Михеев о законе о домашнем насилии

Важная информация в статье: "Михеев о законе о домашнем насилии". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Закон о насилии – не про сохранение семьи

Закон о домашнем насилии: опрос ВЦИОМ, тезисы руководителя Фонда развития гражданского общества Константина Костина о законе. Почему профилактика семейного насилия не прописана в документе? Ведущие «Вестей ФМ» – Владимир Соловьёв и Анна Шафран .

Полностью слушайте в аудиофайле.

Популярное

Решение суда в Гааге – это провокация

ЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ: «В конце концов Верховный суд Гааги подтвердит это решение по делу ЮКОСа, начнут они российское имущество арестовывать – самолеты, музейные коллекции. Мы что будем делать? Такого рода решений в советские времена не было, потому что просто боялись так наглеть. Они реально понимали, что этого медведя трогать не надо».

«Конфронтация идёт по линии Москва-Анкара»

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО: «Несмотря на то, что Анкара обвиняет во всем Сирию и объявляет законными целями все сирийские войска, имеет она, в первую очередь, в виду Россию».

«Плохо, что не тронули преамбулу Конституции»

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЁВ: «Преамбула – ужасающая в нашей Конституции! Я даже не беру то, что она плохо написана литературно. И то, что рабочая группа отказалась от изменения преамбулы. Я думаю, это связано с тем, что какие-нибудь конституциональщики решили, что нет, преамбулу нельзя менять! Мне кажется, напрасно!».

«Когда в семью придут с ордером, её больше не будет»: Михеев разбил доводы защитников закона о домашнем насилии

В программе у Владимира Соловьёва, посвящённой рассматриваемому в Госдуме закону о домашнем насилии, обозреватель Царьграда Сергей Михеев резко высказался о «мутных» формулировках в законопроекте: «По какой шкале будут измерять насилие? И потом, когда в семью придут с ордером, её больше не будет!»

В программе у Владимира Соловьёва, посвящённой рассматриваемому в Госдуме закону о домашнем насилии, обозреватель Царьграда Сергей Михеев резко высказался о «мутных» формулировках в законопроекте.

«Происходит невероятное расширение толкования понятия «насилие». Вводится такое понятие, как «причинение страдания». Я так и вижу этих людей в Европе и США, которым причиняют страдания…» — возмутился Михеев. «Это что? Муж поссорился с женой. Он наорал на жену, жена на него. Это причинение страдания? Несомненно! Ну и что дальше? Надо жену отделить от мужа, а мужа от жены? Лезть своими грязными лапами в эту семью?» — добавил обозреватель.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Любой запрет в семье – это страдание, поясняет Михееев. И любое принуждение ребёнка в семье может причинить ему страдание. «Неразумный отрок насмотрелся чего-то в интернете. А ты ему это запретил. Причиняет ему это страдание? Да. Но это не значит, что надо в законодательном порядке вторгаться в семью и выяснять, кто кому причнил страдания. » Михеев объясняет, что на данный момент у защитников законопроекта о домашнем насилии нет четких критериев, что такое насилие и страдание. «С уголовным кодексом всё ясно, — говорит Михеев. — Причинили побои, снял их в медучреждении — это насилие. А в данном случае — по какой шкале будут измеряться насилие и страдание? И кто будет это измерять?»

Также Мхеев напомнил, что православных, которых называют фанатиками, в частности, из-за того, что они отстаивают традиционные семейные ценности, в стране миллионы. А тех, кто отстаивает эти самые «прогрессивные нормы» для семьи, — «пара десятков тысяч».

Закон поставил рядом «семью» и «насилие»

В США 5 млн детей из семьи изъяли, насилия меньше не стало. Продолжаем обсуждать закон о семейном насилии. Не получается ли так, что мы сначала изобретаем лекарство, потом думаем, от чего оно помогает?

КОРНЕЕВСКИЙ: Здравствуйте. В студии Сергей Михеев и Сергей Корнеевский. Сергей Александрович, здравствуйте.

МИХЕЕВ: Здравствуйте, Сергей.

КОРНЕЕВСКИЙ: Да. И у нас сегодня гость. А в гостях у нас священник Федор Лукьянов – ответственный секретарь Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Федосов. Здравствуйте, отец Федор.

