Определение верховного суда раздел имущества

Важная информация в статье: "Определение верховного суда раздел имущества". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный суд РФ представил второй за 2018 год обзор судебной практики, утвержденный 4 июля Президиумом ВС.

В 194-страничном документе анализируется практика президиума и всех судебных коллегий Верховного суда, а также международных договорных органов. Кроме того, ВС дает ряд разъяснений по актуальным вопросам, возникающим в судебной практике.

Так, в частности, в разделе, посвященном практике коллегии по гражданским делам, Верховный суд анализирует спор о разделе имущества супругов. ВС отмечает, что земельный участок, предоставленный бесплатно одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления, подлежит включению в состав общего имущества, подлежащего разделу между супругами.

К.Н. обратилась в суд с иском к К.С. о расторжении брака, разделе совместно нажитого имущества в равных долях, ссылаясь на то, что с 1984 года состоит в браке с ответчиком, семейные отношения между ними прекращены 23 июля 2008 г. В период брака сторонами нажито подлежащее разделу имущество, состоящее из двух земельных участков, трактора, снегохода, недостроенного жилого дома, автомобиля и индивидуального жилого дома.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением, исковые требования удовлетворены частично. Брак между сторонами расторгнут. За К.Н. и К.С. признано право собственности каждого на ½ доли в праве собственности на индивидуальный жилой дом.

В удовлетворении иных исковых требований отказано.

Отказывая К.Н. в удовлетворении требований о разделе спорных земельных участков, суд исходил из того, что данные объекты недвижимости в силу положений п. 2 ст. 36 СК РФ не относятся к общему имуществу супругов, поскольку получены К.С. по безвозмездной сделке.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала, что такой вывод сделан судами с существенным нарушением норм материального права.

Положениями ст. 34 СК РФ и ст. 256 ГК РФ предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное (п. 1 ст. 33 СК РФ). Согласно п. 2 ст. 34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Вместе с тем имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью (п. 1 ст. 36 СК РФ).

Как видно из материалов дела, спорные земельные участки образованы в результате раздела земельного участка, ранее предоставленного ответчику на основании решения органа местного самоуправления от 26 октября 1984 г. о предоставлении земельного участка в бессрочное пользование. Впоследствии на основании указанного выше акта произведена государственная регистрация права собственности на земельный участок за К.С. В рассматриваемый период стороны состояли в браке (брак заключен 2 июня 1984 г.).

В соответствии с подп. 1, 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров или иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, а также из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Таким образом, законодатель разграничивает в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры (сделки) и акты государственных органов, органов местного самоуправления и не относит последние к безвозмездным сделкам. Бесплатная передача земельного участка одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления не может являться основанием его отнесения к личной собственности этого супруга.

Поскольку право собственности у К.С. на спорные участки возникло не на основании безвозмездной сделки, выводы судов об отнесении данного спорного имущества к личной собственности ответчика в порядке ст. 36 СК РФ противоречат указанным выше положениям закона.

При таких обстоятельствах оснований для отказа К.Н. в требовании произвести раздел спорных земельных участков между супругами у суда не имелось (определение № 64-КГ17-10).

Верховный суд объяснил, как делить квартиру, купленную на деньги одного из супругов

На имущество, купленное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим совместной собственности супругов не распространяется, указал Верховный суд в обзоре судебной практики коллегии по гражданским делам.

Мужчина обратился в суд с иском к бывшей жене о разделе совместно нажитого имущества. Он указал, что в период брака приобрел вместе с супругой квартиру, и просил признать за ним право собственности на 1/2 доли этой недвижимости. Однако его бывшая жена настаивала, что он может рассчитывать только на 1/15 доли, поскольку большую часть стоимости квартиры — 1,75 млн руб. — оплачивала она.

Суд установил, что стороны в период брака купили квартиру и зарегистрировали ее как совместную собственность. Цена покупки составила 1,99 млн руб. При этом часть денег в размере 1,75 млн руб., потраченных на приобретение недвижимости, супруга (ответчик) получила от матери по договору дарения. Удовлетворяя исковые требования о разделе спорной квартиры между супругами в равных долях, суд первой инстанции руководствовался тем, что полученные в дар деньги женщина по своему усмотрению потратила на общие с супругом нужды – покупку недвижимости. Поэтому на это имущество распространяется режим совместной собственности супругов. Апелляция в дальнейшем согласилась с такими выводами.

Читайте так же:  Смена фамилии в личном деле

Однако коллегия по гражданским делам ВС усмотрела в них нарушение норм материального права. В соответствии со ст. 34 Семейного кодекса, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом супругов являются также купленные за счет общих доходов движимые и недвижимые вещи, независимо от того, на имя кого из них они приобретались либо кем из супругов вносились деньги. При этом, согласно п. 1 ст. 36 СК, имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью. Согласно разъяснениям из постановления Пленума ВС от 5 ноября 1998 года № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», не является общим имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Из этого следует, что

юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Таким образом, доли сторон в праве собственности на квартиру подлежали определению пропорционально вложенным личным средствам ответчика и совместным средствам сторон, указал ВС. Судебные инстанции это не учли, что повлекло за собой вынесение незаконных постановлений (определение № 45-КГ16-16).

