Официальный отчет мвд о домашнем насилии

Важная информация в статье: "Официальный отчет мвд о домашнем насилии". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Заврались. Глава МВД раскрыл реальные цифры «насилия» в российских семьях

Кампания, развернутая антисемейным лобби вокруг «ужасающих цифр» гибели женщин в российских семьях, не имеет под собой никаких фактологических оснований — об этом свидетельствует содержание официального ответа министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, переданного 2 августа в редакцию ИА REGNUM.

Документ передан в редакцию членом комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой.

Запрос министру МВД о предоставлении криминогенной статистики преступлений в семьях сенатор направила после того, как «впечатлилась» цифрами, озвученными руководителем Центра «Насилию.нет», сотрудницей работающего на иностранные гранты НКО Анной Ривиной.

Выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, Ривина заявила, что в России за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин. При этом докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Однако Ривина выступает за скорейшее законодательное внедрение в России норм «профилактики семейно–бытового насилия» (СБН). Иными словами, за криминализацию этой сферы.

Участники «флешмоба» по продвижению закона о СБН сообщают уже о 14 тыс. убитых в день (т.е. 5 млн. 110 тыс. в год!).

Однако, согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин.

В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями».

Понять, как реально обстоят дела с убийствами женщин в семье, можно из той же статистики ГИАЦ МВД за 2015 год, обнародованной ранее. Так, в 2015 году в семье насильственной смертью погибло 304 женщины.

Таким образом, за три последних года в России число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%, а число конкретных случаев гибели женщин от рук мужей «накручено» докладчицей Ривиной и другими сторонниками «профилактики СБН» в десятки раз.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Таким же ложным является утверждение «СБН–компании» о том, что перевод ст. 116 (пресловутый «закон о шлепках») из Уголовного кодекса в поле административных правонарушений якобы привел к росту семейной преступности в РФ.

Модели, визажисты, рисованные кровоподтеки. Лож ные цифры о насилии подкрепляются «творчеством».

Редакция ИА REGNUM задается вопросом: откуда могут взяться существующие разночтения в цифрах при наличии только одного места, где ведется первичный учет и подсчет противоправных действий — ГИАЦ МВД? Сотрудники издания анонсировали проведение журналистского расследования на эту тему с использованием подробной статистики и привлечением экспертов, могущих разъяснить цифры.

Напомним, согласно анализу ряда экспертов, законопроектом «О профилактике СБН», помимо возможности вмешательства во внутрисемейные дела третьих лиц, вводятся расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.

Добавим также, 30 июля глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас заявил, что ответственность за так называемое «домашнее насилие» в России может стать уголовной.

http://rvs.su/novosti/2019/zavralis-glava-mvd-raskryl-realnye-cifry-nasiliya-v-rossiyskih-semyah

ГИАЦ МВД наконец выдал цифры по насилию в быту — снижение по всем статьям

Ответ на журналистский запрос ИА Красная Весна о подробной статистике насилия в быту предоставил 20 ноября «Главный информационно-аналитический центр МВД России» (ФКУ «ГИАЦ МВД России»).

Согласно документу ГИАЦ (находится в редакции), в котором, тем не менее, отсутствует запрошенная редакцией детальная конкретика по насильственным преступлениям, совершенным против членов семьи, с 2015 по 2018 год наблюдается устойчивое снижение — в полтора раза — количества преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении женщин в семье. Речь тут идет вообще о любых насильственных действиях в семье (не только об убийствах), число которых упало с 35,9 тысячи преступлений в 2015 году до 24 тысяч в 2018-м.

Снизилось и количество насильственных действий от рук супругов (как в отношении мужчин, так и женщин) — с 19,7 тысяч в 2015 году до 15,8 тысяч в 2018-м.

Стоит отметить, согласно данным ГИАЦ, в России в целом криминогенная обстановка улучшается — общее число насильственных преступлений, по которым имеются потерпевшие, в стране упало с 367 тысяч в 2015 году до 245 тысяч в 2018-м.

Причем, если взять общую цифру насильственных преступлений за 2018 год — 250,6 тысячи случаев, и выделить из них преступления, совершенные в отношении женщин — 107,4 тысячи случаев, выходит, что женщин, претерпевших насилие, меньше, чем мужчин.

Отметим, срок ответа на запрос СМИ, согласно ст. 40 ФЗ «О средствах массовой информации», не должен превышать семи дней, но может быть перенесен на более поздний срок со своевременным вручением уведомления об отсрочке и ее причинах.

Однако представители ГИАЦ протянули с ответом много дольше — с учетом того, что запрос был отправлен 24 октября 2019 года. Соответствующего уведомления об отсрочке в редакцию не поступило. С чем связана подобная медлительность и неаккуратность, можно только гадать. Равно как и вызывают вопросы существенные пробелы в предоставленной информации.

Напомним, в ходе мощной пропагандистской кампании, двигающей законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» (СБН), его лоббисты неоднократно заявляли, что МВД якобы не ведет статистики по насилию в семье.

Более того, лоббисты раз за разом приводят свою, радикально завышенную статистику, делая вывод, что российские семьи являются наиболее опасным местом для женщин и детей.

