Как понять что ребенок твой при усыновлении

Важная информация в статье: "Как понять что ребенок твой при усыновлении". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Вопрос эксперту: «Как понять, готова ли я удочерить ребенка из детдома?»

«У меня двое сыновей (5 лет и 2 года), муж все время работает, я сижу с детьми. Вот уже несколько месяцев у меня из головы не выходит мысль взять из детдома годовалую девочку. Муж согласился, но с опаской. Договорились сначала взять ребенка под опеку, затем удочерить. Я собрала все документы, скоро уже надо ехать в Дом ребенка – смотреть на девочку, а у меня началась паника. Я думаю о том, как все будет трудно, о загранпаспорте, о том, как буду гулять с двумя малышами. Еще я очень боюсь, что меня кто-нибудь отговорит, и избегаю таких людей. Но, может быть, это бегство от себя самой, может, я не хочу этого на самом деле? Как понять, готова ли я удочерить ребенка? Сердце разрывается, стоит только подумать, что из-за моих метаний девочка сейчас мучается в детдоме. Может, надо сначала с ней познакомиться, и все встанет на свои места?» Юля, 26 лет

Люси Микаэлян, семейный психотерапевт:

«Абсолютно естественно испытывать душевное смятение перед новым, неизвестным и ответственным шагом, которым является удочерение. Ваши метания вызваны двумя разнонаправленными силами: чувством вины перед ребенком («моя девочка сейчас мучается в детдоме») и сомнениями в собственных возможностях. «Справлюсь ли я? Смогу ли я полюбить чужого ребенка как родного? Как в семье примут ребенка из детдома? Как повлияет мое решение на внутрисемейные отношения?» Вопросы, подобные этим, закономерно возникают у людей в вашей ситуации. В этом выражается понимание серьезности планируемого шага, реалистичный и ответственный подход к тому, чтобы взять в семью ребенка из детдома.

Сейчас вы нуждаетесь в поддержке. Но, судя по вашему письму, в вашем окружении есть люди, которые не одобрили ваше решение. Неудивительно: в нашей стране очень мало родителей, которые решились бы взять ребенка из детдома, когда в семье уже есть двое своих детей. В отличие от, например, США, где значительно больше усыновляющих и удочеряющих родителей. Там существуют организации, где такие семьи обмениваются опытом, получают помощь в трудных ситуациях и поддерживают друг друга. Похожие есть и у нас: в Москве я могу порекомендовать центр «Дети Марии». Там помогают детям-сиротам и не откажут вам в душевном тепле и дельных советах.

В вашей ситуации очень важно взаимопонимание и откровенное общение с мужем. Хотя инициатор решения – вы, все-таки оно общее, и, возможно, сейчас вашему мужу тоже непросто. Взаимная поддержка может дать вам обоим силы и уверенность, объединить вас и сделать успешными родителями для всех троих детей».

Усыновленные дети: что они хотели бы нам сказать

Мой опыт – это лишь мой опыт. Понятно, что все мы, приемные дети, разные, у каждого свой опыт, свои чувства – тут вся палитра эмоций от черного до белого. Я ни в коем случае не выступаю от имени всех. Но я за то, чтобы у каждого была возможность высказаться.

Первые месяцы своей жизни я провела в машине. Однажды мать оставила меня одну и не вернулась. Мне был год с небольшим, когда меня усыновили. Так я нашла свою настоящую семью. Обычно у окружающих возникает множество вопросов, стоит им узнать, что я приемный ребенок. Я слышала эти вопросы годами, сколько себя помню. И мне хотелось бы дать наконец ответы. Про все и всем сразу.

1. Сироты в жизни совсем не похожи на сироток с золотистыми кудряшками, которых вы видите в кино. Они просто дети. Они прошли через испытания, которые многим трудно даже вообразить. Им нужна защита, безопасность и любовь. Вообще всем нам нужна семья. Сейчас мне 42, а мне так не хватает моей мамы, ныне уже покойной. Мне так хочется к кому-то поехать на День благодарения. Мне нужно, чтобы кто-то волновался, приняла ли я витамины, чтобы где-то была та, кто всегда ждет меня. Нам всем это нужно, правда? Но в отличие от нас, те дети все еще мечтают о семье, нуждаются в семье.

2. У приемных детей могут быть разные чувства относительно их усыновления. Я никогда не спрашивала, почему моя родная мать оставила меня в тот день. Чувство, которое я испытываю, – благодарность. С момента усыновления я обрела семью, узнала, что такое любовь, с этого началась моя настоящая жизнь. Не все усыновленные чувствуют то же самое. Кто-то тоскует по своим биологическим родителям, по жизни, которая могла бы быть в родной семье. И они выбирают не быть благодарными. Это их право.

3. Усыновление – это не то, что надо скрывать или чего стоит стыдиться. Для меня тут не было вопроса. Я всегда знала, что я приемная. Ну и что? Благодаря этому я встретила свою семью. У меня никогда не было чувства, что от меня что-то скрывают. Ты просто знаешь, что это так. Это так же естественно, как, например, то, что у меня есть пупок. Он есть и всегда был. Если вы приемный родитель, скажите ребенку правду сразу. Будьте с ним честным и открытым. Помните: у него есть право на свою историю. Оберегать ее – ваша ответственность. Чужие люди и даже друзья должны понимать, что им не обязательно знать все детали этой истории.