КОРНЕЕВСКИЙ: Стало ли меньше насилия?

МИХЕЕВ: Стало ли меньше насилия, да, в конце концов. И здесь возникает главный вопрос: а цель-то в чем? Вот действительно, если цель именно эта, то является ли способ адекватным достаточно, чтобы, как вот тоже в церковной среде любят говорить, чтобы лекарство не было бы хуже болезни?

[2]

Слушайте в аудиофайле!

Популярное

Решение суда в Гааге – это провокация

ЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ: «В конце концов Верховный суд Гааги подтвердит это решение по делу ЮКОСа, начнут они российское имущество арестовывать – самолеты, музейные коллекции. Мы что будем делать? Такого рода решений в советские времена не было, потому что просто боялись так наглеть. Они реально понимали, что этого медведя трогать не надо».

«Конфронтация идёт по линии Москва-Анкара»

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО: «Несмотря на то, что Анкара обвиняет во всем Сирию и объявляет законными целями все сирийские войска, имеет она, в первую очередь, в виду Россию».

«Плохо, что не тронули преамбулу Конституции»

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЁВ: «Преамбула – ужасающая в нашей Конституции! Я даже не беру то, что она плохо написана литературно. И то, что рабочая группа отказалась от изменения преамбулы. Я думаю, это связано с тем, что какие-нибудь конституциональщики решили, что нет, преамбулу нельзя менять! Мне кажется, напрасно!».

Церковь защитила семью от закона о насилии

Патриаршая комиссия по делам семьи выступила против принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия.
Отлично. Я-то уже думал, что после одобрения Матвиенко и Володиным проект таки продавят. Но сначала Соловьёву дали команду — и Михеев отлично разложил по полочкам всю эту псевдоправозащитную риторику (см. в конце). Теперь вот Церковь не побоялась выступить против очевидно антисемейного законопроекта Пушкиной под видом защиты от насилия.

Выступил и сам Патриарх Кирилл:

«Конечно, нельзя допускать никакого насилия в семье! Но есть нечто опасное в тех тенденциях, которые сегодня формируются, в том числе и в законодательной сфере, когда некоторые пытаются под видом борьбы с семейным неблагополучием узаконить вторжение в семейную жизнь сторонних сил, общественных или государственных организаций или каких-то там добровольцев, которые якобы призваны помочь урегулировать положение в семье»

Читайте так же:  Сколько положено матери одиночки

Причём очень точно сформулированы вредоносные смыслы, иезуитски заложенные в нём. Дальше привожу пересказ текста заявления Патриаршей комиссии:

«По нашему мнению, законопроект содержит целый ряд правовых дефектов, что делает его принятие недопустимым». В частности, по мнению Церкви, закон фактически направлен на создание новой системы правовых норм, параллельных существующим нормам законодательства. «Эта новая система правовых норм предполагает существенное поражение граждан в их правах (в том числе семейных), сравнимое с ограничениями, налагаемыми на преступников и людей, совершающих административные правонарушения, и даже их превосходящее. При этом она исходит из фактической презумпции виновности лиц, объявляемых „нарушителями“, не предполагает для них никаких процессуальных гарантий, стандартов доказывания предполагаемой вины. Это представляется совершенно недопустимым».

В силу неопределенности норм законопроекта «практически любое нормальное человеческое действие может быть признано „семейно-бытовым насилием“, любой совершеннолетний человек может быть произвольно объявлен „нарушителем“ и подвергнуться „мерам профилактики“ имеющим откровенно репрессивный характер».

«Создаётся ситуация, когда каждый сможет в любой момент, без реальных оснований, воспользоваться возможностями системы „профилактики семейно-бытового насилия“ против своих близких». В такой ситуации межличностными отношениями начинают править не доверие и взаимопомощь, не любовь и уважение, а взаимный страх и подозрительность, говорится в заявлении комиссии. Помимо этого, обращает внимание Церковь, законопроект создаёт новые возможности для произвольного отстранения родителей от воспитания детей, разлучения детей и родителей.