Однако с публикацией текста законопроекта у его авторов — загвоздка. Текст до сих пор официально не опубликован. При этом одна из его разработчиц, депутат ГД Оксана Пушкина, уже утверждает, что идею якобы поддержало 55 регионов России.

В то же время эксперты отмечают, что поскольку предлагаемый закон является, по сути, калькой с западных законов о домашнем насилии (domestic violence), то лоббисты не могут уйти от его ключевых слабых законотворческих мест, криминализирующих любые человеческие отношения, а также нарушающих право частной собственности и применяемых вне рамок уголовного процесса «охранных ордеров».

Читайте так же:  Доверенность чтобы забрать ребенка из сада образец

http://rvs.su/novosti/2019/giac-mvd-nakonec-vydal-cifry-po-nasiliyu-v-bytu-snizhenie-po-vsem-statyam

Депутат Пушкина обвинила МВД в фальсификации статистики по насилию в семье

Закон о домашнем насилии
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Настоящую статистику по побоям в семье дают НКО, а официальной статистике МВД верить нельзя, заявила депутат Госдумы Оксана Пушкина 13 февраля в новом документальном фильме RT на тему домашнего насилия.

Депутат сообщила об отчете, который она получила из МВД. Судя по документу, «после декриминализации побоев число преступлений ( случаев домашнего насилия — прим. ИА Красная Весна) прям аж в два раза упало». В отчете государственного ведомства, по словам Пушкиной, сообщается, что в 2017 году было 60 тысяч случаев насилия в семье, тогда как сейчас — 35 тысяч.

Пушкиной не понравились выводы, приведенные в официальном документе. Она заявила, что никакого снижения нет, так как, по ее мнению, статистику надо отслеживать в течении пяти лет после принятия закона.«Понимаете, цифры нарисованы!», — возмутилась депутат Госдумы.

Выразив недоверие данным МВД, депутат сообщила, что склонна доверять только той информации, которую дают некоммерческие организации (НКО), «потому что официальной статистике я не очень верю в этом виде преступлений».

При этом Пушкина не сообщила, каков уровень насилия в семье по данным НКО. Также депутат не стала пояснять, почему некоммерческие организации обладают большими возможностями для сбора статистических данных, чем государственное ведомство.

Напоминаем, после частичной декриминализации статьи 116 УК РФ «Побои» количество тяжких и особо тяжких преступлений снизилось почти на 25%. По данным ГИАЦ МВД в 2018 году в семье погибло 253 женщины. Однако НКО приводят другую статистику. Например, некоммерческая организация (иностранный агент) «Анна» сообщает, что в России ежегодно от рук своих мужей погибает 14 тысяч женщин.

Комментарий РВС
Пушкина вновь фактически напрямую говорит, что статистику семейно-бытового насилия нужно брать не у российского МВД, а у НКО, тех самых, которые зачастую являются иностранными агентами и связаны с майданными бандеровскими силами на Украине и белоленточными структурами в России.

Надо ли говорить, что эти структуры на деле совершенно не заинтересованы не только в защите российских семей и женщин, но и в существовании России как государства.

Продвижение силами подобных НКО на международном уровне гендерной идеологии и политики снижения рождаемости — это лишь более мягкие и медленные способы ослабления национальных государств, пока еще препятствующих глобализму. В этом смысле совершенно понятно, чьи интересы отстаивает в Госдуме депутат Оксана Пушкина.

http://rvs.su/novosti/2020/deputat-pushkina-obvinila-mvd-v-falsifikacii-statistiki-po-nasiliyu-v-seme

Оксана Пушкина во второй раз пожаловалась главе МВД на угрозы убийством

Депутат считает, что ее преследуют за ее работу по законопроекту о домашнем насилии

Москва. 17 января. INTERFAX.RU — Адвокат депутата Госдумы Оксаны Пушкиной Константин Добрынин направил повторную жалобу министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву, поскольку ей продолжают поступать угрозы из-за ее работы над законопроектом о домашнем насилии и на первую жалобу она ответа не получила. Об этом он рассказал «Коммерсанту».

По его словам, 31 декабря на сайт Госдумы пришло письмо о том, что Пушкину и «еще, возможно, трех-четырех человек» планируют убить «до начала лета». Сама она связывает угрозы в свой адрес с ее работой по продвижению и поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии.

В ноябре Добрынин направлял в МВД жалобу на православное движение «Сорок сороков» в связи с открытым письмом, которое подписали более 190 православных и родительских организаций и в котором он усмотрел признаки разжигания ненависти или вражды. К заявлению он приобщил статью на сайте «Сорока сороков» с заголовком «То, что не удалось Гитлеру, могут осуществить российские парламентарии». Автор статьи призвал проверить сторонников законопроекта на госизмену.

В новом обращении адвокат Пушкиной отмечает «необъяснимое для общественности бездействие МВД». В этой ситуации «псевдорелигиозные экстремисты и пособничающие им антиобщественные радикальные элементы от угроз и запугивания склонны перейти к методам предрекавшегося в их «декларациях» прямого насилия», цитирует «Коммерсантъ».

В заявлениях движения защита Пушкиной усмотрела признаки статей о заведомо ложном доносе и о клеветническом обвинении в тяжком преступлении.