4. Усыновление вовсе не означает, что ты станешь ребенком второго сорта. Уверяю вас, хотя я была приемным ребенком, а моя сестра нет, я вовсе не чувствовала себя «номером два». Моя мама не стала в меньшей степени матерью, а я не была меньше ребенком из-за того, что не была родной по крови. Я не была из-за этого меньшей врединой в подростковом возрасте, как не была менее ласковой и любящей, когда была маленькой. Мама ничуть не меньше включалась в мою жизнь и готова была стоять горой за нас обеих. Мне уделяли столько времени, внимания, любви… Нет, я не была второй!

5. Одни из нас говорят «Меня усыновили» (раньше, когда-то), другие – «Я приемный ребенок» (сейчас). Это две большие разницы. Я не ношу на груди бейджик с надписью «Привет, я Мадлен, я приемный ребенок». Да, когда-то меня удочерили. Но кроме этого обо мне можно сказать еще миллион разных вещей, моя личность не определяется тем, что меня удочерили. Это лишь один кусочек моей истории. И то же самое можно сказать про всех приемных детей. Пожалуйста, не рассматривайте усыновленного ребенка исключительно как «приемыша». Он или она прежде всего просто ребенок, который сегодня, возможно, представляет себя в своих фантазиях балериной или ковбоем. Когда он вырастет, он может стать кем угодно: врачом, чьим-то другом, любителем собак, мастером, который плетет корзины. У него миллион возможностей, оставьте их ему.

6. Окружающие не упустят случая посудачить на ваш счет. Патронатные семьи, усыновление в своей стране, иностранное усыновление – хорош любой вариант, если его главная цель – дать ребенку любовь и дом. И только это имеет значение. Но можно не сомневаться: родителей будут расспрашивать, откуда они вас усыновили, в какую сумму им обошлось усыновление. Люди любопытны, невежественны и порой очень невоспитанны. Они всегда будут вас судить, предметом обсуждений будет все подряд: ваши сексуальные предпочтения, ваша стрижка и то, как вы украсили дом к Рождеству… Ваша семья важней всего, поэтому – игнорируйте досужие разговоры.

Читайте так же:  Развод деление имущества если есть дети

7. Кому-то из приемных детей необходимо найти кровных родителей – просто чтобы закрыть тему, но это нужно далеко не всем. Я никогда не видела своих родных родителей и не обдумывала, как бы разыскать их. Но именно этот вопрос страшно интересует тех, кто узнает, что я приемная дочь. Слушайте, я не персонаж из мыльной оперы. Пожалуй, я испытывала некоторое любопытство, но уж точно не болезненное желание найти их. Надеюсь, что моя родная мать в порядке, что ей досталась хотя бы толика того счастья, которое испытала я.

8. Очень важно, что говорят и как реагируют приемные родители. Никогда не отзывайтесь плохо о родных родителях ребенка. Он воспримет это так, как будто осуждают его самого. Будьте милосердны. Если вы член семьи или друг, умоляю: следите за своими словами в присутствии ребенка; прежде чем что-то сказать, остановитесь и подумайте, не раните ли вы его.

9. То, насколько родители настоящие, не определяется биологическим родством. Моя мама – моя настоящая мама. Она поддерживала меня, когда я плакала из-за домашней работы по математике, помогала выбрать платье на выпускной, лечила мои коленки, когда я падала с велосипеда. Она выслушивала мои сердечные излияния о том, как глупы мальчишки, она любила меня не за биологическое родство. Приемные мамы – настоящие мамы. Приемные папы – настоящие папы. Во всем настоящие. Это определяется не ДНК, а любовью.

[2]

10. Усыновлению часто предшествует боль или потеря. Боль родных родителей, то, из-за чего они решились отдать ребенка. Травма ребенка, которому довелось пережить то, что не должен переживать ни один ребенок. Нищета и смерть. Все эти трагедии не вызваны усыновлением, напротив – отдать ребенка в приемную семью зачастую становится лучшим исходом из всех возможных.

11. Никакое мнение об усыновлении не должно быть важнее для приемных родителей, чем мнение самого ребенка. Мне кажется, многие люди придают усыновлению слишком большое значение. Когда я росла, это был просто факт, был день удочерения, который мы отмечали. Я знала, что моя приемная мама всегда готова честно ответить на любые мои вопросы и что мои приемные родители были готовы сделать для меня все, что понадобится. Я не обязательно должна была страдать из-за каких-то проблем в связи с удочерением. Думаю, зачастую приемным родителям тяжело признать, что все может быть просто нормально. Если вы оказались в такой ситуации, в первую очередь прислушайтесь к ребенку! Его мнение по поводу усыновления важнее всех остальных. Пусть он ведет вас.

Когда вы услышите, что кто-то живет с приемными родителями, или сами заметите, что ребенок не похож на родителей, помните, что множество стереотипов, связанных с усыновлением, попросту неверны. Приемные дети – не герои дешевого телесериала, они – личности со своими особенностями. Мы настоящие люди, и у нас настоящие семьи, и усыновление – далеко не самая важная деталь нашей биографии и личности. А родители просто любят детей и отвечают их потребностям, будь то родные дети или нет.

Мадлен Мелчер (Madeleinе Melcher), автор двух книг об усыновлении, мать троих приемных детей, создатель сайта Our Journey to You, посвященного усыновлению. Подробней ее статью «What an adoptee wants you to know about adoption» читайте на сайте The Huffington Post.

6 причин, которые (не) мешают усыновить ребенка

Приемных родителей становится все больше. Только в Москве за 2010 год количество приемных семей выросло в 15 раз. По данным Департамента семейной и молодежной политики города Москвы более 2000 детей оказались в семьях — были усыновлены, взяты под опеку, на патронатное воспитание или в приемную семью. Какие мотивы побуждают к решению взять одного, а иногда и нескольких детей?

