Насилие над детьми в семье истории

Важная информация в статье: "Насилие над детьми в семье истории". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Не только сестры Хачатурян. Жестокость к детям, немое свидетельствование и насилие в российских семьях

В российское законодательство может быть введена уголовная ответственность за домашнее насилие. Ежегодно в России около 17 тысяч детей разного возраста подвергаются физическому насилию. «Сноб» собрал наиболее резонансные случаи жестокого обращения с детьми за последние два месяца и поговорил о семейном насилии с психологами

1 августа 2019 18:18

23 июня стало известно, что в Дагестане четырехлетняя девочка умерла от травм, нанесенных мачехой. Девочка попала в больницу с тяжелой закрытой черепно-мозговой травмой в конце января 2019 года. Судмедэксперты установили, что ребенка били по голове тупым предметом. Мачеху обвинили в умышленном причинении вреда здоровью, повлекшем смерть, заведено уголовное дело.

22 июля в сети появился ролик, на котором видно, как мать кричит на сына и избивает его: наносит удары по голове, выкручивает руки, швыряет его. Мальчик держится за нее руками, пытаясь защититься. Причиной такого «наказания» стало то, что ребенок забыл пакет в банке, в который они заходили перед этим. Сейчас по этому делу ведутся проверочные мероприятия и устанавливаются все обстоятельства случившегося.

23 июля на Кубани следователи возбудили уголовное дело в отношении мужчины, державшего сына в сарае. Отец обмотал металлической цепью шею ребенка и закрепил ее за деревянную ножку стеллажа. Мальчику удалось сбежать. Он рассказал, что вечером его приковывали цепью, а днем заставляли работать. Сейчас ребенок в реабилитационном центре, а следователи проверяют, не совершал ли отец других противоправных действий в отношении сына.

24 июля на лестничной площадке одного из домов поселка Мга Кировского района обнаружили искалеченную девочку. Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении 57-летней женщины, которая по просьбе матери девочки в тот момент присматривала за ребенком. Предположительно, женщина в состоянии алкогольного опьянения избила трехлетнюю девочку кухонным молотком.

30 июля суд приговорил к пожизненному заключению жителя Забайкалья Владимира Паукова за убийство ребенка. Мужчина пытался научить пятилетнего пасынка читать. Когда ребенок стал противиться требованиям отчима, тот избил его мухобойкой и несколько раз бросил об пол с высоты собственного роста. Мальчик умер на месте. Когда мать ребенка вернулась домой, Пауков не позволял ей вызвать полицию и скорую.

Елена Баканова, завкафедрой психологии Международного института монтессори-педагогики:

В последнее время новости о насилии над детьми все чаще появляются в СМИ, потому что общество стало отдавать себе отчет в том, что проблема действительно существует. Происходит это в том числе благодаря тем женщинам, которые вслух заговорили о насилии по отношению к себе. Это, безусловно, позитивная тенденция, потому что информационный поток помогает привлечь внимание к проблемам наиболее незащищенных слоев населения. В результате само общество становится более осознанным. 15 лет назад не могло возникнуть даже разговора о введении в Уголовный кодекс пункта о телесных наказаниях детей. Формулировка «жестокое обращение с детьми» встречается в 156-й статье Уголовного кодекса, однако ее трактовка остается расплывчатой.

Детско-родительские конфликты в значительной степени связаны с тем, что взрослые должны выполнять множество рутинных задач, при этом совмещая множество других социальных ролей. Часто это сопровождается негативными эмоциями, отрицательно сказывается на внутреннем психологическом состоянии родителей и, в конечном итоге, приводит к тому, что этот негатив выплескивается на детей, а регулярные шлепки и подзатыльники становятся нормой.

Важно понимать, что, подвергаясь насилию, ребенок не только переживает стресс. У него формируется модель поведения, которую он, возможно, будет воспроизводить во взрослом возрасте. Если телесно наказывают мальчика, он становится агрессивным, понимает, что ему можно бить окружающих. А если бьют девочку, у нее закрепляется установка, что применять физическую силу по отношению к ней — норма.

В России ситуация с жестокостью по отношению к детям может быть связана с историческим опытом. Запрет на телесные наказания в отношении взрослых был введен только в начале ХХ века, до этого они были нормой. Сегодня более чем в 50 странах уже есть законы, предусматривающие уголовное наказание за насилие над детьми. Например, в Финляндии или Германии, увидев или услышав, что ребенка бьют, вы должны сообщить об этом в специальные органы.

Также открытым остается вопрос немого свидетельствования — ситуации, когда окружающие замечают случаи насилия над детьми, но не знают, что предпринять. Для того чтобы люди понимали, как правильно реагировать в тех случаях, когда они видят жестокость по отношению к детям, необходим закон, который бы четко определил алгоритм действий.

Как же тогда наказывать детей так, чтобы не травмировать их психику? Важно помнить, что преступление — это, прежде всего, нарушение принятых в обществе норм. Поэтому сначала нужно объяснить ребенку, какие нормы в принципе существуют. Цель наказания — научить следовать правилам социального поведения и создать условия для того, чтобы неправильные действия не повторялись, а не нанести ребенку физические или психологические увечья.

Евгения Забурдаева, практикующий психолог, психотерапевт:

Сегодня все чаще открыто говорят о проблеме родительского выгорания, которое становится причиной насилия над детьми. Как правило, это результат целого комплекса причин. Во-первых, родители-насильники зачастую сами бывшие жертвы насилия или свидетели насилия в семье, и они проецируют собственный внутренний конфликт на своих детей. Во-вторых, современное общество предъявляет к родителям как никогда высокие социальные ожидания: ребенок будто бы становится проектом своей семьи, а родителей судят по тому, насколько «успешно» они его реализуют. Такое давление зачастую приводит к тому, что родители не справляются с психологическим напряжением и срываются на ребенке.

Изменить ситуацию можно только с помощью популяризации этой проблемы: важно рассказывать о родительском выгорании, отсутствии эмоциональной и социальной поддержки родителей, особенно воспитывающих детей в одиночестве. Например, мать-одиночка из Кирова, которая оставила дочь на три дня одну дома, не была готова к материнству, воспитывала ребенка одна и была морально истощена. Это не оправдывает ее поступка, однако о факторах, спровоцировавших трагедию, тоже не следует забывать.