Теперь Добрынин попросил Колокольцева сообщить, что было сделано по первому обращению, а также поручить выяснить, кто планирует убийства российских граждан и привлечь и к ответственности.

Ранее координатор «Сорока сороков» Андрей Кормухин заверял «Коммерсантъ», что его движение не рассылает угрозы, но выразил сожаление, что авторы законопроекта не идут на диалог с православными. В первой жалобе Пушкиной в МВД он усмотрел признаки пиар-хода в острой дискуссии.

Добрынин напомнил, что в связи с подготовкой к выходу в прокат картины «Матильда» Алексея Учителя сначала в адрес кинотеатров рассылали угрозы, «а потом на улицах Москвы горели автомобили». Он выразил надежду, что ситуация с угрозами в адрес его доверительницы до этого не дойдет.

Пушкина не первый год продвигает идею необходимости профилактики домашнего насилия. Работа в этом направлении активизировалась в 2019 году. В конце ноября такой законопроект опубликовали на сайте Совета Федерации для общественного обсуждения. Главная новелла проекта — введение защитных предписаний, которые могли бы временно ограничивать контакты агрессора с жертвой.

РПЦ выступает против законопроекта в его нынешнем виде, опасаясь, что его принятие позволит посторонним вмешиваться в дела семьи с непредсказуемыми последствиями.

http://www.interfax.ru/russia/691544

Новости

МВД собрало статистику о пострадавших от домашнего насилия женщинах

С начала 2019 года в России зафиксировали 15381 преступление, совершенное в отношении близких женщин. Об этом представители МВД рассказали РБК. В прошлом году сотрудники правоохранительных органов зафиксировали 21390 таких преступлений.

Директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина пояснила РБК, что в среднем женщины обращаются в полицию на седьмой раз избиений. По ее словам, около 70% пострадавших обращаются за помощью к некоммерческому сектору, потому что не доверяют полиции.

Правозащитница Алена Попова сказала РБК, что случаи домашнего насилия в России участились после декриминализации побоев.

По данным ВОЗ, каждая третья женщина в мире подвергалась физическому или сексуальному насилию хотя бы раз в жизни.

http://nasiliu.net/mvd-sobralo-statistiku-o-postradavshih-ot-domashnego-nasiliya-zhenshhinah/

Декриминализация побоев в семье ухудшила ситуацию с домашним насилием в России — Human Rights Watch

Правозащитники представили доклад, основанный на интервью с пострадавшими от домашнего насилия, экспертами, практикующими адвокатами, российскими и зарубежными НКО, полицейскими и госслужащими

[1]

Москва. 25 октября. ИНТЕРФАКС — Ситуация с домашним насилием в России значительно ухудшилась после декриминализации статьи о побоях в семье, сообщила исследователь Human Rights Watch по России Юлия Горбунова на пресс-конференции в центральном офисе «Интерфакса» в четверг, где презентован доклад организации на данную тему.

«Сразу скажу, по нашим выводам, ситуация с домашним насилием в России стала хуже в разы», — сказала Ю.Горбунова.

Читайте так же:  Взыскание алиментов на нетрудоспособного супруга

По ее словам, по данным Росстата и Минздрава России 2012 года, каждая пятая женщина в РФ подвергается насилию от рук мужа или партнера.

Она отметила, что, согласно статистике МВД, в России наблюдался стабильный рост насильственных преступлений в семье вплоть до 2017 года, после чего практически в два раза их количество упало. «И это, естественно, связано с декриминализацией», — сказала Ю.Горбунова.

«Мы сделали вывод, что последствия декриминализации статьи были исключительно негативные. Во-первых, декриминализация привела к ощущению безнаказанности для агрессора, что можно не бояться уголовной ответственности. практически исчезла превентивная функция уголовного наказания, которая очень важна именно в делах по домашнему насилию», — рассказала Ю.Горбунова.

«Второй момент — что облегченные санкции стали еще больше подрывать гарантии защиты для пострадавших. И третий — что возникли новые проблемы процессуального характера», — уточнила Ю.Горбунова.

Она привела статистику судебного департамента при Верховном суде, которая гласит, что после декриминализации значительно больше людей стали наказывать за побои как административное правонарушение.

«Здесь нужно сказать, что, во-первых, большинство этих людей были оштрафованы, это максимальная санкция, которой они были подвергнуты. И второе, что штраф выплачивался зачастую из семейного бюджета, то есть в результате опять страдают сами женщины», — пояснила Ю.Горбунова.

Процессуальные проблемы, по ее словам, связаны с тем, что очень сложно возбудить административное производство по делам семейно-бытового насилия, о чем говорят все юристы.

Ю.Горбунова сообщила, что единственный, возможно, позитивный момент от декриминализации состоял в том, что массовое обсуждение этой проблемы в то время привело к повышению уровня понимания и самими пострадавшими, и обществом того, что домашнее насилие не является нормой.

«Это не частное и не семейное дело, а социальная комплексная проблема, которая требует комплексного решения», — подчеркнула она.

