Европейское право защита прав детей

Важная информация в статье: "Европейское право защита прав детей". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Европейская конвенция об осуществлении прав детей ETS N 160 (Страсбург, 25 января 1996 г.)

Европейская конвенция
об осуществлении прав детей
(Страсбург, 25 января 1996 г.)

ГАРАНТ:

См. статус настоящей Конвенции

См. резюме к настоящему документу (по состоянию на 30 декабря 2003 г.)

Государства — члены Совета Европы и другие Государства, подписавшие настоящую Конвенцию,

Считая, что целью Совета Европы является достижение большего единства между его членами,

Принимая во внимание Конвенцию Организации Объединенных Наций о правах ребенка, в частности, Статью 4, требующую от Государств — участников принятия всех соответствующих мер законодательного, административного и иного характера, направленных на осуществление прав, признанных в упомянутой Конвенции,

Принимая во внимание содержание Рекомендации 1121 (1990) Парламентской Ассамблеи относительно прав ребенка,

Убежденные в том, что права и интересы детей должны быть обеспечены и что для этой цели дети должны иметь возможность осуществлять свои права, в частности в процессе судопроизводства по вопросам семейных отношений, затрагивающего их интересы,

Признавая, что дети должны получать необходимую информацию с тем, чтобы их права и интересы могли быть обеспечены, и что мнение детей должно соответствующим образом учитываться,

Признавая значение роли родителей в процессе защиты и обеспечения прав и интересов детей и считая, что государства в случае необходимости, также должны участвовать в такой защите,

Считая тем не менее, что в случае возникновения конфликта целесообразно, чтобы семьи пытались прийти к соглашению до вынесения вопроса на рассмотрение органа судебной власти,

Согласились о нижеследующем:

Совершено в Страсбурге 25 января 1996 года на французском и английском языках, в одном экземпляре, который сдается на хранение в архив Совета Европы, причем оба текста имеют одинаковую силу. Генеральный Секретарь Совета Европы направляет заверенные копии каждому Государству — члену Совета Европы, Государствам, которые не являются членами Совета Европы и участвовали в разработке настоящей Конвенции, Европейскому Сообществу, а также любому Государству, которому предложено присоединиться к настоящей Конвенции.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Европейская конвенция об осуществлении прав детей ETS N 160 (Страсбург, 25 января 1996 г.)

Конвенция вступила в силу 1 июля 2000 г.

Российская Федерация настоящую Конвенцию не ратифицировала

Текст перевода документа предоставлен Правовым управлением Государственной Думы ФС РФ

http://base.garant.ru/4089570/

ОБЩЕНИЕ РЕБЕНКА И РОДИТЕЛЕЙ В ПРАКТИКЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Вероятно, сейчас уместно вспомнить фразу о том, что «самая большая роскошь — это роскошь человеческого общения». Именно такой подход к общению родителей и детей и применяет Европейский суд по правам человека, который исходит из того, что общение родителя и ребенка является ключевым моментом семейной жизни, понимаемой как связь между близкими родственниками.

Изменение социальных и культурных моделей семьи оказывает влияние на юридическую трактовку семейных взаимоотношений. Так, было признано наличие семейных связей между родителями и детьми в рамках фактической семьи, где родители жили в гражданском браке, в том числе и тогда, когда дети жили вместе с одним из родителей; между единственным родителем и его внебрачным ребенком; между проживающим отдельно родителем и его ребенком, рожденным в браке или вне его, включая и случаи нахождения ребенка в приемной семье .

Стандарты Совета Европы в области прав человека применительно к положениям Конституции Российской Федерации: Избранные права. М., 2002. С. 472.

Родительские права в отношении детей признаются и защищаются ст. 8 Конвенции. Семейная жизнь, как понимается в договаривающихся странах, охватывает широкий спектр прав родителей, связанных с заботой и опекой над их несовершеннолетними детьми. Забота о детях и их воспитание, как правило, неизбежно предполагают, что именно родители или единственный родитель решают, где ребенок будет жить, а также устанавливают различные ограничения свободы собственного ребенка или же предоставляют другим лицам право их устанавливать. В соответствии со стандартами Совета Европы признание культурного многообразия распространяется и на способы воспитания детей. Статья 8 Конвенции предполагает уважение и такого способа воспитания, который не получил распространения в определенном обществе, при условии, что подобное обращение с ребенком не подпадает под понятие наказуемого деяния согласно законодательству государства-участника.

Взаимоотношения родителей и детей не прекращаются в случае развода или раздельного проживания родителей. Однако, как отмечает Европейская комиссия, установление в национальных законодательствах правил, которые регламентируют отношения между родителями и детьми в подобных случаях и отличаются от норм, применяющихся в период существования брака, может быть признано правомерным и даже необходимым. Вместе с тем из положений ст. 8 вытекает, что ни один из родителей не имеет приоритетного права опеки над ребенком.

Если суды предоставляют право опеки над детьми одному из родителей, может встать вопрос о вмешательстве в семейную жизнь другого родителя. Европейская комиссия и Европейский суд признают широкую свободу усмотрения национальных властей при условии, что суды в должной мере исследуют ситуацию каждого из родителей с точки зрения интересов ребенка.

Родитель, которому не предоставили права опеки, может быть лишен права доступа к ребенку только в особых обстоятельствах, если такое поведение создает угрозу для нравственности или здоровья ребенка, включая его психическое состояние, а также если это необходимо для предотвращения преступления.