Более того, необходимо открыто говорить и о том, что агрессор одновременно выступает и в роли жертвы, и ему тоже нужны помощь и поддержка. Например, если вы видите, как родитель не справляется и выходит из себя, можно предложить ему помощь, посидеть с ребенком, дать родителю отдохнуть. Если есть возможность, можно попробовать разделить членов семьи на какое-то время, чтобы взрослый мог успокоиться и прийти в себя. Разумеется, если вы становитесь свидетелем физического насилия над ребенком и видите, что существует угроза его жизни, необходимо обратиться в органы опеки или правоохранительные органы. Однако делать это нужно только в том случае, когда ситуация действительно представляет опасность.

В случае домашнего насилия в помощи нуждаются как родители, так и дети. Часто ребенок не осознает себя жертвой насилия — он думает, что заслуживает такого отношения, потому что он плохой. У него формируется установка, что с ним, с его телом можно так поступать. Это приводит к тому, что впоследствии, во взрослой жизни, он снова становится жертвой насилия или же агрессором в собственной семье. Чтобы избежать этого, человеку прежде всего нужно понять, что он, будучи ребенком, не был виноват в произошедшем. Для этого необходимо проработать ситуацию у психолога и осознать, что причиной насилия были внутрисемейные нарушения, пережить сложные чувства по этому поводу. И только после такого анализа психологическое исцеление жертвы насилия становится возможным.

Подготовили: Ксения Праведная, Диана Антипина

http://snob.ru/entry/180700/

Насилие в семье: 11 историй детей, которых били родители

Насилие над детьми – проблема многих семей. Еще несколько лет назад, по статистике ЮНИСЕФ, насилию в семье подвергалось 70% украинских детей. Почему любящие родители бьют детей? Зачастую физическое насилие над детьми применяется «в воспитательных целях». Но синяки – не единственные последствия таких «воспитательных мер».

Екатерина Кузьмина для pics.ru собрала 11 историй уже взрослых людей, которых в детстве били родители. Не менее распространенным оказалось и психологическое насилие над детьми в семье. Как отразилось на детях насилие в семье? Кто-то придерживается такой же модели поведения и со своими детьми, кто-то, наоборот, во взрослой жизни не приемлет насилия над детьми и не позволяет так относиться к себе и своим малышам, а кто-то до сих пор не может простить родителей. В любом случае насилие над детьми в семье имеет отражение во взрослой жизни.

Читайте так же:  Как подать на алименты россия

В детстве меня бил отчим. Мама могла шлепнуть, но так, под влиянием момента, а вот отчим бил ремнем, широким, толстым, кожаным, хорошо без пряжки. Достаться могло за все, что угодно: опоздала домой с гуляния на 5 минут, ему показалось, что я повысила голос в ссоре или неуважительно отнеслась к его матери.

Самое обидное в этом было то, что мама никогда-никогда не вставала на мою защиту, хотя, по факту, руку на меня поднимал совершенно посторонний человек, они были даже не женаты. Она же предпочитала отсиживаться в другой комнате или на кухне, а потом делать вид, как будто ничего не произошло, никогда меня не жалела и не поддерживала.

Я до сих пор не могу ей этого простить.

И при этом не выношу физического насилия: дважды мои романы заканчивались, когда человек поднимал на меня руку. Для меня это табу. И в отношении детей тем более – слишком хорошо помню это чувство бессилия, абсолютной беззащитности и жгучей обиды на взрослых.

Моего мужа родители воспитывали в строгости: за малейшую провинность наказывали либо физически, либо начинали “играть в молчанку”» – прекращали с ним разговаривать на неопределенный срок. К сожалению, сейчас, когда у нас появились собственные дети, он полностью следует этой модели воспитания и требует от нашей пятилетней дочери тотального подчинения и послушания, как в армии или, я не знаю, тюрьме. Чуть что не так – ругань и наказания.

Я, естественно, вступаюсь за дочь, и получаю тоже по полной: ребенка воспитала плохо, не мать, а говно на палке. При этом довести дочь до слез для него – дело двух минут, иногда он прямо специально ее троллит, как будто ему это доставляет удовольствие. Литературу специальную по воспитанию читать не хочет, считает, что сам все прекрасно знает.

Меня в детстве наказывали так: знаешь, что виновата? Неси ремень, снимай штаны, ложись на диван. Причем лет до 12-13. То есть тотальное унижение и демонстрация власти со стороны отца. Я очень тяжело все это переживала, много работала с психологом, чтобы отпустить все это дерьмо. У меня даже в сексе были проблемы: я как будто невольно проводила параллель между доминированием при наказании и доминированием мужчины в постели и зажималась страшно. Но вроде удалось преодолеть эту травму. Сама я человек страшно раздражительный, но детей своих не бью ни при каких обстоятельствах. Скорее отдубашу диван или еще какую мебель, но детей – никогда.

В детстве меня били регулярно и очень качественно. Но чувства унижения или обиды я вообще не помню – для наказания всегда была веская причина. Мой отец считал (наверное), что какие-то вещи и прописные истины до нас с братом иначе донести никак нельзя, кроме как физически воздействуя. Никакой жалости к себе я не испытываю, у меня было прекрасное детство и битье – это просто его часть. Моего папу точно также в детстве била его мама – моя бабушка, которую я обожала, она была милейшим и добрейшим человеком. Но, видимо, что-то действительно в ребенка проще вбить, чем сто раз объяснять.

Я многократно и сильно битая матерью, помню очень хорошо страх, унижение, беспомощность. Мне даже читать больно такие вопросы и спокойные размышления людей о том, в каких случаях это оправдано.

Для меня применение физического наказания к собственным детям абсолютно неприемлемо как раз потому, что я на собственном опыте знаю, как это – быть отшлепанным ребенком. Конечно, бывают ситуации, когда я выхожу из себя и вообще не знаю, что делать, бессилие захлестывает. В такие моменты я стараюсь отойти от ребенка подальше, продышаться, умыться холодной водой, максимально успокоиться.

Я была самым нелюбимым из детей, меня били постоянно, били при друзьях моих старших брата и сестры, что приводило подростков в ужас. Они даже иногда меня укрывали у себя в гостях, пока мама не уйдет на работу, если у неё была ночная смена. То есть меня об пол и стены швыряли, били тяжёлыми предметами и разбивали их об голову.

Один раз в запале мать полоснула меня по руке ножом, а один раз швырнула в меня инструменты и до кости порезала ногу грязной лопатой. Все это ужасно воспалилось, надо было вскрывать и чистить рану, в больницу меня, естественно, никто не водил. Просто я сама бритвой вскрывала, промывала кипяченой водой без ничего. Мне было лет 8.