«Конечно, бездетные пары таким образом получают возможность стать родителями, но для многих основной мотив — забрать ребенка из детского дома, стать для него семьей, — поясняет психолог Людмила Петрановская. — Все больше взрослых решаются взять приемного ребенка потому, что понимают, что у них есть силы, здоровье и ресурсы для того, чтобы изменить детство этого ребенка и отвечать за его судьбу».

Усыновление — непростое и длительное дело. Оно требует такой энергии, что родители зачастую выдерживают лишь потому, что сердце их греет идеальный образ долгожданного ребенка. Но, как и при появлении родных детей, неизбежно сталкиваются с тем, что их представления о ребенке в той или иной степени не соответствуют действительности.

Чем больше знают будущие приемные родители, чем меньше у них иллюзий, тем меньше разочарований им предстоит

«Опасно нагружать детей своими ожиданиями о том, какими они должны быть, — предупреждает психолог. — Слишком часто это заканчивается разочарованием родителей и протестом ребенка. Ведь ему, как и любому человеку, важно, чтобы его любили без условий, просто потому что он есть».

Когда приемный ребенок попадает в семью, то всем — и ему, и его новым родителям — необходимо время, чтобы сориентироваться и выстроить новый порядок. И он не всегда будет вести себя как тот, о котором мечтали его приемные родители. Чем более подготовленными к этой встрече прийдут взрослые, чем меньше у них будет иллюзий относительно будущего ребенка, тем меньше разочарований им предстоит.

1. Усыновлять лучше младенца

Грудной ребенок — вовсе не чистая страница, у него уже есть своя история. Ошибаются те, кто считает, что смогут полностью «переписать» ее и забыть о том, что ребенок приемный. До тех пор, пока ему не исполнилось полгода (а иногда и больше), трудно оценить риск того, что до или после рождения он мог перенести какие-либо заболевания или травмы.

«Не все родители могут справиться с таким уровнем неопределенности, да и не все готовы возиться с младенцем, — подчеркивает Людмила Петрановская. — Но для самого малыша, несомненно, важно, чтобы его забрали из дома ребенка как можно раньше — каждый день, который он проводит здесь, замедляет его развитие».

О физическом и психическом развитии старших детей, конечно, можно выяснить больше. И приемным родителям легче принять взвешенное решение. Кроме того, дети с опытом семейной жизни с биологическими родителями — пусть даже это был не самый лучший опыт, но их любили и о них заботились хотя бы изредка — быстрее адаптируются в приемной семье, у них раньше возникает искренняя привязанность.

«Такой ребенок знает, что значит «быть ребенком в семье», он ориентирован на взрослых, готов их слушать, довериться им, — продолжает психолог. — Он в каком-то смысле разделяет процесс усыновления. и сам тоже «берет в семью» новых родителей. А тому, у кого нет опыта близких отношений со взрослыми, труднее поверить, что его любят, такие дети просто не знают, что значит любить. Поэтому с ними легче справляться взрослым, у которых это не первый или не первый приемный ребенок».

«У меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок»

Семь лет назад 45-летняя Инна, руководящий работник в отельном бизнесе, решила усыновить ребенка. Сейчас вместе с гражданским мужем они воспитывают уже троих приемных детей.

«Я росла с братьями и сестрами и всегда мечтала о большой семье. Но долгое время это не удавалось. Когда после нескольких лет лечения от бесплодия врачи предложили мне сделать ЭКО, я решила, что уже достаточно издеваться над собственным телом. И отказалась. Но желание завести детей осталось — я задумалась над усыновлением. Чтобы лучше понять, что это такое и как все происходит, закончила школу приемных родителей. Однако документы на усыновление подала не сразу: мне понадобилось еще полгода, чтобы принять окончательное решение и подготовиться к появлению ребенка.

Читайте так же:  Иск об алиментах на ребенка куда подавать

У гражданского мужа есть ребенок от первого брака, поэтому главным «идеологом» усыновления была именно я. Муж всегда поддерживает меня, с детьми у него замечательные отношения. Фотографию месячной Маруси я увидела на одном из форумов, где общаются приемные родители. На снимке было трое детей, но чем-то меня зацепило именно ее лицо, с трогательными бровками. Я поняла, что хочу познакомиться с девочкой, и позвонила в органы опеки.

Когда в больнице принесли Марусю, у меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок. Такое естественное чувство, словно утром я отнесла ее в ясли, а сейчас пришла забрать. Так в моей семье появилась первая дочка. Похожие чувства возникали, и когда я знакомилась с Макарушкой и с Иришей. С каждой из этих встреч была связана цепь случайностей и совпадений. И в то же время я понимаю: они вряд ли бы произошли, если бы у меня не было целеустремленности, некоторого напора и очень сильного желания завести детей».

2. Он должен быть похож на приемных родителей

Сходство внешности или характера не имеет никакого значения для отношений в семье. Любой ребенок, как только у него возникает привязанность к новым родителям, становится похож на них. «Он непроизвольно начинает копировать их мимику, жесты, — рассказывает Людмила Петрановская. — Я часто наблюдаю такие случаи. Поведение детей не зависит от их национальности или расы. Так, в любящей семье с двумя усыновленными детьми через какое-то время их, представителей совершенно разных национальностей, окружающие начали принимать за двойняшек».

И тем не менее детям с азиатской внешностью труднее найти семью. Это связано с предубеждениями потенциальных родителей.

«Неспособность принимать представителей иной культуры, страх перед людьми другой национальности, религии означает, что они также не готовы терпеть любое несовпадение с собственными взглядами и традициями семьи, — продолжает психолог. — И это серьезное противопоказание к приемному родительству. Ксенофобия редко ограничивается нетерпимостью лишь к той или иной национальности. А это значит, что родители будут так же пристрастны ко всему тому в ребенке, что отличается от привычного им стереотипа.