В деле Эльсхольц против Германии заявитель добровольно признал отцовство сразу же после рождения внебрачного ребенка, которого он содержал и с которым проживал в течение нескольких лет совместно с матерью ребенка и ее старшим сыном. После того как мать с сыновьями переехала, он продолжал регулярно встречаться с сыном и несколько раз проводил с ним отпуск. Впоследствии все контакты отца и сына прекратились по инициативе матери. Заявитель неоднократно обращался в судебные инстанции, однако его требования о признании права доступа к ребенку отклонялись, поскольку, по мнению судей, отношения между родителями были настолько натянутыми, что принудительное осуществление права отца на общение с ребенком не могло способствовать благополучию последнего. Кроме того, сын, находившийся под влиянием матери, высказывался об отце негативно и не хотел с ним встречаться. По мнению заявителя, отказ в праве доступа к сыну и признание права опеки за матерью ребенка представляли собой нарушение его права на уважение семейной жизни (п. 34).

Рассматривая данное дело, Европейский суд напомнил, что понятие семьи в соответствии с положениями ст. 8 не ограничивается отношениями, основанными на браке, и распространяется на фактические семейные связи, когда стороны живут вместе, официально не оформляя отношения. Ребенок, родившийся в результате подобных отношений, является по праву членом семейного союза с момента рождения и в силу факта рождения. Взаимное общение ребенка со своим родителем есть фундаментальная составляющая семейной жизни даже в случае разрыва отношений между родителями. Предпринимаемые национальными властями меры, препятствующие такому общению, равнозначны вмешательству в осуществление права на уважение семейной жизни (п. 43). Если право родителя на доступ к собственному ребенку ограничивается, то существует серьезная опасность ослабления семейных отношений между родителем и малолетним ребенком (п. 49). По мнению Суда, заявитель не оказался в должной степени вовлечен в судебное разбирательство, а обоснования судебными инстанциями принятых решений выглядели недостаточно убедительными. Национальные власти перешли допустимые пределы усмотрения, нарушив тем самым право заявителя, гарантированное ст. 8 Конвенции (п. п. 52 — 53).

Читайте так же:  Куда подать на развод если есть ребенок

В комментариях к Конвенции отмечается, что при определенных обстоятельствах родитель, проживающий отдельно от ребенка, не имеет эффективных средств правовой защиты, если другой родитель, наделенный правом опеки, препятствует общению и настраивает ребенка против него. В таких условиях ребенок превращается в центральное звено конфликта между родителями, и государство, по мнению европейских инстанций, может с полным основанием запретить родителю, не наделенному правом опеки, осуществление права доступа к ребенку, поскольку стрессовая ситуация не отвечает интересам охраны его здоровья.

В деле Глейзер против Соединенного Королевства заявитель не имел доступа к своим детям, поскольку мать переезжала с места на место, скрывая их местонахождение. По мнению Европейского суда, судебные власти использовали все имевшиеся в их распоряжении средства для розыска бывшей жены заявителя, для принятия иных мер — ее ареста или изменения места жительства детей. Должен был проявить инициативу сам заявитель, однако последний необходимых действий не совершал. Кроме того, принятие решения об изменении места жительства, как свидетельствовали обстоятельства дела, не одобрили бы сами дети, подобное решение не обеспечило бы стабильности и безопасности их положения. Учитывая изложенное, Суд установил отсутствие нарушения ст. 8 и признал, что в данной сложной ситуации был соблюден разумный баланс между конкурирующими интересами и национальные власти выполнили обязательства, связанные с защитой права заявителя на уважение его семейной жизни (п. п. 86 — 87).

http://lawbook.online/zaschita-prav-semya/obschenie-rebenka-roditeley-praktike-17268.html

Дипломные и курсовые работы, магистерские диссертации по праву на заказ

Добро пожаловать!

На нашем сайте Вы можете заказать магистерскую диссертацию, дипломную или курсовую работу по праву (юриспруденции). Также мы можем подготовить для Вас отчет по практике, научную статью или реферат по праву, решить задачи, помочь с подбором материала и многое другое.

Все работы выполняются специалистами с высшим юридическим образованием, имеющими опыт научной и практической работы.

На сегодняшний день в сети Интернет можно бесплатно скачать множество работ, однако такие работы по юриспруденции никогда не дадут вам уверенности, так как они не выдерживают проверки преподавателем и определяются как скаченные с интернета.

Курсовые и дипломные работы, а также магистерские диссертации по юриспруденции должны подготавливаться профессионалами, специализирующимися в области юриспруденции и права, а не «специалистами» широкого профиля.

Мы не беремся за любые заказы, а работаем исключительно по юридическим дисциплинам. Каждый заказ передается специалисту, выполняющему работы по соответствующей (гражданско-правовой, административно-правовой, конституционно-правовой и т.д.) отрасли права или предмету.

Вы получаете авторскую работу, проверенную на оригинальность системой Antiplagiat.ru . При получении вы можете там же проверить вашу работу, загрузив файл в систему, для того, чтобы убедиться в ее оригинальности. При заказе работы просим указывать необходимый процент оригинального текста в системе Antiplagiat.ru, а также способ проверки.

Наши преимущества:

  • консультации по подбору темы работы (бесплатно);
  • бесплатное составление плана работы;
  • строгая специализация — подготовка работы лицами, имеющими, как минимум, высшее юридическое образование ( мы выполняем только работы по праву ).
  • подготовка работы на основе действующего законодательства;
  • использование в работе новейших литературных источников и новейшей судебной практики;
  • полное сопровождение до защиты работы;
  • гарантийные обязательства.

При подготовке всех работ используются регулярно обновляемые справочные правовые системы «Гарант» и «Консультант Плюс», что позволяет учитывать самые последние вступившие в силу изменения законодательства, а также законопроекты, планируемые к принятию Государственной Думой в ближайшее время.