В 17 ушла из дома, и до сих пор у меня аж до судорог реакция на резкие движения на краю видимости или если кто-то быстро руку поднимает. Притом моя мать не была невменяемой, алкоголичкой или наркоманкой: я спрашивала о впечатлениях (уже когда выросла) парней, которые меня укрывали (могли и совратить пользуясь случаем, но мне везло на хороших людей), и они говорили – нет, она же при взрослых сразу самая мировая мама. Почему-то детей она не стеснялась.

Когда я сама однажды в запале толкнула свою маленькую дочь так, что она споткнулась и растянулась на земле, я пришла в куда больший ужас, чем она. Я не приняла насилие как норму, как это делают многие битые родители, я нахожу его отвратительным, хотя по попе мелкую шлёпала иногда, но это было скорее символическое действие. Когда её родной отец ударил по-настоящему и несколько раз по попе, типа выпорол, мы сильно поругались.

Когда я была маленькой, меня сильно отшлепали пару раз в критических ситуациях, но чаще мне устраивали многодневные бойкоты, оскорбляли и унижали словами, приписывали мне мысли и слова, которых у меня не было. Короче говоря, издевались морально. И самое обидное – за эти издевательства никогда не извинялись, а вот за шлепки просили прощения. Как по мне – лучше бы били и извинялись, чем вот эти жуткие нефизические воздействия.

Меня били постоянно, всем, что под руку могло подвернуться за что угодно. Например, однажды отхлестали мокрым полотенцем до черных синяков, потому что я слишком громко говорила по телефону, мне было 7 лет. Результат – успех по жизни назло родителям. Их ненавижу, мы не общаемся и даже не созваниваемся. Не могу им этого простить. Своих детей пока нет.

Меня били в детстве. И мама, и папа. Одни раз отец жестоко избил меня за то, что я в игре толкнула брата, а он сильно ударился спиной о ребро кровати. Брат начал орать как резаный, отец испугался, что у него повредился позвоночник, и начал меня бить деревянной линейкой 60-сантиметровой. Бил по всему телу минут 15. Я уже просто не могла ни плакать, ни кричать. Мама молчала. Потом пошла к соседке и жаловалась там ей, как же можно было так бить ребенка. А почему тогда не заступилась?

Я даже не представляю себе, чтобы я позволила мужу так жестоко бить своего ребенка.

Сама мама тоже прикладывалась. Могла бить меня чем попало. Не понравилось ей, что я свою грязную обувь (тапочки) поставила на чистый пол. Она взяла эти тапочки и стала бить меня ими, грязными, по голове. В общем, веселое у меня было детство. Отразилось ли это на мне? Возможно, что отразилось. У меня есть постоянное чувство вины, я привыкла к самоуничижению. Грызу ногти с детства, есть еще одна дебильная привычка из той же оперы – психологи говорят, что человек, имеющие такие привычки, грызет, то есть ест себя. Хотя я не уверена, что причина – в побоях. Может, в чем-нибудь другом.

Мне отец в школе неоднократно говаривал, что мое место – в школе умственно отсталых, а не переводят меня туда только потому, что он-де со мной уроки делал. А если он прекратит со мной, дурой такой, ежевечерне заниматься, то меня переведут в школу у/о. Однако я школу закончила почти без троек и поступила в весьма престижный институт. Пусть со второй попытки, но поступила. Сама, без всяких блатов. В дальнейшем сама уехала в Израиль в гордом одиночестве и тут всего добилась сама. Мама, помню, по телефону вопила: “Тебе же трудно одной в Израиле, возвращайся к нам”.

Я сказала НЕТ! Пусть лучше меня здесь палестинская бомба разорвет.

Моя сестра, вроде, простила родителей, а я – до сих пор не могу! Пусть пожинают то, что посеяли, я и без них справлюсь. Их черствость, грубость, нежелание понять, войти в положение я им сейчас возвращаю с процентами. И мне плевать на них, также как и им было на меня наплевать лет 20-25 назад: вся молодежь гуляет, а я, рискуя попасть под машину, мчусь домой в надежде успеть к “контрольному сроку” дабы не огрести подзатыльников и ругани.

Читайте так же:  Какого размера свидетельство о рождении ребенка

Теперь я им мщу своим равнодушием и получаю неимоверное удовольствие. Я ведь дала себе слово, что отльются им мои слезы – вот и пускай отливаются. Поделом.

http://www.uaua.info/ot-6-do-9/psihologiya-ot-6-do-9/news-44584-nasilie-v-seme-11-istoriy-detey-kotoryh-bili-roditeli/

«Сама не знаю, как я сумела вырваться». Личная история жертвы семейного насилия

Я была 18-летней дурой

Я тогда жила в Минске, училась в университете, когда познакомилась с ним. У нас были общие увлечение, он умел красиво ухаживать, дарил цветы, водил гулять в парке под луной, делал приятные мелочи. Он был моей первой по-настоящему серьезной любовью. Думаю, наверное поэтому мне понадобилось так много времени, чтобы разойтись с ним. Я была 18-летней дурой, которая прощала все недостатки и проступки, потому что верила – он изменится, и все будет хорошо. И правда, все менялось. Но становилось только хуже.

Началось все с пьяной злости

Однажды вечером мы договорились встретиться у меня, он должен был приехать от друзей и остаться у меня на ночь. Я была так рада, помню, танцевала под песни любимой группы, пока убиралась в квартире перед его приходом. Но начала волноваться: он опаздывал на полчаса, трубку не брал. Через два часа я совсем извелась, и тогда он объявился. Сильно пьяный. Сказал, что посидели с приятелями в баре, а я зря волновалась. Полез целоваться, но я была расстроенная и злая, поэтому увернулась от него и попросила уехать. Он сначала не понял, что я хочу и почему. Когда я объяснила, что мне неприятно и обидно происходящее, он меня ударил по щеке наотмашь. Я упала к стене. Было так удивительно – меня ударили впервые в жизни. Я даже боли сперва не почувствовала, была только обида и страх, что такое со мной произошло, что он меня ударил. А он даже не извинился. Выставил меня виноватой – как же так, почему мне неприятно быть с ним пьяным, мы же так сильно любим друг друга! Я пыталась выгнать его, но он заломал мне руки. Угрожал поднять крик, если выставлю его из квартиры, стучаться к соседям. А мне стало так стыдно за него, так не хотелось выносить сор из избы, как говорится. Я сдалась. Он остался у меня на ночь. Но было очень противно и горько. Дальше он продолжал бить меня, когда был пьяный.

