Кому выгодна ювенальная юстиция

Важная информация в статье: "Кому выгодна ювенальная юстиция". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Дети: приказано уничтожить,
или Ювенальная юстиция в действии.
Защита прав ребенка на Западе как способ разрушения семьи и общества

Фото: Стефани Кляйн / Flickr.com

Я ходила с двумя детьми в открытый детский садик – платное учреждение, где мамы смотрят за своим ребёнком сами. Администрация детсада заявила на меня в Barnevern, что я «в депрессии», а мой старший Андреас не всегда смотрит в глаза взрослым, когда с ним разговаривают. В Норвегии принято часто улыбаться, показывая свой позитивный настрой и благополучие (даже если этого нет), таков их менталитет. Я пояснила, что дело в различии в культуре поведении, и депрессия здесь ни при чем. Нелегко было избавиться от Barnevern. Они ходили к нам домой и в детский садик, наблюдать за моим сыном. Они решили за нас, что Герман (младший) пойдёт в садик с одного года, и ещё пытались заставить нас принять назойливые и наглые «советы» Veiledning. Говорили, что Андреас (в 2,5 года!) отстаёт в языке, стесняется взрослых и чтобы привлечь внимание детей постарше забирает у них игрушки. Поэтому администрация детского садика и Barnevern решили, что он должен быть под их присмотром.

Мы с мужем наняли адвоката. Он объяснил нам, что мы должны добиваться освобождения из-под «опеки» социалистов. Наша участковая медсестра сказала только хорошее о нашей семье и показала, что развитие Андреаса для ребёнка его возраста вполне удовлетворительно. Она предложила, что сама походит к нам 6-8 раз с «советами», и мы с мужем решили, что уж лучше медсестра, чем надзиратели Barnevern. Но и после этого нас продолжали запугивать и говорили, что подадут жалобу в областную администрацию. Это дело длилось почти 6 месяцев. Я пережила очень тяжёлое время, в постоянном страхе, что детей могут забрать…

Barnevern – это своего рода общество «защиты» детей. Оно забирает детей в бедных семьях, у матерей-одиночек. Их не волнует, что лишение маленького ребёнка родителей всегда является для него большим шоком, что это разрушает детскую психику.

Граждане Норвегии имеют очень большие выгоды от гражданства и хорошо защищены экономически. Например, после развода государство оплачивает обучение женщины; оплачивает услуги адвоката бедной семье; инвалиды получают хорошее пособие и т.д. Казалось бы, с правами человека здесь все в порядке. Однако они грубо нарушаются, причем начиная с детства. Так, в Норвегии детей с детства учат жаловаться друг на друга в различные инстанции. Сидят, например, на уроке два норвежских мальчика, лучших друга, и первый списывает у второго. Второй подходит к учителю и говорит, что его друг списывает, а на перемене мальчики, как ни в чём не бывало, идут вместе пить кофе.

[2]

В Норвегии так называемые социалисты пытаются воплотить в жизнь идею о том, что все должны одинаковыми. Все дети должны ходить в детский садик с года, дети должны быть хорошо адаптированы к социальной среде, хорошо воспитаны. Если ребенок отличается от других, выделяется из общей массы (даже если стеснительный, или непоседливый), принимается за работу Barnevern. Эти социалисты уверяют, что умеют формировать детей. Это их логика: легче формировать маленького ребёнка, чем подростка, который уже испорчен.

Причины для подачи жалобы в эту организацию могут быть различными. Например, если родители «заставляют» ребёнка убирать в комнате и выносить мусор, это называется принудительным использованием детского труда.

Эта организация имеет весьма широкие полномочия. Основанием для того, чтобы забрать ребёнка от родителей, может быть мнение одного человека – классного руководителя, врача, медсестры, заведующей детсадом, работника самого Вarnevern, если вы им не понравились, просто даже случайного человека, недоброжелателя… Они говорят о соблюдении прав человека и заботе о детях. Но они не понимают или не хотят понимать, что если ребёнка забрали от родителей, травма детской психике уже нанесена, и это уже никакими средствами не вылечишь…

Обычно Barnevern вызывает родителей на встречу письменно. Они должны бросить всё и немедленно явиться, иначе их забирает полиция, где бы они ни находились. Затем в Barnevern заводится конкретное дело. Начинается сбор информации, звонки в различные инстанции. Сотрудники Barnevern ходят наблюдать за детьми в школу, детский садик, опрашиваются врачи, учителя, работники детского садика, медсестры по контролю за детьми (которые определяют детское питание, контролируют рост, вес ребенка и т.д.). Ходят также на дом и надзирают за тем, как родители воспитывают детей. Причем приходят без звонка, без предупреждения; могут неожиданно постучать в дверь, а если не пустите – значит, оказываете сопротивление властям, а это повод для того, что забрать у вас детей.

[1]

Еще Barnevern заставляет родителей принимать программу Veiledning – это «давание советов» по воспитанию детей. В таком случае они ходят домой раз в неделю и ставят воспитание ваших детей под полный и неограниченный контроль; заявляются в детский садик, школу, всюду, куда ходит ребёнок. Это может продолжаться годами.

У многих матерей в Норвегии есть двое, трое, четверо детей. Если кто-то из соседей доносит в Barnevern на мать-одиночку, которая лишь выглядит уставшей, к ней в дом приходят и делают произвольные выводы о том, что дети ее не слушают, она не справляется. Сначала забирают у неё детей на одни выходные в месяц, а со временем могут и вообще забрать и отдать в приёмные семьи. Если родители вдруг ссорятся, то это тоже одна из причин, чтобы забрать детей.

