. Потом дело пошло чуть похуже, и сейчас, похоже, оно вообще идет к концу. Что не так, спрашиваю я этого приятеля. Э-э, ы-ы, мучается чувак. Как-то вот чота. Короче, неженственная она какая-то. Спорит, обижается по пустякам, вечно чего-то хочет, свои какие-то дела у нее.
Не о таком я мечтал.

Упс, говорю я. А женственная – это как?

Чувак задумывается, глядя вдаль.
Ну, во-первых, говорит он. Во-первых, чтоб уступала. Чтоб шла навстречу. Если я говорю – пойдем направо, то чтоб соглашалась, направо так направо. А не так, чтоб я ей – направо, мол, а она мне – нет, пойдем прямо. Чтоб не спорила.

Во-вторых, чтоб относилась с пониманием. Если я ору, например, так это не потому, что я плохой. Это потому что у меня настроение плохое. И не надо на меня обижаться. А надо, наоборот, успокоить как-то, что ли.

Чтоб поменьше требовала. А не вот это вот без конца – купи то, купи это. То пиццу ей, то булочек, то вообще колготки. Я и сам рад ей купить эту булочку, но я же должен сам захотеть. А не из-под палки. Надо просто подождать, когда мне самому захочется.

Заботилась чтобы. Чтоб я чувствовал, что ей не все равно. А то я ей булочку, а она мне что?

Чтоб ничего не скрывала. Идешь с подружкой встретиться – покажи смс от подружки. Чтоб я знал, что все без обмана.

Ну понятно, говорю я. Чтоб заботилась как мама, а слушалась как дочь. Ты, если такую найдешь, как ты с ней спать-то собираешься? Это ж со всех сторон инцест.

Не-не-не, спохватывается чувак, никаких инцестов. Взрослая женщина – зрелая, мудрая и ответственная.

Я уже чувствую, что сейчас будет про деньги.

Ну во-первых, развивает мысль этот красавец, чтоб на мою шею не мостилась. Чтоб не норовила все за мой счет. А то я чувствую, что меня используют.

Ага, говорю я. Такая специальная дочь, которая слушается, а кормить ее не надо. Круто.

Во-вторых, продолжает чувак, чтоб моих денег не считала. Не спрашивала бы, куда делись и почему не хватает. А то я себя чувствую как у фининспектора.

Еще лучше, говорю я. Такая специальная мама, которая заботится, но не контролирует.

И вообще, говорит чувак, мы взрослые люди, и все должно быть пополам, все затраты. Если она хочет кофе, а я не хочу – пусть сама себе этот кофе покупает. И за такси свое сама пусть платит. Не, может у меня занять, если не хватает. Но потом пусть вернет, я все записываю.

Так это тебе руммейтер нужен, говорю я. За квартиру пополам, пылесос вскладчину, в холодильнике у каждого своя полка, сортир по очереди моем.

Ну а что, вскидывается мой приятель, справедливо же!

Секундочку, говорю я. А женственность-то при чем?

Ну как, говорит он. Это же самое главное! Чтобы на нее положиться можно было! Чтоб не все в одни ворота! А это самое. Рука об руку. Плечом к плечу.

[2]

Честный товарищ, который заботится как мама и слушается как дочь.

Теперь я знаю, что такое женственность, спасибо.”

Зацените Игорёчка, иллюстрирующего сей текст

Кто-то скажет: да, вроде, это про нас? Да уже и не поймёшь! Но если закон примут-то, то кто будет рисковать ради обычной невесты? Дурных нема. СКР устремится в ноль!

Читайте так же:  Квитанция на развод через суд с детьми

Охранный ордер, как это будет. «Сломал судьбы многих миллионов мужчин».

Недолго заняло нахождение истории русско-язычного парня попавшего в жернова ювенальной и «профилактической» юстиции в США:

“Еще немного о домашнем насилии и охранном ордере на примере камрада из штата Мэриленд в США. Источник текста собеседник Михаила Нестерова.

Рассказ мужчины, пострадавшего в США от «охранного ордера». Читайте и охреневайте!:

Я проходил через такое. 2 раза. Штат Мэриланд. Как это делается. Женщина получает совет от своих подружек или от адвокатов. Адвокаты спрашивают, вы какой развод хотите мирный или не мирный? не мирный? тогда Protection Order. Баба идет в дежурное отделение суда к так называемому commissioner. Заполняет анкету. Указывает что вы хотели ее убить и убить ребенка. Никаких доказательств не надо. Это District Court. Protection order выдается сразу. Почему сразу? Вот когда-то какой то судья не выдал и муж пришел домой и поджег бабу. Теперь выдают всем.