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть

Родители полные, а ребенок худенький, родители активные, а ребенок медлителен и нетороплив — заранее не предугадать, где может возникнуть неприятие. Чем больше черт и качеств родители отвергают в ребенке, тем хуже отношения между ними. У нетерпимых родителей меньше запас прочности перед возможными трудностями».

3. Мы обязаны полюбить его как родного

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть и он наш ребенок. Иногда родители, особенно при наличии опыта «кровного» родительства, переживают, что у них «не получается полюбить приемного ребенка как родного». Как быть тогда?

«Эмоционально люди очень отличаются друг от друга, — отвечает Людмила Петрановская. — Кому-то удается полюбить легко и быстро, а у кого-то процесс возникновения привязанности растянут во времени. Мы не можем управлять чувствами. Остается ждать… и любить деятельно: заботиться о ребенке, прислушиваться к нему, вникать в детали его жизни вне дома, стараться понимать и принимать, радоваться его успехам».

Иногда неприятие возникает на телесном уровне: чтобы взять ребенка на руки, взрослому необходимо прилагать усилия. «Обычно такое неприятие впервые возникает еще в момент знакомства, — говорит Людмила Петрановская. — Не стоит бороться с собой: никто не виноват, и лучше дать возможность ребенку почувствовать себя желанным в другой семье, с другими родителями».

4. Ребенку лучше не знать, что он усыновлен

Обман искажает отношения. «Спросите себя, — предлагает Людмила Петрановская, — хотели бы вы, чтобы близкие скрывали от вас нечто очень важное? Трудно найти человека, который хотел бы остаться в неведении. А информация об усыновлении составляет важную часть личной истории, а значит, и личности ребенка».

Стараясь обойти этот факт, приемные родители отрицают то, что произошло с ребенком, лишают его возможности органично встроить это событие в знание о себе. Иногда взрослые объясняют свое поведение нежеланием травмировать сына или дочь.

«Такое бывает, только если сами родители видят в усыновлении проблему, — возражает Людмила Петрановская. — Ребенок не знает реальной картины мира, он ориентирован на то, как относятся к происходящему взрослые. К тому же, скрывая от ребенка правду, взрослые делают себя заложниками случая: «доброжелательная» реплика соседки, найденные документы, несовпадение группы крови… Рано или поздно тайное становится явным. И трудно предсказать, какой может быть реакция выросшего ребенка, когда он узнает, что ему лгали самые близкие люди».

5. У него будет плохая наследственность

Самый большой страх родителей — что их приемный ребенок унаследует какое-либо заболевание или некое «жизненное неблагополучие»: будет пить, гулять, не станет учиться. «Действительно, существуют заболевания, которые передаются по наследству, — констатирует Людмила Петрановская. — В случае с приемным ребенком потенциальных родителей пугает прежде всего неизвестность».

[3]

Сам факт усыновления — важная часть личной истории, а значит, и личности ребенка. Об этом с ним нужно говорить

В России трудно найти семью, в которой нет и не было хотя бы одного пьющего человека. У многих жителей нашей страны предрасположенность к возникновению алкогольной зависимости. Но это не означает, что каждый из них становится алкоголиком. «Существует предрасположенность, и то, что человек с ней делает, в какой атмосфере растет, — продолжает психолог. — Очень важно, чтобы родители не только поддерживали ребенка, но и могли ограничить, предупредить об опасности».

6. Он захочет найти своих биологических родителей

«Такое желание чаще возникает в подростковом возрасте, в период, когда ребенок старается понять, по-настоящему узнать себя, чтобы стать взрослым, — рассказывает Людмила Петрановская. — Оно может носить разный характер, от пассивного («хорошо бы знать») до очень активных действий. Иногда ребенку достаточно просто что-то узнать о родителях, иногда ему важно увидеть их, встретиться с ними. В этом случае стоит помочь ему найти родственников. В этом желании нет ничего опасного для приемных родителей — дети дорожат теми отношениями, которые у них есть».

У кого-то возникают фантазии, что их настоящие родители — известные люди, звезды кино или шоу-бизнеса, которые мечтают воссоединиться с ними. Необходима поддержка взрослых, чтобы пережить разочарование, которое может возникнуть после встречи с биологическими родителями. В то же время подростки, как правило, очень признательны приемным родителям, если эта тема обсуждается в семье, и тем более если взрослые готовы помочь им в поисках своей истории.

Дистанционные курсы школы приемных родителей «К новой семье» — здесь можно пройти обучение всем, кто хочет стать грамотным родителем.

«Я усыновила ребенка»

На этот шаг, усыновить ребенка, ее вдохновил пример сестры. Сегодня Анна, 37 лет, воспитывает сына Илью, 13 лет. И признается, что это придает ее жизни цельность и смысл.

Как найти биологических родителей, если меня усыновили?

Каждый человек сам для себя решает — искать ему настоящих родителей или нет. Если он все же решился на такой шаг, то для начала нужно поговорить со своими приемными родителями и получить их согласие на эти поиски.

Поскольку за раскрытие тайны усыновления предусмотрена серьезная ответственность, ни один государственный орган не предоставит информации без письменного разрешения усыновителей. Если они уже умерли, эта проблема снимается.

