Интернат насилие над детьми

Важная информация в статье: "Интернат насилие над детьми". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

«Конфликт с директором»: в деле о насилии в челябинском интернате появились новые подробности

В скандальном уголовном деле о педофилии в челябинском детдоме появились новые подробности. Родственники 51-летнего Сергея Кокорина, обвиняемого в насилии над детьми, утверждают, что мужчина конфликтовал с директором учреждения Любовью Останиной. Он считал, что дети живут в неподобающих условиях, и требовал навести порядок. По их словам, якобы именно Останина в итоге и написала заявление в правоохранительные органы, в котором обвинила мужчину в педофилии.

Напомним, челябинское издание 74.ru сообщило, что в одном из детдомов систематически осуществляется насилие над детьми. Об этом изданию рассказали приёмные родители бывших воспитанников. «Грязное бельё вылезло наружу в январе, когда в одной из семей произошёл шокирующий инцидент. Взрослые зашли в комнату и застали двух мальчиков-сирот, которые совершали друг с другом то, что на правовом языке называется «действия сексуального характера». Дети признались, что их этому научили в детдоме», — сообщал челябинский портал.

Приёмные родители связались с другими усыновителями и выяснили, что их дети тоже рассказывают о некоем «дяде Серёже», неоднократно совершавшем надругательства над ребятами, которых он брал по выходным «на рыбалку».

19 февраля Следственный комитет заявил о задержании предполагаемого педофила.

«В результате безотлагательно проведённых следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий был установлен и задержан 51-летний местный житель, причастный к совершению преступлений. По ходатайству следователя СК, судом ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных статьёй «Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста (п. «б» ч. 4 ст.132 УК РФ)», — сообщила пресс-служба Челябинского СК.

Всего, по версии следствия, от действий преступника пострадали семь воспитанников местного интерната в возрасте 10—14 лет.

  • РИА Новости
  • © Алексей Филиппов

«Думали, его убили»

Имя подозреваемого правоохранительные органы не назвали. Однако, как выяснил RT, речь идёт о 51-летнем жителе Челябинска Сергее Кокорине. На своей странице в соцсети мужчина указывает место жительства — Челябинск, возраст — 41 год, образование — экономическое. Из интересов: детский спортивный лагерь, знакомства, «вписки Челябинск», розыгрыш билетов на ЧМ по футболу 2018 года. Также на его странице размещены фотографии с подростками.

В друзьях у мужчины много детей от 12 до 17 лет, некоторые из них являются воспитанниками того самого детского дома.

Как выяснил RT, Кокорин в Челябинске занимался продажей недвижимости и считался состоятельным человеком.

По данным местных СМИ и правоохранительных органов, официально мужчина не женат. Однако RT удалось связаться с гражданской женой Кокорина Натальей (имя изменено. — RT), с которой он живёт уже несколько лет. По словам женщины, с Сергеем она дружит с детства.

«Мы росли вместе, потом я вышла замуж, родила сына, но брак распался, — рассказывает Наталья. — У Сергея тоже личная жизнь не сложилась. В общем, так получилось, что несколько лет назад мы стали жить вместе».

По словам Натальи, об аресте гражданского мужа она узнала спустя две недели. «Он пропал второго февраля. Мы обратились в полицию с заявлением о его розыске, и нам никто ничего не сообщал о его задержании и аресте. И я, и его брат, и знакомые Сергея — все его обыскались. Думали, его убили».

В виновность супруга женщина не верит: «Половина из того, что написано в СМИ, — неправда, — говорит она. — Все пишут, что он в этот детский дом чуть ли не с 2012 года ездил. А на самом деле он познакомился с воспитанниками в 2016 году».

«Сергей отдыхал летом на озере, а три мальчика из этого детдома там побирались — подходили к отдыхающим, просили денег и еды. Вот он их и пожалел, поехал посмотреть, в каких они там условиях живут, а там — ужас. Все неухоженные, полуголодные. И Сергей решил помогать этому детдому. Стал ездить к этим мальчикам. Именно фотографии с этими тремя мальчиками потом и публиковали все СМИ», — рассказывает Наталья.

По словам женщины, Сергей всегда мечтал о ребёнке, но в силу разных обстоятельств завести сына или дочь они не могли, причём он даже якобы искал суррогатную мать. «Однако потом, когда стал помогать детскому дому, возить туда гумпомощь и заниматься детьми, стал предлагать усыновить мальчика из этого детдома. Но я выступила против. Там же, знаете, дети больные. Теперь вот жалею, может, надо было согласиться, и у него не было бы конфликта с директором», — говорит Наталья.

Конфликт с директором

Как утверждают Наталья и знакомые обвиняемого, незадолго до ареста у Кокорина произошёл конфликт с руководством учреждения.

«Он даже написал ей претензию, — рассказывает знакомый Кокорина, Сергей Никитин. — Дело в том, что там несколько детей серьёзно заболели, поскольку у них не было тёплой одежды. Он написал руководству гневное письмо, в котором потребовал запретить выгонять на улицу детей без тёплой одежды, а также запретить ночёвки в интернате бывших воспитанников. Там же 20-летние ребята, которые давно уже не живут в интернате, свободно приходили в детдом, ночевали там вместе с маленькими детьми. Там вообще разные слухи ходили».