«Многие соавторы и сторонники законопроекта добиваются его принятия, широко используя заведомую ложь». «Наш народ убеждают, что российская семья — это просто мрачный застенок и пыточная камера для женщин и детей. Чтобы создать это впечатление, распространяются данные, которые выдаются за статистику, но в действительности не имеют под собой никаких реальных оснований».

На этом фоне в РПЦ считают не вызывающим удивления тот факт, что предлагаемый законопроект активно поддерживают организации, связанные с «радикальными антисемейным идеологиями», такими как ЛГБТ и феминизм, а также значительное количество организаций, официально получающих иностранное финансирование.

«Учитывая все сказанное, очевидно, что законопроект „О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации“ неприемлем как с правовой, так и с концептуальной точки зрения. Патриаршая комиссия просит законодателей отказаться от его рассмотрения и принятия».

Посмотрим, как теперь отреагируют парламентарии и те, кто стоят за ними, кто дал зелёный свет закону. Не дай Бог, начнётся конфликт между представителями государства и Церкви! Чтобы этого не случилось, Совету Федерации и Госдуме надо отложить рассмотрение законопроекта в долгий ящик под предлогом переработки.

А Патриархии надо бы — скажем, Александру Щипкову — надо бы с острасткой ответить на наезд потерявшего берега Киселёва по суррогатному материнству.
Источник

Михеев о законе о домашнем насилии

Многовековые заходы к России – то слева, то справа, то сзади, то спереди – имеют только одну цель: сделать из России то, что больше никогда не будет представлять альтернативный взгляд на жизнь, сделать из нее то, что никогда больше не будет представлять конкуренцию ни в геополитике, ни в военном плане; и одним из способов добиться этого может стать так называемый Закон о семейно-бытовом насилии – считает гость телеканала СПАС политолог Сергей Михеев.

Главная сила России в русском характере, в наших конкурентных преимуществах, которые базируются на православной культуре, — отмечает Михеев. — Терпение и самопожертвование позволяло русским побеждать там, где другие пасовали. Я лично вижу в этом законе очевидную схему политтехнологическую, которая разворачивается на фоне попытки убрать Россию с внешнего контура, погрузить ее обратно в ее грязное белье. Я вижу и внутреннюю борьбу за влияние в контексте интриги «20-24». Один за другим в патриотическое большинство (условно – путинское) кладется снаряд за снарядом: пенсионная реформа, закон о семейно-бытовом насилии – для того, чтобы максимально это большинство, в принципе, лояльное и патриотически настроенное, деморализовать, внести туда максимальное раздражение, внутреннюю конфликтность, сталкивать людей лбами и убедить их в том, что все пропало или что все продано. Навязываемый нам закон имеет прикладной уровень, а понимают ли это те, кто его лоббирует? Для тех, кто этот закон проталкивают, лучше, чтобы они этого не понимали.

Противопоставить такой ситуации, по мнению политолога, можно было бы разъяснение и агргументацию. Необходимо настоятельное требование более глубокой проработки любых подобных решений.

Сообщение же о том, что законотворцы будут работать над этим проектом все новогодние праздники, Михеев прокомментировал однозначно: не надо этого делать. «Зачем? Чтобы к восьмому января, пока все еще не отойдут от праздников, уже принять закон? Потом. Спокойно, месяц за месяцем, а если надо, год за годом, проанализировав все возможные плюсы и минусы, [надо] найти наиболее оптимальное решение или вообще отложить законопроект навсегда на полку и начать совершенствовать уже имеющийся законы».

Николай Стариков: Закон о «насилии над семьей» защищает не женщину, а имущество

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия», который в народе уже окрестили «законом о насилии над семьей», пробудил огромную дискуссию в нашем обществе. Десятки общественных организаций выступили с протестом против принятия этого законопроекта. По стране прошла волна митингов и пикетов с требованиями не допустить принятия закона, который разрушит наши семью.

В пятницу 29 ноября, на сайте Совета Федерации был выложен новый текст законопроекта, который мы сейчас попробуем проанализировать. Первоначальный текст был несколько изменен, и из него были убраны особо неприемлемые формулировки, такие как «сексуальное насилие», «половая свобода», «преследование». Однако то, что осталось, никак не может считаться законопроектом, который надо принимать и который принесет обществу пользу.