Организации, которые могут помочь с поиском информации:

  1. для начала нужно обратиться к архивам ЗАГСа, так как именно эта организация выдавала новое свидетельство о рождении, вместо старого, которое было у ребенка до того, как его усыновили. То есть в старом документе указаны настоящие, первоначальные данные ребенка;
  2. местная администрация может найти официальное разрешение на усыновление, в котором четко написано, когда и откуда малыш был взят в семью;
  3. если человек выяснил, что до усыновления он находился в детском доме, то за сведениями о биологических родителях лучше всего обратиться именно туда.
Читайте так же:  Почему нельзя обижать детей

Иногда возникают ситуации, при которых человек, обратившийся к официальным органам за информацией о своем усыновлении, получает отказ. Тогда выход только один — обратиться в суд. Однако нужно быть готовым к тому, что процесс будет длительным и придется потратиться на услуги адвоката.

В качестве последнего варианта, если все другие не сработали, можно обратиться за помощью в одну из телевизионных передач по поиску пропавших родственников. Возможно, именно это принесет реальный результат и поможет человеку найти своих настоящих родителей.

Семь шагов к прощению

Как простить тех, кто нас обманул, предал, причинил боль, принес нам горе? И действительно ли это прощение поможет нам самим?

Как найти своего приемного ребенка?

Как найти своего ребенка для усыновления-удочерения? Какие есть возможности и пути поиска? И как понять, что ты собственно ищешь, хочешь увидеть в ребенке? И какие бывают препятствия и подводные камни?

Обо всем этом и многом другом главному редактору «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказала врач-невролог, доцент кафедры неврологии Пироговского университета Наталья Суворинова.

Читайте начало интервью:

— Наталья Юрьевна, как вы искали будущую приемную дочь для удочерения? Как другие могут найти ребенка для усыновления? По московским детским домам? Как это проще и лучше сделать?

— Нет, имеются разные базы данных. Во-первых, надо встать на учет. Федеральная база данных находится на Новой Басманной. Туда встают на учет все москвичи и не только москвичи. Можно стоять в любом регионе на учете где угодно по России. Вначале у меня был круг поиска — Москва и Московская область. В Москве тоже есть офис этой базы.

Дальше я поняла, что есть дни открытых дверей в московских детских домах и в домах ребенка. Надо смотреть расписание. Бывают дни открытых дверей, бывает День аиста — дважды проводится в Москве. Тогда туда пускают потенциальных родителей. В эти дни можно приехать и так аккуратно, ненавязчиво познакомиться с детьми. Но это не то, что ходишь и смотришь…

Вначале заведующий рассказывает о детях, которые у них есть. Потом они концерты устраивают. То есть это все проходит в такой хорошей форме общения. Разные совместные игры проводятся. Можно просто прийти, посидеть, посмотреть, пообщаться с детьми, понять вообще, кто и зачем тебе нужен. Мы ездили на такие встречи несколько раз.

— А что вы в детях высматривали, искали, что думали при этом? Кто из них похож на меня, близок мне или что-то еще пытались увидеть в этих детях?

— Это не очень правильный путь. Так лучше не делать. Лучше сказать, что мне нужен ребенок такого-то возраста с такой-то группой здоровья, как только такого ребенка найду, я его заберу. Я делала так.

— Но это очень абстрактно — возраст, и группа здоровья, и девочка…

— А этого достаточно на самом деле оказалось…. У первой московской девочки, которую мы присмотрели, были семейные проблемы. Мы с ней познакомились, но я поняла, что у нее оставалась очень сильная связь с кровной мамой, они встречались. Я поняла, что это не мой вариант.

— А зачем тогда мама отдала ее?

— Она не отдавала. Ее забрали. Мама имела проблемы социального плана и не могла ее воспитывать. Но тем не менее она ее навещала. Мама была ограничена в правах. Люди, ограниченные в правах, имеют право на встречи с детьми. Мама ее навещала, но девочка отдавалась под опеку. И я на самом деле сначала думала, что это не проблема, но потом поняла, что проблема.

Мы с психологом детского дома объяснили девочке, почему я больше не буду к ней приходить. Я с ней буквально две-три встречи провела. Я была уже готова ее забрать, но тут поняла, что сейчас мне надо будет готовиться к общению с кровными родителями, но я оказалась не готова.

А следующий ребенок, которого я нашла уже в регионе, стала моей дочерью.

— В каком регионе?

— Во Владимирской области. Нужно было ездить, вставать на учет. Я ездила во Владимир, в Тверь. Я выбрала города как логичный, рациональный человек. Я мысленно очертила круг в сто километров от своего дома, чтобы можно было доехать и вернуться одним днем. И начала в эти города вставать на учет. И затем обзванивать органы опеки этих областей.

Опять же, ты приезжаешь в город, там есть свой банк данных, тебе дают познакомиться с анкетами детей, и ты можешь кого-то выбрать, попросить выписать направление. У меня получилось так, что я встала на учет, съездила в еще одну опеку, встала, а в другую позвонила, мне сказали, что можно приезжать и знакомиться. И этого было достаточно.

— Там есть какая-то очередь?

— Там так много детей и так мало желающих их взять?

— Возможно, да. Но моя будущая дочь даже не успела попасть в базу данных. Там только-только ее оформили как ребенка, имеющего право на устройство в семью. И тут же я со своим звонком появилась и на следующий день уже приехала, познакомилась.

— Она была из проблемной семьи или.

— Да, это проблемная семья, конечно. Родители лишены прав.

Видео (кликните для воспроизведения).

— И у них уже не было возможности общаться с ребенком? Они лишены и этого права?

— Да. В первом случае мама была ограничена в правах. Во втором случае — лишена родительских прав. Это немножко разные юридические понятия. То есть люди, ограниченные в родительских правах, могут общаться с ребенком. А если родители лишены прав, то они общаться с детьми уже не могут и не должны. То есть и я уже не должна позволять этого, допускать возможность такого общения.