В виновность Кокорина он также не верит. «Сергей действительно любил возиться с детьми. Но он же по образованию преподаватель математики! И спорт любил, постоянно в футбол с ребятами во дворе гонял. И на лыжах ходил, — говорит Никитин. — Он и с моим парнем занимался, которому 27 лет, и с другими детьми. Если бы хоть что-то было, уже давно бы вылезло. А так обвинили мужика, который за детей заступался. А «дядей Серёж» там много околачивалось возле детдома, и в кружке рыболовном их хватало».

Между тем источник RT в правоохранительных органах рассказал, что ни о каких претензиях, которые якобы писал на имя директора детдома Кокорин, им неизвестно. «Таких данных у следователей нет», — рассказал собеседник.

В школе-интернате, где, по сообщениям СМИ, осуществлялось насилие над детьми, разговаривать с RT отказались, заявив, что им ничего не известно о конфликте руководства с подозреваемым.

Читайте так же:  Лишили материнского капитала

Страшные истории о насилии над детьми в украинских интернатах — печальная реальность. Но даже то, что становится достоянием общественности, лишь вершина айсберга.

В конце октября с новой силой разгорелся скандал вокруг одесского приюта «Свитанок». Бывшая сотрудница патрульной полиции и правозащитница Зоя Мельник рассказала на своей странице в Facebook об издевательствах над воспитанниками. По ее словам, в заведении могли обливать холодной водой, бить электрошокерами и ремнем. Она пересказывает историю о подростках, которых, в наказание за секс друг с другом, заставили жевать презерватив.

Это не единственный скандал, связанный как с одесским, так и другими интернатными заведениями. К примеру, в августе прошлого года стало известно, что в городе Рожище Волынской области в приюте у десяти воспитанников обнаружили следы побоев и крови на одежде. Трое детей заявили о сексуальных домогательствах со стороны руководства учреждения.

А в Закарпатье будут судить воспитателя и медсестру за то, что они били детей. Ранее волонтеры говорили о жалобах детей на то, что чистят зубными щетками сперва унитазы, а потом зубы.

[2]

Эксперты рассказали УНИАН, что в украинских интернатах и детских домах насилие давно стало нормой, а государство не спешит решать эту проблему.

«Это садисты сознательно туда устраиваются?»

«Ты общаешься с сотрудниками приюта и кажется, что они нормальные люди. Но что они делают наедине с детьми, которые не могут дать отпор? Ребята рассказывают о дикой бессмысленной жестокости, в которую отказываешься верить. В центре социально-психологической реабилитации (звучит как насмешка) воспитатель садилась на лицо ребенка, который не хотел спать. Он терял сознание, когда приходил в чувство – опять душила. Мне рассказывают, что был охранник, который любил обливать детей холодной водой и при этом хихикал Я задаюсь вопросом: это садисты сознательно туда устраиваются? Или система раскрывает низменные инстинкты?», — говорит активистка из Одессы Зоя Мельник.

Но подобные истории – лишь вершина айсберга.

«Реальных масштабов насилия не знает никто. На государственном уровне статистика о таких случаях в интернатных заведениях не веется. Подобные факты попадают в поле зрение активистов, СМИ очень редко, но это не говорит об их отсутствии. Это закрытая система, где ребенок остается один на один с проблемами. Он находится в безвыходной ситуации, часто без мобильного телефона и возможности обратится за помощью. Беда в том, что такие заведения находятся в отдаленных районах, в небольших райцентрах и часто уже за чертой города. Туда из посторонних мало кто попадает», — рассказывает представитель омбудсмена по соблюдение прав ребенка и семьи Аксана Филипишина.

По ее словам, бывшие воспитанники рассказывают страшные истории: «Я общалась с женщиной-сиротой в СИЗО. Спрашиваю: «Как ситуация? Есть насилие?» Она подняла глаза: «Я воспитанница интерната. По сравнению с ним здесь — курорт»».

Отдельного описания заслуживает жизнь воспитанников специализированных интернатов.

«Есть случаи, когда ребенок годами не выводится на прогулку. Ребенок с инвалидностью живет на третьем этаже в заведении, в котором нет ни лифта, ни пандусов. Он лежит в палате без свежего воздуха годами, – говорит Филипишина. — Мы выявляли случаи связывания, привязывания детей. Или представьте: одна няня на двенадцать тяжелобольных детей, а обеденный перерыв по длительности такой же, как везде. Надо накормить дюжину детей за час: первое, второе, компот. Условно говоря, минута-две, чтобы накормить одного. Их кормят через зонд. Понятно, что такие методы недопустимы».

«Словам детей не верят, их отправляют на судебно-психиатрическую экспертизу»

Представитель омбудсмена убеждена: беда интернатов в том, что к ним не приходят с проверками те, кто должны защищать права детей. Служба по делам детей устроила ребенка в интернат и о нем забыла. «Опекунов, детские дома семейного типа они контролируют, но почему-то считают возможным не приезжать в интернаты, в которые они за руку привели детей. Мы объездили много заведений, и лишь один-два были со справками, что их 3-5 лет назад проверяли», — говорит Филипишина.