«Рекомендации, которые мы сделали в докладе, что в России необходим закон о домашнем насилии, где будет четко прописано определение. Где будет прописано, что домашнее насилие должно преследоваться в порядке публичного обвинения. Нужны охранные ордера, нужен доступ к специализированной помощи. И нужна ратификация стамбульской конвенции, которая на сегодняшний день является самым полным и исчерпывающим международным соглашением по этой теме», — сказала Ю.Горбунова.

Она также добавила, что некоммерческие организации (НКО) работают в России в атмосфере подозрительности.

«Напрямую страдают НКО, которые работают в России, в этой атмосфере подозрительности и постоянно сталкиваются с риском быть заклейменными как «иностранный агент», — сказала Ю.Горбунова.

Видео (кликните для воспроизведения).

По ее словам, во время подготовки доклада исследователи Human Rights Watch столкнулись со сложностями в работе с государственными службами и ведомствами.

«Мы хотели для доклада встретиться как можно с большим количеством бюджетных учреждений, чтобы посмотреть, как государство осуществляет помощь пострадавшим, как организованы государственные кризисные центры. И именно в этой сфере нам было сложно, потому что много было недоверия и в некоторых случаях нам открытым текстом говорили, что «геополитическая ситуация сейчас такая, что мы не можем предсказать, что произойдет, если мы будем с вами общаться», — рассказала представитель Human Rights Watch.

В свою очередь заместитель директора Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Рейчел Денбер отметила, что «декриминализация первых побоев в отношении домашних лиц стала серьезным шагом назад для России».

Она отметила, что работа организации по изучению ситуации с домашним насилием была проведена и на постсоветском пространстве.

«Среди этих стран только Россия, Узбекистан и Беларусь не имеют закона о домашнем насилии. А из всех стран Европы только Россия и Азербайджан отказались подписать и, соответственно, не ратифицировали Конвенцию против насилия над женщинами», — сказала представитель HRW.

Вместе с тем Р.Дембер отметила, что позитивные шаги в решении этой проблемы все-таки есть: «Есть конкретные лица, которые пытаются изменить ситуацию. Есть позитивные шаги, особенно со стороны министерства труда».

Адвокат Мари Давтян также заявила, что полиция избегает привлечения к ответственности лиц, избивающих своих родственников.

«Потерпевший пишет заявление и хорошо, если кто-то с ним связывается, а может и не свяжутся вообще. В 90% случаях потерпевший получит бумажку с отказом в возбуждении уголовного дела», — сказала адвокат.

Она отметила, что отказывая в уголовном деле, полицейские не возбуждают и административного производства. При этом правовых механизмов заставить полицию привлекать к ответственности тех, кто совершает домашнее насилие, у юристов нет.

Как отметила адвокат, в докладе «Хьюман Райтс Вотч» содержатся примеры дел, когда женщины обращались за помощью к государству, но «государство не только не помогало им, не только не защищало, но фактически способствовало созданию атмосферы, когда человек чувствует свою безнаказанность и может делать с потерпевшим что угодно».

«После декриминализации нет никакого сдерживающего фактора, потому что все понимают, что максимум, что грозит человеку — это штраф в 5 тысяч рублей», — сказала В.Давтян.

Она подчеркнула, что «атмосфера насилия, которая происходит в семье, рано или поздно выходит в общество и переходит на государственный уровень, поэтому, когда мы говорим о борьбе с домашним насилием — это часть борьбы с насилием в мире».

В феврале 2017 года президент России подписал закон о декриминализации побоев в семье. Новые поправки перевели побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

По данным Human Rights Watch, исследование организации проводилось с ноября 2017 по май 2018 года в нескольких регионах России, включая Москву, Московскую область, Санкт-Петербург, Псков, Нижний Новгород, Владивосток, дистанционно в Екатеринбурге, Краснодаре и Тюмени. Города выбирались после консультации с организациями, которые оказывают помощь пострадавшим от домашнего насилия.

Доклад основан на 69 интервью с пострадавшими от домашнего насилия, экспертами, практикующими адвокатами, сотрудниками общественных учреждений, российскими и зарубежными НКО, полицейскими и госслужащими.

http://www.interfax.ru/presscenter/635045

Родственники погибших от домашнего насилия женщин попросили Минюст провести служебную проверку

Сегодня, 22 ноября, родственники четырех женщин, погибших в результате домашнего насилия, направили министру юстиции России Александру Коновалову письмо, в котором попросили провести служебную проверку в отношении его заместителя Максима Гальперина. Поводом для обращения послужило письмо в ЕСПЧ, подписанное господином Гальпериным, где говорится, что «масштабы проблемы (домашнего насилия.— “Ъ”), а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены».

Эта позиция вызывала возмущение родных женщин, которые погибли в результате домашнего насилия в республиках Северная Осетия — Алания и Чувашия, Орловской и Самарской областях. Их интересы представляет правозащитная организация «Зона права». Среди них — отец Яны Савчук, убитой сожителем в Орле. Тогда участковый заявила будущей жертве: «Вы не волнуйтесь, будет труп — приедем, опишем».

«Мы выражаем глубокое возмущение в связи с позицией официального представителя РФ при ЕСПЧ и поставили перед главой Минюста вопрос о профессиональной пригодности его зама и соответствия его занимаемой должности»,— говорится в тексте письма.