Одна дама невзлюбила в детском садике мою знакомую и донесла в Barnevern, что её сын якобы плохо воспитан. А они работают с детьми, как со взрослыми, оценивая их достоинства и недостатки. Они пытались найти в мальчике недостатки, доказать, что родители не занимаются его воспитанием и что детей нужно забрать. Мать была вынуждена сбежать с семьёй в Южную Норвегию из-за боязни потерять детей.

Проблемы с Barnevern неоднократно возникают у живущих в Норвегии выходцев с Украины. Одна из причин в том, что они дают детям конфеты в середине недели, а в Норвегии принято давать конфеты только в выходные. Соседи, школа, детский садик жалуются в Barnevern, что родители портят детям здоровье и зубы. Когда у маленького ребёнка высокая температура и он простужается, у нас принято вызывать скорую и лечить. А в Норвегии большинство родителей детей от простуды не лечит – «само пройдёт». Поэтому здесь могут заявить на вас в Barnevern, что вы детей «залечиваете».

Были случаи, когда у наших украинских граждан забирали детей и отдавали в приёмные семьи, потому что они не хотели идти на сотрудничество с Вarnevern и оказывали сопротивление.

На одну русскую семью соседка написала жалобу о том, что она использует свою дочь как домработницу, «незаконно использует детский труд». Это соседка подглядела, что дочь (7 лет) выносит мусор из дома, пылесосит в своей комнате, а также застилает свою постель и вытирает дома пыль.

Читайте так же:  Изменение размера взыскания алиментов

Одна норвежка поругалась со своим сожителем. За ее ребёнком смотрела прабабушка. Прабабушка позвонила в полицию. На следующий день их вызвали на встречу в комитет, и после этого стали ходить с наблюдениями. У ребёнка были колики, а мать «выглядела уставшей». Комитетчики сказали, что ребёнка заберут на время, чтобы она отдохнула, но её обманули и ребёнка не вернули. Случаи коликов бывают разные, мой старший сын от 5 недель до 3 месяцев вообще не спал и часто кричал. Если в такой сутуации какой-то «доброжелательный» сосед подал жалобу о коликах вашего ребёнка, то вы можете его потерять.

Татьяна приехала в Норвегию из Сочи и вышла замуж в Осло. Муж стал выпивать, и она уехала с трехлетним ребёнком к матери на север страны. Ей положено от государства пособие и оплата обучения. Для этого она должна написать не одно письмо и написать грамотно. Но она не знает норвежских законов и языка. К ней пришли из Barnevern и забрали ребенка: комитет по правам детей решил, что у неё нет дохода, она не знает язык – значит, ребёнок будет жить в приёмной семье.

Об организации Barnevern в прессе только негатив. Профессор университета в Бергене Марианэ Сколань (61 год) была свидетелем во многих делах и говорит, что знакома с проблемой изнутри. М.Сколань была приглашена в газету «Moss Dagblad» высказать своё мнение о норвежском Комитете по правам детей, за работой которого она следит много лет. По ее словам, они совершают ошибки в 99 процентах дел. Как правило, комитет выбирает тех родителей, которые многого не понимают и поэтому дают собой управлять. И еще за работу в Barnevern платят хорошие деньги, поэтому его работники очень старательны.

Многие дети становятся депрессивными, когда прибывают в приёмный дом. Здесь они также бывают подвержены издевательствам. Все данные статистики говорят о том, что многие из них портятся, вырастают с криминальными наклонностями, злоупотребляют алкоголем и принимают наркотики. Большое количество заключённых выросли в приёмных домах. «Дети не верят никому в этом обществе взрослых, – говорит Марианэ Сколань. – Они замыкаются в себе и думают: «Как я буду вести себя в обществе, которое так со мной поступило?». Эти люди из Комитета виноваты во многих сломанных жизнях»…

Проблемы с алкоголем, преступность и насилие становятся причиной постоянного увеличения числа детей и подростков, которые принудительно помещаются в учреждения Комитета. Так, например, в 2001 году от родителей были изолированы 6 215 детей. Всего в этом году комитету пришлось разбираться в судьбе более чем 33 тысяч детей. Другими словами, на каждую тысячу детей в мероприятиях комитета были задействованы 23 ребенка. Исследователи считают, что в Норвегии от 10 до 20 % детей и подростков растут и развиваются в неудовлетворительных условиях, что является причиной серьезных психологических проблем, страха и депрессии.

В спецзаведениях Barnevern 90 процентов подростков становятся наркозависимыми! В нескольких норвежских интернет-изданиях опубликовано интервью с 17-летним подростком. Его жизнь в Barnevernet началась, когда ему было 13. Он жил в коммуне возле Бергена и у него было плохое поведение в школе. Ему поставили диагноз «гиперактивность», и подросток был отобран у родителей и помещён в спецзаведение Комитета. Под здешним попечительство он начал курить гашиш. «Это как большой нарколагерь. Люди приходят сюда, чтобы купить, продать или употреблять наркотики», – говорит 17-летний! По его словам, в организации об этом знают и это их не волнует. «На дому родители бы не разрешили этим заниматься. А здесь свобода» (. ) «Ежедневные контакты с работниками учреждения ограничиваются их одноразовым вечерним посещением квартиры, где я живу, – для того, чтобы убедиться в том, что все дома, – рассказал мальчик. – Речь не всегда идёт о гашише. Несколько месяцев назад умерла девушка от передозировки. Она начала употреблять героин в спецзаведении детской организации».