При этом, и проверки не могут в корне изменить ситуацию, не все будут жаловаться.

«Одна девочка из одесского приюта защищала воспитательницу: «Ну, да, била она меня. Но она хорошая. Просто иногда срывается. Она случайно ударила меня по руке палкой, когда я бесилась»… Девочка не понимает, что хорошо, что плохо и рассказывает о своих друзьях: «Их же не заставили жевать презервативы, а попросили. И они не долго, немножко их жевали», — говорит Зоя Мельник.

Кроме того, и это естественно, дети боятся быть откровенными.

«Все понимают: «Дядя с проверкой уедет, а воспитатель останется», — рассказывает региональный координатор уполномоченного по правам человека Виталий Елов.

Он и другие собеседники УНИАН рассказывают, что уголовные дела, которые открывают после скандалов, рассыпаются. Ведь, одно дело, когда после побоев остаются синяки, а другое — слова ребенка против слов взрослого.

«Более весомыми считаются слова взрослых. Словам детей не верят, их отправляют на судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы понять, говорят ли они правду. А экспертиза — процедура не для слабонервных. Это ужасные вещи, которые надо прекращать», — отмечает Филипишина.

А пока, как рассказывает Виталий Елов, девочки, которые больше года назад жаловались на насилие в Рожищанском приюте (Волынь), должны были пройти упомянутую экспертизу. Результатов пока нет. А директор заведения продолжает работать, его никто даже не отстранил.

«Насилие в интернате было и будет»

«Одни дети, попав такие заведения, «замирают», другие — проявляют агрессию. Для усмирения агрессии нужно иметь специальную квалификацию. Ее нет, не было и не будет у людей, которые работают в интернатах», — говорит психолог Виктория Федотова.

«Я понимаю, работая в приюте можно эмоционально выгореть, но там, похоже, никто изначально не загорался. Там — кум-брат-соседка, и принципы: «Давай будем воровать то, что таскают волонтеры». Дети для них ресурс. Да, бывают исключения, но их мало», — подчеркивает Зоя Мельник.

С одной стороны, все эксперты признают: тяжело найти людей, которые бы согласились работать в интернатах за минимальную зарплату. Но на самом деле проблема глубже.

«Насилие в интернате было и будет, это проблема не только нашей страны. Сам по себе институт интерната предполагает, что человек сопротивляется, попав в это учреждение, а его усмиряют. Воспитатели деформируются и деформируют детей. Многие считают, что это никак нельзя изменить. Это проблема «технологии». Но можно сделать структурные изменения. Не обязательно увольнять сотрудников интерната и закрывать заведения, можно дать им функции помощи семьи. Ребенок же не лежит один в больнице? Он попадает туда с мамой. Аналогично может быть в приюте (подавляюще большинство воспитанников – не сироты, их на время забирают из семей, где родители не выполняют свои функции, – УНИАН). Есть много альтернатив интернатам: детские дома семейного типа, патронатные семьи. Во всем мире это работает», — убеждена Виктория Федотова.

[1]

В Украине же на проблему обратили внимание совсем недавно. В середине октября уполномоченный президента по правам ребенка Николай Кулеба озвучил идею ликвидации, существующей в нашей стране с советских времен, интернатной системы. А президент Украины Владимир Зеленский эту идею поддержал.

Читайте так же:  Подать на алименты с момента развода

Суть ее в том, чтобы за шесть лет закрыть все семь сотен интернатов, в которых на сегодня содержится более шести тысяч детей. Часть малышей могут вернуться в семьи (ведь далеко не все из них дети-сироты), остальные будут содержаться в детских домах семейного типа.

Приоритетом реформы чиновники называют обеспечение права каждого ребенка воспитываться в семье. Цель — благородная. Очень хочется, чтобы она воплотилась в жизнь, а не осталась только намерениями.

Волонтеры и правозащитники о насилии в детских приютах: «По сравнению с интернатом, в СИЗО — курорт»

Кто участвовал в изнасилованиях?

После публикации 74.ru Следственный комитет заявил о возбуждении уголовного дела по статье 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста). Потерпевшими по нему признаны семь детей. Обвиняемый — 51-летний местный житель, которого заключили под стражу. Имя мужчины не называется, однако 74.ru пишет, что это и есть «Серега».

Издание сообщает, что к изнасилованиям также имели отношение четыре сотрудника детского дома. Одна сотрудница приводила мальчиков на встречу с «Серегой», когда тот приходил в детдом, а также забирала у него несколько тысячных купюр после этих встреч. Другая «устраивала оргии с мужем» и «привлекала к этому детей».

По данным источника «Медузы», двое из сотрудников, причастных к изнасилованиям, – муж и жена.

Источник «Медузы»:

Как выяснила «Медуза», в Лазурненской школе-интернате действительно работает семейная пара воспитателей — Анна и Николай Будковы.

Что говорят в детдоме?