Я его не поддерживаю – значит я плохая

Основных причин его агрессии было две – моя нелюбовь к его пьянкам и споры. Он ненавидел, когда я спорила с ним по любому поводу, от выбора еды до места проведения отпуска. Я во всем должна была его поддерживать, особенно прилюдно. Он считал, что когда я начинаю спорить с ним при посторонних, это его унижает. Потом дома мне за это доставалось.

Он очень эмоциональный, часто злился, и его вспышки гнева всегда заканчивались для меня плохо. Потом он каялся, плакал, просил прощения. Говорил, что у него больные нервы, чтоб я его пожалела, такого бедного больного человека. Ведь это он не специально, он пытается бороться с этими вспышками агрессии, а я должна ему помочь.

Я должна была ходить по струночке у нас дома (к тому времени мы уже жили вместе), не злить его ни в коем случае, во всем угождать.

Я думала – ребенок спасет нас

Прошло два года, мы приехали в Бобруйск, жили на съемной квартире. Бить меня он не перестал, и еще он требовал от меня секса, когда был пьян. И всегда незащищенного. В конце концов я случайно забеременела.

Но я обрадовалась, подумала, что ребенок нас спасет, что он будет любить его и забудет о злобе. Хотя временами я и боялась за ребенка.

За время моей беременности он вел себя идеально, заботился, почти не пил, ухаживал за мной. Но когда я вернулась из роддома с нашим сыном, все опять пошло наперекосяк. Буквально через две недели он опять разозлился и избил меня – я попросила его побыть с ребенком, пока сама ходила к парикмахеру. Меня не было полтора часа, а когда вернулась – оказалась виноватой, что так долго оставила его с плачущим ребенком. Больше я его с сыном наедине не оставляла.

Сама не знаю, как я сумела вырваться

Год назад мы с друзьями отдыхали большой компанией на озере, он напился, приревновал меня к одному парню и ударил. Друзья вступились за меня, отвезли домой, близкая подруга помогла собрать вещи, заехали за сыном к моим родителям, и в тот же день я уехала. Уехала почти без вещей, бросила все, что напоминало мне о нем. Сама не понимаю, как решилась на такой шаг. Но во мне будто что-то щелкнуло, и я поняла: хватит.

Жила с сыном сначала у подруги, подрабатывала в интернете. Потом родители помогли снять квартиру. Сейчас я уже вышла из декретного, но работаю все равно из дома, продаю косметику. Нам с сыном хватает.

Я хотела уйти почти сразу, но стыд останавливал

Я читала в интернете разные истории от девушек, над которыми издевались их мужчины, и почти под каждой историей часто бывают комментарии вроде «а почему ты сразу не ушла», «тебе самой такое нравится, иначе ты б давно разошлась с ним». А я вот тоже долго не могла уйти. И нет, мне не нравилось такое обращение. Но мне было очень стыдно, что я, неглупая и такая переборчивая в парнях, связалось с таким человеком. А вот ему было не стыдно устраивать сцены посреди улицы, таскать меня за волосы и хватать за руки прилюдно. Я боялась, что моя семья узнает об этом, особенно мои мама и папа. За шесть лет я отдалилась от родных, потому что прикрывала проступки моего гражданского мужа, и теперь трачу много сил, чтобы восстановить отношения. Но моя семья так и не узнала, что мой бывший гражданский муж меня избивал. И думаю, что у меня не хватит сил рассказать папе и маме об этом хоть когда-нибудь.

Еще полгода мне снились кошмары

В них не было прямого насилия, но постоянно присутствовал он в простых бытовых ситуациях, которые все равно вызывали чувство страха и тревоги. Не сажу, что мне было очень трудно или легко восстановиться после всего, но очень помог переезд на новое место и избавление от старых вещей. Я какое-то время ходила в одних джинсах и юбке с рубашкой, пока не докупила опять одежды, но без вещей, напоминавших мне о бывшем, было гораздо легче.

Сейчас прошло 13 месяцев с момента моего освобождения. Я чувствую, что начинаю жить и узнавать себя заново. Пару месяцев назад познакомилась на улице с симпатичным парнем, мы часто видимся. Хотя я осторожничаю, и стараюсь не подпускать его слишком близко. Видно, пережитое еще дает о себе знать. Но надеюсь, что в конце концов прошлое меня отпустит, и я смогу простить бывшего и не оглядываться назад.

За помощью можно обратиться по горячей линии

История нашей героини не единична. По данным ООО «Радислава», в Беларуси каждая третья женщина подвергается насилию в семье и каждая шестая – сексуальному. На сайте объединения создана интерактивная карта, на которой женщины могут рассказать свои истории. Сейчас на ней три истории из Бобруйска, карта обновляется каждый день.

Для помощи всем совершеннолетним, попавшим в ситуацию насилия, ежедневно с 8.00 до 20.00 работает общенациональная горячая линия по телефону 8-801-100-8-801 (международное общественное объединение «Гендерные перспективы»). По ней можно получить социальную, психологическую, юридическую помощь совершенно бесплатно, конфиденциально и анонимно.

Кроме этого «Радислава» курирует в Минске Убежище для жертв домашнего насилия, где временно могут жить женщины с детьми. За время работы в Убежище проживали более 400 женщин. Обратиться в объединение можно по тел. +375 29 610-83-55.

http://bobruisk.ru/news/2019/09/05/sama-ne-znayu-kak-ya-sumela-vyrvatsya-lichnaya-istoriya-zhertvy-semejnogo-nasiliya

«Мама возила на квартиры, где было много мужчин». Шокирующая история насилия над девочкой в Алматинской области

Лидер движения против сексуального насилия #НеМолчи Дина Смаилова на своей странице в facebook опубликовала шокирующую историю девушки из Алматинской области, которая по информации общественника, подверглась сексуальному насилию со стороны родственников еще в 9-летнем возрасте, а полиция на протяжении нескольких лет «тянет» дело, периодически закрывая его, сообщает Матрица.kz.