Комитет по защите прав детей – серьезная международная организация, имеющая неограниченные полномочия и хорошо отлаженный механизм действия. В перечне мероприятий, призванных защитить права ребенка и улучшить условия их содержания – довольно широкий выбор средств: от помощи психологов, преподавателей, материальной и консультативной поддержки до лишения родителей прав на ребенка и помещения ребенка в другую семью. За последние шесть лет в среднем около 400 детей каждый год в результате действий Комитета передаются на «попечительство» государства. Как отмечается в одной из российских публикаций, из структуры, изначально призванной помогать родителям, Barnevern превратилась в карающий меч, от которого невозможно избавиться на протяжении всей жизни. Благодаря ее деятельности многие семьи оказываются разрушенными.

http://pravoslavie.ru/37760.html

Кто продвигает ювенальную юстицию в России

Что такое ювенальная юстиция? Это система специальных законов, смысл которых прост и страшен одновременно: путём вмешательства в дела семьи добиться разрушения этого важнейшего института общества. Как и всегда зло рядится в одежды добра. Ювенальные технологии и ювенальное законодательство продвигают под соусом «защиты прав ребенка» или «противодействие насилию в семье». Права ребенка противопоставляются правам родителей, семья искусственно раскалывается. Среди детей ведётся активная пропаганда доносительства на родителей. Главной задачей врачей и педагогов становится «дать сигнал». Работает эта схема так: синяк на попе ребенка, «сигнал», что дома «недостаточно чисто» или «мало продуктов», – в дом приходят ювенальщики и БЕЗ РЕШЕНИЯ СУДА(!) забирают детей. Чтобы им «помочь». В Скандинавии и Северной Европе, где ювенальные технологии внедрены достаточно давно, изъятие детей всегда заканчивается их передачей в детдома или в семьи для усыновления. Детей никогда не возвращают родителям, практически никогда. В Великобритании уж так «случайно» получается, что семьи, куда передают детей на воспитание почти всегда… однополые.

Самое время спросить: зачем всё это делается? Ювенальная юстиция – это технология разрушения семьи. Семья — основная ячейка общества и механизм демографического воспроизводства народа. Уничтожите семью, расколете её, нивелируете её смысл — и сразу «убьете» двух зайцев: лишите людей опоры и сможете прервать традиции и культуру народа (которые передаются в семье), сможете создать ситуацию неизбежного сокращения численности народа. Не будет семьи – не будет народа. Вот и весь смысл ювенальной юстиции, которая является одним из инструментов глобализации.

Неприятный факт состоит в том, что ювенальные технологии уже частично внедрены в России. Вот только два факта самого последнего времени.

1. В конце своей работы Госдума прежнего созыва приняла, несмотря на протесты общественности, пресловутый «Закон о шлепках». Под видом «защиты от семейного насилия» были введены изменения, которые приравнивали к однозначно уголовному наказанию, являясь отягчающим фактором, – родство. Получалось – шлёпнул по попе – синяк – даже его отсутствие, но подозрение, что шлепок был – 2 года тюрьмы.

Протесты общественности были столь сильны, что Госдума нашла в себе силы признать ошибку, и новый её состав (по большей части состоящий из тех же депутатов, что и прежний!) убрал ювенальные смыслы из закона.

Читайте так же:  Молитва николаю чудотворцу в семейных делах

2. В январе 2017 года была ещё одна попытка втащить ювенальщину в российское законодательство. На этот раз кивать на стары состав Думы не получится – новый закон принял новый состав Думы. «Закон о контингенте», предложенный правительством, подразумевал сбор данных о детях, на который никто добро из родителей не давал. Остановил этот закон Президент, который его отклонил.

Обратите внимание: одни и те же депутаты в одном и том же месяце могут устранить ювенальные технологии в одном законе и тут же ввести их другим!

Это даёт нам два факта, оба из которых печальны, но не смертельны:

  1. Депутаты Госдумы из «Единой России», которые обеспечивают принятие или непринятие законов, полностью подчинены партийно-фракционной дисциплине и руководству Госдумы. Это значит, что может быть принят абсолютно ЛЮБОЙ закон. Никакого идеологического стержня у единороссов нет, никакого собственного понимания, что хорошо – что плохо, также в их головах не существует.
  2. В нашей стране есть мощное ювенальное лобби, которое всеми силами протаскивает ювенальное законодательство через Госдуму и Совет Федерации.

Однако, как показали последние события, взаимодействие общественных организаций и Президента способно остановить проникновение ювенальной юстиции. А вот пассивность и надежда на то, что «добрый барин» из Конституционное большинства ЕР в Госдуме понимает, за что нельзя голосовать, быстро приведет к торжеству ювенальщины.

Вы заметили, как в последние дни активизировалось ювенальное лобби? Статьи на тему «в России разрешили бить в семье» запестрили на страницах многих изданий. А всё из-за того, что Госдума исправила свою ошибку и убрала родство в качестве отягчающего обстоятельства.

Важную роль в поднявшейся шумихе сыграли и те силы, что вне органов власти и средств массовой информации, всеми силами работают на глобалистов. При этом эти силы, а вернее говоря, даже персоны… очень конкретные. Сейчас поймёте, что имеется ввиду.