В интернате причастность к изнасилованиям категорически отрицают. Как пишет издание URA.RU, недавно завершилось собрание, которое проводили все сотрудники спецшколы, включая уволенную после скандала директора. На собрании педагоги решали, как замять скандал, на условиях анонимности рассказала изданию педагог интерната.

Педагог:

Телеканал 31tv.ru также приводит слова руководительницы интерната. Она «уверена на 200%, что изнасилований не было».

Как проходит следствие?

20 февраля старший помощник прокурора Челябинской области Наталья Мамаева сообщила ТАСС, что директору детдома «вручено уведомление о расторжении трудового договора по инициативе работодателя».

Наталья Мамаева, старший помощник прокурора региона по связям со СМИ:

Однако, по данным «Медузы», все сотрудники интерната, включая директора, продолжают в нем работать.

В детском доме также прошла прокурорская проверка, которая выявила ряд нарушений, о чем агентству РИА «Новости» сообщила старший помощник прокурора Челябинской области Наталья Мамаева. По ее словам, установлено, что «работники детского дома халатно относились к своим обязанностям, в учреждении нарушался порядок посещения воспитанников другими лицами».

Страшные истории о насилии над детьми в украинских интернатах — печальная реальность. Но даже то, что становится достоянием общественности, лишь вершина айсберга.

В конце октября с новой силой разгорелся скандал вокруг одесского приюта «Свитанок». Бывшая сотрудница патрульной полиции и правозащитница Зоя Мельник рассказала на своей странице в Facebook об издевательствах над воспитанниками. По ее словам, в заведении могли обливать холодной водой, бить электрошокерами и ремнем. Она пересказывает историю о подростках, которых, в наказание за секс друг с другом, заставили жевать презерватив.

Это не единственный скандал, связанный как с одесским, так и другими интернатными заведениями. К примеру, в августе прошлого года стало известно, что в городе Рожище Волынской области в приюте у десяти воспитанников обнаружили следы побоев и крови на одежде. Трое детей заявили о сексуальных домогательствах со стороны руководства учреждения.

А в Закарпатье будут судить воспитателя и медсестру за то, что они били детей. Ранее волонтеры говорили о жалобах детей на то, что чистят зубными щетками сперва унитазы, а потом зубы.

Эксперты рассказали УНИАН, что в украинских интернатах и детских домах насилие давно стало нормой, а государство не спешит решать эту проблему.

«Это садисты сознательно туда устраиваются?»

«Ты общаешься с сотрудниками приюта и кажется, что они нормальные люди. Но что они делают наедине с детьми, которые не могут дать отпор? Ребята рассказывают о дикой бессмысленной жестокости, в которую отказываешься верить. В центре социально-психологической реабилитации (звучит как насмешка) воспитатель садилась на лицо ребенка, который не хотел спать. Он терял сознание, когда приходил в чувство – опять душила. Мне рассказывают, что был охранник, который любил обливать детей холодной водой и при этом хихикал Я задаюсь вопросом: это садисты сознательно туда устраиваются? Или система раскрывает низменные инстинкты?», — говорит активистка из Одессы Зоя Мельник.

Но подобные истории – лишь вершина айсберга.

«Реальных масштабов насилия не знает никто. На государственном уровне статистика о таких случаях в интернатных заведениях не веется. Подобные факты попадают в поле зрение активистов, СМИ очень редко, но это не говорит об их отсутствии. Это закрытая система, где ребенок остается один на один с проблемами. Он находится в безвыходной ситуации, часто без мобильного телефона и возможности обратится за помощью. Беда в том, что такие заведения находятся в отдаленных районах, в небольших райцентрах и часто уже за чертой города. Туда из посторонних мало кто попадает», — рассказывает представитель омбудсмена по соблюдение прав ребенка и семьи Аксана Филипишина.

По ее словам, бывшие воспитанники рассказывают страшные истории: «Я общалась с женщиной-сиротой в СИЗО. Спрашиваю: «Как ситуация? Есть насилие?» Она подняла глаза: «Я воспитанница интерната. По сравнению с ним здесь — курорт»».

Отдельного описания заслуживает жизнь воспитанников специализированных интернатов.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Есть случаи, когда ребенок годами не выводится на прогулку. Ребенок с инвалидностью живет на третьем этаже в заведении, в котором нет ни лифта, ни пандусов. Он лежит в палате без свежего воздуха годами, – говорит Филипишина. — Мы выявляли случаи связывания, привязывания детей. Или представьте: одна няня на двенадцать тяжелобольных детей, а обеденный перерыв по длительности такой же, как везде. Надо накормить дюжину детей за час: первое, второе, компот. Условно говоря, минута-две, чтобы накормить одного. Их кормят через зонд. Понятно, что такие методы недопустимы».

«Словам детей не верят, их отправляют на судебно-психиатрическую экспертизу»

Читайте так же:  Юридический факт признания отцовства

Представитель омбудсмена убеждена: беда интернатов в том, что к ним не приходят с проверками те, кто должны защищать права детей. Служба по делам детей устроила ребенка в интернат и о нем забыла. «Опекунов, детские дома семейного типа они контролируют, но почему-то считают возможным не приезжать в интернаты, в которые они за руку привели детей. Мы объездили много заведений, и лишь один-два были со справками, что их 3-5 лет назад проверяли», — говорит Филипишина.