Читайте так же:  Молитва чтобы муж не подал на развод

«Это категорически непрофессионально — то, что сделал человек, подписавший этот документ и фактически подставивший все правительство. Человек вообще не знает, что тема насилия активно обсуждается, вызывает шквал эмоций. Что закон о домашнем насилии уже прописан, подготовлен список поправок к КоАП РФ и т. д.» — так прокомментировала СМИ позицию господина Гальперина депутат Госдумы Оксана Пушкина.

Правозащитники напоминают, что актуальность проблемы домашнего насилия признают и высокопоставленные должностные лица: председатель СКР Александр Бастрыкин, глава МВД Владимир Колокольцев и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова.

Отметим, что после выхода в “Ъ” материала с пересказом позиции господина Гальперина Минюст назвал приведенные в тексте цитаты «вырванными из контекста» и «неправильно переведенными». Однако и правозащитники, и другие СМИ признали перевод “Ъ” корректным и точно пересказывающим позицию авторов письма.

Об ответе России ЕСПЧ на запрос о домашнем насилии — в материале “Ъ” «Правительство защищает мужчин от женщин».

[2]

http://www.kommersant.ru/doc/4165975

От насилия в семье страдает 0,037% женщин — статистика ГИАЦ МВД

ГИАЦ МВД ответил на запрос ИА Красная Весна, и хоть с большой задержкой, природу которого надо обсуждать отдельно, предоставил статистику по насилию в семье.

Оказалось, что количество преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении женщин в семье с 2015 по 2018 года снизилось в 1,5 раза.

Что и требовалось доказать!

Конечно, можно было бы сказать, что может они снижаются, но тем не менее остаются беспрецедентно высокими. Так ведь нет! В 2018 году МВД зафиксировало 24 тысячи насильственных преступлений (не только убийств, а вообще всех) в отношении женщин, которые совершались в семьях. При этом по данным Росстата всего в России на 2018 год проживало более 78 миллионов женщин. Среди них женщин от 16 лет и старше более 65 миллионов. Соответственно, можно констатировать, что от насилия в семьях страдает (внимание!) 0,037% женщин старше 16 лет. Вот реальный фон!

Статистика «семейного насилия» с мест опровергла мифы об ужасных русских

Реальная статистика преступлений в сфере семейно-бытовых отношений полностью противоречит скандальным заявлениям лоббистов нового закона о семейно-бытовом насилии (СБН), следует из выступления главы Московского отделения «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) Анны Кульчицкой 30 октября

И на этом фоне (низкий показатель + тенденция к его понижению) нам начинают рассказывать о жуткой российской семье, в которой каждая пятая или даже каждая третья или (кто больше?!) вторая женщина страдает от насилия. В СМИ, в том числе и на государственных каналах, разворачивается кампания об ужасном положении российских женщин. Отталкивается все это от действительно жуткого случая доцента Соколова, но который не имеет к институту семьи вообще никакого отношения. Это вообще, на мой взгляд, не бытовуха, а психиатрия. В этом смысле последние жуткие случаи с убийствами детей — это все результат не насилия в семьях, а следствие разрушения системы оказания психиатрической помощи. О чем, кстати, специалисты давно бьют тревогу.

Ну так с чем и за что вы боретесь господа, кричащие «ужос-ужос»? Нет той картины, которую вы показываете. Следовательно и выводы ваши является ошибочными. А значит вы так кричите для чего-то другого. И в общем-то цели эти вполне понятны. Кто-то хочет на этом деле подзаработать, а кто-то более зловещий, хочет нанести удар по институту семьи как таковому. Уж больно он мешает.

http://foxina-engineer.livejournal.com/59647.html

Свердловские общественники и полиция жестко раскритиковали законопроект о домашнем насилии

Сегодня в Общественной палате Свердловской области обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который был разработан депутатами Госдумы, сенаторами и экспертами. Уральские общественники обрушились на документ с критикой, которая в итоге вышла за пределы разумного. Вместе со вполне справедливыми замечаниями о размытости формулировок, о необходимости финансирования и о небольших противоречиях с федеральным законодательством участники круглого стола утверждали, что закон навязывают стране из-за рубежа, а цель его — дать заработать «феминизированным особям», разрушить семьи и уничтожить Россию. Подробности — в репортаже Znak.com.

«Это часть глобалистского проекта по сокращению народонаселения»

Первой на встрече выступила Людмила Виноградова — член Общественной палаты РФ, эксперт движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и лидер «Родительского всероссийского сопротивления». Она сказала, что законопроект ни в коем случае нельзя принимать, потому что его текст «дефектный», он приведет к коррупции, к желанию заинтересованных НКО нажиться на гражданах России, а также ко вмешательству во внутренние дела семьи. «Лоббисты» закона, к которым она относит политолога Екатерину Шульман, общественницу Алену Попову и «других представителей феминистского сообщества», продвигают инициативу на деньги Евросоюза, уверена она.

