Домашнее насилие в семье статистика

Важная информация в статье: "Домашнее насилие в семье статистика". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Неожиданные жертвы

Кризисный центр для мужчин, подвергшихся насилию, открылся этой весной в Петербурге. До сих пор подобных организаций в России не существовало, а столкнувшиеся с такой проблемой мужчины обращались в аналогичные центры для женщин — если вообще решались искать помощи. На сайте новой организации, получившей название «Двоеточие», подчеркивается, что работать его психологи будут с любыми ситуациями — от дедовщины до жестокости внутри спортивных команд. В том числе, речь идет и о насилии в семье.

Портал iz.ru поговорил с психологами и юристами, чтобы узнать, насколько часто они сталкиваются с мужчинами, пострадавшими от домашнего насилия, и как вообще сильный пол в таких случаях оказывается в роли жертвы.

Сильный слабый

В Калининградской области в середине апреля 30-летняя женщина, недовольная громким лаем собаки, во время ссоры оторвала от забора штакетник и нанесла им несколько ударов своему 49-летнему супругу. Мужчина обратился в полицию, в отношении женщины возбудили уголовное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью.

Примерно тогда же в одном из сел Ленинского района Волгоградской области 57-летняя местная жительница после совместного распития спиртного, по данным полиции, несколько раз ударила ногами своего упавшего 58-летнего супруга — в больнице у него диагностировали переломы ребер и повреждения внутренних органов. Женщине может грозить до восьми лет тюрьмы по делу о нанесении умышленного вреда здоровью. В столице в апреле перед судом предстала москвичка, ранившая мужа ножом во время ссоры.

Мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах

Это лишь несколько примеров ситуаций, в которых представители сильного пола пострадали от рук своих спутниц. Скорее всего, их гораздо больше, но чаще всего до увечий всё-таки не доходит, да и мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах.

[1]

Такие случаи нельзя путать с ситуациями, в которых женщинам приходится прибегать к физической силе, чтобы защитить себя (и после этого нередко долго доказывать факт самозащиты в суде). Однако очевидно, что и мужчины в некоторых случаях легко могут оказаться в роли жертвы.

«Жертвы второго сорта»

Официальной статистики подобных происшествий в нашей стране не ведется, но в 2016 году в научном журнале «Виктимология» вышла статья «Мужчина — жертва домашнего насилия: актуальность проблемы в России». По данным ее авторов, в странах Европы, где соответствующие исследования проводились, мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия. В России, вероятнее всего, эта цифра ниже — около 10–15%, говорится в статье.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Кроме того, авторы, ссылаясь на международную практику, утверждали, что мужчины чаще рассматриваются судебными и правоохранительными органами как «жертвы второго сорта». А сами мужчины избегают обращения в официальные органы, считая это «постыдным» и ориентируясь на установку о том, что свои проблемы мужчина должен решать самостоятельно. С этим согласны и отечественные психологи, опрошенные порталом iz.ru.

— Мужчины в принципе редко обращаются за помощью, потому что более закрыты, чем женщины. Им сложнее признаться в проблеме даже самому себе, — рассказал порталу Евгений Фомин, врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук.

Клавдия Никитина, психолог, который занимается, в том числе, помощью людям, пережившим сексуальное насилие, говорит, что мужчины не обращались к ней ни разу, хотя в целом факт существования самой проблемы не исключает. Так же, как и адвокат по семейным делам Андрей Сарычев, к которому обратился портал iz.ru.

Мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия

— Всё-таки у нас, как и в большинстве других стран, женщина находится в зависимости от мужчины, прежде всего материальной. И говорить о фактическом равенстве полов не приходится. Наверняка такие случаи, когда мужчина оказался очевидной жертвой, не в ходе взаимного конфликта, а в одностороннем порядке, бывают в нашей стране, но я с таким не сталкивался. Хотя теоретически могу себе представить такую ситуацию, — пояснил юрист.

При этом он напомнил, что ситуаций, когда мужья подавали заявления на своих жен после рукоприкладства, в России хватает — просто чаще всего речь идет о встречных заявлениях, поданных на фоне бытовых ссор, драк или скандалов. Успокоившись, супруги их обычно отзывают.

В то же время, отметил адвокат, действующее законодательство в этой сфере предусматривает достаточно большой объем защиты, в том числе и для мужчин, но только «при желании ее получить».

— Человек приходит и пишет заявление, оно регистрируется в обязательном порядке, по нему проводится проверка, по результатам которой решают, возбуждать уголовное дело, административное или отказать. Это решение тоже можно обжаловать, и всегда есть вариант обратиться в прокуратуру, — подчеркнул он.

Однако, судя по всему, далеко не всегда у представителей сильного пола может возникнуть желание искать такой защиты.

Материалы по теме

«Феминистками не рождаются»

«Я тебя сейчас прирежу, мне ничего не будет»

Большая часть опрошенных (47 процентов) сочли проблему домашнего насилия частной и заявили, что она должна решаться в рамках отдельной семьи. Еще 31 процент респондентов решили, что эта проблема требует решения на уровне государства, а 29 процентов высказались за общественное обсуждение.