Читайте так же:  Осужден за неуплату алиментов

Ниже публикация полного текста Дины Смаиловы. Без редактуры и правок.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Сегодня приходила апашка девочки, которую в 9 лет изнасиловал родственник. Она дала интервью журналистке подробное и очень честное. История этой семьи меня поразила. Я попробую изложить по порядку, но это не поддается никакому пониманию, это очень страшно. Имена я не буду озвучивать, в этом я не вижу смысла, но есть документы медицинские, есть уголовное дело, гражданское дело и суд. То есть это не фейковая информация, а правда нашей жизни, о которой важно знать всем.

Бабушка, является Инвалидом II Группы, у нее нет почки, удалили желчный, часть желудка, является Ветераном Семипалатинского полигона. Бабушка очень смелая, открытая, интеллигентная, красивая. Я от нее в восторге, она с 16 лет знакома со своим мужем, рассказывает о себе, говорит:

— Вот, мы два однолюба и смеется. И в это верится, они прожили вместе 40 лет и дедушка, не отводит от нее любящих глаз!

Эта история достойна того, чтобы о ней знали, и журналистка готова взять отдельное интервью с ними об их сложившемся союзе, где любовь уберегала их в дни страшных жизненных испытаний. Страшно подумать, но в этой семье родилось двое детей и обоих они похоронили. Девочка умерла, будучи студенткой второго курса от страшного гриппа, который дал осложнение на почки, а сын сорвался с шестого этажа, когда устанавливал окна. Бабушка, рассказывая об этом, старалась сдержать слезы. Характер у нее боевой, она все время говорит:

— Я найманка, я врать не умею, молчать не буду, всю правду сразу говорю.

Но на счет внучки было страшно слушать и осознавать, какой же жуткий наш мир.

Мать девочки с отцом, два раза расходились, апашка с ними виделась редко, внучку ей не показывали, за все это время, она видела ее 4 раза. Сын был долгое время в разводе, но через 9 лет сошлись, пожили год и опять разошлись, хотя к тому времени родилась уже вторая девочка в этой семье. В 2012 году сын погиб, после похорон внучка сама уже стала звонить апашке, дедушка купил ей телефон и они были на связи.
29 января 2014 года внучка сбежала от матери, позвонила апашке и попросила ее забрать. Дедушка сразу поехал и забрал ее, девочка оказывается, уже приготовила 8 сумок и ждала, когда ее заберут.

Бабушка стала вспоминать, какой она пришла к ним в дом, она рассказывает, что когда внучка приехала, на теле было много синяков, на левом плече большие гематомы, она была совсем маленькой для 12 лет, рост 98 см, вес 31 кг. Апашка как врач, очень точно помнит цифры, даты, время.

Она позвонила снохе и сказала что ее дочка у них дома, а та ей сразу ответила: — Не слушайте ее, она вруша и воровка!

Она не спросила как ребенок, почему ушла, а сразу сообщила, что девочка вруша и воровка. По ночам ребенок кричала, с кем-то дралась, отталкивала и говорила «отвали». У нее был ночной энурез, и она могла встать и пойти в ванну раздеться догола, закрыть волосами лицо и стоя писать в ванну.

Бабушка не понимала причину таких ночных хождений, ребенок в это время был вне сознания, и не понимала что делала.

Классная руководительница позвонила апашке, когда узнала, что девочка теперь живет у нее, она ей пожаловалась, что два года не видела родителей, что за ребенком не было должного ухода, что от нее шел неприятный запах и в волосах были вши.

У меня в этот момент напрашивается вопрос: — А куда смотрели соц службы? Почему никто не ходил и не проверял эту семью? Куда смотрела психолог школы? Сейчас уже все отрицают, что ребенок был так запущен, и говорят, что там все было хорошо и мама чуть ли не ангел. Понятно же что это недосмотр школы в том числе.

Как все узнали, и последствия насилия.

Апашка с аташкой, стали восстанавливать здоровье внучке, покупали продукты, где много кальция, чтобы росла, до этого девочка никогда не ела селедку, не знала на вкус рыбу. Никогда не была в развлекательных центрах и крупных супермаркетах, никогда сама не выбирала себе одежду.

По ночам она очень мало спала и просыпалась от каждого звука с криками, поэтому бабушка пошла в школу и настояла, чтобы школьный психолог начала заниматься с ее внучкой. Психолог два года вела эту девочку и вот здесь у меня опять вопрос. Неужели психолог не поняла в чем проблема, а если поняла, почему не сообщила бабушке. Возможно, она сообщила директору школы, но та, как и большинство директоров школ, решила этот факт скрыть.

У девочки пошли хорошие оценки, она стала круглой отличницей, каждый год дедушка с бабушкой покупали путевки в лагерь и отправляли на отдых. До этого ребенок не знал, что такое Медео, Кок-Тобе, с бабушкой и дедушкой, она стала каждый выходной выезжать на прогулки, они лечили ее заботой и любовью.

[1]

В конце 2014 года у девочки пошли первые месячные и она стала сильно болеть, боли были страшные поднялась высокая температура, которая ничем не сбивалась. Не помогали ни жаропонижающие, ни антибиотики, кровотечение длилось 54 дня. Апашка подняла всех врачей и однажды, когда были на приеме гинеколога, девочка расплакалась, и прям в присутствии врача, рассказала что ее изнасиловал родственник, когда ей было 9 лет.

Врач подтвердил разрыв девственной плевы. Апашка была в шоке, она не помнит, как вернулись домой, она плакала всю дорогу и не понимала, почему столько испытаний посылают ее детям и ее семье. Она пришла и сразу позвонила матери девочки, потребовала срочно прийти. Мать пришла, молча выслушала все что ей сказала апашка, на лице ее не дрогнул ни один мускул, она сидела без эмоций, не смотря на то, что девочка плакала, рассказывая матери что ей пришлось пережить.

Бабушка заставила набрать по телефону зятя и вызвать на разговор. Мать позвонила, без гнева и упреков, стала говорить зятю, что с ним хочет поговорить апашка, в это время бабушка вырвала трубку и стала высказывать зятю, за внучку, сказала что он за все ответит, она его посадит или сама лично кастрирует, за то что сделал с ее внучкой! Понимаете, что происходило с ней в эти минуты?

А еще понимаете, что рано или поздно ребенок заговорит о насилии и правда, которую скрывали годами, всплывет?! В общем, апашка подала заявление на лишение родительских прав в гражданский суд и подала заявление за изнасилование. Последствия этих страшных преступлений были также страшны, как и то, что пришлось пережить девочке. Много месяцев ушло на то, чтобы сохранить девочке матку. Ее готовили к операции, потому что в брюшной полости скопилась вода, плюс загиб матки, плюс эндометриоз, киста яичников, весь этот букет подлежал ампутации матки.