Ордер идет в нижний этаж к судебному исполнителю – шерифу. Они собирают несколько ордеров и развозят. Я не подозревал ничего. Звонок в дверь. Открываю. На пороге 2 шерифа. У одного в руках бумага, второй держит руку на пистолете. ***, мужики! Я не могу это все писать. Не могу!! Один что то говорит. Я как в дыму ничего не понимаю. Понимаю, что у меня 20 минут собраться. Пока я мямлю, что это такое, шериф говорит – теперь 19 минут. Спрашивают про оружие в доме, нет у меня оружия. Сует мне список вещей (помощь, ***,). Один полицейский ходит за тобой с рукой на пистолете, второй стоит у двери. Собрался. Выводят меня. Предупреждают, чтобы я не подходил к дому и к ней на сколько там футов. Время 1 час ночи. Состояние просто ******.

[1]

Я со своей любимой доченькой больше чем на 3 дня с рождения не расставался никогда! Приютили друзья. Спать не могу даже с лошадиной дозой снотворного. Начались поиски адвоката. Нахожу русскоязычного еврея адвоката. А здесь 99% адвокатов и 50 % судей евреи. Вот так подмята судебная система. Адвокат смотрит на ордер и офигевает, как вообще такое могли выдать. Тогда еще было 2 заседания. Теперь ужесточили. 1 только. Не описываю все чувства которые были. Приходим на заседание. Таких там много. Судья мужик, черный. По должности он и не судья – magistrate. Ждем в зале. Бывшая с какой-то бабой, толи из женской защитной организации толи еще *** знает что. Судья спрашивает что случилось. Бывшая несет, кто я ее хотел убить, зарезать, ей нужен адвокат. Мой адвокат пытается что-то говорить. Судья пренебрежительно его даже не начинает слушать и выдает protection order еще на 2 недели. Находится, Слава Богу, один человек, ливанец, кто проходил и не через такое. Он меня даже бодрит. Это же говорит класс! Тебе ничего не впаяли на первом заседании. Он мне находит другого адвоката – американца. Тоже еврея. Но это уже другого полета птица. Худой, в возрасте. Вкрадчивые манеры. Тихий голос. Много не говорит.

Читает ордер. Думает минуту. Называет цену 8000$. Я ***еваю. Ливанец меня предупреждает – теперь решается твоя судьба. Деньги не в счет. Плачу деньги адвокату. Берет наличку только. От адвоката веет уверенностью, четкостью. Танк, ***! Говорит мне, что если проиграет дело, то в тюрьму он сам, пойдет. Никуда он не пойдет конечно. Репетирую с ним заседание. Начинаю понимать какую-то ***ню происходящего. В ее прошении написано, что я сказал, что она плохая жена. И что я ее оставлю без работы. И все.

Второе заседание. Только мы. Она приходит тоже с адвокатом. Судья женщина – кореянка. Ну все думаю мне ******. Однако адвокат выражает другое. Начинается заседание. Даже присутствует русская женщина переводчик. Адвокат бывшей делает из меня монстра. А именно: я сказал, что его подзащитная сука. Я сказал, что она без меня никто и ничего бы не добилась (а вот это уже считается моральным абьюзом). Я ее толкнул один раз. Я сказал, что не отдам ей ребенка. У меня чувство абсурда возникает. Ее адвокат сказал, что я 190 ростом. И такому ничего не стоит убить. Мне даже уже весело стало. Я думал, что суд будет рассматривать только этот эпизод. *** там. Какое то извращенческое поливание грязью. Заседание подходит к концу. Судья зачитывает приговор. Адвокат тихонько ко мне наклоняется и говорит – Ты выиграл. Ей отказано. После адвокат рассказал мне, что я висел на волоске от постоянного ордера. Решилось все то, что абьюзер не читает морали, а ****** сразу. А я ей морали читал. Т.е судья оказалась грамотной в психологии. Я могу еще много чего юридического сказать. Печатать долго.

Выводы: Бывшая РСП. Нелегалка (с западной Украины). В браке с ней родился ребенок. Не женитесь на РСП! Для тех кто в Америке. Не женитесь на нелегалах. Полиции платится премия от различных фондов если они продвигают protection order.

Никаких доказательств для выдачи protection order не нужно. Засудить бывшую за фальшивый protection order невозможно. Protection order выдается судьей штата, т.е. подразумевается, что вы штатом признаны уже виновным. Вам надо судиться со штатом. Это бесполезно. Protection order сломал судьбы многих миллионов мужчин. Подтвержденный protection order не дает военным и полицейским носить оружие. Людей автоматически увольняли без выплаты льгот. Если вы живете по одному адресу вас выселяют и баба может вывезти все что угодно из дома. Доказать невозможно. Ну могу много чего еще напечатать. Времени нет. Спешу постить.