Всероссийский репрезентативный телефонный опрос был проведен в марте 2019 года. Выборка составила 1792 человека.

Домашние побои вывели из-под уголовной ответственности в феврале 2017 года. По данным кризисного центра для женщин «Анна», число обращений жертв домашнего насилия резко выросло после декриминализации. Уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова назвала декриминализацию ошибкой.

Сколько детей подвергаются домашнему насилию и сколько родителей несут за это ответственность?

Жизнь

Количество резонансных дел , касающихся семейного насилия в отношении детей за последнее время увеличилось в разы , но сопереживая отдельным малышам , столкнувшимся с неимоверной жестокостью со стороны самых близких людей , мы даже не можем себе представить , сколько детей ежедневно сталкиваются с насилием со стороны родителей и опекунов в нашей необъятной стране.

Исходя из официальной статистики СК , только за девять месяцев 2018 года в России от рук преступников погибли 917 детей. Сколько из них скончались по вине родственников , узнать не представляется возможным , так как в открытом доступе данных по такой щепетильной теме не так-то много.

Читайте так же:  Раздел участка единое землепользование

Реальное положение дел

Чтобы составить хотя бы приблизительную картинку , мы обратимся к статистикам разных ведомств. По данным Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского , на деле подвергаются избиениям со стороны непосредственно родителей порядка 2,5 млн ( !) детей до 14 лет , около 50 тысяч из них убегают из дома , чтобы избежать очередного нападения. Кроме того , около 30-40% преступлений происходят внутри семьи , 50% из них затрагивают детей ( дети становятся жертвами или свидетелями преступлений).

Важно понимать , что потерпевшими внутри семьи становятся дети всех возрастных категорий , но чаще всего страдают дети 6-7 лет , при чем 60-70% из них отстают в развитии , страдают физическими , психическими и эмоциональными расстройствами.

Получившие огласку

Согласно данным МВД , ежегодно становятся жертвами преступных посягательств внутри семьи порядка 26 тысяч детей , из которых от рук родителей или опекунов погибают около 2 тысяч , еще столько же совершают самоубийства , спасаясь от жестокого обращения внутри семьи , около 8 тысяч получают телесные повреждения , а порядка 14 тысяч и вовсе подвергаются преступлениям против половой неприкосновенности.

Однако зарегистрированных случаев катастрофически мало. Так по данным СК , только в первом полугодии ( !) 2018 года признали потерпевшими в следствии действий родителей , опекунов или усыновителей всего лишь 87 детей ( не тысяч , единиц!), из них 22 ребенка подверглись сексуальному насилию , в отношении 6 совершены мошеннические действия. Оставшиеся 59 наверняка подвергались избиениям. Маловато , не правда ли?

Еще страшнее становится , когда видишь , сколько людей привлекают за подобное по статье. Обратимся к УК. Статья 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» подразумевает наказание за жестокое обращение с несовершеннолетними.

  • побои и другое физическое воздействие;
  • лишение ребенка еды , воды , применение других форм издевательств;
  • применение угроз в адрес ребенка;
  • оскорбление ребенка и грубая критика в отношении него;
  • пренебрежение интересами ребенка , унижение его достоинства.

При чем проходят по статье не только родители , но и лица , на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего , педагогические работники , сотрудники медицинских организаций , соцработники и др. Самое мягкое наказание — штраф до 100 тысяч или в размере дохода осужденного за период одного года , самое тяжкое — лишение свободы на срок до 3 лет.

По данным агентства правовой информации , за 2018 год по этой статье было возбуждено всего 930 дел. Из привлеченных по ней людей 283 отделались штрафом , 518 отправили на принудительные или обязательные работы и лишь 39 отправились в тюрьму.

Куда смотрят органы опеки

А теперь наглядно. В начале года мы рассказывали вопиющую историю молодой матери двоих детей из Кузьминок , которая всячески издевалась Россияне создали петицию, чтобы лишить родительских прав молодую мать из Кузьминок Органы опеки поставили семью на учет над своим младшим сыном , получившим родовую травму. Женщина недокармливала малыша , содержала в нечеловеческих условиях и обзывала собакой , позволяла старшему ребенку его бить , при чем снимала все на видео и выкладывала в интернет. Однако органы опеки решили не лишать ее родительских прав , а просто помочь выйти из кризиса , благодаря специалистам. Россиян , следящих за этой историей , возмутило подобное решение , они создали петицию с требованием забрать детей у женщины , однако все осталось по-прежнему.

Насколько органы опеки справляются со своими функциями стоит судить и по вчерашней истории 7-летней Аишы из Ингушетии. Когда родители девочки пропали без вести , ее забрала к себе тетя , судимая ранее за нанесение тяжких телесных. В течение года женщина не подавала никаких документов на оформление ребенка ( да и если бы подала , никто бы под опеку ей девочку не дал) и всячески истязала ее. Состояние регулярно подвергавшегося пыткам ребенка , привело врачей в шок В Ингушетии реанимируют 7-летнюю девочку, подвергшуюся истязаниям со стороны родственников На теле малышки обнаружены множественные увечья .