26 января 2017 года я принял участие в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым». В третьей части шло обсуждение шумихи и крокодиловых слез вокруг решения Госдумы исправить свою ошибку. Среди тех, кто пытался взывать к эмоциям и делал вид, что от насилия в России теперь семьи никак не защищены была Алёна Попова. Прежде чем рассказать об этой персоне, развеем ту пелены лжи, которую сознательно создают лоббисты ювенальной юстиции. Любой человек в России защищен от побоев законом: в УК масса статей с разным составами преступлений. Ввести специальный закон «для семьи» — это и есть первый шаг в сторону ювенальных технологий. Не случайно в документах европейских ювенальщиков семья значится КАК ГЛАВНАЯ УГРОЗА РЕБЕНКУ!

[3]

Но вернёмся к персоне, которая в эфире программы Соловьева, отстаивала «ювенальные ценности». Вот она — Алена Попова.

За защиту от насилия в семье. Защищает детей. Ювенальная технология именно так всегда и подается: защита.

А вот Алена Попова чуть ранее.

Она была соратницей, «гражданским активистом», бывшего депутата Госдумы Ильи Пономарева. Того самого, что был одним из лидеров неудавшейся «снежной революции», единственный проголосовал против воссоединения России и Крыма, получил $750000 за 10 лекций Сколково. После того, как правоохранители заинтересовались этим явным расхищением средств, Пономарев убежал в США. Там и на Украине он сейчас и скрывается, после того, как был лишен своих депутатских полномочий.

А вот Алена Попова с белой ленточкой и Ильей Пономаревым во время «болотных попыток» захватить власть в России по украинскому сценарию в 2011-2012 гг.

Сбежавший в США и на Украину Илья Пономарёв и Алёна Попова

Сбежавшая в Эстонию Евгения Чирикова и Алёна Попова

Алёна Попова и член наблюдательного совета центра Карнеги Владимир Рыжков

Тогда они хотели взять власть, а сегодня они решили защищать наших детей? Учитывая политическое лицо Алёны Поповой, догадаться, какие структуры и какие государства проталкивают у нас ювенальщину, труда не составит. Это все та же гоп-компания «оппозиции», «детей капитана гранта» и Пятой колонны, готовой в любой форме продавать интересы своей страны.

В программе Владимира Соловьева эта дама себя полностью раскрыла. Просто посмотрите.

http://nstarikov.ru/kto-prodvigaet-yuvenalnuyu-yusticiyu-v-r-74341

Отобрать ребенка за просроченный творожок

Ювенальная юстиция не должна стать карающим органом, отбирающим детей у родителей и разрушающим семьи. Необходим закон, четко определяющий обязательства государства перед семьей и семьи перед государством. К такому выводу пришли участники межрегиональной конференции «Ювенальная юстиция: за и против», состоявшейся 8 июня в Общественной палате РФ.

Вообще-то термин «ювенальная юстиция» обозначает специальные суды, рассматривающие правонарушения, совершенные малолетними преступниками. Такие суды существовали в царской России. И сегодня они действуют в некоторых российских регионах — в частности, в Ростовской области. Кстати, там, где существуют подобная судебная практика, количество рецидивов среди несовершеннолетних преступников резко пошло вниз.

Но в последнее время понятие «ювенальная юстиция» значительно расширилось и стало подразумевать вмешательство государства в дела семьи, причем зачастую с карательной целью. По словам Татьяны Боровиковой, возглавляющей общественную организацию «Много деток — хорошо», им известны десятки случаев в разных российских регионах, когда детей отбирают у родителей по самому незначительному поводу: «Основания для изъятия — просроченный творожок в холодильнике, незаконченный ремонт в квартире, несколько синяков на коленке. Причем иногда эти акты оформляются задним числом, а родители потом месяцами не могут вернуть своих детей и восстановиться в родительских правах».

Как заявил Борис Альтшулер, президент общественной организации «Право ребенка», ситуация очень серьезная и обострилась она после того, как в 2008 году в Семейный кодекс была внесена поправка, позволяющая органам опеки забирать детей, если «не обеспечивается надлежащее выполнение родительских обязанностей». Под эту расплывчатую формулировку при желании может угодить практически любая семья, поскольку нигде не объясняется, что же такое — «надлежащее выполнение родительских обязанностей». «Сегодня вся государственная система работает на уничтожение семьи», — уверен Борис Альтшулер, которому принадлежит емкое определение сложившейся ситуации с детскими домами — «россиротпром».

Действительно, в последние годы государство тратит весьма немалые суммы на детей, содержащихся в «казенных домах» — до 60 тысяч рублей в месяц на ребенка. Для многих российских семей сумма из разряда заоблачных. Но далеко не все эти деньги идут именно на детей. Они поступают в местные органы социальной защиты и те могут расходовать их по своему усмотрению. Именно по этой причине, по убеждению Бориса Альтшулера, минздравсоцразвития всячески противится идее сокращения числа детских домов и передаче детей патронатным семьям. Ну, а для того, чтобы количество воспитанников в казенных учреждениях не уменьшалось (а вместе с ними и перечисляемые суммы), можно отбирать детей у проштрафившихся родителей.

Впрочем, на конференции звучали и голоса в поддержку такой системы. В частности, воспитательница одного из детских садов в Свердловской области, убеждена, что многие родители живут за счет льгот, получаемых за детей, причем тратят все деньги на выпивку. Никто не спорит, что такие родители есть и их, наверняка, немало. Но сразу же возникает вопрос, а почему родители живут за счет «детских денег»? Может, предприятие, где они работали, закрылось, а другой работы в их регионе просто нет? «Кто занимается проблемами семьи, которая только начинает входить в кризис?» — задала вполне риторический вопрос Лариса Докучаева, член общественной палаты Екатеринбурга. Справедливости ради скажем, что такие примеры все же есть — там, где местные власти думают о сохранении семьи. Например, в Тюмени, где уже несколько лет существует целая система помощи неблагополучным семьям. Кому-то помогли с работой, кого-то отправили на принудительное лечение от алкоголизма. В результате — 83 семьи из 100 возвращаются к нормальной жизни. И значит, дети в этих семьях не остались сиротами при живых родителях.