При этом, и проверки не могут в корне изменить ситуацию, не все будут жаловаться.

«Одна девочка из одесского приюта защищала воспитательницу: «Ну, да, била она меня. Но она хорошая. Просто иногда срывается. Она случайно ударила меня по руке палкой, когда я бесилась»… Девочка не понимает, что хорошо, что плохо и рассказывает о своих друзьях: «Их же не заставили жевать презервативы, а попросили. И они не долго, немножко их жевали», — говорит Зоя Мельник.

Кроме того, и это естественно, дети боятся быть откровенными.

«Все понимают: «Дядя с проверкой уедет, а воспитатель останется», — рассказывает региональный координатор уполномоченного по правам человека Виталий Елов.

Он и другие собеседники УНИАН рассказывают, что уголовные дела, которые открывают после скандалов, рассыпаются. Ведь, одно дело, когда после побоев остаются синяки, а другое — слова ребенка против слов взрослого.

«Более весомыми считаются слова взрослых. Словам детей не верят, их отправляют на судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы понять, говорят ли они правду. А экспертиза — процедура не для слабонервных. Это ужасные вещи, которые надо прекращать», — отмечает Филипишина.

А пока, как рассказывает Виталий Елов, девочки, которые больше года назад жаловались на насилие в Рожищанском приюте (Волынь), должны были пройти упомянутую экспертизу. Результатов пока нет. А директор заведения продолжает работать, его никто даже не отстранил.

«Насилие в интернате было и будет»

«Одни дети, попав такие заведения, «замирают», другие — проявляют агрессию. Для усмирения агрессии нужно иметь специальную квалификацию. Ее нет, не было и не будет у людей, которые работают в интернатах», — говорит психолог Виктория Федотова.

«Я понимаю, работая в приюте можно эмоционально выгореть, но там, похоже, никто изначально не загорался. Там — кум-брат-соседка, и принципы: «Давай будем воровать то, что таскают волонтеры». Дети для них ресурс. Да, бывают исключения, но их мало», — подчеркивает Зоя Мельник.

С одной стороны, все эксперты признают: тяжело найти людей, которые бы согласились работать в интернатах за минимальную зарплату. Но на самом деле проблема глубже.

«Насилие в интернате было и будет, это проблема не только нашей страны. Сам по себе институт интерната предполагает, что человек сопротивляется, попав в это учреждение, а его усмиряют. Воспитатели деформируются и деформируют детей. Многие считают, что это никак нельзя изменить. Это проблема «технологии». Но можно сделать структурные изменения. Не обязательно увольнять сотрудников интерната и закрывать заведения, можно дать им функции помощи семьи. Ребенок же не лежит один в больнице? Он попадает туда с мамой. Аналогично может быть в приюте (подавляюще большинство воспитанников – не сироты, их на время забирают из семей, где родители не выполняют свои функции, – УНИАН). Есть много альтернатив интернатам: детские дома семейного типа, патронатные семьи. Во всем мире это работает», — убеждена Виктория Федотова.

В Украине же на проблему обратили внимание совсем недавно. В середине октября уполномоченный президента по правам ребенка Николай Кулеба озвучил идею ликвидации, существующей в нашей стране с советских времен, интернатной системы. А президент Украины Владимир Зеленский эту идею поддержал.

Суть ее в том, чтобы за шесть лет закрыть все семь сотен интернатов, в которых на сегодня содержится более шести тысяч детей. Часть малышей могут вернуться в семьи (ведь далеко не все из них дети-сироты), остальные будут содержаться в детских домах семейного типа.

Приоритетом реформы чиновники называют обеспечение права каждого ребенка воспитываться в семье. Цель — благородная. Очень хочется, чтобы она воплотилась в жизнь, а не осталась только намерениями.

Систематическое надругательство: бывшие воспитанники детдома рассказали о серийных изнасилованиях

О задержании педофила, который мог совершить целую серию тяжких преступлений, заявили сотрудники Следственного управления СКР по Челябинской области. Как уточнили в СК, подозреваемый уже арестован и находится в следственном изоляторе.

«В результате безотлагательно проведённых следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий был установлен и задержан 51-летний местный житель, причастный к совершению преступлений. По ходатайству следователя СК, судом ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных статьей «Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста (п. «б» ч. 4 ст.132 УК РФ)», — сообщает пресс-служба Челябинского СК.

Всего, по версии следствия, от действий преступника пострадали семь воспитанников местного интерната в возрасте 10—14 лет.

На данный момент все дети находятся в приёмных семьях. О происходившем с ними в интернате они рассказали взрослым спустя несколько месяцев после того, как их забрали из интерната.

Отметим, что потенциальный опекун может взять ребёнка из детского дома себе на выходные в «гостевом режиме» для установления первичного контакта и знакомства.

Такой возможностью и пользовался «дядя Серёжа» — через воспитателей учреждения он брал детей «на рыбалку».

Надругавшись над одним ребёнком, педофил возвращал его в детский дом и позже возвращался за другими.