Запомните protection order это ******. Это пике из которого не выйти. После развода она на меня еще один protection order написала за то, что я ей по русски матом письмо написал. И опять была полиция, но уже не выселяли т.к. жили отдельно. Т.е. ей можно играться с этим каждый раз пока у нее есть деньги. Второй раз я опять выиграл. Это мне стоило 1600$ с тем же адвокатом.”

Читайте так же:  Развод с мужем с двумя детьми

Я начала тему «В 51-й раз феминистки пытаются протащить в Думу закон о насилии в семье» на форуме русских программистов в Америке https://​forum.​privet.​com/​viewtopic.​php?​f=30&​t=225360

У кого есть время, почитайте реакцию местной либерастни, и обратите внимание на то, как мало она отличается от доводов Пушкиной, Шульман и их подельников.

Ювенальная юстиция уже действует в Москве по норвежскому варианту

Ювенальная Юстиция в России Доклад Иван Чай ТАСС

Как действует закон о домашнем насилии в Испании

В Санкт-Петербурге прошел митинг против «закона о насилии над семьей»

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Как женщины в разных странах боролись за закон о домашнем насилии

Сегодня закон о домашнем насилии принят в 127 странах, а охранные ордера предусмотрены в 124. В России, где пока только допускается введение уголовной ответственности за насилие в семье, столкнуться с ним, по данным ВЦИОМа, боится каждая вторая женщина.

За принятие закона о домашнем насилии борются российское феминистское движение и правозащитники, создавая петиции и запуская флешмобы. Один из последних — флешмоб #ЯНеХотелаУмирать, в котором приняло участие более 12 тысяч женщин. 4 августа в Санкт-Петербурге и 17 августа в Москве пройдут согласованные митинги в поддержку Крестины, Марии и Ангелины Хачатурян.

Накануне этих встреч «Такие дела» рассказывают истории четырех стран, где женщины боролись за закон о домашнем насилии и победили.

Росгвардия наблюдает за девушкой, которая принесла цветы к Генпрокуратуре. Это акция в поддержку сестер Хачатурян Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости

Видео (кликните для воспроизведения).

В 1960-е американское феминистское движение приобретает массовый характер и привлекает внимание СМИ к проблеме домашнего насилия. С этого момента началось формирование национальных и местных правозащитных организаций, которые разрабатывали закон против насилия в семье.

Главным противником закона был бывший председатель верховного суда США Уильям Ренквист. В 1990 году он и его сторонники утверждали, что принятие закона принесет большое количество семейных споров в федеральные суды и перегрузит систему делами, которые должны решать другие. Единственной судебной организацией, поддержавшей закон, была Национальная ассоциация женщин-судей (NAWJ). Ее участницы стали фактическими авторами закона и на протяжении четырех лет терпеливо ждали, когда Конгресс согласится принять его.

В июле 1994 года американцев шокировала новость об убийстве изнасилованной семилетней жительницы Нью-Джерси Меган Канки. Убийцей девочки был ранее судимый за насильственные действия Джесси Тиммендекас. Переживая трагедию, сначала родители Меган, а затем и жители всего Нью-Джерси и других штатов потребовали от правительства обязательного включения лиц, совершивших насилие на сексуальной почве, в доступную каждому гражданину базу данных. В Калифорнии начались массовые демонстрации с целью выгнать из штата всех осужденных за сексуальное насилие. Люди расклеивали фотографии преступников и рисовали на их домах граффити с угрозами.

Массовый протест активизировал работу Конгресса, и уже в сентябре Билл Клинтон подписал закон о насилии против женщин (VAWA), который расценивает любое домашнее насилие как уголовное преступление, независимо от родственных отношений и от иммиграционного статуса жертвы и насильника.

Закон не раз признавался неконституционным, а в 2011 году республиканская партия приостановила его действие. За это на выборах в 2012 году больше половины избирательниц раскритиковали республиканцев и проголосовали против них. Под давлением общественного мнения закон был подписан вновь. Кроме того, были созданы национальная горячая линия, управление по вопросам насилия в отношении женщин и многочисленные программы подготовки адвокатов, сотрудников полиции, прокуроров и судей по вопросам насилия по признаку пола.

Франция

Во Франции, как и в других странах Европы, феминистское движение набрало силу в конце 1970-х. Тогда женщины боролись за три направления: правовое определение изнасилования, признание сексуальных домогательств на рабочем месте преступлением и борьбу с насилием в семье.