Читайте так же:  Общество женщин подвергшихся домашнему насилию

«Сегодня ювенальная юстиция не предусматривает других форм помощи семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, кроме репрессивных», — уверена Ольга Леткова, представитель родительской общественности. Получается. с точки зрения государства, лучший способ защитить права ребенка — забрать его из семьи и передать в детский дом. Какие жизненные перспективы открываются сегодня перед воспитанниками детских домов, представить несложно. В лучшем случае профессия разнорабочего, в худшем — дорога в криминал.

По мнению Ольги Летковой, государство в первую очередь должно выполнять свои социальные обязательства перед семьями, особенно теми, кто находится в кризисной ситуации, прежде чем карать их за «ненадлежащее выполнение родительских обязанностей». А органы опеки должны стать центрами помощи семьям, куда родители, в том числе и приемные, могли бы обратиться за поддержкой. Только в этом случае термин «ювенальная юстиция», получивший столь негативную окраску, приобретет, наконец, свое первоначальное значение как совокупность законов, норм и процедур, обеспечивающих защиту прав детей.

Читайте самое интересное в рубрике «Общество»

http://www.pravda.ru/society/1079965-uvenal/

Эксперты рассказали, почему ювенальная юстиция в России будет карательной

Читайте также

Почему американцам могут запретить усыновление российских сирот

Почему не заработает главный ювенальный закон России

Обращение к премьер-министру Дмитрию Медведеву

Чего ожидать от введения социального патроната

Почему специалисты выступают за введение ювенальной юстиции

Дактилоскопия системы. Зачем у сирот берут отпечатки пальцев

Проблемным семьям навяжут социальный патронат

Видео (кликните для воспроизведения).

Что такое ювенальная юстиция, о которой так много говорят в последнее время, какие следствия и риски нас ожидают, в случае появления этого института в России. В этих непростых вопросах, специально для фонда «Измени одну жизнь» разбирались: доцент Института практической психологии и психоанализа Лидия Тихонович и кандидат психологических наук Андрей Сучилин.

Ювенальную юстицию теперь критикуют не только консерваторы, но и либералы. Иллюстрация b177.ru

Немного истории

Первоначально ювенальная юстиция (лат. juvenālis — юношеский; лат. jūstitia — правосудие) трактовалась как правовая основа системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними. Она, как считается, берет свое начало в 70-х годов XIX века, когда граждане американского города Бостона Кук и Аугустус начали предлагать судьям не применять к несовершеннолетним, способным встать на путь исправления, наказания, а передавать их под присмотр органов попечительского надзора.

В июле 1899 года в Чикаго был учрежден первый детский суд. Затем идея ювенальной юстиции получила развитие в Великобритании, где в 1908 году была принята серия законов о детях и молодежи. Во Франции первый ювенальный суд был учрежден в 1914 году на основе опыта США, а первый ювенальный суд в России действовал с января 1910 до 1918 года, но после революции ювенальные идеи были надолго забыты.

Принято считать, что к настоящему времени в мире сложилось несколько моделей ювенальной юстиции: англо-американская, континентальная и скандинавская.

Что в России

В России ювенальная юстиция понимается ближе всего к скандинавской модели, поэтому ее сторониики говорят в первую очередь о вопросах «защиты прав ребенка» вообще и, в кризисных семьях, – особенно. Российская версия «ювенальной юстиции» предполагает не просто введение специальных судов, а именно создание целой «ювенальной системы», позволяющей государству курировать жизнь несовершеннолетних. При этом парадоксальным образом собственно ювенальные суды, то есть – суды рассматривающие правонарушения несовершеннолетних в соответствии с иными нормами, нежели «суды для взрослых» — так и не были созданы как система.

Например, на круглом столе «Об опыте работы и основных направлениях взаимодействия Общественных Советов при территориальных органах ФСИН России с администрациями исправительных учреждений», который состоялся в Ростове-на-Дону в 2007 году отмечалось: «Комитет ООН по правам ребенка высказал замечания по последнему (2006 год) Докладу РФ об исполнении Конвенции ООН о правах ребенка. В частности, было указано, что до сих пор на национальном уровне в России не создано специализированное правосудие по делам несовершеннолетних, не выстроена работа по реабилитации, ресоциализации, по оказанию помощи несовершеннолетним правонарушителям в возвращении к нормальной жизни в обществе».

А ведь Комитет ООН по правам детей предлагает странам принять закон о ювенальной юстиции прежде всего с целью либерализации наказания для несовершеннолетних, а не для того, чтобы ограничивать права родителей в семье.

Карательная юстиция?

Понятие «ювенальная юстиция» и ее практика встретили у нас серьезное сопротивление и рассматриваются многими родителями и экспертами чуть ли не как синоним «карательной психиатрии» для родителей. Вокруг ювенальной юстиции возникает множество различных слухов и разговоров. Отношение к ней стало совсем отрицательным, когда были предприняты первые попытки «защиты прав детей» от политически неблагонадежных родителей в форме их изъятия из семей, причем — часто под очевидно абсурдными и надуманными предлогами.