Демографический кризис

Ранее в правительстве отметили «катастрофическое» снижение В правительстве отметили «катастрофическое» снижение численности населения Вице-премьер опасается за демографию и обвиняет статистов во лжи численности населения. А буквально на днях глава Счетной палаты Алексей Кудрин, говоря о духовных и семейных ценностях россиян , привел ужасающую статистику. На 100 браков в России приходится 63 развода , на 1000 новорожденных — 5 смертей , зато страна лидирует Духовные скрепы россиян трещат по швам Кудрин привел ужасающую статистику по количеству абортов.

При этом в последнее время власти делают пытаются делать все возможное , чтобы вывести страну из демографического кризиса: предлагают ввести в школе уроки семейных ценностей В российских школах появятся уроки семейных ценностей Хоть что-то в жизни пригодится… , собираются повысить пособия Медведев предложил повысить детские пособия в 50 рублей Но не всем и даже советуют россиянкам рожать Чиновница посоветовала россиянкам рожать, а не учиться «Так лучше для самой женщины» , а не учиться. И недаром: по прогнозу ООН к 2100 году население в России может сократится К 2100 году население России сократится в два раза В ООН спрогнозировали большой демографический спад в два раза.

Ранее спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила , что « мы все должны сделать все максимально возможное и невозможное , чтобы сохранить семью и ребенка в семье. Только в самом крайнем случае , когда угроза жизни ребенка , мы должны идти на изъятие детей из семьи».

Поэтому следует понимать , что сегодня государство гонится даже не за хорошей рождаемостью , а за благополучной статистикой , закрывая при этом глаза на проблемы внутри сформировавшихся семей , львиная доля которых ведет асоциальный образ жизни и не щадит своих детей.

В Госдуме раскрыли масштабы домашнего насилия

Чаще всего от домашнего насилия в России страдают женщины, однако погибают в результате скандалов в семье в основном мужчины. Об этом заявил профессор кафедры уголовного права Санкт-Петербургского государственного университета (СпбГУ) Владислав Шепельков на основании результатов всероссийского опроса в ходе парламентских слушаниях в Госдуме, сообщает «Парламентская газета».

Так, доля пострадавших от домашнего насилия женщин составляет примерно 75 процентов, тогда как в последние годы две трети жертв насилия со смертельным исходом составляли мужчины. При этом отмечается, что в среднем от насилия в семье в течение последнего года страдал каждый 40-й опрошенный, две трети респондентов страдают от так называемого супружеского насилия. Кроме того, почти 16 процентов признались, что подвергались насилию в детском возрасте.

Отмечается, что уголовные дела возбуждают в 56 процентах случаев — заявления могут «потеряться» на разных этапах. Многие потерпевшие вскоре после обращения в полицию забирают заявления.

Повод насторожиться

Если женщины склонны внимательно прислушиваться к собственному эмоциональному состоянию и чаще обращаются за помощью на ранних этапах, мужчины таких проблем предпочитают не замечать. В результате человек, желая угодить или избежать конфликта, рискует уступать до тех пор, пока полностью не уступит территорию — и тогда в агрессора может превратиться даже партнер, значительно уступающий ему в силах.

Читайте так же:  Документы мать одиночка на детские

С другой стороны, постоянное отступление может закончиться неожиданным и для самого человека, и для окружающих «взрывом», при котором первой пострадает уже нападавшая сторона, то есть женщина. Поэтому любой внутренний дискомфорт уже может быть серьезным поводом обратиться за профессиональной помощью, чтобы не доводить ситуацию до кризиса или не раскаиваться потом в непропорциональном ответе.

Чтобы не доводить ситуацию до кризиса, стоит обратиться за профессиональной помощью

— Когда внешне вроде бы всё здорово, а внутри некомфортно — это не только повод насторожиться, это признак того, что вы уже пропустили какой-то момент. Но никогда не поздно обратиться за помощью, чтобы постараться это исправить, — посоветовала Ирина Обухова.

Сайт «Двоеточие» обещает нуждающимся консультации, в том числе и по «Скайпу» — всего, как рассказала изданию «Такие дела» его создатель, психолог Ирина Чей, люди, столкнувшиеся с кризисом, могут рассчитывать на пять бесплатных психологических консультаций на условиях анонимности. Этого должно хватить, чтобы человек мог преодолеть шоковое состояние.

МВД назвало число пострадавших от домашнего насилия женщин

За первые девять месяцев 2019 года в России в отношении женщин совершили более 15 тыс. преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Об этом в МВД России рассказали РБК в Международный день по борьбе с насилием против женщин, утвержденный ООН, 25 ноября.

За весь 2018 год зафиксировали 21 тыс. случаев бытового насилия против женщин. По данным ВОЗ за 2017 год, за свою жизнь хотя бы одному случаю насилия подвергается каждая третья женщина. До 38% убийств женщин совершают их интимные партнеры мужского пола.

