Домашнее насилие в россии нарастает

Важная информация в статье: "Домашнее насилие в россии нарастает". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Депутат Госдумы Вострецов назвал возможные причины домашнего насилия в российских семьях

Санкт-Петербург, 10 февраля. Депутат Государственной думы Федерального Собрания РФ Сергей Вострецов прокомментировал Федеральному агентству новостей новый законопроект о профилактике домашнего насилия. Политик высказал мнение, что причины подобных конфликтов могут скрываться глубоко в детстве.

По словам Вострецова, ситуация действительно неприятная и непростая. Однако домашнее насилие возникло не сегодня, просто раньше этому уделялось иное внимание.

«Я родился в шахтерском городке. Каждые выходные ребята-шахтеры собирались, это всегда заканчивалось весельем, после всегда были разборки. Нас, детей, как сидоровых коз лупили. У меня сын вчера прожег рукава на пуховике. Я бы, наверное, в этом пуховике еще год походил, а сейчас, главное, что руки не обжог», – рассказал ФАН Сергей Вотрецов.

По мнению депутата, большинство конфликтов в семье основаны на материальных разногласиях. Чаще всего после того, как мужчина и женщина начинают совместную жизнь, насилие возникает на почве бытового характера.

«Тот, кто владеет материальной составляющей, не всегда адекватно себя ведет. Если люди неадекватные, здесь никакими законами мы не урегулируем», – поясняет Вострецов.

Политик считает, что, если конфликт в семье постоянно переходит в драку, насилие будет только нарастать. По его мнению, решение проблемы заключается в том, чтобы сесть и договориться об условиях совместной жизни. При этом он отмечает, что чаще всего проблема насилия в семье кроется в детстве. Нередко родители позволяют себе применять силу в воспитании ребенка, что может стать определенным шаблоном и человек привыкает, что проблемы можно решить насилием.

«Я никого не хочу оправдывать, но хочу сказать, что насилие недопустимо, и это регулируется законом. Сегодня регулятор есть, просто мы эту тему мусолим», – поясняет депутат.

Напомним, сегодня в Медиагруппе «Патриот» прошла пресс-конференция, посвященная новому закону о борьбе с домашним насилием. Эксперты, присутствовавшие на встрече, предложили ряд альтернатив спорному законопроекту.

Россия готовится пересмотреть наказание за бытовое домашнее насилие

В Совете Федерации заявили, что готовы еще раз проанализировать законодательство и вновь ввести уголовное наказание за домашнее насилие — такую возможность не исключает глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Домашнее насилие в России остается невидимым для официальной статистики, но расцветает под прикрытием закона о декриминализации побоев в семье. Лидер «Сильной России» Антон Цветков предлагает свои механизмы защиты женщин, а его предложения комментируют эксперты и руководители кризисных центров.

Существует так называемая «Стамбульская конвенция» — международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье. С 2011 года ее подписали 46 стран и Евросоюз. Россия не подписала, а в 2017 году еще и приняла закон о декриминализации побоев в семье. Домашним тиранам заменили уголовный срок на штраф до 30 тысяч рублей или 15 суток ареста, а последствия работы этих развязанных законом тяжелых рук теперь сложно оценить.

«К сожалению, говорить о какой-то статистике по домашнему насилию абсолютно бессмысленно, — делится с ФАН генерал-майор внутренней службы Елена Зарембинская, начальник центра профилактики правонарушений организации «Офицеры России». — В нашей стране на сегодняшний день нет даже терминологического определения «домашнего насилия».

Жертвами домашнего насилия могут быть женщины, мужчины, дети, старики. Преступления могут быть зарегистрированы самые разные: убийства, изнасилования, действия сексуального характера, побои, угрозы жизни и здоровью, доведение до самоубийства, оставление в опасности. Поэтому на сегодняшний день более-менее интересные данные по этой теме могут быть исключительно в специальных научно-исследовательских работах. Все остальные «данные» — это фантазии и домыслы, не имеющие под собой реальной основы».

Пробуем хотя бы приблизительно подсчитать число возможных жертв вместе с руководителем кризисного центра для женщин «Китеж» Аленой Садиковой. Она работает с пострадавшими женщинами ежедневно, для нее опасность домашнего насилия более чем реальна, но для официальных органов она все еще неочевидна.

«Это все еще латентная проблема в России, — говорит Садикова. — Министр внутренних дел [Владимир] Колокольцев сказал, что количество обращений от женщин увеличилось в разы, но сам процесс обращения за помощью в полицию такой сложный, что отпугивает женщин. Пока у нас нет закона о домашнем насилии, мы не сможем получить статистику».

Действительно, дыра в законодательстве не позволяет корректно подсчитать случаи домашнего насилия. Что именно учитывать? Синяки и ссадины? Переломы и гематомы от внутренних кровотечений? Аборты? Болезни, спровоцированные психическими перегрузками от постоянного страха и стресса? Пробуем считать по самому страшному — количеству смертей.

«В Ярославской области есть такая статистика: 90 случаев смертей в год в результате домашнего насилия, — рассказывает Алена Садикова. — Даже если грубо умножить эту цифру на количество регионов России, получится около 8000 смертей.

Это население целого сельского городка, который каждый год исчезает в России. И кстати, Ярославская область еще не самая криминальная…»

Громкие истории время от времени всплывают. Есть дело сестер Хачатурян, есть убийство девушки днем на детской площадке, есть погибшая от побоев женщина в Тульской области, есть тело блогерши в чемодане — и тысячи нерассказанных историй вслед за этими опубликованными.