Например, стали известны попытки отнять детей у независимой журналистки Галины Дмитриевой в Тольятти, у активистки «Другой России» Ольги Жуковой в Петербурге. Так же пострадала Виктория Луганская, участница протестных акций в Москве. Лидер защитников химкинского леса Евгения Чирикова рассказывала журналистам о попытках изъять из семьи детей у нее и у другой экологической активистки, Аллы Чернышевой.

А вот история женщины, которая вообще никакой политической активностью не занималась, но попала под каток ювенальной юстиции. К сожалению, подобных случаев достаточно много.

Поначалу ювенальная юстиция вызывала отторжение, в основном, у консервативно настроенных граждан, у религиозных фундаменталистов и блюстителей традиций, но сейчас уже многие вполне либеральные родители и эксперты также настроены против ее введения.

Интересны результаты интернет голосования, представленные на сайте Ньюсленд: «за» — 42 голоса, а «против» — суммарно 484.

Против ювенальной юстиции проводилось уже несколько массовых акций. Одна из последних: многотысячный митинг, который состоялся 22 сентября этого года в столице. Организаторы акции — движение «Суть времени» и Ассоциация родительских комитетов и сообществ. Более 3,5 тысяч человек прошли по центральным улицам Москвы с лозунгами «Нет Ювенальной Юстиции!», «Защитим своих детей!»

На митинге были собраны 135 тысяч подписей под письмом президенту Владимиру Путину с просьбой отказаться от введения в стране норм ювенальной юстиции. Аналогичные акции прошли примерно в то же время в Казани, Томске, Братске, других городах России.

Против введения ювенальной юстиции официально высказалась и православная Церковь. На обращения верующих об опасности введения системы ювенальной юстиции по благословению Святейшего Патриарха Кирилла ответил председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин: «Русская Православная Церковь разделяет озабоченность людей, которые опасаются создания фактически неподконтрольного другим органам власти и обществу института с обширными полномочиями и возможностью безапелляционного вмешательства во внутренние дела любой семьи, имеющей детей. В результате доведения церковной позиции по данному вопросу до представителей власти, действий и выступлений общественности, активной и бескомпромиссной позиции, занятой православными верующими, а также последователями других традиционных религий, перспектива утверждения в РФ полномасштабной системы ювенальной юстиции в настоящее время представляется неактуальной».

Читайте так же:  Сроки рассмотрения заявления на развод через суд

Быть или не быть?

Но, судя по всему, ювенальная юстиция в России все же будет . Вероятно, так же, как и в истории с принятием группы законов о коммерциализации бюджетной сферы, всю юридическую базу для нее будут готовить медленно и постепенно, осторожно и незаметно.

Фактически прошло почти три года с принятия рамочного закона о платных услугах бюджетных организаций (школ, институтов, больниц и т.п.) до объявленного в январе 2013 года вступления в действие «Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг», утвержденных 8 октября Дмитрием Медведевым.

Похоже, что примерно такой срок отведут и созданию правовой базы для ювенальной юстиции. Причем, не кажется вероятным, что ее позитивная – и основная часть – будет подготовлена первой. «Ювенальных судов», за небольшими региональными исключениями, пока не видно и не слышно, а та ее часть, которая занимается «защитой прав и интересов детей» развивается быстро и активно .

Уже принят закон о социальном патронате, реально предоставляющий возможность для различных злоупотребление, вызывающий особенные опасения у противников ювенальной юстиции.

http://changeonelife.ru/2012/10/09/ekspertyi-rasskazali-pochemu-yuvenalnaya-yustitsiya-v-rossii-budet-karatelnoy/

Новое в блогах

Что такое ювенальная юстиция и почему с ней борются родители

Всероссийское родительское собрание показало, что страсти вокруг так называемой ювенальной юстиции достигли той стадии, когда всем миром надо решать, на каких правовых основах строить защиту семьи и детства. Используя западную модель «детских» законов или базируясь на своем историческом опыте и традициях.

Понятие ювенальная юстиция первоначально относилось к особым судам для несовершеннолетних, которые появились в конце XIX века одновременно в Европе и в России, где такое правосудие закончилось в 1917 году. В прошлом веке в законодательстве многих стран появились постулаты о правах ребенка. Незаметно чисто судебная ювенальная юстиция стала превращаться в ювенальную систему.

Она уже сформирована в одних странах, формируется в других и старается завоевать позиции в третьих, в том числе и нашей. В ювенальную юстицию постепенно вошли органы социального надзора за положением ребенка в семье, пропаганду просвещения детей по проблемам здоровья, а позже и сексуальное просвещение.

Сама эта «детская» юстиция стоит на нескольких главных принципах.

Первый — у ребенка те же права, что и у взрослого. Про его обязанности ничего не говорится. Ребенок имеет право самостоятельно обращаться в органы за защитой своих прав. Это включает жалобы на родителей в полицию или суд, которые обязаны незамедлительно проверить, как родители исполняют свои обязанности.

Правда, нигде точно не прописано, как должно выглядеть «ненадлежащее» исполнение родительских обязанностей.

Дополняют систему органы социального надзора, включающие социальных работников при судах и психологов. По западным критериям соцнадзор находится вне контроля и подчинения госорганов. Обжалование решений социальных органов в случае изъятия детей из семей длится долго — до нескольких лет. ЦИФРА: 80 тысяч детей в Финляндии попали под контроль органов опеки. Из них значительная часть была изъята из семей А главное, что ребенка сразу отбирают у «ненадлежащих» родителей и отдают в приют или приемным родителям до проверки фактов. Обязательно организуется специальная база данных о детях. Школьников и малышей в детсадах обязывают вести специальные дневники с оценкой поведения родителей. Дневники проверяются органами соцнадзора.