Слова из законопроекта ниже выделены курсивом, жирным шрифтом выделены слова, на которые мы будем делать акцент. Это нами сделано для улучшения понимания написанного в законопроекте.

Самым первым в глаза бросается статус планируемого законопроекта. Это — Федеральный закон. Т.е. это будет рамочный документ, на основании которого субъекты профилактики семейно-бытового насилия, перечисленные в статье 5, будут выполнять различные функции в рамках этого федерального закона. А список субъектов большой и состоит из 12 пунктов, начиная от органов МВД и заканчивая общественными объединениями и некоммерческими организациями.

[1]

То есть — все, кому не лень.

Читайте так же:  Ненавижу ребенка после развода

Но что интересно, статьей 7 «Полномочия федеральных органов государственной власти в сфере профилактики семейно-бытового насилия»

Федеральные органы государственной власти в пределах своей компетенции:

2) осуществляют нормативно-правовое регулирование в сфере профилактики семейно-бытового насилия;

Т.е. теперь федеральные органы смогут сами вводить и определять меры и способы по вмешательству в семейную жизнь. И общество никак не сможет это ни контролировать, ни обсуждать, ни воздействовать. Потому, что законы будут приниматься без общественных обсуждений. И не известно, что и как будет в этих законах прописано.

Давайте подробно рассмотрим основные понятия предлагаемого Федерального закона.

Статья 2. Основные понятия

семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления;

Немаловажная вещь – лоббисты этого законопроекта всегда говорят, что он поможет спасти женщин от избиения и побоев. Как же с этими «благими пожеланиями» стыкуется фраза в законе что семейное насилие, это деяние… «не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Погодите, от какого же насилия вы собираетесь защищать женщин, если это не уголовное деяние, и даже не административное правонарушение?

Схема, которую рисуют обществу лоббисты такова: женщину бьют, её надо защитить. Но в проекте закона прямо написано, что защищать будут только от «имущественного вреда», ведь избиение или нанесение телесных повреждений уже сегодня относится к действиям, классифицированным в КОАП и УК!?

Так зачем нужен новый закон, если он будет защищать только имущество, а не самого человека?!

Идем дальше. Что такое это странное семейно-бытовое насилие, описанное, как имущественный вред? Кто может объяснить понятие «имущественного вреда» внутри семьи? Муж пил чай из кружки жены, это имущественный вред? Муж не купил жене сапоги или шубу — это имущественный вред? Жена разбила машину мужа – этой имущественный вред? Мама не дает ребенку компьютер или смартфон, потому что ребенок не хочет делать уроки, а хочет играть в электронный девайс – это имущественный вред? Непонятно. А вот это непонятное толкование и будет подводиться под формулировку семейно-бытовое насилие.Представляете, какие огромные возможности для различных злоупотреблений?

Читаем закон дальше:

лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию – супруги, … и т.д. …. в отношении которых есть основания полагать, что им вследствие семейно-бытового насилия могут быть причинены физические и (или) психические страдания и (или) имущественный вред;

Что значит, «могут быть причинены»? Почему при рассмотрении дело самообороне, когда жертва сталкивается с превосходящей силой и агрессией нападающих, суд в массе своей выносит обвинительные приговоры обороняющимся, с формулировкой «превышение мер самообороны»? А ведь суд не считается с тем, что обороняющемуся мог быть причинен физический вред, когда парень защищает свою девушку от пятерых нападающих на улице или отец семейства защищает свою семью от бандитов, проникших к нему в квартиру или дом? А по этому законопроекту сразу будут наказывать за ВОЗМОЖНЫЕ действия!

нарушитель — лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие;

А почему в законе виновны могут быть только совершеннолетние? У нас в стране что, нет детских колоний, где находятся даже малолетние убийцы? А если такое «чадо» будет тиранить мать или опекунов – бабушку и дедушку (при отсутствии родителей)? А если это семнадцатилетний наркоман, который запугал и держит в страхе свою семью? Он по этому закону не подлежит ответу? Странно как-то….

И в этой версии законопроекта законодатели никак не смогли обойтись без введения обязательного атрибута ювенальной юстиции — защитного предписания.