«Проводились общественные мероприятия. И Крым, и Кавказ высказались ну просто очень отрицательно против этого законопроекта, — заверила Виноградова, а затем неожиданно сделала категоричное заявление. —

Когда-то Виноградова занимала должность председателя Красногорского районного суда Каменска-Уральского. По ее словам, в ее практике все конфликты супругов были связаны не с насилием, а с деньгами. «Женщины обращаются [в полицию] только в те моменты, когда не могли решить вопрос о разделе имущества: „Либо ты дашь мне машину и квартиру, либо я заведу на тебя уголовное дело“. Никогда в других случаях жена не ходила в суд и не заявляла о привлечении к ответственности. Никогда не было такого, чтобы один супруг ударил другого и они пошли в суд», — сказала она.

В своей речи Виноградова упомянула и декриминализацию побоев в семье, сказав, что она «послужила на руку полиции» и «сократила преступность». С этим согласилась представитель свердловского главка МВД Лилия Будкевич.

Патриарх Кирилл считает, что закон о домашнем насилии насаждается из-за рубежа

«Количество особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в быту, у нас сокращается. За 2019 год их стало меньше на 7,5%, всего 147 таких случаев. Связана ли декриминализация с этим или не связана, но большинство дел заканчиваются примирением», — отчиталась она.

Сотрудница МВД заверила, что правоохранители и так работают над профилактикой семейно-бытового насилия, причем успешно. Нарушителей ставят на учет, им также выдают официальные предостережения. Отдельной статистики по предостережениям, впрочем, нет, как нет и цифр о правонарушениях в семье — отдельной отчетности по ним также не ведут.

«Я скажу однозначно: это (законопроект — прим. Znak.com) нарушение конституционных прав. Никогда органы внутренних дел не пойдут на то, чтобы без судебного решения ограничивать в конституционных правах других людей, даже временно. Такой закон не может быть принят, это однозначно!

— заявила Будкевич. — В документе описывается какое-то виртуальное насилие. Это, по сути, не насилие». На последних словах двое сурово смотрящих мужчин плотного телосложения, сидящих на местах для гостей, зааплодировали.

Читайте так же:  Ненавижу ребенка после развода

С обличительной речью выступила общественница из Санкт-Петербурга Ольга Баранец. Она продолжила слова Виноградовой о том, что законопроект навязывают нам из-за рубежа, сообщив, что все делается по требованию Совета Европы.

«Хотела бы донести до вас сенсационные вещи, откуда ноги растут. Еще при Брежневе наша страна присоединилась к конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Россия обязана отчитываться перед комитетом по этой конвенции. И комитет недоволен, он настоятельно призывает Россию внедрить комплексную стратегию, чтобы искоренить стереотипы о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе.

Этот закон направлен на уничтожение семьи! Еще они просят легализовать проституцию и принять секспросвет в рамках этого закона» — заявила она.

Предыдущих ораторов горячо поддержал председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин. «В этом законе хозяином семьи будет НКО. Будут феминизированные особи, которые делают все, чтобы извлечь из этого деньги. Они будут насаждать свои порядки, свое видение. Секспросветы введут в школах, проституцию легализуют.

Есть шутки о заговоре. Почитаешь про „Римский клуб“, про деньги, понимаешь, что это серьезно все. Мягкой рукой за наши деньги будут уничтожаться семьи!» — взволнованно говорил он.

Самой спокойной и аргументированной была речь протоиерея Максима Миняйло, также выступившего против законопроекта. Он напомнил о том, что РПЦ считает документ разрушительным для семьи. И хотя священник также бросил несколько обвинений в сторону Запада, главным его опасением стала квалификация людей, которые бы занялись помощью и реабилитацией жертв насилия.

«Семья — это тонкая вещь, регулирование должно быть самым деликатным. И даже сейчас я сюда ехал, мне мой священник рассказывал, что он, человек с высшим математическим, педагогическим образованием, имел серьезные проблемы, когда пытался примирить семью. Это сложная, деликатная тема. Нужно быть большим профессионалом и человеком с большим опытом, чтобы не навредить. А навредить очень просто», — сказал он.

«Все они обращались в ОВД и не получили помощи»

С предыдущими ораторами не согласилась советник уполномоченного по правам человека в регионе Ирина Литвинова. В пику представителю полиции она заявила, что ситуация с бытовым насилием даже в отдельно взятой Свердловской области «действительно просто страшная». Она рассказала об исследовании, которое социологи провели в колонии ИК-6. Там опросили 36 женщин, убивших сожителей, и еще трех из тех, кого осудили за покушение на убийство.

«Все они признавали, что система профилактики не работает. Все они обращались в ОВД и не получили помощи. Трое из них обращались в полицию в день преступления — и также не получили помощи. Женщины сказали, что бесполезно обращаться в соцполитику. Страшная картина», — сказала Литвинова.

Описывать жестокие реалии продолжил уполномоченный по правам ребенка в регионе Игорь Мороков. «Есть факты, когда действительно преступление не совершается, но так домогаются, что просто невозможно. Три случая я отобрал, в двух — бывшие мужья не дают жизни, в одном случае — дама. Ситуация с ней такая — по суду детей поделили, оставили с отцом. Но часть доли в жилье принадлежало даме. Она все время селила туда кого-то, чтобы навредить. Отец не успевает отбиваться, замки менять. Проблема существует, и позиции, озвученные в законопроекте, могут иметь место быть, может, в административном производстве», — сказал он.