Апашка стала искать способы лечения, причем девочка в это время уже сама была активной и нашла через интернет клинику в России, где им порекомендовали медикаментозное лечение, которое хоть и было длительным и дорогим, все же уберегло ребенка от ампутации органа. Когда обнаружилось эти заболевания, девочка рассказала что еще в 10 лет говорила маме про эти боли, что еще тогда врачи сказали, что нужно УЗИ и обследование у гинеколога, но мать отказалась от лечения, это есть в медкартах, ее официальный отказ. Скорее всего, мать знала ,что узнают о том, что девочка уже не девственница и боялась что врачи поднимут тревогу, поэтому, это явное сокрытие преступления. А ребенок терпел боли 4 года.

Как было и что было.

Когда вскрылся факт насилия, девочка стала вспоминать, как жила у матери и это было страшно слышать. Она рассказала бабушке, что мама делала какой-то укол и куда-то отвозила, она помнила только, как ее выводили из ворот дома, а потом она уже просыпалась в своей кровати.

Мама часто спрашивала, — ты помнишь что ночью было, ты помнишь? Но девочка ничего не помнила. У бабушки на этот счет страшные подозрения, вплоть до того, что ребенка продавали педофилам.

Ребенок не получал ни ухода, ни питания, ни отдыха. Она смотрела за четырьмя маленькими детьми, за своей маленькой сестренкой и племянницами, ночи не досыпала, в 5.30 утра поднималась и шла за молоком. Однажды она перегрузила 2 тонны угля сама, не смотря на рост и вес, не смотря на то, что в доме были взрослые мужчины.

Читайте так же:  Подала на алименты хотя я платил

Еще девочка рассказывала, что мама возила ее в какие-то квартиры, где было много мужчин, она заставляла девочку наливать мужчинам водку, а потом учила воровать из их карманов деньги. Все наворованное она складывала в свою сумку и отправляла ее домой с этой сумкой, а сама оставалась с этими дяденьками. В доме жили кроме мамы еще ее сестра с мужем, младший брат матери и дедушка, отец мамы. Все они любители алкоголя и мать часто выпивала с родным отцом.

Когда девочке было 9 лет, зимой, после школы она пришла домой, переоделась, вышла на улицу. В это время зять позвал ее, она подошла, и он резко скрутил ее руки, связал веревкой и утащил в сарай. Бросил прямо на уголь и раздел и изнасиловал, а потом оставил ее связанную в сарае и ушел из дома. Девочка плакала и пыталась развязаться, она устала от борьбы и шока, кое-как развязалась и пошла домой, не одевая гамашей.

Ребенок явно был в сильном шоке, по ногам текла кровь, она упала на кровать и так и уснула, не одев гамашей. Вечером пришла мама, она скинула одеяло и молча показала ей на свои ноги и гамаши, рассказала потом что было, на что мать ей ответила: — Никому не говори, а то тебя любить не будут. Ребенку пришлось смириться и терпеть.

Дальше мне было страшно слушать, зная, что с ней такое случилось, девочку чуть не изнасиловал младший брат матери. В один день, он повалил ее и уже даже успел раздеть, как в комнату зашла сестра матери. Она схватила тапок и начала бить его, тот нацепил штаны и выскочил из дома, два дня после этого не появлялся.

А еще ее укладывал на кровать дедушка и говорил «не оглядывайся», а сам в это время лапал ее, еще не выросшую грудь и занимался, судя по характерным крикам, которые изображала девочка, сами понимает чем… Вот в такой семье росла эта девочка, она остановилась в развитии приобрела массу болезней и фобий, и в конце концов не выдержав издевательств сбежала к бабушке с дедушкой…

Чем помогла полиция

После того как подали заявление в полицию, дело закрывали три раза, ребенок прошел шесть экспертиз, как медицинских, так и психологических. У нее было масса допросов, очных ставок и прочих унизительных процедур. Мать до сих пор не лишили родительских прав, а у нее на руках вторая дочь о которой каждый день спрашивает старшая сестра и боится за нее.

Бабушка смогла добиться опекунства, но не получает патронатные деньги и помощь, а они все таки пенсионеры и на лечение уходят большие деньги, до 100000 тенге в месяц только на лекарства бабушке.

Полиция считает показания девочки недостаточными, хотя психологическая экспертиза показала, что ребенок не склонен к фантазированию. Что можно еще противопоставить таким страшным фактам нарушения здоровья, психики и показаниям, от которых волосы дыбом. Но этого недостаточно, следователь отклонил психологическую экспертизу подозреваемому, отклонил детектор лжи, отклонил очную ставку с видео записью и психологической оценкой.

Со слов бабушки мать подозреваемого сотрудница районного акимата, предлагала примирение сторон за 5000 долларов. В Турксибском РУВД дело закрыли, потом по заявлению апашки возобновили в ДВД города. Сейчас дело на контроле Загипы Балиевой. Мы направили письмо и документы на ее имя. Вчера получили ответ, что направлены письма в Генпрокуратуру, МВД, МинОбр, от всех требуют тщательного расследования.

[2]

Многие подробности этого дела мы узнали только сегодня, потому что бабушка эти дни болела и не могла приехать. Пост публикую по ее просьбе, потому что она устала бороться за свою внучку и хочет справедливости. Мы планируем обратиться к Загипе Балиевой с просьбой, помочь провести комплексное медицинское обследование девочки, и лечение, потому что болезнь до конца не вылечена и остается угроза потери органа», — написала Дина Смаилова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

http://knews.kg/2018/03/29/mama-vozila-na-kvartiry-gde-bylo-mnogo-muzhchin-shokiruyushhaya-istoriya-nasiliya-nad-devochkoj-v-almatinskoj-oblasti/

«Бог терпел и нам велел»: три истории о домашнем насилии

Вчера Госдума во втором чтении приняла законопроект, выводящий побои в семье, совершённые впервые, из Уголовного кодекса. Спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин объяснил, что такая мера необходима для создания крепких семей. Самиздат «Батенька, да вы трансформер» поговорил с женщинами, ставшими жертвами домашнего насилия (имена героев изменены), и выяснил у психолога, почему избиение близких людей — это про всех нас.