Имеющаяся в нашем распоряжении как обычная, так и обширная электронная библиотека, позволяет нам использовать как классические труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, так и научные работы, учебники, комментарии, монографии и статьи, вышедшие в самое последнее время. Как правило, обязательным требованием для наших магистерских диссертаций, дипломных и курсовых работ по праву является наличие в них использованных источников выпущенных в текущем году.

Абсолютно на все работы даются гарантии.

Мы оперативно обрабатываем заказ и стараемся как можно быстрее написать работу, к примеру курсовые работы подготавливаются в срок от 7 до 14 дней, а дипломные работы по юриспруденции — от двух до четырех недель.

Мы делаем на заказ:

[2]

Дипломные и курсовые работы, а также магистерские диссертации и научные статьи по праву требуют много времени и усилий. Доверьтесь профессионалам, экономьте свое время.

http://justicemaker.ru/view-article.php?art=3649&id=18

Комиссар по правам человека

Защита прав детей: Европа должна сделать больше

Построим Европу для детей и вместе с ними

Двадцать пять лет защиты прав ребенка

Двадцать пять лет тому назад, 20 ноября 1989 года, Генеральная ассамблея ООН приняла Конвенцию о правах ребенка (КПРООН). Это стало важным событием: впервые государства признали детей как полноправных обладателей всего набора прав человека наравне со взрослыми. В наше время Конвенция по-прежнему является наиболее важным международным документом, посвященным защите прав детей в масштабах всего мира. Созданная на основании Конвенции система мониторинга является ключевым инструментом для оценки достижений и пробелов на национальном уровне. Кроме того, механизм, позволяющий обращаться с индивидуальными жалобами в Комитет по правам ребенка, открыл новые возможности для детей добиваться того, чтобы их голос был услышан, а их права признаны.

С 1989 года в государствах-членах Совета Европы достигнут значительный прогресс. С целью улучшения соблюдения положений Конвенции были внесены поправки в законодательство. Также были реформированы судебные системы для того, чтобы в большей степени учитывать потребности детей, а в ряде государств-членов были разработаны национальные стратегии в поддержку детей и созданы для этого конкретные органы, призванные осуществлять мониторинг за соблюдением их прав.

В то же время государства-члены до сих пор могут не учитывать свои обязательства в области прав детей. Во время моих визитов в страны я часто слышал, что меры по защите прав детей не могут быть реализованы в силу финансовых ограничений, особенно в эпоху жесткой экономии. Я также слышал аргументы против обеспечения прав детей, в частности, в сфере ювенальной юстиции на основании того, что такие меры якобы составляют необоснованное вмешательство в права родителей воспитывать своих детей по своему усмотрению. Соображения, связанные с вопросами безопасности или контроля над миграцией во многих странах, как правило, перевешивают необходимость учитывать наилучшие интересы ребенка.

Основная причина такого несоблюдения положений КПРООН состоит в том, что дети по-прежнему часто не рассматриваются как полноправные обладатели прав со стороны политиков, руководителей, а иногда и специалистов, с ними работающих, и даже со стороны их родителей. Это приводит к постоянным нарушениям прав детей по всему континенту.

Четыре основных вызова, связанных с правами детей в Европе

Есть четыре области, в которых государства-члены могут и должны сделать больше для того, чтобы обеспечить соблюдение положений КПРООН и эффективную защиту прав детей.

Во-первых, детей-мигрантов в ряде государств-членов по-прежнему можно заключать под стражу лишь на основании их статуса мигранта или этого же статуса их родителей. Как недавно было подчеркнуто Парламентской Ассамблеей Совета Европы, политики зачастую используют заявления, в которых они объявляют преступниками незаконных мигрантов, в том числе детей, поэтому содержание иммигрантов под стражей используется в государствах-членах все шире. Несмотря на то, что некоторые страны запрещают такое содержание детей-мигрантов, этот запрет не всегда соблюдается на практике. Содержание под стражей наносит долгосрочный ущерб детям. Оно подрывает их физическое и психологическое благополучие и развитие, особенно тогда, когда они отделены от своих родителей. При этом дети также не должны содержаться с их семьей только для того, чтобы семья оставалась вместе, но такая практика по-прежнему существует в целом ряде государств. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) указал на необходимость властей ограничивать подобную практику. Я твердо верю в то, что дети-мигранты, как перемещающиеся в одиночку, так и со своими семьями, никогда не должны подвергаться заключению под стражу.

Читайте так же:  Свидетельство о смене фамилии при замужестве

Во-вторых, глубокую озабоченность вызывает то, что множество детей, прежде всего, детей-цыган и детей с ограниченными возможностями, по-прежнему исключены из образования в обычных школах по всей Европе. Их держат в отдельных или в коррекционных классах или школах, ограничивая им при этом возможность интеграции в обычную школу. Сегрегация детей в сфере образования представляет собой, на мой взгляд, одну из худших форм дискриминации. К сожалению, она по‑прежнему распространена, как это подтверждается различными постановлениями ЕСПЧ. Это является нарушением права ребенка на образование на основе равных возможностей, а также на развитие своей личности, таланта и способностей в полной мере, как это предусматривается в КПРООН. Я говорил об этой озабоченности с властями ряда стран, в том числе Венгрии, «бывшей Югославской Республики Македония», Испании, Италии, Нидерландов, Португалии, Румынии, Франции, Черногории и Чешской Республики. Я также подчеркивал, что возможности этих детей успешно интегрироваться в общество на более позднем этапе весьма невелики. В большинстве случаев эти дети столкнутся, скорее всего, с мрачной перспективой маргинализации и нищеты.