Ранее, 18 ноября, депутаты Госдумы России внесли понятие «преследование» в поправках к готовящемуся законопроекту о домашнем насилии. Под этим подразумеваются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле», в том числе поиски человека, устные и телефонные разговоры, контакт через третьих лиц, появление на месте работы или учебы, а также по месту проживания.

В России за первичное совершение побоев в семье установлена административная ответственность, в частности штраф от 5 до 30 тыс. рублей, арест на срок от 10 до 15 суток либо обязательные исправительные работы на срок от 60 до 120 часов.

16 октября в Совете Федерации заявили о намерении совместно с депутатами Госдумы до 1 декабря подготовить законопроект, касающийся семейно-бытового насилия.

В 2017 году президент России Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье. Проект документа был внесен в Госдуму группой депутатов и сенаторов, включая Елену Мизулину.

В июле 2016 года был принят другой закон, установивший уголовную ответственность за побои членов семьи и близких лиц.

Видео (кликните для воспроизведения).

Как заявила тогда Мизулина, побои в отношении членов семьи и других близких лиц должны быть отнесены к административным правонарушениям, так как за «шлепок» в семье можно получить до двух лет и клеймо «уголовника» на всю жизнь, за побои на улице — штраф до 40 тыс. рублей.

Эксперты представили в Госдуме статистику по домашнему насилию

Среди пострадавших от домашнего насилия 75% составляют женщины, при этом две трети жертв насилия со смертельным исходом — мужчины, уголовные дела по факту домашнего насилия возбуждаются в 56% случаев. Такие данные привёл профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Шепельков на парламентских слушаниях в Госдуме.

Всероссийский опрос по проблемам домашнего насилия проводился по заказу Госдумы с июля по сентябрь 2019 года. По данным исследования, каждый 40-й опрошенный в течение последнего года страдал от домашнего насилия, две трети случаев подпадают под определение «супружеское» насилие. Почти 16 процентов опрошенных подвергались насилию в детском возрасте.

Семейным тиранам хотят запретить контактировать со своими жертвами

При анализе статистики сотрудники СПбГУ отмечают резкое увеличение случаев домашнего насилия в 2016 году (26 тысяч случаев побоев) и аномальное падение в 2017 году (1700). Если говорить о структуре потерпевших, то доля женщин, пострадавших от семейного насилия, составляет около 75%. При этом жертвами убийств на почве домашнего насилия, согласно опросу, в последние годы чаще становятся мужчины — две трети от количества всех погибших от семейных скандалов.

Как отмечают сотрудники СПбГУ, многие потерпевшие позже забирают свои заявления, только 56% таких заявлений регистрируются — остальные «теряются» на разных этапах.

По данным, приведённым экспертом, 56% женщин-жертв домашнего насилия, обратившихся за помощью в правоохранительные органы и психологические и юридические службы, не удовлетворены работой этих служб. 28% — удовлетворены частично и только 16% — удовлетворены полностью. 84% процента опрошенных сотрудников полиции одобряют внесение в законодательство норму о профилактике семейного насилия.

«Семейное насилие обладает криминологической спецификой, требуются специальные меры профилактики и ответственности, которые должны быть предусмотрены специальным законом», — делают выводы эксперты из СПбГУ.

Парламентские слушания «Предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений» организованы Комитетом Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. В слушаниях, модератором которых выступила глава Комитета по контролю и Регламенту Ольга Савастьянова, приняли участие законодатели, сотрудники различных ведомств и представители 23 регионов.

О женщинах, «гибнущих в России», или Как манипулировать статистикой

Перерыв, взятый западной прессой в увлекательном деле «покажи, как в России ненавидят женщин», кончился. Европейские СМИ вновь взялись за свое, стремясь шокировать читателя умопомрачительными цифрами «антиженской» преступности в РФ, временами переходя с «десятков тысяч погибших за год» на «миллионы пострадавших».

Понятно, что проблема бытового насилия существует. Но, между прочим, не только в России. Если внимательно присмотреться к статистике «сторонников европейских ценностей», то в их государствах все далеко не так гладко, как они пытаются представить, старательно замалчивая негативные моменты и тенденции. Именно об этом — размышления, помещенные ниже. Не по принципу «Европа, сама ты дура!», а с дружеским советом: «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» Совет, кстати, не новый — великий русский литератор И.А. Крылов дал его еще в 1815 году (см. басню «Зеркало и обезьяна»), но почему-то наши западные «партнеры» упорно им пренебрегают.

Проговорившиеся

Вступление я бы хотел начать с нелирического отступления. Почему — в процессе чтения станет ясно. Но без этого отступления — никак.

Выборы мне нравятся не за то, что это «высшее проявление демократии» и возможность для рядового гражданина (ленинской кухарки, например) хоть чуть-чуть поуправлять государством, голосуя за того или иного политика. Выборы стоит ценить за имеющийся перед ними период агитации. Не за бессчетное количество обещаний, отдаваемых в это время, а за желание политических партий и спорящих за место под политическим солнцем персон выглядеть лучше конкурентов. Что оборачивается возникновением момента истины, возможно не одного. Не всегда планируемого и не обязательно для кого-то приятного.