В 1976 году феминистки начали обращаться в суды с требованием признать изнасилование уголовным преступлением. В 1980 году в уголовном кодексе Франции сексуальное насилие определили как посягательство на отдельных лиц вместо посягательства на общественную мораль. А уже в 1992 году насилие над супругами квалифицировали как отягчающее обстоятельство, а домогательство на рабочем месте — как уголовное преступление.

Самым важным шагом на пути к закону о домашнем насилии стало исследование Enveff, проведенное в 2000 году под руководством социодемографа Мэрис Джаспард. Оказалось, что каждая десятая женщина во Франции является жертвой домашнего насилия и только в год исследования было совершено свыше 50 тысяч изнасилований. Цифры распространялись в СМИ, а жертвы выступали с рассказами о пережитом насилии. Эта практика изменила и сам статус жертвы — в отделениях полиции и больницах были разработаны методики взаимодействия с пострадавшими.

В ноябре 2018 года около 30 тысяч французов вышли на митинг, организованный #NousToutes (реакция Франции на #MeToo, прим. ТД) — феминистским движением, которое призвало положить конец всем формам насилия над женщиной.

Сегодня французы защищены одним из самых суровых законов о домашнем насилии, максимальное наказание за которое предусматривает до трех лет лишения свободы и штраф 45 тысяч евро. Кроме того, обвиняемому запрещается приближаться к предполагаемым жертвам и их дому независимо от того, была ли доказана его вина.

Индия

Проблема насилия в Индии очень парадоксальна: помимо того что насилие над женщиной — одна из главных проблем в стране, эта тема и самая табуированная. Патриархальная форма социальной организации, четкая граница между общественной и частной жизнью и до сих пор существующие касты сделали борьбу с домашним насилием очень трудной и полной нюансов.

Еще с начала 1920-х индийское женское движение пыталось привлечь внимание к тяжелому положению женщин, но единственной задачей правительства была борьба с британским империализмом. Даже известный гуманист Махатма Ганди призывал женщин «прекратить борьбу за право голоса и сконцентрироваться на помощи мужчинам против общего врага».

В 1971 году по рекомендации ООН индийское правительство назначило комитет по положению женщин для оценки их конституционных, правовых и административных прав. С этого момента возобновляется активная работа феминистского движения. Сотни историй об изнасилованиях и убийствах стали регулярно освещаться в СМИ. Самым известным было дело об изнасиловании в 1972 году девушки из Матхуры, совершенном полицейскими.
Обвиняемые по делу получили оправдательный приговор на основании того, что жертва не имела видимых следов насилия и, возможно, могла сама быть не против секса с полицейскими. Начались общенациональные протесты женщин, а на имя председателя верховного суда Индии было отправлено открытое письмо с осуждением решения, вынесенного судом. Это повлекло за собой квалификацию жестокого обращения с женами как уголовного преступления с наказанием в виде лишения свободы сроком до пяти лет, которое не предполагает освобождение под залог.

Несмотря на успех протестов, закон раскритиковали за отсутствие точного определения термина «жестокость» и методики, по которой власть должна работать с жертвой. Более того, из-за моральных предрассудков и веры в нормальность бытового насилия большинство обвинений так и не было доказано — из 100 дел только по двум обвиняемые были осуждены.

Читайте так же:  Защита личных прав детей

Кампания национальной комиссии по делам женщин за принятие нового закона продолжалась более 10 лет, а в ее работе участвовало свыше 1,6 тысячи правозащитниц, пока в 1994 году не был принят первый проект гражданского закона о насилии в семье, превративший табуированное бытовое насилие в одну из важнейших проблем индийского общества. Через восемь лет произошло то, что можно сравнить с декриминализацией побоев в России, — вместо обещанного закона правительство внесло законопроект, направленный на сохранение структуры семьи. Под давлением общественного мнения он был отклонен, а действующее правительство вскоре распалось. Новый кабинет министров принял закон о защите женщин от насилия в семье (PWDVA) в 2005 году. Он вступил в силу 26 октября 2006 года и стал первым в истории Индии законом, охватывающим насилие всех форм и во всех формах отношений.

Австралия

После Второй мировой войны в Австралии впервые публично поднимается проблема насилия в семье. В 1970 году австралийское феминистское движение проводит в Мельбурне первую конференцию женщин-освободительниц, после чего в стране открываются центры и приюты для жертв насилия. Их сотрудники регулярно выступали с докладами, объединяя опыт жертв, и выявляли способы предотвращения домашнего насилия. В 1984 году правительство штата Виктория обратило внимание на проблему и приняло федеральный закон о дискриминации по половому признаку. Через три года в законе появилась поправка, которая гарантировала защиту жертвам домашнего насилия, а в 1991 году верховный суд Австралии дал женщине законное право отказываться от секса в браке. В общем, с 1997 по 2005 год правительство выделило 237 миллионов долларов на изучение, борьбу и профилактику домашнего насилия, а также на поддержку и защиту жертв.