По статистике, каждые сорок минут в России женщина гибнет от руки своего мужа или партнёра, и каждые двадцать минут в стране одна женщина страдает от домашнего насилия. Жертвы часто терпят физическое и психологическое давление, не обращаясь за помощью в полицию или к психологам. Они не прерывают отношения с абьюзером, а продолжают мириться с таким положением дел.

Ольга жила в Москве, училась на заочном отделении вуза и подрабатывала репетитором. С Артёмом, который на тот момент жил в Казани, девушка познакомилась через свою лучшую подругу из этого же города. Поначалу казалось, что у них много общего — любовь к музыке, играм, книгам, косплею. В какой-то момент ученики Ольги разъехались, она на сезон осталась без работы. Девушка пожаловалась Артёму на вынужденный отпуск, и молодой человек позвал её к себе в гости.

Когда Ольга только приехала в Казань, её отношения с Артёмом не выходили за рамки дружеских. Спустя месяц пара стала встречаться. Девушка вернулась в Москву на сессию, ей нужно было защищать диплом. С молодым человеком они переписывались, приезжали друг к другу на выходные. Потом Артём сказал, что хочет переехать к Ольге в Москву. Но время шло, а задуманное он так и не осуществлял. После защиты диплома девушка сама переехала к нему в Казань. Тогда и появились первые тревожные признаки.

На тот момент у Ольги был недостаток массы тела — весила она около сорока килограммов. Но это не мешало Артёму постоянно говорить ей, сначала в шуточном тоне, что она поправилась. Позднее замечания были уже в грубой форме. Мать молодого человека предупреждала, что с её сыном лучше не спорить, потому что это может вызвать вспышку агрессии с его стороны. И была права.

Однажды он начал душить Ольгу после того, как та попросила его слушать музыку в наушниках, потому что у неё болела голова. В другой раз избил из-за того, что девушка поздно ложилась спать и шумела в ванной.

Предугадать, что заставит его поднять руку, было невозможно. Ольга лишь знала, что алкоголь делал её сожителя более агрессивным. А выпить Артём любил.

Парень запрещал девушке слушать музыку, которая не нравится ему, и смотреть фильмы, которые не любил сам, одеваться так, как она хочет. На вопрос о том, почему Ольга не ушла от него сразу после первых признаков абьюза, девушка ответила, что Артём мастерски убеждал её в том, что она сама спровоцировала его своим поведением или внешним видом. «Он смог действительно мне внушить, что я „жирная и страшная“ и никому больше не нужна», — рассказывает Ольга «Батеньке».

В какой-то момент Артём потерял работу, платить за квартиру стало нечем. Ольга переехала в Санкт-Петербург и смогла со стороны проанализировать эти отношения, не поддаваясь давлению со стороны своего парня. Возвращаться к молодому человеку после этого она не захотела.

[3]

Артём отказывался верить в расставание, говорил о них в будущем времени и преследовал Ольгу. Один из общих друзей был очень удивлён такому решению девушки и не мог поверить в то, что Артём позволял себе такие действия в отношении сожительницы.

Ольга вышла замуж за другого. Своему бывшему молодому человеку она отправила фотографию из ЗАГСа. Он пожелал ей счастья и только тогда перестал беспокоить. Но пережитое всё же преследует девушку. Например, она не хочет лишний раз смотреться в зеркало, потому что справиться с комплексами по поводу внешности до сих пор не удалось.

Психолог Мария Кудрявцева в разговоре с «Батенькой» отметила, что для абьюзера является нормой на людях вести себя с жертвой культурно и уважительно, а насильственные и оскорбительные действия совершать за закрытыми дверями. Хотя и публичные выражения агрессии тоже возможны. Поведение же, при котором насильник не хочет видеть и осознавать то, что жертва прервала с ним отношения, связано с переживаемым в такой ситуации острым горем. Этот процесс запускается, когда человек сталкивается с любым, даже самым незначительным изменением в привычном для него ходе вещей — например, запретом слушать музыку из колонок и тем более разрывом отношений.

Читайте так же:  Матерям одиночкам полагается материнский капитал

Мария Кудрявцева также подчеркнула, что семья — это отдельная уникальная структура, отношения в которой должны регулироваться её членами, а не внешними правилами, диктуемыми обществом. Проблема скорей в том, что под «отношениями» девушкам часто навязывается сожительство и сексуальная связь. Они же представляются способом поскорее уйти от опеки, добиться самостоятельности. Позднее, когда начинаются проблемы, многие из них обращаются к христианской вере, учащей человека смиряться со своим положением.

«Бог терпел и нам велел» — так, по словам психолога, думают жертвы, ставя под угрозу собственные жизнь и здоровье, а иногда и благополучие близких.

На улицах Вологды в общей компании встретились два парня и две девушки. Начали встречаться. Алёна забеременела, и пара подала заявление в ЗАГС. С этого момента жених Андрей и стал поднимать руку на невесту. «Мама жалеет, что не ушла именно тогда», — говорит их дочь Ксения.

Бросить отца ребёнка мешало то, что, казалось, идти было некуда. Сестра предупреждала, что это может плохо закончиться, а от подруг же были слышны только слова о том, что нужно терпеть, чтобы сберечь семейный очаг.

Андрей стал проигрывать деньги в игровых автоматах и пристрастился к алкоголю. Весь доход семьи уходил на его увлечения. По словам дочери, трудно вспомнить моменты, когда отец появлялся дома трезвым. Физическое насилие с его стороны продолжалось, при этом было направлено только на жену. Однажды Алёна стащила тысячу рублей из найденной у мужа заначки, что послужило поводом к новому выяснению отношений. Свекровь потакала поведению сына, поддерживая его во всём. Даже в его походах налево.

Об изменах стало известно, когда Алёна однажды застала супруга, работавшего строителем, в его вагончике с другой женщиной. Потом — уже с некой Юлией прямо в супружеской постели. После этого Андрей демонстративно разговаривал с любовницей по телефону, признаваясь ей в любви на глазах у жены и дочери.

В одной из ссор всё зашло слишком далеко. Скалкой Андрей нанёс удары по голове супруги, в результате чего она получила черепно-мозговую травму. За дочерью приехал муж Алёниной подруги, он же отвёз пострадавшую в больницу. На отца Ксении было заведено уголовное дело. Он получил условный срок.