Дети повторяли за взрослыми

Правда вскрылась лишь много месяцев спустя после первого случая изнасилования. Семеро сирот из челябинского интерната, попав в три разные семьи, независимо друг от друга рассказали своим приёмным родителям похожие истории.

Схожесть рассказов и обилие в них подробных деталей исключает версию «фантазирования».

Первыми тревогу забили приёмные родители двух сирот: они увидели, как дети совершают в отношении друг друга действия сексуального характера. На вопрос, где их такому научили, ребята рассказали о некоем «дяде Серёже», который брал их к себе на выходные.

Позже аналогичные истории стали известны из двух других семей. Родители немедленно обратились в интернат и правоохранительные органы.

Что говорят приемные родители?

Как рассказал «Медузе» адвокат одной из семей Андрей Лепехин, около недели назад уполномоченная по правам ребенка Ирина Буторина угрожала семьям изъятием приемных детей, если те будут рассказывать СМИ об изнасилованиях в Лазурненском детдоме. Эту информацию «Медузе» также подтвердил источник, знакомый с ситуацией. По его словам, звонивший родителям человек в грубой форме рекомендовал им прекратить общение со СМИ.

Андрей Лепехин:

Более строгое наказание

На прошлой неделе группа депутатов во главе с Ириной Яровой внесла на рассмотрение в Госдуму законопроект, который призван защитить детей от сексуального насилия.

Парламентарии предлагают приговаривать педофилов к пожизненному заключению, если они совершили надругательство над несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет.

[3]

Ещё одно важное предложение — отменить сроки давности по совершённым в отношении малолетних преступлениям до достижения ими совершеннолетия. Яровая отметила, что из-за «высокой латентности этих преступлений, психологической подавленности и замкнутости детей, находящихся в ситуации постоянного насилия, информация о совершении этих преступлений появляется значительно позже».

Читайте так же:  Разделение ипотеки при разводе

Наконец, депутаты также заявили, что их поправки впервые устанавливают дополнительное отягчающее вину обстоятельство, когда преступление совершается лицами, проживающими совместно с детьми и подростками, в частности их родственниками.

Воспитатели детдома год насиловали сирот и устраивали оргии после отбоя. Все, что известно о громком деле

Преступная группа

По одним источникам, единственным подозреваемым в растлении малолетних числится только «дядя Серёжа», по другим — четверо работников интерната и двое мужчин.

По данным СМИ, приводящих слова приёмных родителей сирот, супружеская пара, работающая воспитателями в интернате, устраивала оргии, в которые вовлекала несовершеннолетних воспитанников. Детям угрожали расправой и «психушкой» в случае разглашения происходящего.

Если эта информация соответствует действительности, то «дядя Серёжа» — пока единственный задержанный из всех подозреваемых.

В отношении представителей органов опеки заведено два дела по статье «Халатность» (ч. 1 ст. 293 УК РФ).

Правоохранительные органы не желают предавать огласке обстоятельства дела. Пока ситуацию не комментируют ни в аппарате уполномоченного по правам детей, ни в Следственном комитете. Прояснить картину произошедшего до окончания расследования в беседе с RT отказалась и уполномоченный по правам ребёнка в Челябинской области Ирина Буторина.

В рамках расследования инцидента уже была создана межведомственная комиссия, состоящая из представителей правоохранительных органов, аппарата уполномоченного по правам ребёнка и министерства труда и социальной защиты.

Детям оказывается необходимая психологическая помощь.

Следствие продолжается

Между тем 20 февраля старший помощник прокурора Челябинской области Наталья Мамаева сообщила, что директору детдома «вручено уведомление о расторжении трудового договора по инициативе работодателя».

«В настоящее время прокуратура внесла представление главе муниципального района по месту нахождения интерната, в котором поставлен вопрос о соответствии занимаемой должности руководителя данного интерната. В настоящее время директору интерната вручено уведомление о расторжении трудового договора по инициативе работодателя», заявила Наталья Мамаева.

В СМИ тем временем появилась информация, что в насилии над детьми подозревается не только Кокорин, но и супружеская пара — воспитатели из интерната. Якобы преподаватели устраивали оргии, в которые вовлекали несовершеннолетних воспитанников. Детям угрожали расправой и «психушкой» в случае разглашения.

В отношении представителей органов опеки заведено два дела по статье «Халатность» (ч. 1 ст. 293 УК РФ).

Надо отметить, что у этого детдома уже давно была дурная репутация. Из него периодически сбегали подростки. По словам местных жителей, с которыми удалось поговорить RT, воспитанники периодически попадались на мелких кражах, а также занимались попрошайничеством.

Осенью 2016 года в школе-интернате покончил с собой подросток. Мальчика знали как спокойного и неконфликтного.

Уполномоченная по правам ребёнка по Челябинской области Ирина Буторина рассказала RT, что уголовное дело тогда возбуждено не было.

«Дело тогда закрыли за отсутствием состава преступления. Инцидент признали несчастным случаем. Я не сомневаюсь в компетенции следственных органов, поэтому обращаться с целью повторного рассмотрения данного случая не буду», — сказала Буторина.