В питерском метро активистки сплели косы из своих волос и повесили на поручни — хватайтесь за них, как преступники хватают за волосы своих жертв. Но бьют не только женщин. Жертвами становятся и мужчины, и дети, и пожилые родители. Мы видим только верхушку айсберга, но не видим всего остального, считают эксперты, когда говоришь с ними о статистике по жертвам домашнего насилия.

Глава «Сильной России» Антон Цветков рассказывает, что с момента декриминализации домашнего насилия количество обращений в его и другие организации по защите прав каждый год растет. Он призывает политиков принять закон против домашнего насилия, а параллельно продумать и другие механизмы защиты женщин.

«Чем раньше это будет сделано, тем больше жизней и судеб мы спасем, — считает Цветков. — По аналогии с защитой свидетелей нужно предоставлять госзащиту жертвам домашнего насилия в том случае, если полиция не может обеспечить реальную безопасность другим образом — например, не имеет возможности поместить потерпевшую в реабилитационный или кризисный центр.

Срок этой защиты — например, трое суток. Это даст пострадавшей женщине время сориентироваться и принять решение, как ей действовать дальше: найти юридическую поддержку, решить проблемы с жильем, переехать к родным. В случае наличия опасности срок может быть продлен. Привлекать к охране можно как сотрудников полиции, так и Росгвардию».

В «Сильной России» также предлагают ввести на законодательном уровне «охранные ордера» — эта практика успешно применяется во многих странах мира, а нам знакома разве что по сценариям американских фильмов. Охранный ордер выдает суд — он запрещает насильнику приближаться к жертве на определенное расстояние.

Алена Садикова подтверждает, что охранные ордера ее подопечным жизненно необходимы.

«Женщины уходят от тиранов, но не защищены от них, — рассказывает руководитель центра «Китеж». — Когда они приходят к нам в центр, мы все вместе с ними боимся, что их выследят, они никогда не чувствуют себя в безопасности, а живут в постоянном страхе. И закон сегодня действует так, что полиция ничем не может им помочь».

Во многих регионах России (в большинстве, что уж там) женщинам и другим пострадавшим некуда обратиться: нет признанного законом домашнего насилия, нет и кризисных центров, которые бы государство поддерживало. Женщин принимают церковные приюты, религиозные организации. Принимают от чистого сердца, но без опыта работы с такими пострадавшими, без специальных навыков и обучения.

Читайте так же:  Требование о лишении родительских прав

У специализированных кризисных центров нет финансовой поддержки и своих баз, рассказывает Алена Садикова. Гранты на помещение получают единицы, у остальных аренда может сорваться в любой момент, и тогда они кочуют или закрываются.

«Важно срочно создать кризисные центры и определить норматив по количеству мест в них, в зависимости от жителей региона, — предлагает Антон Цветков. — Временно в таких областях нужно провести конкурс и по его итогам заключить соглашения с недорогими гостиницами — именно туда участковый, видя, что жертва насилия нуждается в том, чтобы ее оградили от насильника, мог бы направлять потерпевшую».

По его словам, «Сильная Россия» сейчас мониторит кризисные и реабилитационные центры в регионах страны и другие места, где оказывается системная помощь жертвам домашнего насилия.

«Основная задача — выяснить, где эти центры есть, а где их недостаточно или нет вовсе, — говорит собеседник ФАН. — Дальше данные будут переданы в правительство РФ и администрацию президента».

Но самое главное, чего требуют плакаты на улицах, косы женщин в питерском метро, сотни экспертов, тысячи погибших и те, кто живет в страхе в собственном доме, — отмена декриминализации домашнего насилия. Цветков предлагает добавить к этому обязательное информирование работодателя и Бюро кредитных историй. Мол, хороший у вас топ-менеджер, но вот жена его и престарелая мать почему-то все время в синяках.

«Многие хулиганы будут бояться этого больше, чем формальной административной ответственности», — считает Антон Цветков.

Он также напоминает о другом пробеле в законодательстве: по нему жертв домашнего насилия, которые в попытках защититься калечат нападающих, самих привлекают к уголовной ответственности.

Напомним, в начале июля ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию морального вреда за домашнее насилие россиянке Володиной. Судьи ЕСПЧ указали на пробелы в российском законодательстве и на то, что в России не признают важность проблемы домашнего насилия.

За закон о профилактике домашнего насилия неоднократно высказывалась уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, а председатель Совфеда Валентина Матвиенко уже поручала сенаторам проанализировать законодательство и правоприменительную практику в отношении семейного бытового насилия.

Почему жертв домашнего насилия в России больше, чем мы думаем

Когда гражданские активисты стали открывать по России кризисные центры для жертв домашнего насилия, им казалось, они будут заниматься исключительно проблемами женщин. Но 95% женщин, которые обращаются к ним за помощью, скрываются от домашних тиранов вместе с детьми. Мы пообщались с руководителем кризисного центра «Китеж» Аленой Садиковой. По ее оценке, в России живут миллионы неучтенных детей-невидимок. Это дети трудовых мигрантов, приезжих из стран бывшего СНГ, регионов Кавказа, Средней Азии и россиянок — жертв домашнего насилия. Кто из них вырастет? Как они встроятся в общество? Можно ли им помочь? Подробнее — в материале Федерального агентства новостей.

«Это дети-невидимки, они никому не нужны»

«Мы все еще не можем найти середину в отношении к семье, — говорит Алена Садикова. — У нас в сознании два полюса: либо семья — полностью закрытый институт, и тогда там продолжит твориться чудовищное насилие, на которое не может повлиять полиция. Либо это открытая структура — и тогда действует такая страшилка, как «изъятие детей».