Еще один вопрос, который я затрагивал в ряде стран — это сохраняющаяся и самовоспроизводящаяся проблема безгражданства среди детей. В Европе по‑прежнему около 680 000 человек являются лицами без гражданства, большая часть которых – дети. В некоторых странах для них существует риск стать лицами без гражданства из-за отсутствия свидетельства о рождении. Это часто происходит с детьми, принадлежащими к изолированным или подвергающимся дискриминации группам этнических меньшинств, таким как рома-цыгане. В других странах дети «наследуют» безгражданство от своих родителей. Они могут также родиться лицами без гражданства в результате миграции своих родителей или из-за правовой коллизии между законами о гражданстве страны их рождения и страны происхождения их родителей. КПРООН гарантирует право на приобретение гражданства для каждого ребенка. Присвоение гражданства должно происходить при рождении или в кратчайшие сроки после, поскольку дети без гражданства лишены прав, они в большей степени могут подвергаться нарушениям прав человека, таким как торговля людьми и эксплуатация, заключение под стражу, отсутствие доступа к образованию, медицинским услугам и социальному обеспечению, а также к системе правосудия.

Видео (кликните для воспроизведения).

Что необходимо сделать для того, чтобы улучшить защиту прав детей?

С нарушениями прав детей можно и нужно бороться. Чрезвычайно важно повышать уровень осознания не только среди тех, кто принимает решения, но и среди населения в целом, того, что дети являются полноценными обладателями прав и что соблюдение их прав на практике является не факультативным, но обязательным для государства.

Государства должны незамедлительно и полностью прекратить содержание под стражей детей в иммиграционных центрах, за что выступает Комитет ООН по правам ребенка и Международная коалиция против содержания под стражей. Необходимо разработать альтернативные меры, не предусматривающие содержание под стражей, по образцу существующей эффективной практики. Некоторые государства, например Бельгия или Швеция, разработали такие альтернативные меры, которые в большей степени соблюдают права человека, являются менее затратными и которые доказали свою эффективность в соблюдении соответствующими лицами решений, связанных с миграцией. Эти меры включают размещение лиц в открытых помещениях на местах, при поддержке системы индивидуального надзора, возможно, в сочетании с обязательством отчитываться о месте нахождения или регистрации.

Государства должны запрещать сегрегацию в сфере образования, при любых условиях. Необходимо активно обеспечивать образование для всех детей в инклюзивных школах при предоставлении соответствующей поддержки тем детям, которые в этом нуждаются. Для этого необходимо, чтобы власти принимали активные меры по убеждению населения и преподавателей в том, что ликвидация сегрегации и содействие интеграции отвечают наилучшим интересам всех детей, в том числе детей без ограниченных возможностей, а также тех, кто принадлежит к большинству населения. Государства должны также разрабатывать масштабные планы по предотвращению сегрегации, устанавливая конкретные цели и сроки, а также предоставляя соответствующую поддержку детям и преподавателям для преодоления сегрегации, содействуя деятельности по интеграции на местном уровне.

Государства должны обеспечивать, чтобы ни один ребенок, родившийся на их территории, не оставался лицом без гражданства. Государства также должны ликвидировать дискриминационные законы и практику, касающиеся вопроса получения гражданства детьми. Страны должны, в частности, предоставлять гражданство детям, родившимся на их территории, которые в ином случае окажутся лицами без гражданства, в соответствии с существующими стандартами ООН и Совета Европы, с целью выхода из замкнутого круга безгражданства. Рождение всех детей должно быть всегда должным образом зарегистрировано, что является предварительным условием доступа к правовой идентичности и к гражданству.

Государства должны признать, что детская бедность является одной из серьезных проблем прав человека, регулярно оценивать масштабы этой проблемы и принимать решительные меры для преодоления такой тенденции. В частности, они должны анализировать последствия мер жесткой экономии для соблюдения прав детей, в частности, их права на нормальное жилье, на наиболее высокий достижимый уровень здравоохранения, образования и досуга, а также на участие в жизни общества. Разработанные рядом государств-членов стратегии по смягчению негативных последствий жесткой экономии в отношении детей необходимы, но они недостаточны. Правительства должны разрабатывать долгосрочную политику для того, чтобы исправлять глубинные причины детской бедности. Необходимо также предпринять дополнительные усилия для того, чтобы позволить детям, находящимся в условиях социальной отчужденности, получить доступ к судебной системе и другим средствам правовой защиты в случае нарушения их прав.

http://www.coe.int/ru/web/commissioner/-/protecting-children-s-rights-europe-should-do-morel

КАК ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ЗАЩИЩАЕТ ПРАВА ДЕТЕЙ, РОЖДЕННЫХ ВНЕ БРАКА

В современном мире постоянно растет число детей, рожденных вне брака. Кажется, давно канули в историю проблемы с ограничением таких детей в правах, но все-таки есть проблемы, которые становятся предметом рассмотрения в Европейском суде по правам человека.

Для того чтобы ребенок, рожденный вне брака, мог получить все права, составляющие содержание родительского правоотношения, нужны дополнительные гарантии.

Многие принципиальные положения, касающиеся частной жизни, были сформулированы в процессе рассмотрения дел, в которых формально речь шла о праве на уважение семейной жизни, поэтому представляется целесообразным сначала проанализировать практику Европейского суда именно в этой области.

В ряде дел предметом рассмотрения Суда было положение детей, рожденных вне брака, в контексте их права на семейную жизнь. Согласно установленным в праве Совета Европы стандартам, незаконнорожденные дети не должны страдать из-за того, что они родились вне брака. В деле Маркс против Бельгии, ставшем хрестоматийным, предметом спора являлся тот факт, что законодательство страны предусматривало более сложный порядок установления правовых отношений между матерью и ее ребенком в случае его рождения вне брака. Для этого было необходимо пройти через процедуры признания ребенка и его последующего усыновления. В результате создавалась такая ситуация, что в течение определенного времени ребенок «юридически» вообще не имел матери.