Один из важнейших постулатов ювенальных технологий — сексуальное воспитание детей.

Вместо понятия «пол» вводится понятие «гендер». В нашей Госдуме был зарегистрирован похожий законопроект «О гендерном равенстве». В документе запрещена критика лиц нетрадиционной ориентации, акцент делается на свободе сексуального выбора. По сути, исключаются понятия «мальчик» и «девочка». Такая половая самоидентификация объявляется вредной.

Первым шагом во внедрении в нашей стране ювенальной юстиции стал новый Семейный кодекс РФ. Его изменили в 1995 году. В кодексе записано право ребенка при нарушении своих прав и при ненадлежащем выполнении родителями своих обязанностей обращаться в орган опеки и попечительства или в суд. В 2002 году появился закон о создании у нас ювенальных судов. А органы опеки получили право инициировать изъятие ребенка из семьи. В прошлом году в Госдуму внесены несколько «ювенальных» законопроектов, в том числе о гендерном равенстве, о социальном патронате, об общественном контроле за детьми-сиротами.

В США к детям применяется смертная казнь. В Штатах дети отбывают и пожизненное заключение В ответ российские деятели культуры обратились с открытым письмом к Владимиру Путину, в котором просили не допустить введения в России ювенальной юстиции, как явления, чуждого российским традициям и культуре. Особой негативной оценки «заслужили» законопроекты об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и изменения в законы о патронате и органах опеки. Оба законопроекта регламентируют порядок передачи изъятых у родителей детей в приемные семьи. Общественного обсуждения ни одного из отправленных в Думу ювенальных законопроектов не было.

Ольга Янушкявичене, доктор педагогических наук, профессор — В 2010 году на международной выставке в Шанхае Россию представлял форсайт-проект «Детство-2030». Этот проект подавался как инновационная стратегия российского будущего. Среди целей проекта указывается «изменение в общественном сознании устаревших позиций, таких как материнство, отцовство, семейные и родственные узы. Реорганизация межличностных отношений. В том числе замена института семьи на институт соцпатроната. Внедрение гендерного равенства и ювенальной юстиции». Фонд «Мое поколение», являющийся основным разработчиком проекта «Детство-2030», писал на своем официальном сайте: «Форсайт-проект проводится по инициативе Общественной палаты РФ.

Председатель проекта — Алина Федоровна Радченко, руководитель аппарата Общественной палаты РФ». «Дети должны расти в семьях — действует у нас и такой постулат, — утверждает госпожа Радченко. — И в зависимости от этого утверждения происходит деление детей на благополучных (тех, что в семьях) и неблагополучных (тех, что растут вне семьи). Увы, говорят наши эксперты, структура современной семьи резко тормозит развитие детей. В развитых странах дети вырастают в многообразной среде различных воспитательных сообществ, клубов, детских организаций и др.». Таким образом, ювенальная юстиция напрямую связана с проектом замены института семьи на институт соцпатроната.

Возникает вопрос: кому мешает семья? Ответ очевиден: семья мешает там, где человека хотят взять под тотальный контроль, разрушив его личность.

Так поступают, например, представители многих сект, в первую очередь стремящиеся отделить человека от семьи. Американский психолог и психиатр Бруно Беттельгейм на опыте работы в собственной школе установил, что для нормального становления личности ребенка ему нужно обращенное именно к нему внимание взрослого, и не простое, а наполненное любовью. Личность близкого взрослого ребенок использует как своеобразный каркас для построения своей собственной личности. Но именно такое личное общение ребенок имеет именно в семье, и именно в семье он перенимает культуру отношений, основы построения собственной жизни. Посягания на семейное воспитание бывали в русской истории неоднократно. Еще А. Бельский, современник Екатерины II, хотел вырастить новых людей, забрав детей от матери. Попытка разрушить институт семьи предпринималась и после 1917 года, когда во времена «военного коммунизма» предлагалось не вступать в брак, а рождающихся от беспорядочных связей детей растить отдельно от родителей.

Читайте так же:  Срок рассмотрения иска о взыскании алиментов

ЦИФРА: 80 тысяч детей в Финляндии попали под контроль органов опеки. Из них значительная часть была изъята из семей

Алексей Куприянов, почетный адвокат России, эксперт Госдумы — Образцы ювенальной юстиции в последние годы всеми силами протаскивают в наше законодательство. Примерно раз в два года начинается новый виток кампании в ее поддержку. На свет вытаскиваются несколько действительно ужасных происшествий с детьми, и с криками: «Смотрите, что происходит!» — нам предлагается срочно менять всю систему государственной защиты детей. В США и кое-где в Европе возраст привлечения к уголовной ответственности — 10 лет и нет российских ограничений по максимальному наказанию для несовершеннолетних. В США к детям применяется смертная казнь. За то же правонарушение, за которое в России привлекли бы к уголовной ответственности взрослого отца, в американском штате Миннесота посадили в тюрьму десятилетнего ребенка, по стечению обстоятельств усыновленному из России. Мальчик пришел в школу с пистолетом приемного отца, который тот преспокойно бросил в «местах, доступных для детей», хотя знал о проблемах душевного здоровья приемыша. Мальчик принес пистолет в школу и, направив на директора, нажал на спусковой крючок. Директора спасла осечка. Ребенок надолго попал в американскую тюрьму.