Мы беседуем в небольшой каменной башне монастыря в Москве — пока что кризисные центры без государственной поддержки уживаются в тех стенах, что их приютят. Чаще всего, в стенах храмов. Здесь, на территории православного монастыря, психологи беседуют с женщинами, которые приходят за помощью, когда идти больше некуда. Вдоль стен круглой комнаты лежат игрушки и детские игры: почти все пострадавшие от домашнего насилия сбегают от тиранов с детьми, и в кризисных центрах не знают, как помочь этому новому скитающемуся поколению.

«Мы постоянно наблюдаем родителей, которые переезжают по России с места на место, вместе с ними ездят дети, но они не зарегистрированы, нигде не учатся, не лечатся, — рассказывает Алена Садикова. — Органы опеки ничего с этим поделать не могут, потому что у детей нет регистрации, они неуловимы. Например, мы пытались привлечь их и повлиять на отца-наркомана, который уже четыре года удерживает с собой рядом свою дочь. Но как только мы оформляем вызов органов опеки, он переезжает и выходит из зоны их контроля в этом районе. При этом ему достаточно переехать из Северного Чертаново в Южное… Детский омбудсмен тоже не вмешивается, пока нет прямой угрозы жизни ребенка».

В кризисном центре могут только помогать. Воспитывать, влиять и грозить родителям — не имеют права. Даже если на их глазах мать с липовой регистрацией красит семилетней дочке волосы, делает ей маникюр и каждый вечер увозит с собой «на работу». Или если нерадивая мать родом с Украины рожает в России, обращается за помощью, но исчезает из поля зрения прямо с перрона поезда, а через несколько дней звонит пьяная с просьбой забрать у нее ребенка.

«Мы даже не знаем, что сейчас с ее ребенком, — говорит руководитель «Китежа». — Его могли отдать цыганам для попрошайничества, могли продать на органы или утопить. Судьбу этих детей, рожденных в Москве, но не москвичками, не россиянками, никто не контролирует. Это дети-невидимки, никто не знает, сколько их — может, миллионы. И они никому не нужны».

Что делать в такой ситуации?

1. Расскажите о проблеме близким

Сообщите о насилии в семье тем, кому доверяете: родителям, друзьям, кому-то из коллег. Если молчать об этом, у вас не будет свидетелей, которые смогут подтвердить происходящее. Не бойтесь говорить: вы получите поддержку и помощь.

Магистр частного права, адвокат КА «Юрпроект», автор Telegram-канала «У юриста бомбит».

[1]

Домашние тираны обычно стремятся изолировать жертву, оборвать её социальные связи и лишить поддержки извне. В этой связи худшая стратегия — не выносить сор из избы. Если вы боитесь за свою жизнь и здоровье, то придётся побороть страх и стыд и сделать следующее:

  • Кричать, когда на вас набросились с кулаками. Соседи потом могут подтвердить, что слышали ваши крики и звуки борьбы.
  • Рассказывать о происходящем родственникам и знакомым. Они могут предложить существенную помощь сразу или хотя бы потом, в момент судебных разбирательств, подтвердить, что проблемы у вас начались уже давно.

2. Обратитесь за помощью

Если вы не хотите рассказывать о проблеме своим близким, позвоните на бесплатный телефон доверия: 8-800-7000-600. Специалисты подскажут, как действовать в вашей ситуации, и помогут с ней справиться.

Также можно обратиться в центры и фонды помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия. Ближайшую организацию можно найти на карте.

3. Составьте план собственного спасения

Если вы боитесь партнёра и опасаетесь за свою жизнь и здоровье, продумайте план отступления. Он поможет спастись в случае следующего инцидента насилия.

Спрячьте в доступном для вас месте запасные ключи от дома, некоторую сумму денег, нужные номера телефонов, документы (паспорт, документы на детей, свидетельство о браке), необходимую одежду и лекарства. Эти вещи должны лежать так, чтобы вы без промедления могли их взять и уйти.

Решите, что из ценных предметов вы возьмёте с собой. Если срочно понадобятся деньги, их можно продать или отдать в залог.

Заранее договоритесь с друзьями и родственниками о возможности укрыться у них в случае опасности. Попросите о помощи соседей: если они услышат крики и шум из вашей квартиры, пусть вызывают полицию.

Самооборона как способ защитить себя от домашнего насилия

Если женщина регулярно страдает от побоев мужа, его кулаков, пощечин и так далее, то некоторые, очень смелые представительницы прекрасного пола пытаются ответить своим благоверным тем же.

В этом случае речь идет о самообороне: чтобы муж ее не избил до потери сознания женщина идет в атаку – совершает домашнее насилие над мужчиной, над своим обидчиком.

При этом границы самообороны законодатель определяет так: вред, который наносит жертва должен быть не более того, который нанес обидчик.

Грубо говоря, если муж подходит к жене с ножом, то ей нельзя хватать топор или пистолет.

Читайте так же:  Можно ли дистанционно подать заявление на развод

В случае, если жена оказалась в ситуации, где ей нужно применить самооборону, то прежде всего она должна защитить свою жизнь, а также здоровье и личную неприкосновенность.

Есть такое понятие, как «неожиданное нападение». Потерпевший, который оказался в такой ситуации, не может определить характер нападения, чтобы адекватно ответить обидчику.

В этом случае закон говорит о том, что в случае неожиданного нападения жертва может обороняться как угодно.

Если женщина стала жертвой насилия, то в первую очередь ей нужно обратиться в органы полиции. При рассмотрении заявления пострадавшей участковый обязательно примет меры предупредительного воздействия на правонарушителя.

Может, всё же получится изменить партнёра и сохранить семью?