Статья 24. Защитное предписание

Защитное предписание выносится в отношении лица, достигшего на момент его вынесения восемнадцати лет. Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено:

1) вступать в контакты, общаться с лицом (лицами), подвергшимся (подвергшимися) семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;

2) предпринимать попытки выяснять место пребывания лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, если это лицо (лица) находится (находятся) в месте, неизвестном нарушителю.

Итак, лицо, получившее защитное предписание не имеет право общаться с членами своей семьи и, внимание, лишается возможности договориться между членами семьи после конфликта. Оно не дает возможности прийти к взаимопрощению и согласию членов семьи. Потому, что за нарушение защитного предписания ведет к КОАП и УК РФ.

Но самое главное, за всеми этими красивыми словами, родителям запрещается искать своих детей, которых заберут органы опеки или НКО, которые посчитали, что детям может (мы уже это разобрали выше) угрожать семейно-бытовое насилие в виде угрозы забранного телефона (про имущественный вред мы тоже писали выше)!

[3]

А в судебном защитном предписании ко всему этому ещё и добавляется требование:

Видео (кликните для воспроизведения).

2) покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

И тут тоже возникает множество вопросов – как определить есть ли возможность у нарушителя пребывать в ином жилом помещении? Что делать, если такой возможности нет, то оставить нарушителя в этой же семье? А в чем же тогда смысл этого закона? Что за специализированное жилое помещение? На основании какого закона, нарушителя обяжут снять это помещение, ведь у нас запрещено навязывать платные услуги? Вопросов много, а ответов нет….

Мы будем и дальше внимательно следить за развитием ситуации и обязательно информировать обо всех новостях по данному законопроекту.

Который нельзя ни в коем случае принимать, так как его конечной целью является нанесение удара по институту семьи, а не защита кого-либо от насилия.

Михеева прокомментировала проект закона о домашнем насилии

МОСКВА, 9 декабря, ФедералПресс. Общественная палата РФ в нулевом чтении рассмотрит законопроект о домашнем насилии. Текст документа опубликован на сайте Совета Федерации.

Законопроект вызвал большой резонанс, в связи с этим в Общественной палате принято решение пристально изучить его и подготовить свои заключение к документу.

«Мы внимательно ознакомились с текстом законопроекта. Считаем, что важно учесть все мнения, чтобы не спровоцировать конфликт в общественной среде и принять к вниманию все позиции. Позицию Общественной палаты мы сформулируем», – прокомментировала секретарь Общественной палаты РФ Лидия Михеева.

Член комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, материнства и детства Элина Жгутова критически прокомментировала документ. По ее мнению, с принятием закона о домашнем насилии может ухудшиться демографическая ситуация в стране: в тексте содержатся меры, которые практически исключают примирение супругов после серьезного конфликта.

«Будет создана некоммерческая организация, которая сможет подавать заявку в случае домашнего насилия от третьего лица, то есть даже без заявления членов семьи. Или соседка услышала скандал в квартире и обратилась к участковому, и он будет обязан рассмотреть заявление. Если же член семьи обратился в правоохранительные органы, потом решил забрать заявление, то это будет сделать сложно», – отметила Жгутова.

Кроме того, по словам эксперта, нельзя будет даже повысить голос на ребенка, поскольку это может расцениваться как «моральное домашнее насилие».

Читайте так же:  Отказ от несовершеннолетнего ребенка матерью

Заместитель председателя Общественной палаты, правозащитник Владислав Гриб назвал тему домашнего насилия сложной.

«Если я своему ребенку не куплю какую-то игрушку, это что, тоже будет считаться психологическим насилием?» – вопрошает правозащитник.

Владислав Гриб сообщил, что к проекту закона нельзя подходить в спешке, нужна тщательная работа.

Напомним, текст законопроекта содержит 28 статей. В нем дается определение семейно-бытовому насилию – это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Эксперты считают формулировку размытой.

Фото: ФедералПресс / Виктор Вытольский

Закон о домашнем насилии. Разоблачение вранья феминисток и критика проекта закона (видео 37 минут + инструкция по отправке отзыва в ГосДуму)

Лоббисты закона о домашнем насилии уже проводят в Госдуме обсуждение права чиновников бесцеремонно вторгаться в семью. Рассмотрение законопроекта против домашнего насилия может начаться в ближайшее время.