Читайте так же:  Внебрачные дети принца филиппа

Прошедшие полгода назад выборы в европарламент не стали исключением: за несколько дней до голосования испанские кандидаты в европарламентарии здорово поцапались в прямом эфире главного телевизионного канала RTVE, сделав достоянием общественности цифры, которые в обычное время стараются если не полностью замалчивать, то, по крайней мере, сильно занижать. Чтобы соблюдение европейских ценностей не выглядело настолько плохо, как это есть на самом деле.

Выметенный из евроизбы сор (не буду останавливаться на его деталях — не хочу грузить читателя статистикой, которая для рассматриваемой в настоящий момент темы не является ключевой) испанским, немецким и французским СМИ замести под «половичок у входной двери» уже не получится — интернет помнит все. Но можно вывести нечаянно слетевшее с языка и сменившее таким образом категорию «для служебного пользования» на «доступное для всех» из теледискуссий и пресс-дебатов, переведя стрелки на «дежурного виноватого во всем, что случается плохого в мире». На Москву, Кремль и Путина. Именно поэтому в последние полгода наши западные «партнеры» с новой силой озаботились темой семейных отношений в России, вовсю стремясь рассказывать всем и каждому, насколько ужасно положение женщин в «восточном колоссе». Государстве, где мужики, судя по репликам европейских борцов за равноправие и воинствующих феминисток, все свободное (да и несвободное тоже) время проводят, избивая, насилуя и убивая представительниц прекрасного пола. Причем акция, названная последней, происходила в среднем 1 раз в 63 минуты.

Был, правда, в этом бесконечном процессе обличения у западных партнеров небольшой перерыв, пришедшийся на июль-август 2019-го. То ли по причине вновь вспыхнувших дебатов собственно в России, то ли из-за периода летних отпусков у импортных пропагандистов и агитаторов. Но, по всей видимости, силами российских феминисток и соросовских грантоедов ситуацию раскачать в достаточной степени не удалось и потому вернувшиеся к работе отдохнувшие европейские обличители, засучив рукава, вновь взялись за дело.

На днях французская Le Monde Diplomatique, зацепившись за «дело трех сестер» (Ангелины, Кристины и Марии Хачатурян, убивших своего отца) вновь взялась жонглировать цифрами, убеждая цивилизованный мир в том, «как у этих варваров все плохо», начав все с тех же данных об одной убиваемой в российской семье женщине каждые 63 минуты.

Константа «14 тысяч убитых»

Самая популярная цифра в иностранных СМИ по этой тематике — 14 тысяч. Именно такое количество ежегодно погибающих в России женщин от рук любовников, мужей и сожителей чаще всего фигурирует в данных, публикуемых инопрессой, грело душу западного общества на протяжении последних лет двадцати пяти. На фоне официальной статистики Германии, «локомотива Европы» по всем показателям, включая толерантность по отношению к насильникам в статусе беженца, выглядело просто умопомрачительно хорошо и запредельно контрастно. Там до недавнего (предвыборного) времени совершалось «не больше трех убийств и трех самоубийств женщин в неделю». На 82 миллиона населения — вполне приемлемо вроде бы.

Но в ходе избирательной кампании, когда у партий обнаруживаются свои собственные шкурные интересы, заставляющие их плевать на охрану евроценных принципов, вдруг на эту тему неприятная информация потекла, как из дырявого ведра.

«Каждая третья женщина в Европе от 15 лет и старше подвергалась домашнему или гендерному насилию. Каждую десятую пытались изнасиловать, а каждая двадцатая признается, что преступникам это удалось».

Ну да, звучали раньше изредка сообщения типа «зафиксировано, что 35% женщин в мире за год выступают объектами совершения или попыток совершения преступлений». Но тут же следовали и комментарии, в которых выделялось, что это — в мировом масштабе. То есть в «некоторых (варварских) странах этот процент поднимается под 70», а в других (цивилизованных европейских, разумеется) он «в несколько раз ниже среднего уровня».

И тут вдруг неожиданно выяснилось, что только изнасилованных по культурным, образованным и интеллигентным 28 (все еще) странам Евросоюза набегает под 1,3 миллиона. Конечно, ширнармассы могли бы о столь шокирующих показателях и не узнать, но… Предвыборные кампании не щадят никого и развязывают языки похлеще скополамина. И когда немецкие политики не находят лучшего способа для обеления имиджа собственной страны, чем обвинить испанских сожителей по ЕС в «криминальной распущенности, царящей в стране», то долго ждать ответки от ребят с Пиренейского полуострова, которым «за державу обидно», не приходится.

Журналисты из дотошного издания El Confidencial сумели довольно быстро добыть и выложить ошарашившие общественность данные Федерального ведомства уголовной полиции Германии (Bundeskriminalamt — BKA). Из которых следует, что только в 2017 году 113 965 немок подвергались со стороны «своих» мужчин насилию или угрозам применения оного, 147 были убиты и еще 149 совершили самоубийство по мотивам семейных неурядиц. Чтобы читатель не отрывался на поиски в Google, напомню, что население Германии составляет 82 миллиона человек. Калькулятор вам в руки — наверняка в дальнейшем возникнет желание посчитать проценты.