Читайте так же:  Обжалование раздела имущества

Не все члены Суда придерживались широкой трактовки права на уважение семейной жизни, получившей отражение в решении. В особом мнении сэр Дж. Фицморис трактовал позицию Суда как неудачную попытку включить весь Семейный кодекс в ст. 8 Конвенции и тем самым «раздуть» ее до такой степени, что она перестает отвечать истинным целям.

Вопросы, связанные со статусом внебрачных детей, рассматривались и в деле Джонстон и другие против Ирландии, в котором первый и второй заявители состояли в фактических брачных отношениях в течение 15 лет, а третьей заявительницей была их внебрачная дочь. Родители не могли оформить отношения официально, так как один из них состоял в зарегистрированном браке, а законодательство страны не предусматривало возможность развода.

Европейский суд отметил, что заявители составляют «семью» в понимании ст. 8 Конвенции и, соответственно, имеют право на ее защиту, несмотря на то что их отношения существуют вне законного брака (п. 56). В данном деле родители имели возможность принять ряд мер, чтобы юридически «ввести» в семью собственную дочь, однако при рассмотрении жалобы встал вопрос, предполагает ли реальное уважение семейной жизни обязательство Ирландии улучшить статус ребенка (п. 71). По мнению Суда, для нормального развития естественных семейных отношений между заявителями и их дочерью необходимо, чтобы ее правовое и социальное положение считалось аналогичным статусу законнорожденного ребенка (п. 74). Анализ правового положения третьей заявительницы показал существенные отличия от последнего, кроме того, отсутствовали доказательства, что у нее или у ее родителей имелись какие-либо средства для устранения или уменьшения этих различий (п. 75).

Судьи пришли к выводу, что, несмотря на широкую свободу усмотрения, которой пользуется Ирландия в данной области, отсутствие надлежащего правового режима, который бы отражал естественные семейные связи третьей заявительницы, представляло собой неуважение ее семейной жизни, а также семейной жизни ее родителей, поскольку связи между ними и третьей заявительницей носили тесный и личный характер. По мнению Суда, из создавшегося положения не следовало, что первый заявитель должен получить право развестись и вступить в повторный брак, однако это означало, что Ирландии необходимо улучшить статус незаконнорожденных детей, сохранив при этом конституционный запрет на разводы (п. 75).

В решении по делу Инце против Австрии Европейский суд обратил внимание на тот факт, что в настоящее время государства — члены Совета Европы уделяют большое внимание вопросам равенства прав детей, рожденных в браке, и внебрачных детей. По мнению судей, должны быть выдвинуты очень серьезные основания, чтобы разница в обращении к детям, рожденным вне брака, могла быть признана соответствующей положениям Конвенции (п. 41).

В деле Marckx v. Belgium заявительница — мать-одиночка, родившая дочь, не будучи в браке, согласно бельгийскому законодательству, действовавшему на тот момент, не признавалась матерью своей дочери автоматически. Ей было необходимо удочерить родную дочь, чтобы их отношения стали юридически зафиксированы. Заявительница утверждала, что бельгийское законодательство нарушает ее право на уважение семейной жизни, а также дискриминирует детей, рожденных вне брака.

Решение от 13 июня 1979 г.

Кроме того, существующие нормы нарушали имущественные права дочери заявительницы, так как она не могла наследовать ее имущество в течение того времени, пока не считалась удочеренной матерью. Европейский суд признал, что отношения между матерью и ребенком безусловно являются семейными и должны, следовательно, оцениваться государством независимо от того, родился ребенок в браке или вне брака, таким образом, Суд установил нарушение ст. 8. В результате рассмотрения вышеназванного дела в Европейском суде законодательство Бельгии в вопросе о внебрачных детях было изменено.

http://lawbook.online/semeynoe-pravo-rossii-kniga/kak-evropeyskiy-sud-pravam-cheloveka-17264.html

Защита прав ребенка

Действия Франции в защиту прав детей

Содержание

На международном уровне

Франция присоединилась ко всем международным актам, защищающим и продвигающим права ребенка, первым среди которых следует упомянуть Международную конвенцию о правах ребенка, подписанную и ратифицированную в 1990 году, а также три факультативных протокола к ней: протокол, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах (2000 год), протокол, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии (2000 год), и протокол, касающийся процедуры сообщений (ратифицирован в 2014 году).

Совместно с Группой латиноамериканских и карибских государств Франция как член Европейского союза ежегодно представляет Генеральной Ассамблее ООН и Совету по правам человека резолюцию, подтверждающую права ребенка. Франция активно отстаивает в них необходимость усиления защиты детей в свете современных проблем. Кроме того, она выступает за более внимательное отношение к правам девочек и девушек, за доступ всех девочек и мальчиков к образованию и за интенсификацию борьбы со всеми формами насилия в отношении детей.

Франция также периодически представляет в соответствующий комитет периодический доклад о соблюдении Конвенции о правах ребенка. При рассмотрении последнего доклада в январе 2016 года Комитет по правам ребенка подчеркнул конструктивный характер диалога с французской делегацией. В своем заключении комитет приветствовал ратификацию многочисленных международных инструментов, а также принятие внутренних законодательных актов для усиления защиты детей.