Пиарщики закона о домашнем насилии очень не любят дискуссию. Они позорно бегут от нее. Одновременно, имитируя общественную кампанию в блогах и СМИ. Масштаб задействованиях в пропаганде государственных телеканалов, позволяет предположить, что речь идет о навязывании обществу госпрограммы по вмешательству чиновников в дела семьи. Ювенальную юстицию им не удалось ввести напрямую. Теперь они подняли на свои знамена домашнее насилие и пытаются взять реванш.

Мы, в отличие от лоббистов закона о домашнем насилии, дискуссию любим и считаем важным донести до людей все точки зрения. Потому в фильме РВС даем другой стороне высказаться максимально подробно. Виктория Гарсия-Берналь, Алена Попова, Оксана Рушкин и все-все-все.

Как отправить отзыв в Госдуму на закон о домашнем насилии, инструкция (нажмите на плюсик):

Инструкция, как направить в Госдуму свой отзыв на закон о домашнем насилии.

Зайти на сайте Госдумы: http://duma.gov.ru
Спуститься по странице вниз на раздел «Депутаты».
Выбрать поиск «По фамилии или региону», набрать «Володин Вячеслав Викторович».
Щелкнуть на его страницу: http://duma.gov.ru/duma/persons/99100829/
Щелкнуть на «Отправить обращение» рядом с фотографией.
Вы перейдете на страницу «Создать обращение».
Личный кабинет можно не создавать.
Нажимайте «Далее».
Вы переходите на следующую страницу «Создать обращение».
Заполните форму.
Социальный статус и льготную категорию можно не выбирать.
Далее вас перенаправят на страницу обращения.
Выберите тип Вашего обращения: выбираете «Заявление».
В свободной форме напишите свой отзыв на закон о домашнем насилии. Главное, четко и сразу обозначьте свою позицию.

согласно 23 и 25 статьям проекта Закона, владельца квартиры (дома) могут выгнать из собственного жилья только лишь по заявлению «потерпевшего» и решению мирового (а значит необходимости в сборе доказательств нет) судьи — это чистый феминистский произвол

Статья 23. Судебное защитное предписание

3. Судебное защитное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего, либо по заявлению субъектов профилактики семейно-бытового насилия с согласия пострадавшего, за исключением случаев, когда пострадавшее лицо в силу возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости либо по иной причине, не может выразить согласие.

Статья 25. Меры, устанавливаемые судебным защитным предписанием

3. С учетом конкретных обстоятельств дела, судебным защитным предписанием дополнительно может быть постановлена одна или несколько следующих мер:

1) обязать нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим на срок действия судебного защитного предписания, независимо от того, кто является собственником жилого помещения;

«Мы разорвали связи между родителем и ребёнком, между мужчиной и женщиной, между одним человеком и другим. Никто уже не доверяет ни жене, ни ребёнку, ни другу. А скоро и жен, и друзей не будет.»

Мнение известного политолога Сергея Михеева о скандальном законопроекте (короткий ролик 15 мин):

«. 1060 убитых в результате семейного насилия за год. Но из них 756 — мужчины! Так кто страдает то больше всех?! Кого защищать то надо. «

Почему нельзя принимать закон о домашнем насилии? С. Михеев. Е. Тимошина

Как фальсифицировали данные, которые легли в основу законопроекта о профилактике семейного и бытового насилия. Какие злоупотребления возможны в случае, если закон будет принят. Каких опасных и масштабных последствий закона можно ожидать с большой вероятностью. Кто на самом деле является заказчиком этого закона и в чем состоит его долгосрочный план. По вопросу высказываются старший научный сотрудник ВНИИ МВД РФ Елена Тимошина и политолог Сергей Михеев.

Почему нельзя принимать закон о домашнем насилии? С. Михеев. Е. Тимошина

Как фальсифицировали данные, которые легли в основу законопректа о профилактике семейного и бытового насилия. Какие злоупотребления возможны в случае, если закон будет принят. Каких опасных и масштабных последствий закона можно ожидать с большой вероятностью. Кто на самом деле является заказчиком этого закона и в чем состоит его долгосрочный план. По вопросу высказываются старший научный сотрудник ВНИИ МВД РФ Елена Тимошина и политолог Сергей Михеев.