В 2014 году в Австралии началась волна протестов, связанная с убийством 11-летнего Люка Бэтти. Убийцей мальчика был его отец, находившийся тогда под арестом за насилие над бывшей женой и мамой Люка Рози. Вскоре после трагедии Рози Бэтти была на всех телеканалах страны, требуя принять срочные и долговременные меры по борьбе с насильниками. Ее фонд Luke Batty Foundation стал уникальной площадкой для жертв насилия, где каждый может высказаться и потребовать защиты своих прав. Уже через полгода бывший премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл выделил 100 миллионов долларов на новые меры защиты от домашнего насилия. В этот список вошло внедрение в национальную образовательную программу «уроков уважительного отношения». В 2015 году Рози Бэтти была названа австралийкой года.

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 3 от 01.12.2016 г.)

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»
125009, г. Москва, Столешников пер., д.6, стр.3

ИНН: 9710001171
КПП: 771001001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ОАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

ЕСПЧ получил новую позицию властей РФ на жалобы пострадавших женщин

Российское государство не должно нести ответственность в случаях семейно-бытового насилия, если вред был нанесен не должностными лицами, а частными. Такова позиция российских властей, отправленная ЕСПЧ как ответ четырем пострадавшим гражданкам. Их адвокаты указывали, что происшедшее с заявительницами являлось пытками,— а причиной их стало в том числе бездействие российских полицейских и правовой системы. Российские власти полагают, что если пытки совершали не сами полицейские, то государство не должно компенсировать материальный ущерб пострадавшим.

Россия направила в ЕСПЧ последние возражения перед рассмотрением жалобы четырех заявительниц из России. Речь идет о Наталье Туниковой (гражданский партнер пытался сбросить ее с 16-го этажа; женщина, защищаясь, ударила его ножом и попала под суд), Маргарите Грачевой (бывший муж отрубил ей кисти рук), Елене Гершман (пережила девять эпизодов избиений со стороны бывшего супруга, суд дважды отказал ей в возбуждении уголовного дела), Ирине Петраковой (муж регулярно истязал и избивал ее, в том числе после развода). Они жалуются на неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации. Заявительницы подчеркивают, что домашнее насилие в их отношении необходимо квалифицировать как пытки.

Напомним, ранее Минюст в меморандуме для ЕСПЧ (см. “Ъ” от 19 ноября 2019 года) заявлял, что существующее законодательство эффективно, острой необходимости принятия специальных актов о насилии в семье нет, а в жалобе наблюдается дискриминация по отношению к мужчинам. После общественного возмущения в Минюсте допустили в случае необходимости возможность «дальнейшего совершенствования» законодательства. Тогда в ответ на этот меморандум представители заявительниц направили 80-страничный документ с анализом существующего в России законодательства (см. “Ъ” от 8 февраля). Они доказывали, что указанные Минюстом меры либо не применяются в реальности, либо относятся к другим преступлениям, либо оборачиваются финансовым и организационным бременем для самих жертв, а не для агрессоров.

Читайте так же:  Закон о взыскания алиментов на детей

Теперь уполномоченный РФ при Европейском суде по правам человека — замминистра юстиции Михаил Гальперин — направил «некоторые новые аргументы» российского правительства. В документе отмечается, что согласно ст. 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (запрещение пыток) государство не может нести ответственность за ситуации заявительниц, так как «страдания и травмы причинялись им в результате действий частных лиц (а не должностными лицами)». Также правительство отмечает, что «потерпевшие не имеют права оспаривать законность действий или бездействия полиции в ходе расследования в связи с привлечением к административной ответственности предполагаемого обидчика». Авторы ответа указывают, что для этого создана глава 22 КоАП — она предоставляет возможность подать административный иск о действии или бездействии полиции и провести для этого отдельный процесс.

Россию снова ставят перед убийственными аргументами

Старший юрист проекта «Правовая инициатива» Татьяна Саввина отметила, что в направленном адвокатами ответе на меморандум уже содержались отсылки к позиции Комитета ООН по правам человека, Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, Комитета ООН против пыток, а также специального докладчика ООН по вопросам пыток: «Все эти органы признали, что серьезные случаи домашнего насилия могут быть признаны пытками в случаях, когда государство бездействовало и не защитило жертв от насилия со стороны частного лица».