— И родители не знают, где находится ребенок?

— Нет, они не знают.

Читайте продолжение интервью:

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Приемная мама рассказала, каково это — взять в семью ребенка из детдома

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook

и ВКонтакте

Кто забирает детей из детдомов? Люди, которые не могут иметь своих малышей? Великодушные богачи? Исключительно звезды и иностранцы? На самом деле нет. Приемных детей чаще всего берут простые семьи и простые люди, такие же, как мы или как вы. Просто эти люди понимают, что дети не должны расти за казенными заборами, поэтому готовы жертвовать личным комфортом, чтобы хотя бы одной сироте дать шанс на нормальную жизнь.

Одна из таких людей — Дарья Могучая. Она взяла под опеку Василису, когда той было 2 года. Даша не мнит себя ни героем, ни волшебником, ни сверхчеловеком. Не преувеличивая и не умаляя своих заслуг, она просто и искренне рассказывает о том, как ее семье живется после этого отважного шага. А еще она помогает мамам, попавшим в сложную жизненную ситуацию, справиться с трудностями, не отказываясь от детей. AdMe.ru просто не мог не рассказать ее историю.

Читайте так же:  Характеристика с места работы для усыновления ребенка

В моем личном дневнике есть записи с 2008 года о том, что я хочу приемного ребенка

Мне тогда был 21 год. Откуда это пришло — неизвестно. Может, потому что бабушка с дедом работали в спецшколе с сиротами и я крутилась вместе с ними.

К действиям перешла ближе к 25, уже будучи замужем. Начала с волонтерства. На сайте «Невидимые дети» взяла подшефную из Котласа, писала ей письма, слала посылки.

Потом читала истории усыновления в гугле, и было все так приторно-сладко в них, что настораживало. И тут вышла на форум «В семью». С реальными мамами, детьми и историями. Так там и осталась. Читала, впитывала, напрашивалась в гости, знакомились ездили с мужем.

Смотрела базы данных, смотрела документальные фильмы, съездила волонтером в детский дом. Затем прошла Школу приемных родителей, ну и муж прошел за компанию (хотя это необязательно).

После этого родился наш первый сын Лука, и мысли о «приемстве» отпустили.

А потом у сына начали резаться зубки. И я задумалась: а кто в детдомах деток качает, когда невыносимо больно? Вот Лука проснулся среди ночи, испугался, кричит, меня потерял. А какой ужас испытывают те дети? Ведь они тоже кричат. Но Лука знает, что я приду, что я есть. А они-то если и инстинктивно понимают, что кто-то должен быть (мама), то осознать этого не могут. И мама не приходит.

В общем, опять вернулись эти мысли.

Когда я забеременела, всплыло фото одной девочки. Ей 8 лет, и было написано, что она не слышит

Звоню в ее опеку, мне диктуют диагнозы. Оказалось, у нее был слуховой аппарат на одном ушке — значит, слух хоть немножко, но был.

Иду в опеку. Лето. Пузо 7-месячное у меня. И меня футболят. Мол, вы сдурели, идите рожайте своего ребенка и не страдайте ерундой.

Потом мне звонили из нашей опеки, предложили мальчика 8 месяцев и сестру 10 лет. С мальчиком мы познакомились и написали отказ: и возраст не подходил, и мальчик не запал никак вообще, да и куда мне к Луке еще неходячего пацана, а главное, что с сестрой мы бы вряд ли справились. У нас в городе нет таких психологов, которые могли бы помочь с ее психологической травмой.

Муж после таких смотрин сказал, что он, наверное, еще не готов. Я тоже подостыла, хотя и названивала в ростовскую опеку, узнавала о девчонках всяких.

Муж, кстати, все время держал теплый нейтралитет

Он говорил, что хотел бы когда-нибудь приемных детей, но после своих, не сейчас. Он более трезво смотрел на вещи: однушка, грудной сын, я не работаю.

В итоге мы переехали в съемную двушку (в однокомнатной квартире с приемным мы бы чокнулись). Я начала работать удаленно.

О Василисе мы узнали, когда знакомая с форума скинула ссылку на ее анкету

Мол, посмотри на девчонку, но, кажется, с братом в паре устраивают.

И действительно, в федеральной базе данных написано было, что братья/ сестры есть. Позвонила в опеку ее города, сказали, что брат был, но его уже усыновили. Обычно детей не разделяют, но, когда один из них инвалид, другому дают шанс попасть в семью. Ну вот наша — инвалид с ДЦП, и еще куча других диагнозов. Звоню уточняю: хотя бы с опорой стоит? Ответ: нет, она лежачая.

Но я не зря сидела столько на форуме: по опыту других мам знала, что нужно ехать и смотреть на каждого ребенка. Если не себе возьмем, то хоть пропиарю. Я уговорила мужа просто съездить посмотреть только эту, и все — обещала отстать на год. Ну на полгода точно.

И вот мы там. Муж с Лукой в коридоре, меня бомбит диагнозами и неутешительными прогнозами главврач в кабинете. Киваю, поддакиваю, лицо кирпичом делаю. Заносят.

Боюсь обернуться, медлю. Поворачиваюсь — на Луку похожа. Зову мужа, по пути шепчу про сходство. Идем в игровую. Василису ведет за руку воспитатель.

— О, так она не лежачая?

— Недавно начала ходить, да.

Ну вот посмотрели. Муж видел ее один раз, в первую встречу, потом только на видео, что я для него снимала, и когда забрали. Я — пять раз. Ничего, внутри не ёкало. Просто посчитали, что мы могли бы стать ей родителями. Стали.