Заметим, что дети отбывают в США и пожизненное заключение. Сотни детей. Пока внедрить у нас ювенальную юстицию в масштабах страны не получается, но делаются попытки договориться на региональном уровне. Можно услышать о якобы успешных экспериментах с элементами ювенальной юстиции в Ростовской области, в Санкт-Петербурге и целом ряде других регионов. В Екатеринбурге, по сообщениям СМИ, создана некая «детская адвокатура», в которой взрослые дяди и тети проводят консультации по заявлениям детей о нарушении их прав со стороны родителей, соседей, помогают деткам составлять исковые заявления, представляют интересы попавшего в их объятия ребенка в судах.

Но и на государственном уровне сторонникам западной модели уже много удалось, так сказать, «по чуть-чуть». В 1998 году принят Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». Этим законом была введена важная классификация детей, «находящихся в трудной жизненной ситуации». Определено, кого, собственно, считать такими детьми и как им помогать. И вот среди перечисления детей-сирот, детей-наркоманов и детей-уголовников находим неожиданное: «дети, проживающие в малоимущих семьях». А как же иначе?

Бедность и есть фактор, от которого надо защищать.

Классификация нужна вовсе не для того, чтобы помочь неимущим семьям, а для того, что изъять оттуда детей на основе ряда последующих законов, прямо предусмотренных планом законодательной деятельности. Предполагалось детей из бедных семей изымать, чтобы потом, применив к несчастным всю строгость «ювенальной юстиции», передать «заказчику» — в приемную обеспеченную семью. И терминологию для закона выбрали говорящую — «дети, проживающие в малоимущих семьях».

В закон о гарантиях прав ребенка уже протащили главный принцип ювенальной юстиции: дети не часть семьи. Они самостоятельные субъекты общественных правоотношений, права детей выше прав всех других граждан.

Если строго проанализировать ювенальную доктрину, то неизбежно приходим и к другому выводу: семья — главная опасность для ребенка, семья — враг детей.

В доктринальной литературе адептов ювенальной юстиции так, собственно, открытым текстом и написано. А «добрый дядя» из государственных органов — единственный друг. И этому «другу» можно круглосуточно пожаловаться на собственного папу или маму, которые о, ужас, не пустили в ночной клуб. Тем, кто писать уже научился, лучше пожаловаться письменно, а дошкольники могут «стучать» на родителей устно. Телефоны уже вывешиваются в особо ювенализированных российских школах.

Отечественной школе, где западные подходы к правам детей давно внедряются в отраслевом порядке, сладко не стало. Учитель уже сегодня не имеет никаких прав в отношении ученика, одни обязанности. Учитель согласно уже сложившейся, во всяком случае в Москве, практике поставлен в такое положение, что ему спокойнее пропустить мимо ушей оскорбление или безобразную выходку распоясавшегося школьника, чем давать ход разбирательству. Педагог останется виновным в любом случае и обязательно будет наказан рублем.

Ювенальная юстиция на Западе дала колоссальный толчок к так называемой «атомизации» общества. Я долго не мог понять врезавшиеся мне в память слова одной англичанки по поводу ее сына-наркомана, которому на вид было лет двенадцать: «А что я могу сделать? Это его выбор». И я, честно говоря, осудил бедную женщину: «Какой такой выбор? Заперла бы дома, или госпитализировала на лечение, или переехала бы в другой город, вырвала бы из окружения. Надо же ребенка спасать. А оказывается, у этой несчастной матери уже не было выбора. Она была просто лишена права исправить ложный выбор родного дитя, применив родительские права и «управу». При ювенальной юстиции родительские права фактически отменяются — остаются только права детей.

Под действие ювенальной юстиции Финляндии попадают дети до 18 лет. Если семья не в состоянии прокормить или ухаживать за своим ребенком, то социальные службы обязаны оказать ей помощь. Если жизни и развитию ребенка что-то угрожает, то социальные работники должны поместить его в детский дом или в приемную семью до решения суда, который определит дальнейшую судьбу несовершеннолетнего. Социальные работники часто допускают ошибки и неоправданно, в основном из желания подстраховаться применяют крайнюю меру — изоляцию ребенка из семьи. В результате клиентами соцопеки к концу 2012 года стали 80 тысяч финских детей. В Финляндии детские дома принадлежат частным лицам. Приемная семья ежемесячно получает 2 тысячи евро за ребенка. Огромные суммы, которые финское государство тратит на частные детские дома, вызывает подозрение в том, что это выгодный бизнес для владельцев таких учреждений. В Финляндии родительских прав не лишают, но на практике родители никак не могут влиять на жизнь ребенка и видеть его в любой день, если социальные работники поместили его в детский дом. Встречи ребенка с родителями происходят не чаще двух раз в неделю по часу.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://maxpark.com/community/4844/content/1820576

Литература


  1. Кутафин, О. Е. О. Е. Кутафин. Избранные труды. В 7 томах. Том 6. Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица / О.Е. Кутафин. — М.: Проспект, 2011. — 336 c.

  2. Тихомиров, М. Ю. Увольнение по инициативе работодателя. Практическое пособие / М.Ю. Тихомиров. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2015. — 499 c.

  3. Гусева, Т. А. Государственная регистрация юридических лиц (+ CD-ROM) / Т.А. Гусева, А.В. Чуряев. — М.: Деловой двор, 2008. — 232 c.
  4. Ивакина, Н.Н. Культура судебной речи / Н.Н. Ивакина. — М.: БЕК, 2017. — 334 c.
  5. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, №6(12), 2011. В 3 частях. Часть 1. — М.: Грамота, 2011. — 232 c.
Кому выгодна ювенальная юстиция
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here