Всё зависит от того, как агрессор воспринимает своё поведение. Если он не признаёт вину, считает насилие нормой и переводит стрелки на вас — такие отношения не изменятся в лучшую сторону. Обидчик продолжит применять к вам силу и оскорблять, потому что для него это жизненная необходимость. Так он доказывает свою власть над вами.

Пытаться сохранить семью можно, если партнёр понимает, что ведёт себя неправильно и хочет измениться. В этом случае ему потребуется помощь психотерапевта, чтобы научиться контролировать своё поведение.

Домашнее насилие над женщинами: куда обращаться?

Когда дело доходит до суда, то многие женщины домашнего насилия молчат.

Они боятся того, что их проблема выйдет за рамки семьи, о том, что об избиении узнают родственники, сослуживцы по работе. Они воспринимают побои как собственный позор.

С этим стереотипом борются различные организации, которые призывают противодействовать домашнему тирану:

  • Проект «Насилию.нет» – https://nasiliu.net/.
  • Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
  • Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.

Как женщине узнать о таком центре помощи жертвам домашнего насилия?

Для этого она может позвонить по общероссийскому телефону помощи 8-800-7000-600. Оператор по возможности перенаправит женщину к своим коллегам в нужный регион, чтобы жертве была оказана помощь на месте.

Кстати, сейчас и в полиции стали давать заявительницам телефоны таких центров.

Деятельность центров помощи жертвам домашнего насилия заключается в том, чтобы помочь женщинам/родителям/мужчинам найти в себе внутренние и внешние ресурсы для того, чтобы остановить тирана.

Многие женщины, страдающие от насилия в семье, молчат и не выносят эту проблему за пределы дома. Причины того, почему жертвы избиения со стороны мужа, сына, родителей терпят, разные, но результат всегда один – сломанная судьба или, что еще хуже, смерть от побоев.

Как уйти от насильника?

Женщины, которые подвергались семейному насилию, чувствуют себя крайне подавленно и беспомощно. После долгих отношений у жертв может развиться стокгольмский синдром — чувство жалости к обидчику. Важно понимать, что вы не одна такая, что всё можно изменить — нужно лишь набраться сил и смелости.

Прежде чем уйти от обидчика, убедитесь в том, что это безопасно. Не сообщайте партнёру о своих намерениях и действуйте осторожно. Как правило, на такие новости агрессор реагирует неадекватно и может вас связать, запереть, нанести вам новые травмы или даже убить.

Ищите поддержку у близких вам людей или в кризисных центрах для жертв домашнего насилия. В этих учреждениях окажут психологическую помощь, помогут составить заявления, подать на развод, получить детские вещи и лекарства. Одни из самых крупных центров помощи — «Анна» и «Сёстры» в Москве, «Екатерина» в Екатеринбурге, «Фатима» в Казани, «Верба» в Новосибирске.

Что грозит мужу-тирану за домашнее насилие?

Каждый случай индивидуальный, поэтому правоохранительные органы расследуют каждую ситуацию, стараются докопаться до истины.

Если говорить об ответственности, то она может наступить по статье 116.1 УК РФ. И то уголовная ответственность может наступить для тирана только в том случае, если жертва ранее уже обращалась в правоохранительные органы или в суд с аналогичной просьбой, заявлением.

Тогда мужу-тирану или другому члену семьи, который совершает домашнее насилие в отношении других членов семьи, может грозить такое наказание:

  • штраф до 40 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • обязательные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест сроком до 3 месяцев.

Уголовная ответственность за неоднократные случаи домашнего насилия наступает только в случае рецидива – повторных, регулярных избиений.

В случае, когда побои были совершены в результате ситуативного, эмоционального конфликта, когда люди не имели умысла причинять друг другу вред, когда нет никакого преследования одного человека со стороны другого, то в таких случаях допустима административная ответственность.

Если же жертва обратилась к правоохранительным органам впервые, тогда ее обидчику будет грозить только административная ответственность, но это при условии, что он причинил жертве физическую боль, которая не привела к таким негативным последствиям, как: расстройство здоровья, временная утрата трудоспособности.

За совершение насильственных действий в отношении членов семьи, за причинение физической боли жене/мужу/родителям/детям виновному грозит наказание по ст. 6.1.1 КОАП РФ «Побои».

Наказание подразумевает такую ответственность:

  • штраф от 5 до 30 тысяч рублей;
  • административный арест сроком от 10 до 15 суток;
  • обязательные работы сроком от 60 до 120 часов.

Полиция предпринимает действия в отношении жертвы и домашнего тирана только в том случае, если жертве будут нанесены телесные повреждения – например, синяки, гематомы, переломы и т. д.

Домашнее насилие с точки зрения законодательства РФ в 2020 году перестало рассматриваться как уголовно наказуемое деяние, при условии, что оно не повлекло за собой серьезных травм или временной утраты трудоспособности.

Если муж однократно избил жену, тогда ему грозит только административная ответственность.

В случае повторного обращения жертвы в правоохранительные органы, встанет уже вопрос о привлечении обидчика к уголовной ответственности по ст. 116.1 УК РФ «Побои».

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Видео (кликните для воспроизведения).

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

Читайте так же:  Подала на развод притворялся глухим

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Что делать женщине, если она столкнулась с домашним насилием

Что такое домашнее насилие?

Как отличить домашнее насилие от обычных ссор?

Что делать в такой ситуации?

Как вести себя во время инцидента?

Что делать после?

Как уйти от насильника?

Может, всё же получится изменить партнёра и сохранить семью?

Можно ли заранее понять, что человек склонен к насилию?

Подробное руководство для тех, кто оказался в сложной ситуации.

Что делать после?

Нужно зафиксировать побои, подать заявление в полицию и рассказать о случившемся близким. Не замалчивайте проблему: ваша покорность и терпение не помогут. Как бы вы ни старались угодить партнёру, инциденты будут повторяться: часто обидчику не надо особого повода, чтобы оскорбить или избить жертву.