В свою очередь, представители Следственного комитета обратились к СМИ с просьбой не спекулировать на трагедии.

«В целях защиты прав несовершеннолетних и детей-сирот, попавших в сложную психологическую ситуацию и нуждающихся в реабилитации, призываем представителей СМИ не тиражировать информацию о произошедшем. Все доводы и факты будут проверены следователями СК России в рамках расследуемых уголовных дел, а контролирующими органами — в ходе ведомственных проверок», — говорится в обращении.

Волонтеры и правозащитники о насилии в детских приютах: «По сравнению с интернатом, в СИЗО — курорт»

Что произошло?

Лазурненская школа-интернат, где произошли изнасилования, расположена в 40 км от Челябинска и предназначена для сирот с различными нарушениями интеллекта. Сообщения о насилии над детьми-сиротами появились в региональной прессе в понедельник, 19 февраля. Сразу три приемные семьи рассказали изданию 74.ru о насилии над бывшими воспитанниками интерната.

Как сообщает издание, после инцидента приемные родители связались с двумя другими семьями, которые взяли детей из того же учреждения. Мальчик одной из них рассказал о некоем мужчине по имени Серега: у него было разрешение посещать детдом в «гостевом режиме», и он часто забирал детей из интерната на рыбалку. Мальчик сказал, что на рыбалке они «жарили картошку», а также Серега «трахал его». Позже о Сереге рассказали и усыновленные мальчики из первой семьи. Приемный ребенок из третьей семьи сначала отказывался обсуждать поездки на рыбалку, но потом признался, что его насиловали. Все воспитанники при этом рассказывали одни и те же подробности.

Источник «Медузы» отмечает, что всего об изнасилованиях рассказывали восемь детей. Однако источник «Интерфакса» сообщает, что потерпевшими могут быть признаны более десяти детей.

Что дальше?

По данным источника Интерфакса, в ходе следствия уже вскрылись дополнительные эпизоды изнасилований, и потерпевшими по делу могут быть признаны более десяти воспитанников детского дома.

Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова заявила, что направит своих специалистов для комплексной проверки детских домов Челябинской области.

Однако знакомый с ситуацией собеседник «Медузы» предположил, что следователи не будут предъявлять обвинения кому-то из сотрудников детдома. «Есть информация, что они успешно прошли проверку на полиграфе», — говорит он. Он добавил, что следов изнасилования на телах мальчиков, скорее всего, уже нет (по информации «Медузы», изнасилования происходили регулярно в течение 2016 года. В конце 2016 года, по словам собеседника «Медузы», «Сереге» запретили посещать детский дом). Кроме того, по данным издания, сейчас следователи «начали выяснять психиатрические диагнозы пострадавших детей», — предположительно, они могут попытаться доказать, что информация об изнасилованиях является выдумкой.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.

Интернат в Челябинске. Нужна общественная огласка!

Братцы! Нужна сила Пикабу! Очень жесткое дело пытаются замять и скрыть. Комментарии для минусов внутри. Всю информацию вытащил с сайта радио Свобода, и Медуза.

В Челябинске полиция и Следственный комитет продолжают расследовать дело о сексуальном насилии, которому подвергались воспитанники расположенной в часе езды от центра города Лазурненской коррекционной школы-интерната для сирот с ограниченными возможностями здоровья.

Дело получило ход лишь спустя месяц после того, как приемные родители детей, рассказавших о совершавшемся над ними насилии, сообщили об этом правоохранительным органам. В насильственных действиях подозревают 51-летнего жителя Челябинска, который благодаря щедрым пожертвованиям школе мог получить право посещать детей в «гостевом режиме» и вывозить их за пределы учреждения «на отдых». Полиция разыскивает также нескольких его знакомых, личности которых пока не установлены, в насилии над детьми подозревают нескольких сотрудников школы. В процессе расследования этой истории Радио Свобода удалось узнать еще об одном деле, связанном с сексуальным насилием в отношении несовершеннолетних, которое сейчас в закрытом режиме рассматривается Металлургическим судом Челябинска – его фигурантами были местные чиновники, которые уже после начала суда из подозреваемых и обвиняемых стали свидетелями.

Читайте так же:  Почему вк отклоняет смену имени и фамилии

Родители пострадавших детей и правозащитники уверены, что насилие над детьми не могло происходить без ведома директора школы-интерната или ее воспитателей. Директор школы уже уволена со своего поста, несколько сотрудников интерната отстранены от работы на время следствия. По неподтвержденной информации, у трех воспитателей были проведены обыски, однако никто из них не был задержан. По факту насилия над детьми возбуждено уже два уголовных дела, хотя почти все детали расследования полиция и следствие предпочитают хранить в тайне.

Первое уголовное дело, как сообщается на сайте Следственного управления Следственного комитета РФ по Челябинской области, возбуждено по пункту «б» части 4 статьи 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста»). Обвиняемым по этому делу, как говорится в сообщении, является 51-летний житель Челябинска. Его имя официально не называется, однако родственники пострадавших детей сообщили Радио Свобода, что речь идет о некоем Сергее Кокорине, владельце большого количества недвижимости в Челябинске, зарабатывавшего на жизнь ее сдачей в аренду. Второе уголовное дело возбуждено по статье 293 УК РФ «Халатность», о задержанных в рамках его расследования пока ничего не известно: сообщается лишь о расторжении трудового договора с директором школы-интерната (на сайте учреждения написано, что эту должность занимала Любовь Останина) и отстранении от работы нескольких ее подчиненных.