Сначала я, конечно, хотела спасти сироту. Им же там плохо! Надо срочно взять и осчастливить семьей!

Я ведь знала всю теорию. Казалось, что передо мной не стоит невыполнимых задач — просто взять и любить.

В базе данных смотрела только хорошеньких деток и чтобы мама была лишена родительских прав. Рыдала, когда просмотренных мною сирот забирали в семьи. Это еще даже не имея документов на руках, даже до прохождения Школы приемных родителей.

И не то чтобы осуждала, скорее не понимала тех приемных мам, которые не любили своих детей, но жили и воспитывали. Сейчас я думаю: а что ты хотела? Чтобы они месяц пожили с дитем — и такие: «Ага, что-то не слюбилось, надо этого сдать, может, другого полюблю»?

Я считала, что любовь идет по умолчанию. Но потом я уже спокойнее смотрела на детей без статуса, понимая, что родители исправляются слишком редко, а дети растут там слишком быстро. Потом стала обращать внимание и на не очень симпатичных, а потом и инвалиды перестали меня пугать.

Кто-то же должен брать инвалидов. Почему же не мы?

А еще я раньше думала, что вот возьму ребенка и буду учить его всему, а он, разумеется, с радостью будет учиться

Что я буду восполнять дыру обнимашек и поцелуев, а он будет с благодарностью принимать это. Я буду любить его, а он меня в ответ.

Я особо не задумывалась: а когда должна прийти эта любовь? В моих мечтаниях меня должно было разразить громом при виде моего ребенка, ну или хотя бы вдруг приснится вещий сон. Дура.

Все оказалось намного проще, обыденнее и без романтики и знаков свыше. Увидела анкету, позвонила, навестила пять раз, подписала согласие, забрали. Теперь кормлю, пою, мою, реабилитирую, хвалю, ругаю, нежничаю, раздражаюсь, учу, воспитываю, социализирую, занимаюсь.

Все-таки у нас с Василисой было всего пять встреч, и мне в эти встречи вообще не до соплей было

Мне нужно было максимально выжать информации. Аутизм есть? Обучаема будет? Потянем ли мы ее?

В наши дни ты даже перед тем, как выйти замуж, год-три узнаешь мужа будущего, живешь с ним, а потом принимаешь решение. А приемный ребенок — это как муж в старые времена: привела домой и живи. Учись понимать, узнавай характер, учись любить.

И если с мужем это страсть, химия, то тут гормонов нет. Ну у меня не было. Может, с грудничком сработало бы, не знаю. Жалость только есть, но и она быстро растворяется.

Смотрите реально на жизнь. Да, любовь — это смысл, это цель. Но любить — это глагол. Это делание. Это каждодневный труд.

Чем больше от нее отдача, тем легче мне морально.

Ну все согласятся: тяжело играть в одни ворота, будь то мама, муж или ребенок, когда в ответ тишина.

После купания у нас «лялечка» — заматываю в полотенце банное и на руках качаю. Ну и просто подбегает: «Давай обнимемся», «Давай поцелуемся». Не просто механически повторяет, а изъявляет желание. И обязательно две щеки, одна не катит.

Тишу, нашего младшего сына, тоже гладит, целует. А в редкие порывы и с Лукой бывают обнимашки. Ну с мужем — это само собой.

Читайте так же:  Какие льготы имеет ребенок матери одиночки

Так что девчонка у нас ласковая.

Вообще, дети из детдомов отличаются от тех, кто растет в семье

И в связи с этим очень часто слышу и вижу такие слова: «Что же с ними делают в детдоме, что такими дети становятся?!»

Мы не берем случаи какого-то невероятно ужасного отношения к детям, мы говорим о среднестатистическом учреждении. Дело же не в детдоме. Копните глубже.

Я забираю вас от мужа, от детей и помещаю в какие-то условия. Вас там как-то кормят, как-то одевают, занимаются с вами чем-то, а вы все чахнете чего-то. Правильно ли говорить: «Какое ужасное заведение! Что за люди там работают?» Нет. Дело же не в том, кто вас окружает, а в том, кого рядом нет. Не может никакой персонал, и даже самый квалифицированный, адепт Петрановской заменить мать. Самую плохонькую мать.

Василиса до 4 месяцев развивалась нормально. Когда ее изъяли, она, видимо, просто заморозилась. В 2 года ребенок пошел. Не говорил. Не воспринимал речь.

У многих детей включается установка «мамы нет, незачем жить». Не для кого расти, не для кого стараться.

Биологическая мать у Васёны почти моя ровесница. Четверо детей. Лишена прав из-за пристрастия к алкоголю

Мне несложно не держать на нее обид и зла, потому что намеренного вреда, насколько я знаю, Василисе она не наносила. А насчет осуждать. О, раньше бы я сказала: «Раз не бросила пить, значит, так надо было. Захотела бы завязать пить — бросила бы!» — и вся такая я с чувством собственного достоинства, в белом пальто. Но мне уже не 21 и не 25, жизнь уже пощелкала по носу, и встревала я именно в то, что осуждала и от чего зарекалась. Это прокачиваемый и очень полезный навык — не осуждать. И сложный, да.

Насчет моей полусвятости. Легко быть великодушной, живя с мужем. Когда есть тыл, доход, благополучие. Могла бы я найти ее и попытаться помочь ей? Поговорить, встряхнуть, отправить на реабилитацию? Могла бы. Но я этого не делаю. И я не хочу, чтобы она забирала Василису. И да, я, скорее всего, буду ревновать и испытывать неприятные чувства, когда я (удар кулаком в грудь) вырастила, а дочь будет носиться с этой, которая никак не участвовала в ее жизни.