Многие боятся обращаться в полицию, потому что хотят сохранить семью ради ребёнка. Но от насилия страдают все, в том числе и дети.

Если ребёнок видит, как отец издевается над матерью, это становится для него серьёзным потрясением. Дети в таких семьях могут страдать ВОЗ: Насилие в отношении женщин от психических расстройств и сами подвергаться насилию со стороны родителей.

Последовательность ваших действий после инцидента может быть разной:

  • Если опасность миновала, но вам плохо, идёт кровь, кружится голова — вызывайте скорую. Расскажите врачу обстоятельства случившегося и не скрывайте полученные травмы. Он занесёт информацию о побоях и оказанной помощи в медицинскую карту.
  • Если опасности нет, а из повреждений только ссадины и ушибы — фиксируйте это в травмпункте и идите в полицию подавать заявление (сделайте копию документа и внесите свои данные). Настаивайте, чтобы вам выдали уведомление о приёме вашего заявления.
  • Если обидчик временно успокоился, но вам по-прежнему грозит опасность, попробуйте незаметно позвонить в полицию (звонки записываются, так что у вас будет доказательство факта насилия), написать близкому человеку с просьбой прийти или покинуть квартиру.

Делайте копии всех документов и храните их в недоступном месте — на случай, если оригиналы «потеряются». Сфотографируйте свои травмы и попросите прикрепить фотографии к делу.

Если в полиции отказываются принимать заявление, звоните по номеру горячей линии, который указан на информационном стенде в отделении, и жалуйтесь на сотрудника, на приёме у которого вы были. Кроме того, можно подать жалобу в прокуратуру на бездействие полиции.

Что делать, если муж бьет: убегать или защищаться?

Все зависит от ситуации, при которой происходит домашнее насилие.

В какой-то ситуации проще будет убежать от обидчика. Но в какой-то ситуации жертва понимает, что убежать нереально и единственный способ избежать побоев – прибегнуть к методам самообороны.

В случае если нападавшему был причинен вред, то ни в коем случае нельзя избавляться от следов насилия. Такие действия могут быть интерпретированы, как уход от ответственности.

Потому что если будут выявлены следы затирания крови, уничтожены предметы, которыми жертва оборонялась, то у того, кто оборонялся, в таком случае есть высокий риск того, что его действия будут интерпретированы, как умышленное причинение вреда другому человеку.

Если потерпевший оказался в ситуации, где он проявил самооборону, тогда он должен, наоборот, зафиксировать все следы преступления.

Из-за страха, стыда, недостатка информации не все жертвы насилия обращаются в правоохранительные органы.

Изменения в законодательстве

Побои перестали быть уголовным преступлением. Закон нарушил принцип соразмерности. Внутрисемейные побои по степени общественной опасности были ранее более опасными, чем побои чужих людей.

За шлепок близкого лица давали до 2 лет лишения свободы, за шлепок чужого – административное наказание.

В 2020 году максимальный денежный штраф за побои, к ним также относится домашнее насилие своих близких составляет 30 тысяч рублей. А еще недавно до принятия поправки в Уголовном кодексе семейным тиранам грозило до 2 лет лишения свободы.

[3]

В обществе раскол, одни говорят, что смягчение наказания – правильное действие, поскольку нельзя сажать человека за порку ремнем или затрещину. Другие утверждают, что принятая поправка только на руку домашним садистам. Кто прав, а кто виноват?

Что говорят депутаты о декриминализации домашнего насилия?

Депутаты Госдумы посоветовали людям воспринимать Закон «О декриминализации домашнего насилия» как условие для создания крепкой семьи. Таким образом, они хотят, чтобы в российских семьях были сохранены семейные ценности.

Противники принятия поправок заявили о том, что новый закон только ухудшит ситуацию в семье. Ведь в большинстве случаев судьи наказывают домашних тиранов штрафом, но кто его платит, если бюджет семейный?

Поэтому они считают, что такая мера наказания не является сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, то это накладывает на семью только дополнительную финансовую нагрузку.

Что говорят юристы о декриминализации домашнего насилия?

Специалисты уверены, что смена уголовного наказания на штраф не означает, что побои легализованы. Изверг-рецидивист в любом случае получит реальный срок.

Так, если домашнее насилие над детьми, женой, родителями было совершено в первый раз, тогда мужчине грозит административная ответственность. Но это идет речь о легких побоях: шлепки, подзатыльники, затрещины и т. д.

В Уголовном кодексе не содержится четкого определения того, что такое побои. В то же время словарь Ушакова определяет это понятие так: побои – это удары по живому телу.

В словосочетании «домашнее насилие» ключевое слово «домашнее». По некоторым данным с ним сталкивается каждый четвертый в семье, но так оно и остается.

Но многие жертвы тиранов не обращаются в полицию, поэтому официальная статистика на самом деле лукавая, потому что если жертва сама не признается, то никакой жертвы вроде как и нет.

Что делать, если муж (жена, дети, родители) бьет?

Для того, чтобы в корне исправить ситуацию, потерпевший может:

  • Вынести проблему избиения, насилия в публичное пространство – обязательно обращаться в соответствующие органы, например, поставить в известность участкового.
  • Попросить поддержки у знакомых, близких людей.
  • Обратиться в полицию с заявлением.
  • Зафиксировать полученные травмы в травмпункте.
  • Стать решительным. Если сын бьет мать или муж жену, тогда потерпевшей нужно поставить вопрос об избиении так: «Или ты прекращаешь надо мной издеваться или я от тебя ухожу/ты съезжаешь с квартиры и т. п.».
  • Оповестить соседей о том, что если они услышат крики из квартиру, то пусть сразу же вызывают милицию.
  • Быстро покинуть дом в случае подстерегающей опасности. Для этого жертва должна прятать ключи, деньги, телефон и документы в доступном месте, чтобы при возможности она могла взять их и быстро покинуть дом.
  • Попросить друзей или родственников предоставить ему убежище, если ему будет грозить опасность.
  • Обратиться в кризисный центр, где ему окажут психологическую и юридическую помощь.
  • Что такое домашнее насилие?