По линии Европейского союза и Совета Европы

По случаю 30-й годовщины Конвенции о правах ребенка и в рамках своего председательства в Комитете министров Совета Европы Франции провела масштабную конференцию, посвященную современным проблемам защиты прав ребенка, в частности в свете развития цифровых технологий. Кроме того, Франция выступила одним из инициаторов кампании Совета Европы по защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия и одной из первых подписала Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия, вступившую в силу 1 июля 2010 года.

Франция также активно участвовала в принятии Руководящих принципов Европейского союза, касающихся прав ребенка (2007 год), и Руководящих принципов Европейского союза по вопросу о детях и вооруженных конфликтах (2003 год, пересмотрены в 2008 году).

Защита детей в ходе вооруженных конфликтов

В 2018 году в мировом масштабе более 13 600 детей были освобождены из-под контроля вооруженных группировок или вооруженных сил. Однако в отношении детей было совершено еще 24 000 серьезных нарушения их прав, и был отмечен тревожный рост числа убийств и калечения детей.

Франция сыграла ключевую роль в принятии резолюций 1539 (2004 год) и 1612 (2005 год) Совета Безопасности ООН, в которых предусматривается создание механизма мониторинга и отчетности в отношении серьезных нарушений прав детей в ситуациях вооруженных конфликтов. Благодаря этому механизму, Генеральный секретарь ООН публикует каждый год доклад, в котором приводит список сторон, участвующих в вооруженных конфликтах и виновных в серьезных нарушениях прав детей (вооруженные группировки или части регулярной армии). Вслед за этим проводится заседание рабочей группы Совета Безопасности, указывающей действия, которые должны быть предприняты различными участниками в ситуациях, вызывающих наибольшее беспокойство. Специальный представитель Генерального секретаря ООН по вопросу о защите детей в вооруженных конфликтах обсуждает со сторонами, упомянутыми в ежегодном докладе, конкретные планы действий. К серьезным нарушениям прав детей относятся убийство или калечение детей, вербовка и использование детей-солдат, сексуальное насилие в отношении детей, нападения на школы и больницы, блокирование гуманитарной помощи детям, а также похищение детей.

В феврале 2007 года Франция совместно с Детским фондом ООН (ЮНИСЕФ) провела конференцию «Освободим детей от войны». По ее итогам были приняты Парижские принципы и обязательства, определяющие основные направления борьбы с вербовкой детей в вооруженные силы. С тех пор их одобрило 109 государств. В развитие этой инициативы Франция совместно с ЮНИСЕФ организовала 21 февраля 2017 года конференцию на уровне министров «Защитим детей от войны», чтобы подвести итоги проделанной работы и придать новый импульс мобилизации мирового сообщества для решения этой проблемы.

Читайте так же:  Характеристика на ребенка для лишения родительских прав

Деятельность Франции для обеспечения действенного соблюдения прав ребенка

Деятельность Франции в защиту прав девочек принимает конкретные формы. Совместно с национальным комитетом ЮНИСЕФ Франция создала в этом году механизм встречного финансирования для расширения прав и возможностей девочек в Мавритании, основанный на инновационном принципе: государство перечисляет один евро за каждый евро, привлеченный в рамках кампании по сбору средств для проекта. Благодаря этой программе, служащей для улучшения подготовки, поддержки культурных мероприятий и повышения гражданского сознания, девочки смогут сами определять свое будущее и принимать активное участие в жизни общества. Кроме того, Франция начала долгосрочную работу, направленную на улучшение образования и профессиональной подготовки девочек, а также на борьбу с гендерно мотивированным насилием с школьной среде. Эта работа ведется посредством многострановых проектов.

Франция убеждена в том, что доступ к образованию является ключевой проблемой. В свете этого она финансирует многочисленные проекты по всему миру, направленные на обеспечение доступа всех детей к качественному образованию в интересах долгосрочной стабилизации кризисных районов.

Вписываясь в давнюю традицию, Франция поддерживает участников системы охраны здоровья матери и ребенка в наиболее нуждающихся зонах посредством, в частности, Французского агентства развития.

[1]

В июне 2019 года Франция возглавила Глобальное партнерство, созданное для достижения целей в области устойчивого развития (Альянс по достижению цели 8.7 в области устойчивого развития). Его деятельность направлена на искоренение к 2025 году детского труда за счет объединения усилий всех участников, государств, международных организаций, а также социальных партнеров, предприятий и неправительственных организаций.

http://www.diplomatie.gouv.fr/ru/politique-etrangere/prava-cheloveka/droits-des-enfants/

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ДЕТЕЙ В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Право на справедливое судебное разбирательство имеет особую актуальность применительно к защите прав детей. Следует учитывать, что сам ребенок не может «исчерпать внутригосударственных средств защиты», а его законные представители не всегда хотят это делать, а иногда сами же и являются нарушителями прав ребенка.

На современном этапе развития и становления международной правовой системы защиты прав человека, где тенденция роста нарушения последних характерна как для развитых, так и для развивающихся стран ввиду несовершенства национального законодательства, важнейшим достижением вышеназванной системы явилось признание международным сообществом в качестве самостоятельных субъектов права детей, которые вследствие своей физической и умственной незрелости нуждаются в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту как до, так и после рождения. Данный факт находит подтверждение и закрепление соответственно во многих международных документах, посвященных как напрямую правам ребенка, так и косвенно затрагивающих права последних. К ним относятся, в частности, Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г., Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровне, и ряд других.

Система защиты прав ребенка на международном уровне не умаляет действенность и национальных ее механизмов. Так, в Российской Федерации права ребенка закрепляются и защищаются одновременно посредством многих параграфов и статей в таком кодифицированном нормативном правовом акте, как Семейный кодекс РФ. Это и право ребенка жить и воспитываться в семье, право на общение с родителями и другими родственниками; право на защиту, право выражать свое мнение, право на имя, отчество и фамилию, имущественные права ребенка и т.д.