Это количество погибших в Германии женщин в сравнении с российской статистикой выглядело бы просто примером безопасности жизни немецких жен, дочерей, матерей и бабушек. При одном маленьком условии: если бы фигурирующая в иностранных СМИ статистика по России хотя бы приблизительно соответствовала действительности.

Когда тысячи не впечатляют, переходим на миллионы

Откуда вообще растут ноги у цифры 14 тысяч убитых россиянок за год? Даже на фоне гуляющих по прессе данных Украины (600 в год) с учетом четырехкратного количественного превосходства российского населения над украинским такие показатели выглядят неправдоподобно.

Официальную статистику МВД по убийствам женщин в открытых источниках разыскать весьма проблематично. Впервые словосочетание «14 тысяч убитых женщин» увидело свет в 1994 году, когда, по данным МВД, в России «было зарегистрировано 32 286 убийств и покушений на убийство». Всего, а не исключительно «по семейным обстоятельствам». Но на эти «мелкие детали» почему-то ни СМИ, ни отдельные ответственные лица внимания не обратили. И пошло-поехало. 14 тысяч упоминала в своих выступлениях сенатор Екатерина Лахова, международная правозащитная организация Amnesty International, иностранные средства массовой информации, список которых займет не одну страницу (проявляющие наибольшую любвеобильность по отношению к России The Times, Deutche Welle, Le Monde, радио «Свобода» — в первых рядах).

1994 год был, как отмечалось в официальных документах МВД, «периодом всплеска преступлений против личности». Прошло 25 лет, за которые многое изменилось. Криминальная статистика тоже — показатели ее «скукожились» примерно в четыре раза. Но количество женщин, погибших в результате семейного насилия, в материалах, блуждающих по иностранным, да иногда и российским СМИ остается на редкость стабильным. Все те же 14 тысяч.

Читайте так же:  Соглашение о разделе имущества нажитого в браке

Это при том, что общее количество убийств и покушений на убийство в 2018 году, по статистике МВД, составило около 9 тысяч. Прямо «очевидное — невероятное» какое-то.

«У нас нет информации, отражающей реальное положение дел (в этой сфере), мы мечемся от родной цифры к другой. Общественные организации дают какую-то статистику, а у правоохранительных органов ее вообще нет», — признала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

После этих слов на Западе поняли, что по теме домашнего насилия в России можно вообще нести любой бред и настаивать на том, что это правда.

Почти тут же радио «Свобода» с удовольствием привело на своем русскоязычном сайте информацию из доклада Управления ООН по наркотикам и преступности, что «87 тысяч женщин в 2017 году стали жертвами убийств, совершенных их партнерами или родственниками». На Европу из этого количества пришлось 3 тысячи. Понятно, что из такой цифры хорошего скандала не раздуешь, поэтому «Свобода» от себя к докладу добавила, что, «по данным Росстата, в 2016 году от домашнего насилия в России пострадали 16 миллионов женщин». С такими данными уже не стыдно было раскручивать тему «семейного варварства в России».

Показатели, оказывается, взяты были совсем не с потолка, а получены в ходе интересных подсчетов, проведенных правозащитницей Аленой Поповой. Расклад такой: в России сегодня примерно 77,1 миллиона женщин. В возрасте от 16 и старше — 65,8 млн. 18% из них подвергаются вербальному насилию, 6% — физическому, 1% — сексуальному, утверждает Попова, «используя расчеты, сделанные на основе отчета «Репродуктивное здоровье населения России — 2011». Сколько представительниц прекрасного пола пострадало от косых взглядов мужей и женихов — неизвестно. Это, безусловно, недоработка общественниц.

Официальная статистика при этом утверждает, что в 2018 году от насильственных преступлений в семье пострадало (не умерло, а именно пострадало) 12 516 женщин. А если вспомнить, что на всю Европу (а в одном только ЕС проживает 510 млн человек) приходится всего три тысячи женщин, погибших в быту, то что же на долю России остается-то? И как это корреспондируется с заявлением Le Monde Diplomatic, приведенным выше?

Да, в общем-то, никак. Зато здорово укладывается в формулу «чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят.

Сторонники гипотезы «в России все плохо, женщину вообще за человека не считают», обычно козыряют фразой «большинство пострадавших от насилия в семье в полицию не обращаются». По данным международной организации Human Right Watch, таких набирается 60−70%. В московском кризисном центре «Анна» считают, что это маловато будет, и говорят о 70−90%. Звучит бронебойно и не должно оставлять места сомнениям: в России все жутко, глухо и беспросветно. Убедить может кого угодно. Кроме тех, кто хоть немного знаком с положением дел за бугром. А там, в Европе, по данным упоминавшейся выше El Confidencial, процент женщин, не жалующихся на своих мужчин в правоохранительные органы, примерно такой же — 74,5%.