    Это жестокие и грубые отношения между близкими людьми — мужем и женой, родителем и ребёнком, партнёрами в гражданском браке, сожителями в гомосексуальных парах. Это не обычные семейные ссоры из-за немытой посуды, а беспричинные скандалы и вспышки агрессии, которые повторяются по одному и тому же сценарию минимум дважды и становятся чаще со временем.

    Читайте так же:  Обоюдный отказ от отцовства

    Домашнее насилие — это не только рукоприкладство, но и принуждение к сексу, постоянные оскорбления и психологическое давление. В его основе лежит не какая-то проблема, которую хочет решить партнёр, а желание подавлять и контролировать члена семьи.

    Для домашнего насильника агрессия — способ проявить Ни закона, ни справедливости: насилие в отношении женщин в России свою власть, поэтому ему невозможно угодить, как ни старайся.

    Семейному насилию подвергаются Домашнее насилие в отношении женщин и мужчины, и дети, и престарелые родители. Но чаще всего с ним сталкиваются женщины: в России — каждая пятая Ситуация в России . Несмотря на побои и унижения, жертвы домашнего насилия часто не обращаются за помощью — из-за любви, страха мести, устоев общества или желания сохранить семью любой ценой. Иногда это приводит к трагедиям: 38% женщин, умерших насильственной смертью, — жертвы ВОЗ: Насилие в отношении женщин своих мужей и любовников. Те, кто пытается защититься, оказываются осуждёнными за причинение тяжкого вреда здоровью или убийство мужа-агрессора.

    Как отличить домашнее насилие от обычных ссор?

    Иногда сделать это непросто: агрессия развивается Домашнее насилие в отношении женщин циклично, поэтому время от времени отношения налаживаются. Продолжительный период напряжённости сменяется актом острого насилия: припадками гнева, разрушительными эмоциями или рукоприкладством. После этого наступает «медовый месяц»: мужчина раскаивается, становится нежным и любящим. Затем всё повторяется.

    Со временем припадки гнева становятся чаще, а мирные периоды — короче. Женщины, подвергшиеся насилию, скрывают это сами от себя и стараются приспособиться к ситуации: «Стерпится — слюбится», «Бьёт — значит любит». Они надеются, что отношения наладятся, и стараются во всём угодить партнёру, но чуда не происходит.

    «Коран не требует от женщины смирения, когда ее бьют»

    Что нужно сделать с женщиной-мусульманкой, чтобы она просила помощи в кризисном центре чужой страны и рассказывала о своей беде в стенах православного монастыря? Довести ее до крайности. До черепно-мозговой травмы, например.

    «К нам совсем недавно обратилась девушка с такой травмой, — рассказывает Алена Садикова, — мы лечили ее, нашли ей адвоката, но она все равно вернулась к мужу — говорит, иначе общество ее не примет. Или недавно буквально на улице спасли азербайджанку — муж избивал ее и насильно заталкивал в машину. Она попросила помощи у родни, но те сказали ей вернуться к мужу. А отец заявил, что бить ее нужно, «пока шелковой не станет». Можно и убить, не жалко. Мы говорили ей, что не бросим, что готовы помочь. Но эти женщины, сбежав от тиранов, чувствуют себя не в своей тарелке. Чувствуют вину за то, что сбежали. Считают, что это рок или жестокая судьба, и надо просто смириться».

    Впрочем, психологи из мусульманской культуры не считают, что с точки зрения Корана женщина должна смиряться с побоями и унижением — так объясняют Алене Садиковой коллеги из других стран. Российский «Китеж» готовит совместный проект с мусульманками из Франции, а в России скоро должны открыться первый кризисный центр для мусульманок «Мадина» и приют для женщин на базе исламской религиозной организации.

    [2]

    «Домашнее насилие в мусульманских семьях — вопрос очень сложный, культурологический, — признает собеседница ФАН. — Мы наблюдаем за тем, как люди пытаются усидеть на двух стульях: с одной стороны, они пользуются всеми благами цивилизации. С другой — пытаются сохранить принадлежность к определенной диаспоре, элементы родовой культуры. Но часто единственным таким родовым элементом остается право на власть и распоряжение судьбами детей. Это выдается за «жизнь по законам рода», хотя, по сути, превращается в бытовое насилие».

    Алена Садикова вспоминает недавнюю историю чеченской девушки Заиры Сугаиповой, которая обратилась в «Китеж» за помощью. Российский кризисный центр обвинили в вербовке девушки. «Не знаю, для чего мы вербуем девушек, по их мнению, — рассуждает Садикова. — Наверно, коров доить в монастыре, уж не знаю…».

    По ее словам, история Заиры не единичная, молодые девушки из кавказских семей к ним обращаются нередко, причем инициаторами домашнего насилия становятся не отцы, а матери.