Она отметила, что ранее ЕСПЧ не признавал напрямую случаи домашнего насилия пытками, хотя «упоминал о «жестоком обращении», которое не соответствует ст. 3»: «Но сейчас мы попросили суд признать, что по делам наших заявительниц имели место именно пытки. Разница между пыткой и другими видами жестокого обращения в том, что пытка — это наиболее сильная его форма, самое сильное из возможных истязаний».

“Ъ” узнал подробности проверки полицейских по жалобе Маргариты Грачевой за месяц до того, как экс-супруг отрубил ей руки

Искалеченная Маргарита Грачева требует от государства возместить расходы на ее лечение. Однако правительство РФ заявило, что пострадавшим не может быть выплачена компенсация материального вреда (решения ЕСПЧ учитывают как моральный, так и материальный аспект) в рамках ст. 3 о пытках, так как вред им был причинен частным лицом. В подтверждение этой позиции правительство приводит дело «Михеев против России», решение по которому ЕСПЧ вынес в 2006 году. Тогда заявитель жаловался на пытки, которым сотрудники милиции подвергли его во время ареста — ему пришлось выпрыгнуть из окна, что закончилось переломом позвоночника. Заявителю было присуждено €130 тыс. в качестве компенсации материального ущерба и €120 тыс.— за моральный. Здесь российское правительство согласно с выплатой, поскольку видит причинно-следственную связь между действиями сотрудников государственной службы и наступившим вредом.

«Очень жаль видеть такую позицию,— отмечает госпожа Саввина.— По сути, нам говорят, что конвенция и правовая система должны защищать людей от государства — но не должны защищать женщин и детей от насилия со стороны мужчин-агрессоров. В случае Маргариты Грачевой связь между бездействием полиции и ее инвалидностью очевидна».

Как решают проблему домашнего насилия в разных странах

Представляем вашему вниманию обзор, подготовленный Российской Газетой (февраль 2014 г.)

Каждые три дня во Франции гибнет женщина. Не на операционном столе, не в ДТП, а у себя дома от руки того, кого любила и сказала «да», когда в церкви или в мэрии сочеталась законным браком.

Понятно, что мужья-насильники, мужья-убийцы — специфика не одной Франции, где галантное отношение к женщинам с целованием ручек и цветастыми комплиментами, казалось, возведено в ранг искусства. Строгая статистика утверждает: ежегодно 50 тысяч француженок обращаются в полицию с жалобами на своих мужей. Причем так поступают лишь 10 процентов женщин, подвергающихся той или иной форме насилия. Остальные мирятся с этим безобразием, надеясь, что, мол, все рассосется. И часто допускают тем самым фатальную ошибку. Как это произошло с Мари Трентиньян, дочерью известного французского актера Жана-Луи Трентиньяна.

Талантливая актриса долгие месяцы выносила тяжелый, ревнивый характер лидера французской популярной группы «Нуар дезир» («Черное желание») Бертрана Канта, с которым находилась в любовной связи, за что расплатилась жизнью в августе 2003 года. Во время съемок в Вильнюсе фильма, режиссером которого была ее мать Надин Трентиньян, произошла ссора с Бертраном. Потеряв контроль над собой, певец нанес Мари несколько ударов по голове, от которых та скончалась. Литовский суд признал, что Кант действовал в состоянии аффекта, и приговорил убийцу к восьми годам. Вскоре певца экстрадировали во Францию, где он отбыл срок в тюрьме неподалеку от Тулузы. Имя Мари прогремело по всей Франции, став своего рода символом борьбы против насилия в семье, а вся эта трагическая история привела к тому, что к имеющимся законам были добавлены новые.

Домашнее насилие — одна из самых острых социальных проблем Индии. И главная жертва, как правило, женщина. По данным Бюро учета преступлений, насилие в отношении женщин со стороны мужа или родственника совершается в Индии каждые девять минут.

Закон о защите женщин от домашнего насилия принят в 2006 году. На его основании возбуждено более восьми тысяч уголовных дел. Причинами насилия становятся разногласия между супругами, как правило, с финансовой подоплекой. Особые страсти разыгрываются среди индийских мужчин из-за приданого. Традиция выплачивать приличный куш при выданье замуж дочери по-прежнему сильна. Так что небольшое приданое или отсутствие такового может вполне стать причиной побоев от мужа.

Насилие распространяется не только на жен и детей, но зачастую и на слуг. Они являются неотъемлемой частью многих индийских семей. Даже индийцы со средним достатком могут позволить себе нанять няню для ребенка или домработницу, которая берет на себя самую тяжелую часть домашней работы. Эти люди — выходцы из беднейших районов страны и низших каст, очень часто безграмотные и социально незащищенные — становятся жертвами властолюбивых хозяев, порою превращающихся в садистов.