Но ни Мороков, ни Литвинова не поддержали законопроект. Детскому омбудсмену не понравились формулировки, отсутствие конкретных мер профилактики, а не наказания. Также он выступил против «защитных предписаний». Литвинова сообщила, что привлеченные уполномоченным по правам человека в Свердловской области эксперты заявили о дефективности проекта.

Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

Уральский депутат Госдумы Максим Иванов, выслушав уполномоченных, сразу же загорелся желанием настроить уже существующую систему профилактики преступлений и правонарушений. Но перспектив у законопроекта он не видит. «Я думаю, что его никто не примет. Президент что на послании сказал? Вопросы семьи, верховенство нашего права. То, что у них за рубежом, не надо принимать у нас», — заявил Иванов.

Единственным голосом за законопроект был голос Ларисы Лазаревой, президента общественной организации помощи семьям «Аистенок». Она зачитала коллективное обращение от 33 НКО, в котором указано, что вопросов к закону много, но его надо принять хотя бы для начала процесса по защите членов семьи от насилия. «В случае принятия закона жертва хотя бы будет защищена государством, а не самой жертве придется собирать доказательства», — пояснила активистка.

Лазарева единственная из всех вызвала оживление зала, который до этого, казалось, особо и не слушал докладчиков. Это был гул негодования. Поднялась женщина, назвавшая себя учителем школы, и задала вопрос, который начинался с «как работает такой закон в Европе», а заканчивался «ведь, насколько я знаю, в Европе практически разрушен институт семьи».

[3]

Возмутилась и Баранец. Вступив в перепалку с Лазаревой, она буквально высмеяла ее. «Я вот сейчас над вами учинила психологическое насилие. Причем три раза. Я смотрела вам в глаза, я повышала интонацию, я махала руками в вашу сторону. В европейском законе это прописано как психологическое насилие. И где уверенность, что в закон, который под копирку слеплен по западному образцу, не потащат и такие же инструкции?» — выступала она.

«Негативные последствия для общества и государства»

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. Последнюю его версию разработали представители Федерального Собрания РФ. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества, генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Против выступают радикальные патриоты, представители РПЦ. К этому списку присоединится и Общественная палата Свердловской области.

Проект ее общественной экспертизы, в котором критикуется законопроект, был составлен еще до обсуждения. Первым пунктом в нем выражено мнение, что «законодательное предложение нарушает пределы вмешательства государства в семейные отношения». Общественники осуждают понятия, используемые в законопроекте, говорят о том, что они слишком размыты. Палата также не согласна с нормами о защитном предписании и судебном защитном предписании, считая, что они нарушают Конституцию РФ. Интересно, что все тезисы согласуются со словами Виноградовой.

Отдельно общественников возмутило «создание „законопроектом“ (почему-то это слово в документе заключено в кавычки — прим. Znak.com) правовых основ и условий для частного бизнеса». Опасения слабо аргументированы, все сводится лишь к тому, что в законопроекте для профилактики планируют задействовать широкий круг социальных организаций. Это не помешало заявить, что проект нацелен «на обеспечение и сопровождение частных коммерческих, идеологических и иных интересов неких „общественных объединений“».

«С учетом того, что „насилие“ по обсуждаемому „законопроекту“ включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, „угрозы“ создания таких ситуаций имеются в каждой квартире», — также говорится в проекте документа.

Читайте так же:  Не люблю ребенка после развода

В заключение указано, что принятие законопроекта повлечет «рост социальной напряженности, распространение семейных конфликтов, разрушение существующей системы профилактики правонарушений и преступлений, негативные последствия для общества и государства». «Действующих нормативных правовых актов в Российской Федерации в целом достаточно для защиты жертв домашнего насилия и наказания виновных лиц», — резюмировали там.

К этим пунктам добавятся выдержки из сегодняшнего заседания. Дополнения будут принимать еще три дня.

http://www.znak.com/2020-01-17/sverdlovskie_obchestvenniki_i_policiya_raskritikovali_zakonoproekt_o_semeyno_bytovom_nasilii

Суды назначили полмиллиарда штрафов за домашнее насилие

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2017 году в российские суды поступила 161 тыс. дел о домашнем насилии, что многократно превышает аналогичные показатели за прошлые годы. Причина роста числа зарегистрированных случаев домашнего насилия — декриминализация статьи «побои» в УК РФ. Административные нарушения стало легче фиксировать, и это помогло получить реальную картину насилия в стране. С другой стороны, по мнению правозащитников, из-за декриминализации выросло и число случаев насилия, что, впрочем, только частично подтверждают данные кризисных центров для женщин.

Опубликованные судебным департаментом при Верховном суде РФ данные по административным правонарушениям за 2017 год дали возможность впервые оценить работу новой редакции основной статьи за домашнее насилие, которую правительство реформировало в прошлом году. Напомним, в начале 2017 года в России был принят закон, декриминализовавший домашнее насилие. До этого момента побои в семье относили к уголовным преступлениям (ст. 116 УК РФ), за которое предполагалось наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. Теперь за аналогичное деяние полагается только административный штраф до 30 тыс. руб., либо арест до 15 суток, либо обязательные работы, а уголовное наказание предусмотрено только для случаев рецидива. Против декриминализации активно выступ ряд экспертов — по их мнению, прямым следствием смягчения наказания за побои может быть рост их числа (подробнее см. “Ъ” от 27 декабря 2017 года).