Пострадавшими по первому из этих уголовных дел признаны семеро детей в возрасте от 10 до 14 лет – рассказал Радио Свобода адвокат правозащитной организации «Зона права» Андрей Лепехин, который оказывает юридическую поддержку одной из обратившихся в Следственный комитет приемных семей. Еще один ребенок, как стало известно Радио Свобода, также рассказал о совершенном над ним сексуальном насилии, но полиция его пока не опросила. По словам Андрея Лепехина, реальных жертв насилия в Лазурненской школе-интернате могло быть гораздо больше (всего здесь содержатся до 60 детей). «Чтобы вы представляли: это происходило, пока они находились в школе-интернате, затем детей передали под опеку приемным семьям, и какое-то время они пробыли там, пока приемные родители об этом узнали. Они пошли к директору интерната, та сказала им: «Вы никуда не обращайтесь, мы будем сами разбираться». Это вызвало у них подозрения. Они обратились в Следственный комитет, детей всех опросили. Это было в начале февраля. Потом как-то все стихло. Все это время родители не знали, что происходит в расследовании дела. Мы обращались к следствию, говорили, что помимо опроса детей надо провести экспертизы, например психиатрическую, чтобы выяснить, фантазируют дети или нет.

Только когда родители обратились в СМИ, стало известно, что возбуждено еще одно уголовное дело по статье «Халатность». Но по нему родителей никто не вызывал, потерпевшими дети по этому делу не признаны. Если показания детей подтвердятся, то скорее всего, таких случаев будет выявлено больше. Ведь это рассказали только те дети, которые уже находятся в приемных семьях. Многие дети до сих пор в интернате, со слов следователя, они ничего не подтверждают, однако, возможно, они не дают показаний, потому что находятся в состоянии зависимости [от подозреваемых]. Есть дети, которые были переведены в другие учреждения, их надо устанавливать и также опрашивать».

«Вы знаете, у меня волосы дыбом вставали, когда мой сын рассказывал о том, как его заставляли совершать те или иные действия, ублажая воспитательницу и ее «мужика», – говорит она. – Такое невозможно придумать, он описал все подробности ее и его тела, можно сказать, все родинки». При беседе, по словам мамы, присутствовала психолог. Она подтвердила, что дети не могли это все выдумать, так же как не могли и сговориться. Экспертиза на соответствие описанных мальчиками анатомических особенностей, как стало известно Радио Свобода, следствием до сих пор не проведена.

В процессе подготовки этого материала Радио Свобода удалось выяснить, что в Металлургическом районном суде города Челябинска в закрытом режиме рассматривается еще одно дело о сексуальном насилии над несовершеннолетними, причем сам факт рассмотрения этого дела тщательно держится в секрете от общественности. Его фигуранты – некий летчик (пилот), якобы поставлявший несовершеннолетних мальчиков высокопоставленным чиновникам и даже правоохранителям. По словам источника Радио Свобода, знакомого с материалами дела, в распоряжении следствия имеется девять часов аудиозаписей «общения обвиняемого с различными клиентами». Несмотря на это, по делу все они проходят лишь как свидетели, поскольку якобы не знали, что детям нет 16 лет. Один из этих свидетелей, как сообщил источник Радио Свобода, – действующий заместитель Бориса Дубровского.

Видео (кликните для воспроизведения).

В среду несколько федеральных и челябинских СМИ сообщили со ссылкой на приемных родителей детей, подвергшихся насилию в Лазурненской школе-интернате, что еще в начале февраля уполномоченная по правам ребенка в Челябинской области Ирина Буторина угрожала им изъятием детей из семьи в случае обращения в полицию. Буторина эти слухи отвергает, не удалось подтвердить их и в разговоре корреспондента Радио Свобода с родителями одного из мальчиков. Что касается дела о педофилии, свидетелями по которому проходят чиновники из администрации губернатора области, то Ирина Буторина «знает о нем», но помощи потерпевшим ни она, ни ее подчиненные не оказывают, поскольку «за ней никто не обращался».

Источники

Литература


  1. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов; Щит-М — М., 2011. — 384 c.

  2. История Академии Наук СССР. — М.: М.-Л.: АН СССР, 2017. — 484 c.

  3. Яблочков, Т. Гражданская ответственность дуэлянтов / Т. Яблочков. — М.: Типо-лiтография Т-ва Владимиръ Чичеринъ в Москве, 2018. — 686 c.
  4. Конституционный судебный процесс / ред. М.С. Саликов. — М.: Норма, 2015. — 416 c.
  5. Болдырев, В. А. Конструкция юридического лица несобственника. Опыт цивилистического исследования / В.А. Болдырев. — М.: Статут, 2012. — 368 c.
Интернат насилие над детьми
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here