Еще несколько лет назад об этой проблеме умалчивалось. Но в последние годы вместе с активизацией деятельности местных правозащитных организаций все больше и больше случаев стали получать огласку. Отряды добровольцев спасают нуждающихся в помощи слуг, некоторые из которых не достигли совершеннолетия. Так в Дели была задержана семейная пара, на две недели запершая 15-летнюю служанку на время своего отпуска в Таиланде. Другая арестованная женщина жестоко избивала домработницу и не выпускала ее на улицу.

И здесь правосудие беспощадно. В зависимости от тяжести нанесенного морального и физического вреда виновные могут получить несколько лет тюремного заключения. Помимо этого, суд может обязать ответчика выплатить компенсацию за причиненный вред здоровью, включая медицинские расходы.

В конце прошлого года парламент Израиля принял в предварительном чтении законопроект, согласно которому женщине, более месяца находящейся в убежище для пострадавших от насилия, будет выплачиваться пособие по обеспечению прожиточного минимума.

По словам председателя парламентской комиссии по поддержке статуса женщины Ализы Лави, насилие в израильских семьях приближается к «масштабам катастрофы». Особенно это касается арабского сектора, а также общин фалашей и фалашмура — эфиопских евреев. В этих слоях израильского общества женщина, и особенно молодая, в случае малейшего непослушания может быть подвергнута жестокому насилию со стороны старших членов семьи. Немало в этом отношении проблем и на израильской «русской улице». А как показывают данные местных Центров помощи жертвам насилия (ЦПЖН), на Земле обетованной нет ни одного сектора, ни одной общины, в которых семейное насилие полностью бы исключалось.

Читайте так же:  Ребенок без отца мать одиночка

В Израиле от рук своих супругов ежегодно погибают примерно 20 женщин. В ортодоксальных арабских семьях братья, иногда вступаясь «за честь рода», могут убить сестру или близкую родственницу, которая в их понимании эту честь уронила. Согласно статистике, предоставленной рядом общественных организаций, в Израиле от насилия страдает не менее ста тысяч женщин и в два раза больше детей. При этом полиция и инспекторы социальной службы фиксируют не только физическое насилие, но и так называемое «серое», под которое подпадают эмоциональные издевательства, унижения, а также «экономический террор», когда женщина и реже мужчина лишаются возможности участвовать в планировании бюджета и его использовании. По мнению Ольги Хайкин, координатора программы по интеграции на рынке труда женщин, пострадавших от насилия в семье, «нет предела уловкам, которые находят мужья с целью контролировать и ограничивать жену, изолировать ее от окружающих, превращать в зависимую личность и оказывать на нее психологическое давление».

Израильские психологи считают, что дети, оказавшиеся свидетелями любого рода насилия над членами своей семьи, испытали стресс. Им также рекомендуется находиться вместе с матерями в соответствующих убежищах. В прошлом году в убежищах для женщин скрывались от разбушевавшихся и представлявших опасность глав семейств 641 женщина и 1047 детей.

Каждую неделю в Великобритании две женщины погибают от рук мужей, бывших супругов или партнеров. По данным министерства внутренних дел, в минувшем году о насилии в своих семьях сообщили 1,2 миллиона женщин, причем в двух случаях из трех это был не первый инцидент. Но на самом деле их значительно больше. По данным исследования местной организации «Совет гражданам», более полумиллиона жертв домашнего насилия предпочитают не сообщать о своей беде, так как чрезвычайно сильно напуганы.

[3]

Ужасающая статистика усугубляется еще одной проблемой: женщина, заявившая о том, что ее бьет муж, должна с ним развестись, иначе в дальнейшем ее детей могут забрать органы опеки.

Как сообщает газета Guardian, жертвы насилия все чаще слышат это от социальных работников. В результате, если жена не готова уйти от бьющего ее супруга, она сознательно скрывает свои проблемы от окружающих. К тому же, по информации британской группы прав семьи, в результате последней реформы системы социального обеспечения многие семьи лишились возможности обратиться за квалифицированной помощью. Жертвам насилия стало труднее добиться от государства временного приюта и гарантий безопасности, а также лечения лиц, совершивших насилие.

Все чаще случается, что помощь приходит лишь тогда, когда ситуация заходит слишком далеко и требуется вмешательство экстренных служб. На помощь жертвам домашнего насилия приходят общественные организации и фонды. В Британии существуют «горячие линии» не только для женщин и детей, но и для мужчин, пострадавших от насилия в семье, есть службы, которые занимаются подобными случаями в однополых союзах.