В настоящее время мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда все имеющиеся внутригосударственные средства защиты прав ребенка исчерпаны, а право последнего так и не получило соответствующей защиты. Данная ситуация может получить разрешение с помощью международных механизмов, основанных на международных нормативных актах, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ частью правовой системы Российской Федерации. Более того, ч. 3 ст. 46 Конституции РФ закрепляет право каждого на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека.

Говоря о Европейской конвенции, необходимо отметить, что она не содержит в себе статей, напрямую регулирующих и защищающих права детей, однако ее положения могут быть применены к ребенку, являющемуся субъектом международного права наравне с другими участниками международных правоотношений. Наиболее часто при защите прав детей применяются следующие нормы Европейской конвенции.

Статья 3 Конвенции полностью запрещает пытки или бесчеловечное и унижающее достоинство обращение или наказание. В рамках данной статьи Европейский суд считает: чтобы плохое обращение, в частности с детьми, представляло собой нарушение данной нормы, оно должно достигнуть минимального уровня жестокости, оценка которого по своей сути относительна, так как зависит от конкретных обстоятельств дела: от его продолжительности, воздействия на психическое или физическое состояние, а также от пола, возраста, состояния здоровья жертвы такого обращения. При толковании данной нормы Суд исходит из того, что пытка представляет собой преднамеренное бесчеловечное обращение, вызывающее очень сильные и жестокие страдания (речь идет об обращении, которое состоит в явном непонимании элементарных принципов гуманности).

Рассматривая данные обстоятельства как единое целое, Суд делает вывод, что мальчик был подвергнут наказанию, в котором элемент унижения достиг уровня, присущего понятию «унижающее достоинство наказание» .

Дело Tyrer v. United Kingdom // СПС «КонсультантПлюс».

Статья 6 Европейской конвенции, закрепляя право на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, наряду со взрослыми распространяется и на детей.


В рамках данной статьи в качестве примера можно привести дела T. и V. против Соединенного Королевства, в которых речь идет о двух 10-летних мальчиках, похитивших двухлетнего мальчика из торгового центра, куда он пришел с мамой, избивших его до смерти и бросивших тело на железнодорожное полотно, с тем чтобы его переехал поезд. Подросткам было предъявлено обвинение в убийстве, состоялся суд, и в 1993 г. их осудили в возрасте 11 лет.

Обвиняемые направили в Европейский суд жалобу, в которой утверждалось что им было отказано в праве на справедливый суд, поскольку они не могли принимать эффективное участие в ходе разбирательства своего дела. Суд отметил, что для государств-участников не существует общей нормы, касающейся минимального возраста уголовной ответственности, и тот факт, что заявители подлежали уголовной ответственности, сам по себе не является нарушением ст. 6 Европейской конвенции. Суд указал, что важно, чтобы с ребенком, которому предъявлено обвинение, обращались с учетом его возраста, уровня зрелости, интеллектуальных и эмоциональных особенностей, а также чтобы принимались меры, содействующие тому, чтобы он мог разбираться и участвовать в судебном процессе. Следовательно, в отношении юного ребенка, обвиняемого в совершении тяжкого преступления, которое привлекло самое пристальное внимание средств массовой информации и публики, представляется необходимым проводить судебное разбирательство таким образом, чтобы максимально снизить риск появления у него ощущения запугивания и подавленности.

Несмотря на то что в ходе данного судебного разбирательства в отношении юных осужденных были приняты особые меры с учетом их возраста и с целью помочь им лучше разобраться в ходе слушаний (им рассказали о судебной процедуре, заранее показали зал суда, продолжительность заседаний была сокращена, с тем чтобы не переутомлять обвиняемых), тем не менее формальные процедуры судебного заседания, по мнению Суда, могли показаться детям малопонятными и пугающими.

Согласно психиатрическому заключению, в силу недостаточной зрелости детей представляется весьма сомнительным, чтобы они могли адекватно оценивать ситуацию и давать подробные указания своим адвокатам. В итоге Суд пришел к выводу о маловероятности того, что дети могли чувствовать себя достаточно свободно в напряженной атмосфере зала суда и под пристальным вниманием публики, принимая во внимание их незрелость и тревожное эмоциональное состояние.

[3]

Таким образом, Суд пришел к заключению, что обвиняемые не имели возможности участвовать в судебном разбирательстве выдвинутого против них уголовного обвинения и были лишены права на справедливый суд, закрепленного в п. 1 ст. 6 Европейской конвенции .

Читайте так же:  Какие ежемесячные выплаты положены матерям одиночкам

Дженис М., Кэй Р., Бредли Э. Европейское право в области прав человека (практика и комментарии) / Пер. с англ. М., 1997. С. 329.

В практике Европейского суда немаловажным является на сегодняшний день решение вопроса о передаче государству права на опеку над ребенком.

Во-первых, Европейский суд отмечает, что разделение семьи в любом случае предстает серьезным вмешательством государства в дела конкретной семьи, которое всегда должно быть оправдано интересами ребенка.

Так, ст. 2 Протокола N 1 к Европейской конвенции гарантирует общее, а не конкретное право на образование, носителем которого является тот, кто заинтересован в получении образования и кто может и должен извлечь из него пользу, т.е. в первую очередь ребенок. Государство — участник Конвенции обязано следить за тем, чтобы дети имели возможность осуществить свое право на образование.