[2]

Как видите, российская картина, если разобрать ее по деталям, оказывается нисколько не хуже европейской. Но наша выглядит в СМИ страшнее и объемнее благодаря искусству манипулирования статистикой и умению авторов публикаций подменять понятия. Задачу опорочить положение дел в российском обществе никто не отменял. Нужную информацию выпятить, ненужную опустить — не сегодня придумано. Как в свое время отмечал известный российский экономист Г. В. Плеханов, «напоминает одного цензора, который говорил: „Дайте мне „Отче наш“ и позвольте мне вырвать оттуда одну фразу — и я докажу вам, что его автора следовало бы повесить“». Не думаю, что в наше время умельцы «правильно» препарировать статистический материал перевелись.

НовостиВ МВД рассказали, сколько женщин столкнулись
с насилием в 2019 году

А СМИ разобрались, сколько женщин оказались осуждёнными за самооборону

C января по сентябрь 2019 года в России зафиксирован 15 381 случай бытового насилия против женщин. За весь же 2018 год подобных преступлений было 21 390 — такие данные сообщает МВД России изданию «РБК». Между тем правозащитница Алёна Попова, наоборот, видит рост преступлений в сфере бытового насилия в России. «После декриминализации побоев насильники понимают, что это не преступление, а правонарушение. Если жертва подаёт заявление, то на неё давит социум, особенно в регионах», — комментирует она «РБК». С такой оценкой соглашаются и исследователи кафедры уголовного права СПбГУ. «После декриминализации побоев правоохранители в некоторых случаях считают, что не надо вообще туда соваться, заводить дела», — говорит профессор Владислав Щепельков.

Это сказывается и на статистике, которая показывает, что количество случаев домашнего насилия падает. В исследовании СПбГУ о предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений приведены такие данные: с 2015 по 2018 год количество случаев насилия внутри российских семей снизилось с 49,6 до 33,3 тысячи, при этом увеличилось в Южном и Дальневосточном округах — с 1,8 до 2,4 тысячи и с 2,1 до 2,6 тысячи соответственно. Но резкий спад заметен именно в 2017-м, хотя за год до этого количество преступлений в сфере домашнего насилия, наоборот, показало рост. В таблице, которую приводит «РБК», видно, что в 2016 году зафиксировали 25 948 преступлений в сфере бытового насилия по статье «Побои», а в следующем — 1780.

Заметен спад и в количестве преступлений против женщин и детей внутри семьи: в отношении первых число сократилось с 35,7 до 24,4 тысячи, вторых — с 11,3 до 5 тысяч. Результаты исследования также показали, что «женщины выступают жертвами в 28,7–35 % убийств, совершаемых на семейно-бытовой почве», и составляют 24,9–29,2 % потерпевших от умышленного причинения тяжёлого вреда здоровью, «совершённого на той же почве». Тем не менее пострадавшими от истязаний или угроз убийства, а также причинения тяжкого вреда здоровью оказываются больше женщин — 86–87 % и 70–75 % соответственно.

«Медиазона» и «Новая газета» провели собственные расследования и выяснили, что многие осуждённые за убийство россиянки сталкивались с домашним насилием. Так, сотрудники «Медиазоны» изучили более четырёх тысяч приговоров, вынесенных женщинам с 2016 по 2018 год по статьям об убийстве без отягчающих обстоятельств и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлёкшем смерть потерпевшего. Они выяснили, что почти 79 % осуждённых по статье 105 УК и 52 % по статье 111 УК оказались пострадавшими от бытового насилия. Тем временем редакция «Новой газеты» пришла к выводу, что 91 % женщин, «осуждённых за превышение самообороны, защищались от своих партнёров или других родственников-мужчин».

Читайте так же:  Раздел имущества в другом городе

Напомним, что до 2017 года побои «в отношении близких лиц» судили по уголовной статье 116, но после декриминализации их перевели в разряд административных правонарушений. Как рассказала «РБК» директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина, «женщины обращаются в полицию в среднем на седьмой раз избиений». «В нашей стране полиции не доверяют, туда идут, когда уже нет никаких возможностей. Около 70 % пострадавших от насилия обращаются за помощью к некоммерческому сектору и не идут в полицию, не веря, что помощь получат», — говорит она.

Названо число одобряющих домашнее насилие россиян

Почти каждый десятый российский мужчина считает допустимым домашнее насилие. К таким выводам пришли исследователи агентства «Михайлов и Партнеры. Аналитика» (результаты есть в распоряжении «Ленты.ру»).

О том, что иногда бывает «полезно» ударить жену или ребенка, заявили девять процентов опрошенных мужчин. Такие мнения чаще высказывались в Уральском федеральном округе (13 процентов). Семь процентов заявили, что домашнее насилие простительно, если произошло «сгоряча».

Почти две трети опрошенных согласились с тем, что иногда женщины сами провоцируют применение к ним насилия внешним видом, одеждой или поведением (63 процента). 10 процентов не посчитали изнасилованием принуждение жены к сексу.

При этом более половины россиян — как мужчин, так и женщин — считают, что любое физическое насилие в семье недопустимо (61 процент). По данным аналитиков, против выступили 50 процентов опрошенных мужчин и 69 процентов женщин. Еще 28 процентов респондентов заявили, что физическое насилие допустимо в качестве воспитательной меры для детей. Такое мнение высказывали в основном респонденты из Северо-Кавказского федерального округа (46 процентов).