Как следует из данных судебного департамента при ВС, в прошлом году российские суды рассмотрели 161 тыс. дел по ст. 6.1.1. КоАП (побои) и привлекли к ответственности 113,4 тыс. человек. Большинство из них (90 тыс. человек) обязали заплатить штраф, 14,4 тыс. человек назначили наказание в виде исправительных работ, еще 8,8 тыс. попали под административный арест. Общая сумма штрафов составила 429,4 млн руб., однако из них были взысканы или добровольно уплачены только 168,4 млн руб. Впрочем, сумма уплаченных штрафов по другим статьям также в среднем не превышает трети от суммы назначенных. Отметим, что в 2015 и в 2016 годах, когда побои считались уголовным правонарушением, в суды ежегодно передавалось около 55 тыс. дел, по которым число осужденных составило соответственно 16,2 тыс. человек и 17,8 тыс. человек. В 2017 году, когда уголовное наказание стали назначать только за повторные побои, число дел по ст. 116 (ч. 1) составило менее 2 тыс., из которых 1,5 тыс. были отозваны, а 500 закончились обвинительным приговором.

Как семейное насилие будут лечить профилактикой

Новые данные судебного департамента дают, возможно, наиболее реалистичную картину статистики домашнего насилия в РФ, полагают опрошенные “Ъ” эксперты. Ранее статистика, которой оперировало МВД, говорила о 15 тыс. пострадавших в ходе семейных конфликтов и о более чем 60 тыс. преступлений на бытовой почве в 2017 году. Российские правозащитники не раз заявляли о скрытой природе домашнего насилия и о преуменьшении этой проблемы из-за низкого числа обращений. «Возбудить дело по административной статье гораздо легче, чем по уголовной, кроме того, штрафы — это доход бюджета, поэтому у правоохранителей нет причин отказывать потерпевшим»,— говорит руководитель юридического департамента Национальной юридической службы Юлия Галуева.

В то же время, по мнению Мари Давтян, адвоката для пострадавших от домашнего насилия, многократный рост числа дел по статье «побои» может свидетельствовать и о росте насилия в стране в целом. «Декриминализация побоев была воспринята частью населения как разрешающий сигнал»,— говорит она. В таком случае, по словам госпожи Давтян, сейчас мы наблюдаем, как российская система предотвращения домашнего насилия, и раньше работавшая неэффективно, полностью теряет контроль над ситуацией. По словам Алексея Паршина, адвоката, соавтора законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», переход от уголовного наказания к административному — в большинстве случаев штрафу — накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку, которую не все готовы нести.

Как в России борются с насилием над женщинами

Несмотря на рост числа зафиксированных правонарушений, по свидетельству кризисных центров, растет и число тех, кто недоволен их работой. По словам господина Синельникова, это подтверждает статистика центра «Анна». «Снизилось число тех, кому удается добиться для агрессоров хоть какого-нибудь наказания, так как у полицейских, за исключением разве что полицейских-женщин, практически исчезла мотивация им помогать»,— считает госпожа Донич.

Необходимо и дальше наблюдать за статистикой: адекватную картину происходящего можно будет получить еще через год или два, говорит господин Паршин. В любом случае, по его словам, необходимо развивать другие институты для помощи пострадавшим от домашнего насилия — например, принять закон о его профилактике, вводящий охранные ордера. Пока этот документ, который разрабатывает группа депутатов партии «Единая Россия» во главе с Оксаной Пушкиной, так и не был внесен в Госдуму.

В Москве выросло число жалоб на побои

Столичный омбудсмен Татьяна Потяева сообщила на слушаниях в Мосгордуме о росте числа обращений о физическом насилии. «После того как был принят закон о декриминализации побоев, количество обращений по этой проблематике значительно увеличилось»,— сказала госпожа Потяева, представляя депутатам ежегодный доклад о деятельности уполномоченного по правам человека в Москве. В аппарате омбудсмена уточнили, что в 2017 году к ним обратился 71 пострадавший от насилия; при этом за год число обращений выросло почти на 27%. Госпожа Потяева сказала, что к ней поступают жалобы на насилие в отношении женщин и детей и все чаще встречаются сообщения о побоях «глубоко пожилых людей». Омбудсмен добавила, что борьба с бытовым насилием будет приоритетной в работе аппарата уполномоченного в 2018 году.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.kommersant.ru/doc/3612798

Литература


  1. Смоленский, М. Б. Теория государства и права для студентов вузов / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2014. — 256 c.

  2. Тихомиров, М.Ю. Исковые заявления в суд общей юрисдикции; М.: Тихомиров М.Ю., 2013. — 768 c.

  3. Веденин, Н.Н. Земельное право; М.: Юриспруденция; Издание 4-е, перераб. и доп., 2012. — 192 c.
  4. Наумов, С.Г. Доверенность: часто задаваемые вопросы, образцы документов; М.: Юрайт, 2011. — 169 c.
  5. Ваш домашний адвокат. Экстренная юридическая помощь. Советы Юриста. — М.: Мир книги, 2004. — 448 c.
Официальный отчет мвд о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here