    «Мы наблюдаем это в семьях эмигрантов, которые уже 10-20 лет живут в России, ассимилировались и ведут светский образ жизни, — рассказывает глава «Китежа». — И как будто родители пытаются отыграться на детях, сделать продолжением своей культуры. Но до этого дают детям получить образование и воспитывают их в большом городе с европейской культурой. Заира — совершенно светская девочка. Вы видели, как она давала интервью: все заметили, что с нее платок сваливается, потому что она его и не носила никогда. А чеченские мужчины в комментариях гневно обсуждают, как вольно она ест при мужчинах — а не должна по-хорошему. И дело совершенно не в том, что чьи-то обычаи плохие или хорошие, а в том, что человек вырос вне их, а теперь его заставляют за несколько месяцев окунуться в них из другой жизни. Дети не хотят этого, и правильно делают: родителям надо самоутвердиться, а девочкам это зачем?».

    По словам правозащитницы, Заира сейчас живет под пристальным вниманием прессы, ее пока охраняет шлейф громкой истории. Но если бы ее вывезли без такой шумихи — уже была бы замужем.

    В российских семьях нет такого национального колорита, но жестокости не меньше. Ребенок на цепи, ребенок-маугли — вот герои заголовков наших СМИ за последнее время. В кризисных центрах только учатся профессионально помогать женщинам, пострадавшим от домашнего насилия, но что делать с их детьми — самостоятельно придумать не могут.

    «Я знаю, что в Венгрии каждый случай гибели детей от домашнего насилия — это национальная трагедия, — рассказывает ФАН Алена Садикова. — Хочется, чтобы у нас тоже так относились к детям, причем ко всем, кто родился в России. Детские сады должны быть доступны всем мамам, которые трудятся днем, и государству это выгодно: все дети будут под присмотром и на учете, а не невидимками, как сейчас».

    Есть и еще одна мысль в этой истории про детей-невидимок, и она на вырост. Дети продолжат сценарии родителей во взрослой жизни. Рожденные в насилии, без поддержки и помощи, они пронесут с собой эту норму дальше, и невидимая статистика превратится в реальные сводки новых преступлений.

    Напомним, в Совете Федерации заявили, что готовы еще раз проанализировать законодательство и вновь ввести уголовное наказание за домашнее насилие — такую возможность не исключает глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас.

    Домашнее насилие в России

    Вас регулярно бьет муж на почве ревности, социально-бытовых проблем или просто так? А вы терпите его издевательства?

    Не нужно держать это в тайне и ждать, когда его «попустит» и все «устаканится». Если уже раз ударил и вы ничего с этим не сделали, то ударит и второй раз.

    Многие женщины по всему миру страдают от домашнего насилия, выражаемое в систематической физической, психологической или сексуальной расправе по отношению к близким членам семьи.

    Существует ли закон о домашнем насилии, могут ли обидчика, тирана привлечь к ответственности за домашнее насилие в 2020 году?

    Как доказать, что вы стали жертвой домашнего насилия и у кого можно попросить помощи, чтобы спасти свое здоровье и возможно даже жизнь?

    «У нас было уже несколько Гульнар за полгода»

    Россия никак не мешает приезжим иностранцам плодиться и размножаться. По закону РФ, принятие родов входят в разряд экстренной и бесплатной медицинской помощи. В местных роддомах женщин любой национальности принимают бесплатно, что потом происходит с их детьми — не контролирует никто.

    Недавно в «Китеж» пришла Гульнара из Таджикистана.

    «У нас уже несколько Гульнар за полгода было, — вспоминает Алена Садикова. — Но эту запомним».

    С женщиной были двое малышей — одному два, другому четыре года. Оба, как маленькие звереныши, дичились посторонних, бросались на всех и не желали ни с кем разговаривать. Да и не могли — они выросли в закрытом вагончике на стройплощадке, не выходили на улицу и не видели людей. Муж Гульнары работал на стройке, вечером выдавал деньги только на макароны и батон за 10 рублей, вдобавок жестоко избивал женщину. Сама Гульнара целыми днями отчищала дома от строительного мусора, а вечером обслуживала мужа. Мальчики-невидимки росли в фургоне и с трудом умели говорить.

    «Когда Гульнара сбежала к нам, пришлось положить ее в больницу и на какое-то время оставить детей у нас, — рассказывает Садикова. — Мальчики были в истерике, не откликались на свои имена, не смотрели на людей, сами были очень агрессивно ко всем настроены. Нужно от месяца до полугода, чтобы они стали похожи на нормальных детей. Им нужна телесно-ориентированная терапия, объятия и ласка от мамы, массаж и общество спокойных людей».

    Гульнара не вернулась к мужу и уехала к своим родственникам в другой город России. Редкий случай, говорит глава «Китежа», потому что чаще всего у таких женщин шансов сбежать от домашнего тирана практически нет. На родине семья не принимает их обратно, а предлагает помириться с мужем. Но если возвращение к мужу равно смерти, женщины устраиваются на несколько работ в России и, живя на птичьих правах, пытаются прокормить себя и детей самостоятельно. Как вырастают их дети? Как могут.

    «Я не считаю, что такому ребенку лежит прямая дорога в криминал, — рассуждает Алена Садикова. — Вопреки всему, они могут вырасти прекрасными людьми. Но, к сожалению, именно «вопреки». Речь не о расизме — среди детей мигрантов есть умные хорошие добрые дети. Но если ребенка с рождения подвергать насилию, жить с ним в таких условиях, то больше шансов толкнуть его в криминал».

    Дети трудовых мигрантов рождаются в серой невидимой зоне. Максимум внимания — это звонок в кризисный центр от внимательных врачей из роддома.

    «Мы пару дней назад вашу Алию выписали, наш врач хотел бы доехать, проверить, как ребенок», — так выглядит верх заботы для рожденных в России малышей трудовых мигрантов. Если политика государства в отношении таких детей не изменится, мы так и будем находить детей-маугли в квартирах, бараках и на стройках, уверены в кризисных центрах для жертв домашнего насилия.