Кроме того, 39 процентов россиян считают домашнее насилие одной из важнейших социальных проблем. Отмечается, что эта проблема считается наиболее актуальной в семьях, где нет детей или они уже выросли (48 процентов).

В царстве матриархата

Если речь идет об обращении в полицию, то под домашним насилием чаще всего понимаются побои, нанесение увечий или соответствующие угрозы. Однако ученые и психологи трактуют понятие бытового насилия значительно шире. Помимо физического, речь может идти об эмоциональном, экономическом и сексуальном насилии (ФБР в 2012 году уточнило определение термина «изнасилование», уточнив, что его жертвами могут быть не только женщины, но и мужчины). И если женщин больше всего пугает перспектива физического или сексуального насилия, то мужчин — физического и эмоционального.

Женщин проще представить в роли жертвы, поскольку они физически слабее и по-прежнему нередко финансово зависят от мужчин. В то же время, желая отомстить супругу или партнеру, представительницы слабого пола чаще выбирают момент, когда он не сможет им ответить — например, находится в состоянии алкогольного опьянения или просто спит. По данным авторов упомянутой выше статьи о домашнем насилии, большая часть ситуаций, в которых женщина выступает физическим агрессором, происходят именно на фоне распития алкоголя — чаще всего совместного.

В целом, однако, решать проблемы силой женщинам несвойственно. А вот во всём, что касается эмоциональной сферы, расстановка сил, по мнению Евгения Фомина, прямо противоположная.

Чаще всего мужчины подают встречные заявления на своих жен

— Лично мое мнение — у нас давно уже матриархат, по крайней мере, в центральной России: почти всегда мальчик растет под большим влиянием матери, а женщине сложно научить мужчину быть мужчиной. И мальчиков ограничивают в двух вариантах поведения, основных для мужчин: агрессивности и либидо. В результате вырастает мужчина с ограничением, так сказать, «по базовым характеристикам» — неспособный отвечать на агрессию, управлять ею, привыкший отступать, — рассказал врач-психиатр.

Впрочем, по его словам, агрессором в доме может оказаться не только супруга — нередки конфликты со взрослыми детьми, а источником психологических проблем чаще всего становятся матери, не готовые «отпустить» повзрослевшего сына.

— Мужчины, которые приходят на прием, чаще страдают не от жен, а от матерей. Это частая проблема, о которой редко говорят. Потому что считается, что мать — это святое, она хочет только хорошего. Сами мужчины на приеме об этом, конечно, не упоминают. Сначала они просто жалуются на тревожность и неуверенность, — пояснил Евгений Фомин.

В любом случае, насилие в семье невозможно без внутреннего, пусть и неосознанного, согласия жертвы, напомнила в разговоре с порталом iz.ru семейный психолог, кандидат медицинских наук Ирина Обухова. Поэтому первый способ защиты — психологический.

— Чтобы над вами произвели насилие, вы должны на это внутренне «подписаться». Есть люди, которые сразу же выставляют границы, и всем понятно, что с ними так себя вести нельзя. А когда человек показывает, что с ним так можно, значит, это привычно для него. Скорее всего, с ним кто-то себя уже так вел. И вероятнее всего, проблема опять в пресловутом детстве, — отметила эксперт, отмечая, что с этим можно и нужно работать.

Материалы по теме

«Избитая голышом выбежала на улицу»

«Я тебя сейчас прирежу, мне ничего не будет»

Так, около 84 процентов опрошенных выступили за принятие закона о профилактике домашнего насилия. 56 процентов женщин, которым приходилось обращаться за помощью в связи с домашним насилием в различные службы, оказались не удовлетворены их работой.

Видео (кликните для воспроизведения).

Ранее россиянам объяснили необходимость закона о профилактике домашнего насилия. Так, по словам депутата Госдумы Оксаны Пушкиной, Россия — одна из немногих стран, где нет закона, который систематизировал бы работу органов в направлении профилактики семейно-бытового насилия. Она отметила, что в России практически нет кризисных центров для жертв домашнего насилия, где они могли бы получить психологическую помощь и подать заявления в полицию. Закон о профилактике семейно-бытового насилия предполагает целую систему подобных центров, подчеркнула депутат.

Источники

Литература


  1. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Том 2 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 895 c.

  2. Баршев, Я. Историческая записка о содействии Второго Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии развитию юридических наук в России / Я. Баршев. — Москва: СИНТЕГ, 2011. — 245 c.

  3. Кабинет информатики. Методическое пособие / И.В. Роберт и др. — М.: Бином. Лаборатория знаний, 2016. — 126 c.
  4. Берус, Виталий А.С. Лаппо-Данилевский. История. Философия. Методология / Виталий Берус. — М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2014. — 160 c.
  5. Александр, Чашин Пособие по написанию курсовых и дипломных работ по теории государства и права / Чашин Александр. — М.: Дело и сервис (ДиС), 2008. — 932 c.
Домашнее насилие в семье статистика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here