Сергей Михеев о законе о домашнем насилии

Политолог Сергей Михеев жестко высказался о законе о домашнем насилии

Сторонникам закона нечем крыть.

Дорогой читатель!

Мы существуем исключительно на пожертвования, поэтому если Вам нравится наш проект — поддержите нас удобным для Вас способом!

(Вы можете самостоятельно указать сумму)

p.s. Полученные средства идут на выплату гонораров авторам и благотворительность

Сейчас читают

#Постное меню

Опросы

Архив записей

Внимание

При копировании статей с нашего сайта необходима ссылка на источник

Читайте так же:  Восстановление сертификата на материнский капитал

Дорогой читатель!

Мы существуем исключительно на пожертвования, поэтому если Вам нравится наш проект – поддержите нас удобным для Вас способом!

(Вы можете самостоятельно указать сумму)

Или подпишетесь на нашу страницу в Фейсбуке, просто нажав “Нравится”!

Почему нельзя принимать закон о домашнем насилии? С. Михеев. Е. Тимошина

Как фальсифицировали данные, которые легли в основу законопроекта о профилактике семейного и бытового насилия. Какие злоупотребления возможны в случае, если закон будет принят. Каких опасных и масштабных последствий закона можно ожидать с большой вероятностью. Кто на самом деле является заказчиком этого закона и в чем состоит его долгосрочный план. По вопросу высказываются старший научный сотрудник ВНИИ МВД РФ Елена Тимошина и политолог Сергей Михеев.

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

В закон о домашнем насилии впишут изгнание виновного из дома

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) подготовил законопроект, в котором предлагает закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и права пострадавших от него. В частности, пострадавший, согласно предложению СПЧ, может получить право обратиться за так называемым защитным предписанием, говорится в документе. Текст законопроекта есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердили два источника в СПЧ.

В разработке документа приняла участие зампредседателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. По ее словам, основная цель законопроекта — не вводить дополнительные или более строгие санкции, а предусмотреть превентивные меры по профилактике правонарушений. «Предусмотренные законопроектом меры не являются наказаниями за правонарушение, это временные меры по недопущению новых или более тяжких правонарушений и по защите пострадавших», — пояснила депутат.

Предложения СПЧ станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается в Совете федерации по поручению Валентины Матвиенко, рассказал РБК источник в верхней палате парламента. Финальную версию документа будут вносить сенаторы.

Что предлагает СПЧ

  • Семейно-бытовым насилием предлагается считать умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких родственников или их имущества.
  • Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей. «Например, в июле ЕСПЧ вынес решение по обращению Валерии Володиной, которую в течение нескольких лет преследовал бывший партнер — избивал ее, отправлял с разных номеров угрозы и оскорбления, — отметила адвокат Ольга Гнездилова. — Что касается усыновленных и усыновителей, то страдать от насилия могут и дети, находящиеся под опекой или проживающие в чужих семьях безо всякого оформления, как это случилось с Аишей Ажиговой, которую искалечили в семье тети».
  • Вводится понятие профилактики семейно-бытового насилия: предупреждение и пресечение насилия, его выявление и устранение его условий.
  • Закон призван обеспечить защиту прав жертв насилия, дать им возможность психологической реабилитации и помочь с социальной адаптацией.
  • Правом на защиту смогут пользоваться жертвы насилия или третьи лица, если есть основания полагать, что правонарушитель может причинить им вред.
  • Заниматься профилактикой насилия предлагается федеральным, региональным и местным органам власти, следственным органам и комиссиям по делам несовершеннолетних.
Читайте так же:  Варианты раздела земельных участков

За/против домашнего насилия

В 2016 году в Госдуму был внесен законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой. Столичный омбудсмен Евгений Бунимович связывал с декриминализацией домашних побоев рост числа случаев жестокого обращения с детьми. «Теперь наказание за побои детей — штраф. Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

Какую защиту для жертв предлагает СПЧ

Согласно документу жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписание), которые:

  • запрещают преследователю приближаться к пострадавшему;
  • вводят для нападавшего необходимость пройти специализированную психологическую программу;
  • в исключительных случаях обязывают нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред;
  • обязывают нападавшего возместить жертве расходы на оплату консультирования или пребывания во временном жилом помещении.