После выписки Алёна с дочерью жили у подруг, у сестры, спустя какое-то время стали снимать квартиру. Андрей женился на Юлии. Уже одиннадцать лет дочь Ксения с матерью живут отдельно.

Как рассказала «Батеньке» психолог Мария Кудрявцева, женщины долгое время терпят подобное поведение супругов или партнёров по нескольким причинам. Некоторые из них в детстве видели такой же образец поведения, когда отец бил мать, изменял, пил или увлекался азартными играми.

Кроме того, насилие ломает психологические барьеры жертвы, у неё возникает ощущение, что она никому не нужна, кроме своего обидчика.

Немаловажным фактором является и то, что в обществе существует дискриминация незамужних женщин. Поэтому многие из них боятся косых взглядов коллег или подозрений от других мужчин («с ней что-то не так, раз она не была замужем/развелась»).

Виктория познакомилась со своим молодым человеком Юрием на сходке неформалов. Они стали жить вместе, когда девушке было 18 лет, а парню — 29.

На тот момент Вика не училась и не работала, то есть находилась в полной финансовой зависимости от своего сожителя. Он, в свою очередь, был против общения Виктории с друзьями и родственниками, хотел, чтобы она посвящала свою жизнь только заботе о доме, а круг общения ограничивала знакомыми самого Юрия.

Если моральному давлению девушка была подвержена постоянно, все шесть месяцев, что длились их отношения, то с физическим насилием столкнулась только однажды. Но до сих пор со страхом вспоминает «ту ужасную ночь», потому что тогда Юрий вернулся домой с корпоратива в нетрезвом состоянии и изнасиловал Викторию. Об этом она не сообщила никому из своих близких, а тем более правоохранительным органам.

Пара рассталась в день рождения девушки. Сначала Юрий пришёл в бар, где Виктория была в компании друзей, бросил на стол деньги, пробормотав что-то про «служивых» (интересовался службой в ВДВ) и ушёл. Через некоторое время позвонил девушке и сказал, что если в течение часа она не вернётся, то он выкинет её вещи на улицу, аргументируя это тем, что она плохая хозяйка. Друг привёз её домой, Вика собрала вещи (Юрия дома не было) и уехала от сожителя. Они виделись ещё несколько раз, он просил её вернуться, но своего решения девушка не поменяла.

В январе 2014 года Виктория стала встречаться с Антоном. Их познакомил друг. Изначально отношения были приятельскими. Антон был добрым, понимающим и отзывчивым. Поддавшись уговорам общего знакомого, твердившего о том, что парень влюблён в Викторию, девушка согласилась встречаться с ним.

Первые десять месяцев отношений всё было в порядке, не было никаких намёков на абьюз. Проблемы начались позже.

В октябре Виктория узнала о том, что Антон общается с её подругой из Москвы. По словам девушки, это было общение с перспективой «несерьёзных отношений». Молодой человек отвечал, что даже если бы хотел изменить, то не смог бы этого сделать, потому что находился в другом городе. Тогда же он сказал, что Виктории следовало бы похудеть («Хотя я люблю тебя и такой»).

Следующие полгода пару сопровождала ревность и постоянные слова Антона о том, что Виктории следует сбросить вес. Девушка ревновала из-за того, что её молодой человек общался в социальных сетях с одногруппницами и на эти разговоры тратил больше времени, чем на реальное общение с сожительницей. Антон, в свою очередь, ревновал, потому что боялся внимания к Виктории со стороны других мужчин. Получался своего рода замкнутый круг: молодой человек хотел, чтобы его девушка похудела, но его пугала перспектива того, что после этого другой парень «уведёт» Викторию.

Помимо ревности Антон пытался ограничить общение девушки с её близкими и убедить в том, что как человек она ничего не значит. Однажды Виктория отправилась бар с подругами, где бармен угостил их коктейлями «за счёт заведения». Она написала об этом в сообщении Антону, на что получила ответ: «Дай ему, он заслужил». Следующее сообщение содержало текст: «Хотя о чём это я, ты непривлекательна ни для кого».

Спустя шесть месяцев, в апреле, молодые люди расстались. За лето у девушки было два половых партнёра. В августе Виктория и Антон снова сошлись. Он постоянно упрекал её в том, что в период разрыва у неё были сексуальные связи с другими мужчинами, продолжал ревновать, запрещал общаться с некоторыми подругами, оскорбляя их при каждом удобном случае, пытался заставить девушку чувствовать вину и стыд за её прошлые связи. Виктория терпела и пыталась во всём угодить ему. Но это не помогало, конфликты были постоянными.

В июле терпение девушки лопнуло, и она порвала эти отношения. Антон не перестаёт звонить и преследовать девушку, караулит её возле дома. Однажды писал её новому молодому человеку с целью отпугнуть его. По словам Виктории, за несколько дней до нашего с ней разговора Антон взломал её электронную почту.

Психолог Нина Юнаковская пишет, что от абьюзных отношений надо бежать. Продумывать пути отступления на момент, когда у партнёра начнётся очередной приступ агрессии. Искать поддержки и убежища у родственников, друзей или даже соседей. Нельзя забывать, что насилие в семье циклично, и одной из стадий является «медовый месяц», наступающий после вспышки гнева.

Насильник будет клясться в том, что это было в последний раз, что он одумался и такое больше не повторится.

Будет осыпать подарками и обещаниями. Но вскоре всё начнётся заново. Если только жертва не побоится уйти, шагнув в ставшую для неё непривычной реальность, где есть хоть какая-то надежда найти своё счастье.

P. S. В материале опубликованы работы творческой группы KISETY на тему декриминализации домашнего насилия.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://batenka.ru/protection/domestic-violence/

Литература


  1. Липшиц, Е.Э. Законодательство и юриспруденция в Византии в IX-XI вв. Историко-юридические этюды / Е.Э. Липшиц. — М.: Наука, 2016. — 248 c.

  2. Ивакина, Н.Н. Культура судебной речи / Н.Н. Ивакина. — М.: БЕК, 2017. — 334 c.

  3. Хаин, В.Е. История и методология геологических наук. Гриф УМО по классическому университетскому образованию / В.Е. Хаин. — М.: Академия (Academia), 2012. — 409 c.
  4. Общая теория государства и права. Академический курс в 3 томах. Том 2. Учебник. — М.: Зерцало-М, 2002. — 528 c.
  5. Кони, А.Ф. Избранные произведения; Юридическая литература, 2012. — 495 c.
Насилие над детьми в семье истории
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here