Но это мое. На самом деле не суть, что я там буду испытывать. Главное, как будет поступать Василиса. И если она захочет сама познакомиться, общаться, ухаживать за ней в старости, то это будет означать, что мы вырастили хорошего человека. Умеющего прощать, заботиться, любить.

Не бойтесь брать приемных детей

Пока мы живем, может, стоит чуть меньше взвешивать и чуть больше делать? Говорю это и себе в том числе.

На страницу Даши подписано почти полмиллиона читателей. Многие из них отважились на усыновление именно благодаря ее поддержке. Расскажите, а вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы стать приемным родителем? Или, может, среди ваших знакомых есть люди, которые уже решились на этот шаг?

На поиски правды: как найти биологических родителей усыновленному ребенку, а родителям – детей, от которых они отказались?

Проблема поиска биологических родителей или усыновленных детей — распространенное явление в России. В этом случае возникает вопрос как найти усыновленного ребенка и усыновленному своих биологических родителей.

Ведь понимание того, что он был усыновлен, часто становится для человека настоящим потрясением, заставляющим по-новому взглянуть на всю свою прежнюю жизнь.

Бросившие детей родители, также могут одуматься и попытаться вернуть своего ребенка, воссоединиться с ним. Однако если к этому моменту ребенок уже усыновлен, то сделать это будет очень сложно.

Тайна усыновления и ее сбережение

Тайна усыновления — это, охраняемое государством право усыновителей скрыть от ребенка тот факт, что они не являются ему настоящими родителями. Этот вопрос регулирует статья 139 Семейного кодекса РФ. Делается это для психологического комфорта детей и приемных родителей.

Известно множество случаев, когда биологические родители пытались увидеться со своими детьми, выкрасть их, увезти за границу, или когда информация об усыновлении становилась поводом для шантажа. Поэтому за разглашение тайны усыновления предусмотрена уголовная ответственность.

Запрещается раскрывать следующие сведения:

  • имя, возраст и место рождения ребенка;
  • данные о биологических родителях;
  • информацию о приемных родителях — имя, фамилию или адрес.

Лица, на которых распространяется ответственность за разглашение данной информации:

  • люди, работающие в органах опеки;
  • работники суда, присутствовавшие на заседании по усыновлению;
  • служащие ЗАГСа, которые выдают свидетельство о рождении;
  • педиатры, наблюдавшие ребенка до его усыновления;
  • родственники, друзья, знакомые, соседи, которым стало известно об усыновлении.

Порядок усыновления

Дело об усыновлении рассматривается на закрытом заседании суда, на которое не допускаются посторонние. По желанию усыновителей их могут вписать в документы как настоящих родителей. Присутствующие визируют документ о неразглашении сведений. По результатам заседания суд выносит решение об усыновлении.

Как сохраняется тайна усыновления?

Бывает, что люди принимают решение усыновлять или удочерять достаточно большого ребенка, который помнит своих настоящих родителей или пребывание в детском доме. В таком случае хранить тайну бессмысленно. Рассказать правду имеют право и сами приемные родители, если у них для этого появились причины.

Ответственность за разглашение и меры наказания

Все лица, присутствовавшие на судебном заседании предупреждаются о том, что нельзя разглашать эти сведения без согласия приемных родителей.

Если это все же произошло, виновному грозят следующие меры наказания:

  • штраф 80 000 рублей или выплата зарплаты за 6 месяцев;
  • исправительные работы сроком на год;
  • лишение свободы сроком до 4-х лет.

Как найти усыновленного ребенка?

Шанс на успех есть только, если ребенка не успели усыновить. В противном случае законных способов вернуть его не существует. Даже если она какими-то окольными путями его найдет, никто не отдаст ей ребенка и не позволит им жить вместе.

Кроме того, матери нужно хорошенько подумать, стоит ли вообще это делать? Ребенок уже живет в семье, у него есть мама и папа, которых он считает родными. Узнав правду, он получит серьезную психологическую травму. Возможно, иногда лучше ничего не менять, пусть все идет своим чередом.

В последнее время все чаще вспыхивают споры о том, что усыновленный ребенок имеет право знать, кто его настоящие родители. Есть множество сторонников этой теории, которые требуют отменить данную тайну, как нарушающую права усыновленных детей. Другие же считают, что это может разрушить семью, испортить отношения между ребенком и приемными родителями.

Психологи до сих пор не пришли к единому мнению, что заставляет усыновленных людей активно искать своих биологических родителей, не жалея для этого ни сил, ни времени, ни денег.

Возможно, стремление узнать о своих корнях, как-то оправдать родителей, поближе познакомиться с ними. В любом случае тем, кто решился на подобные поиски, нужно быть готовым к тому, что они будут трудными и долгими.

+7 (499) 288-73-46

Видео (кликните для воспроизведения).

, Санкт-Петербург +7 (812) 317-70-86 или задайте вопрос юристу через форму обратной связи, расположенную ниже.

Источники

Литература


  1. Правоведение. — Москва: Мир, 2008. — 319 c.

  2. Матвиенко, Л.О.; Соколов, А.Н. Как оформить земельный участок в собственность; М.: Инфра-М, 2013. — 425 c.

  3. Марченко, М. Н. Сравнительное правоведение / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2013. — 784 c.
  4. Нешатаева, Т.Н. Иностранные предприниматели в России – судебно-арбитражная практика / Т.Н. Нешатаева. — М.: Дело, 2013. — 216 c.
  5. CD-ROM. Теория государства и права. Учебник для вузов. — Москва: Высшая школа, 2014. — 991 c.
Как понять что ребенок твой при усыновлении
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here