Ордера будут двух типов — судебные и внесудебные. По примеру западных стран, например США, полиция сможет выдавать внесудебное защитное предписание при получении информации о насилии в семье. При наличии такого ордера нарушителю будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на 10 м. Он также будет обязан являться в органы внутренних дел для профилактических бесед до четырех раз в месяц.

Судебное защитное предписание обяжет нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником квартиры.

Под профилактикой семейно-бытового насилия в СПЧ понимают:

  • правовое просвещение;
  • профилактические беседы;
  • объявление официального предостережения, что дальнейшее противоправное поведение в отношении близких лиц недопустимо;
  • предупредительное предписание;
  • профилактический учет;
  • профилактический надзор;
  • помощь в социальной адаптации пострадавшим от семейно-бытового насилия;
  • специализированные психологические программы.

По мнению Гнездиловой, запрет на приближение к жилищу пострадавшего позволяет экономнее расходовать бюджетные средства: не строить в большом количестве убежища для жертв домашнего насилия. «Это в течение многих лет было отговоркой властей против закона, мол, мы не можем позволить себе эти расходы, — уточнила адвокат. — Вопрос раздела совместно нажитого имущества может быть решен позже в суде в законном порядке». Если квартира является съемной, то покинуть ее должен нарушитель, а не пострадавший, считает юрист.

Она опасается, что защитные ордера могут использоваться в имущественных спорах, но ответственность за это уже прописана в российском законодательстве — и за заведомо ложный донос, и за фальсификацию документов.

Предупредительное внесудебное предписание законопроект предлагает выносить при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия либо попытки его совершения сроком на месяц, оно может быть продлено до двух месяцев, пояснила РБК Пушкина. Судебное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего либо по заявлению субъектов профилактики домашнего насилия на срок от месяца до года и может быть неоднократно продлено на общий срок, не превышающий два года.

В предлагаемом СПЧ варианте документа согласие пострадавшего на вынесение судебного защитного предписания не требуется. За помощью может обратиться не только сама жертва, но и ее законные представители. Также основанием для профилактики насилия могут стать приговор, определение или постановление суда.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева заявила РБК, что профилактика домашнего насилия требует обсуждения. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя. У них свои представления о семье и об ордерах», — считает она. По словам Плетневой, у нее двоякое отношение к этой проблеме: «С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся. Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай бог, а кто деньги будет зарабатывать. »

Как еще можно защитить жертв насилия

Видео (кликните для воспроизведения).

Для комплексной и эффективной защиты российских женщин необходима ратификация конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции), считает Ольга Гнездилова. «В ближайшее время эту процедуру завершит Азербайджан, а Россия останется единственной страной Совета Европы, не присоединившейся к этим обязательствам», — отметила она. Конвенция предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием, но не только с его последствиями через охрану или привлечение к ответственности, но и на этапе предотвращения. Европейский документ также разделяет виды насилия — физическое, психическое (угрозы, изоляция), экономическое (лишение средств, запрет выйти на работу), сексуальное насилие, в том числе в браке. Это разделение не описано в законопроекте СПЧ. «Конвенция запрещает среди прочего преследование (сталкинг), сексуальные домогательства и женское обрезание», — отметила Гнездилова.

Источники

Литература


  1. Комиссия. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2014. — 999 c.

  2. Оксамытный, В.В. Теория государства и права. Гриф МО РФ / В.В. Оксамытный. — М.: Камерон, 2004. — 246 c.

  3. Борисов, А. Н. Комментарий к Федеральному закону «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» / А.Н. Борисов. — М.: Юстицинформ, 2009. — 272 c.
  4. Неуймин, Я. Г. Вопросы истории и методологии автоматизации промышленного производства / Я.Г. Неуймин. — М.: Главная астрономическая обсерватория АН СССР, 2014. — 160 c.
  5. Инструкции о подоходном налоге с физических лиц и дорожные фонды в 1993 году. — М.: СПб: Метроном, 1993. — 110 c.
Михеев о законе о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here