    Как вести себя во время инцидента?

    Действуйте из соображений безопасности: вам нужно сохранить жизнь и здоровье. Иногда лучше бежать, иногда — кричать, иногда — как можно меньше провоцировать. Агрессоры по-разному реагируют на действия жертвы, поэтому универсального совета, как себя вести, нет.

    Читайте так же:  Перечень документов мать одиночка

    По возможности включите диктофон или запись видео на смартфоне и фиксируйте факты насилия или угрозы. Если ситуация критическая, убегайте из дома, даже если не успели взять нужные вещи, а если не получается — вызывайте полицию.

    Вполне вероятно, что позвонить не получится: в разгар конфликта вам будет не до этого, а звонок может ещё больше разозлить агрессора. Если есть смелость, можно защищаться и давать отпор партнёру, но есть нюансы.

    По закону обороняться можно любым способом, если есть непосредственная угроза жизни. Например, если на вас нападают с ножом, защищаться можно УК РФ Статья 37. Необходимая оборона. как угодно, даже если вы убьёте нападающего. Если опасности для жизни нет, нужно соотносить последствия нападения со своими ответными действиями. Отвечать ударом ножа на пощёчину — это превышение таких пределов.

    К сожалению, эти нормы очень плохо работают на практике. Пример тому — дело сестёр Хачатурян. Трёх девушек обвиняют Сестрам Хачатурян предъявили окончательное обвинение в убийстве отца. в спланированном убийстве отца, который годами издевался над дочерьми и принуждал их к действиям сексуального характера. Им грозит от восьми до 20 лет тюрьмы. Основных причин подобных ситуаций две:

    • Чаще всего домашнее насилие происходит без свидетелей, а на слово жертве никто не верит.
    • Полиция и суд не склонны глубоко разбираться в ситуации. Нередко они идут по пути наименьшего сопротивления и осуждают жертву за умышленное убийство.

    Что такое домашнее насилие?

    Это действия физического, сексуального, психологического и экономического насилия, которые произошли между бывшими, теперешними супругами или между близкими родственниками.

    Домашнее насилие также касается тех пар, которые живут даже в гражданском браке.

    Закон о домашнем насилии в России

    В России уже было несколько попыток принятия закона, который бы определял, что такое домашнее насилие, устанавливал бы какие-то нормы регулирования. Но на 2020 год закона, который бы определял насилие в семье, как юридическую проблему, его нет.

    Зачем нужен такой закон? Если женщина или пожилой человек подвергается насилию и это не дошло до тяжких телесных повреждений или до убийства, то это все будет квалифицироваться как дела частного обвинения.

    Что это означает? Это значит только одно: пострадавший должен самостоятельно пойти в полицию или к мировому судье и написать заявление о семейных побоях.

    К тому же он должен доказать, что побои действительно были. А для этого необходимо снять побои в травмпункте.

    Собрать бумаги, оформить их правильно – зачастую не под силу пострадавшим, а на адвоката у жертвы насилия нет денег. Именно поэтому такие дела редко доходят до суда.

    Такого понятия, как «домашнее насилие» в российском законодательстве нет. Есть истязания, побои, избиение, угроза убийством, однако домашнее насилие нигде не фигурирует.

    Можно ли заранее понять, что человек склонен к насилию?

    Да, тревожные признаки можно заметить до того, как ваши отношения зашли слишком далеко. Насторожитесь, если ваш партнёр:

    • патологически ревнив и оправдывает этим свой контроль над вами;
    • запрещает встречаться с друзьями и родственниками;
    • контролирует, с кем вы общаетесь, и читает вашу переписку;
    • просит или заставляет вас делать то, что вам не нравится;
    • не признаёт свою вину и во всём винит вас;
    • жестоко обращается с детьми и животными;
    • агрессивен и груб с вами, оскорбляет вас или унижает;
    • груб в сексуальных предпочтениях и не спрашивает вашего мнения на этот счёт;
    • угрожает побоями или убийством;
    • обещает покончить с собой, если вы от него уйдёте;
    • подвержен резкой смене настроения и вспышкам раздражительности;
    • не хочет, чтобы вы работали и искали работу («жена должна сидеть дома»);
    • критикует за повседневные мелочи (приготовление еды, вашу манеру одеваться или краситься);
    • контролирует ваши расходы и заставляет отчитываться о потраченных деньгах;
    • неадекватно реагирует на ваше мнение, поэтому вы боитесь его высказывать.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Считается, что насилие с большей вероятностью проявляют ВОЗ: Насилие в отношении женщин мужчины, которые пережили жестокое обращение в детстве и были свидетелями насилия в отношении своей матери. Среди других факторов — низкий уровень образования, злоупотребление алкоголем и терпимость к жестокому обращению с людьми как таковому.

    Источники

    Литература


    1. Комментарий к Федеральному закону «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (постатейный). — М.: Деловой двор, 2011. — 120 c.

    2. Конев, Д. В. Признание и приведение в исполнение иностранных судебных актов по гражданским и торговым делам в Германии и России. Сравнительно-правовой анализ / Д.В. Конев. — М.: Wolters Kluwer, 2015. — 262 c.

    3. Зайцева, Т. И. Нотариальная практика. Ответы на вопросы. Выпуск 3 / Т.И. Зайцева, И.Г. Медведев. — М.: Инфотропик Медиа, 2016. — 400 c.
    4. Радько, Т. Н. Теория государства и права в схемах и определениях. Учебное пособие / Т.Н. Радько. — М.: Проспект, 2015. — 776 c.
    5. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс. В 3-х томах. Том 3 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 696 c.
    Домашнее насилие в россии нарастает
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here