Основному фундаментальному праву на образование соответствует дополнительное право родителей на уважение их религиозных и философских убеждений, под которыми Суд понимает убеждения, заслуживающие уважения в демократическом обществе и являющиеся совместимыми с достоинством личности и в то же время не противоречащими основополагающему праву ребенка на образование. Опосредованное отношение к защите прав детей в рамках Европейского суда имеет и ст. 14 Конвенции, запрещающая любую форму дискриминации в отношении детей. Так, Суд придает особое значение равенству в сфере прав гражданского характера между детьми, рожденными в браке, и детьми, рожденными вне брака; только веские причины могут привести к тому, чтобы считать совместимым с Европейской конвенцией различие по признаку рождения вне брака.

Возвращаясь к рассматриваемому делу, необходимо отметить, что поданная жалоба заявительницей была признана неприемлемой. Кроме того, на момент обращения заявительницы в Европейский суд дело уже было прекращено в национальном суде посредством заключения мирового соглашения, согласно которому ребенок оставался с отцом, матери предоставлялось право встречаться с ребенком по вечерам в выходные дни, а также забирать сына к себе во время школьных каникул. Тем не менее очевидно, что на пересмотр состоявшегося решения по делу гражданки Н. повлияла позиция Европейского суда.

Учитывая сложившуюся практику Европейского суда по вопросам, касающимся защиты прав детей, следует отметить, что обычно интересы несовершеннолетних в Суде представляют их родители. Тем не менее ребенок наделен правом воспользоваться помощью адвоката или общественной организации в соответствии с национальным законодательством, если по каким-либо причинам законное представительство родителями невозможно. Подобный подход особенно актуален, когда интересы ребенка входят в противоречия с интересами его родителей или опекунов.

Так, к примеру, можно привести дело гражданина Н. против Дании, которому на момент подачи заявления в Комиссию по правам человека было 13 лет. Поскольку его родители не состояли в браке, то родительские права на ребенка в соответствии с датским законодательством принадлежали только матери. После расставания с матерью отец ребенка мог навещать его на основании «джентльменского соглашения». Позднее отец через компетентные органы получил официальное право на посещение ребенка, который, постепенно сближаясь с отцом, отказался вернуться к матери. После того как мать с согласия обеих сторон связалась с социальными работниками, ребенка поместили в специальное детское учреждение, откуда он сбежал и вернулся к отцу. Отец подал иск в суд о передаче ему права опеки над ребенком. После ареста отца за совершение уголовного правонарушения ребенка поместили в отделение детской психиатрии окружного госпиталя, откуда он опять сбежал.

После длительных судебных разбирательств, результатом которых стал отказ в передаче права опеки отцу, психиатрической экспертизы ребенка, а также установления того факта, что ребенок не хочет жить с матерью, он был окончательно помещен в госпиталь, тем самым нарушено право гражданина Н. на уважение семейной жизни. Поэтому в поданном им при помощи отца заявлении в Европейский суд по правам человека заявитель ссылался на нарушение ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской конвенции по правам человека. Суд нашел нарушение указанной статьи, но, так как вследствие широкой огласки дела право на опеку все-таки передали отцу, Суд впоследствии в связи с новыми обстоятельствами не установил нарушения ст. 5 Конвенции. Таким образом, аналогично делу Никитиной дело Н. разрешил внутренний суд, но под косвенным влиянием Европейского суда (Дело Нильсона против Дании).

Как правило, Европейский суд при разрешении конфликтных ситуаций стремится к максимальному учету мнения детей, не упуская из внимания и принципы «охраны здоровья и нравственности» и «права на семейную жизнь». Так, в одном из дел право на неприкосновенность частной жизни вступило в конфликт с правом других лиц на семейную жизнь. 14-летняя девочка убежала из дома, для того чтобы жить со своим другом. Органы власти вернули ее к родителям. Рассматривая жалобу, Комиссия пояснила, что «в качестве общего положения при условии отсутствия каких-либо особых обстоятельств обязанность детей проживать вместе со своими родителями или иным образом быть объектами социального контроля является необходимой для охраны здоровья и нравственности детей, хотя с точки зрения каждого конкретного ребенка это может представлять вмешательство в его личную жизнь. Комиссия считает, что вмешательство с целью принудить ее вернуться к своим родителям. было направлено на то, чтобы обеспечить уважение жизни ее семьи, а также было необходимо для защиты здоровья и нравственности девочки по смыслу пункта 2 статьи 8 Конвенции» .

Кравчук Н. Европейский суд по правам человека и защита прав детей // Право и политика. 2001. N 12.

Практика Европейского суда показывает, что механизмы защиты граждан на международном уровне являются на сегодняшний день необходимым условием эффективной защиты прав, а особенно прав детей.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://lawbook.online/zaschita-prav-semya/obschie-voprosyi-zaschityi-prav-detey-17263.html

Литература


  1. CD-ROM. Лекции для студентов. Юридические науки. Диск 2. — Москва: РГГУ, 2016. — 451 c.

  2. История Библиотеки Академии наук СССР. 1714 — 1964 / ред. М.С. Филиппов. — М.: М-Л: Наука, 2017. — 600 c.

  3. Десницкий, С. Е. Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции. Юридическое рассуждение о вещах священных, святых и принятых в благочестие, с показанием прав, какими оные у разных народов защищаются… и др. / С.Е. Десницкий. — Москва: Гостехиздат, 2016. — 193 c.
  4. Болдырев, В. А. Конструкция юридического лица несобственника. Опыт цивилистического исследования / В.А. Болдырев. — М.: Статут, 2012. — 368 c.
  5. Бикеев, А. А. Трудоправовая деятельность в организации. Учебное пособие / А.А. Бикеев, М.В. Васильев, Л.С. Кириллова. — М.: Статут, 2015. — 144 c.
Европейское право защита прав детей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here