Сотрудники основанной в 2002 году «Организации защиты прав иранских и курдских женщин» (Ikwro) консультируют ближневосточных и афганских мигранток на фарси, курдском, арабском, дари, пушту, турецком и английском языках с учетом специфики обстоятельств их жизни: «Мы можем дать вам конфиденциальный совет по таким вопросам, как насилие в семье, насилие во имя «чести семьи», принудительный брак, замужество несовершеннолетней, увечья женских половых органов, разделение и развод, опека над детьми. Мы не указываем вам, что вы должны делать и не осуждаем вас. Мы подсказываем вам варианты и помогаем принять решение».

Полиция, прокуратура и суды очень часто не принимают во внимание предыдущего агрессивного поведения нарушителя по отношению к партнеру или детям.

Эксперты считают это важной проблемой, ведь домашнее насилие редко ограничивается единичным случаем. Но в конце прошлого года стало известно, что британский парламент собирается изменить уголовное законодательство таким образом, чтобы семейное насилие стало отдельной категорией преступлений с наказанием до 14 лет тюрьмы.

В США ежегодно регистрируется более пяти миллионов обращений от тех, кто подвергся побоям со стороны близких. Особенно много таких случаев в среде индейцев, где 60 процентов женщин хотя бы раз подвергались насилию, при том что в среднем по стране эта цифра составляет около 25 процентов.

По данным ООН, в США также довольно высокий уровень насилия в отношении беременных. Что интересно, повышенный уровень бытовой агрессии отмечается в семьях полицейских. Не защищены от этого и сексуальные меньшинства: от рукоприкладства партнера страдали 26 процентов геев и почти 44 процента лесбиянок.

По статистике министерства здравоохранения, именно женщины становятся инициаторами бытовых ссор не реже мужчин и чаще склонны применять оружие: от подвернувшихся под руку бытовых предметов до огнестрельного. Тем не менее сами же представительницы слабого пола существенно чаще получают травмы в результате таких сцен. Если обстановка в доме становится взрывоопасной, то любой желающий может обратиться по одной из круглосуточных «горячих линий» и получить консультацию от юриста или психолога. Если же дошло до рукоприкладства или угрозы жизни, то американца спасут три заветных клавиши: 911.

Основными законодательными документами являются Акт по предотвращению домашнего насилия и поддержке и Акт о насилии по отношению к женщинам, в рамках которых действует «горячая линия» на 170 языках, а жертвам агрессии при необходимости предоставят приют, накормят, окажут помощь и защитят.

Реализуется программа DELTA по социальному воспитанию и предотвращению насилия. На исследования и разработку новых подходов в борьбе с бытовой агрессией выделяются немалые средства. Так, в 2012 году федеральные власти выделили около 600 миллионов долларов на программы в рамках Акта о насилии по отношению к женщинам. Кроме того, на федеральном уровне действует закон, запрещающий уличенным в бытовой агрессии иметь огнестрельное оружие.

Видео (кликните для воспроизведения).

Во многих штатах ответственность за бытовое насилие не выделена отдельно в административном и уголовном кодексах и обычно квалифицируется по соответствующим статьям: например, нападение или нанесение побоев, попытка похищения. Однако в некоторых штатах, как, например, в Северной Каролине, предусмотрена повышенная ответственность за рукоприкладство в отношении близких. В тюрьму можно загреметь не только за убийство, но и за тяжелые побои или попытку похищения. Менее тяжкие проступки наказываются мягче. Например, суд направит обвиняемого на прохождение группового психологического тренинга продолжительностью от 4 до 12 месяцев. Причем платить за это придется из своего кармана, хотя материальное положение буяна могут принять во внимание и сделать скидку. Для защиты жертвы суд может выдать охранный ордер.

Источники

Литература


  1. Казанцев, С.Я. Информационные технологии в юриспруденции / С.Я. Казанцев. — М.: Академия (Academia), 2012. — 369 c.

  2. Подгорная, Л. И. Deutsche Geschichte in Biografien: Wissenschaft und Kultur / История Германии в биографиях. Наука и культура / Л.И. Подгорная. — М.: Каро, 2015. — 272 c.

  3. Гамзатов, М. Латинско-русский словарь юридических терминов и выражений для специалистов и переводчиков английского языка / М. Гамзатов. — М.: СПб: Санкт-Петербургский Университет, 2013. — 508 c.
  4. Ларин, А.М. Я — следователь; М.: Юридическая литература, 2011. — 192 c.
  5. Ларин, А.М. Я — следователь; М.: Юридическая литература, 2011. — 192 c.
Домашнее насилие в разных странах
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here