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда №2 (за 2017 год) можно ознакомиться здесь.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Как показал разбор Верховным судом РФ одного из таких решений о разделе совместно нажитого, не все приобретенное в период брака получится поделить поровну. Предметом анализа Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ стал процесс о дележе однокомнатной квартиры. Их брак просуществовал три года. Он был заключен в сентябре, а спустя месяц после свадьбы супруга подписала с застройщиком договор долевого участия в строительстве дома, в котором она должна была получить однокомнатную квартиру.

Еще спустя месяц эта сделка прошла государственную регистрацию. Судя по материалам суда, у жены до брака была своя квартира, которую она продала через месяц после свадьбы, а вырученные деньги вложила в строительство однокомнатной квартиры.

После того как брак распался, в суд с иском о разделе совместно нажитого имущества пришел ее бывший супруг. Свои требования истец аргументировал так: на момент рассмотрения спора право собственности на однокомнатную квартиру за бывшей женой не было зарегистрировано. Никакого соглашения о разделе общего добра они не заключали. Но после развода жена единолично пользуется этой однокомнатной квартирой, а так как она была куплена в браке, значит, он, как супруг, имеет полное право на половину жилплощади.

Районный суд истцу отказал. Суд решил, что квартиру бывшая супруга приобрела на деньги, вырученные от продажи имущества, которое у нее было до заключения брака. Поэтому однушка не относится к общему имуществу супругов. Бывший супруг это решение оспорил.

Не будет общим имущество, купленое в браке, но на личные деньги, которые были у супруга до свадьбы

Апелляция встала на сторону истца и с решением районных коллег не согласилась. Она его отменила и постановила — однокомнатную квартиру поделить пополам. По ее мнению, сам факт внесения в счет оплаты по договору участия в долевом строительстве денег от продажи личного имущества не имеет правового значения для правильного разрешения спора «в отсутствии доказательств наличия соглашения сторон о приобретении ответчиком спорного имущества в личную собственность».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ с таким решением и делением квартиры не согласилась.

Высокая инстанция напомнила коллегам 34-ю статью Семейного кодекса. В ней говорится про то, что нажитое в браке имущество считается совместной собственностью. В статье подробнейшим образом перечислено, что относится к такому общему имуществу — доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской или интеллектуальной деятельности. Полученные ими пенсии, пособия и прочие выплаты, не имеющие целевого назначения. К слову, деньги целевого назначения — материальная помощь, возмещение ущерба по утрате трудоспособности и прочие подобные выплаты — собственность личная.

Общим достоянием будет и то, что куплено за счет совместных доходов. Это движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в коммерческие организации. Заканчивается этот список словами «и другое нажитое супругами имущество» независимо от того, на имя кого из них оно приобретено либо оформлено и кто из супругов вносил деньги.

А в статье 36 Семейного кодекса перечислено то, что не делится. Это имущество, принадлежащее каждому до брака, а также то, что получил каждый из них во время брака в дар, по наследству и «по иным безвозмездным сделкам».

Был специальный пленум Верховного суда, который рассматривал сложные вопросы по искам о расторжении брака (№ 15 от 5 ноября 1998 года). На этом пленуме были даны такие разъяснения: не является общим совместным имущество, хоть и приобретенное во время брака, но купленное на личные средства каждого из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак. А еще не будут общими «вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши».

Из всего сказанного Верховный суд делает следующий вывод: юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие деньги оно куплено, личные или общие, и по каким сделкам, возмездным или безвозмездным, приобретал один из супругов это имущество в период брака. Имущество, купленное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (это наследство, дарение, приватизация), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Верховный суд подчеркнул, что в нашем споре апелляцией такое важное, «юридически значимое» обстоятельство, как использование для покупки однокомнатной квартиры средств, принадлежавших лично бывшей супруге, «ошибочно оставлено без внимания».

Вырученные от продажи старой квартиры деньги по закону были личной собственностью ответчика, поскольку совместно в период брака они не наживались и не могли быть общим доходом супругов.

Читайте так же:  Военная ипотека раздел квартиры судебная практика

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда особо подчеркнула — срок между получением денег от продажи квартиры до брака и оплатой по договору долевого участия в строительстве составил всего пять дней. Так что в соответствии со статьей 34 Семейного кодекса купленная на эти деньги однокомнатная квартира никак не могла быть признана общим имуществом супругов.

Итог анализа — решение районного суда, отдавшего квартиру бывшей жене, Верховный суд посчитал правильным, законным и оставил его в силе, а решение апелляции отменено.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета — Федеральный выпуск №7616 (153)

ВС поправил практику раздела имущества между бывшими супругами

Судей двух инстанций, неверно трактовавших нормы материального права при разделе имущества бывших супругов, поправил Верховный суд РФ в деле, которое вошло в новый 160-страничный обзор судебной практики ВС, второй за текущий год.

Как отмечает ВС в главе, посвященной анализу практики коллегии по гражданским делам, на имущество, приобретенное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим общей совместной собственности супругов не распространяется.

У. обратился в суд с иском к П. о разделе совместно нажитого имущества, ссылаясь на то, что состоял в браке с П. В период брака по договору купли-продажи супругами в совместную собственность была приобретена квартира. Поскольку брачный договор между сторонами не заключался, соглашение о разделе совместно нажитого имущества не достигнуто, У. просил произвести раздел квартиры между ним и П. и признать за ним право собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

Ответчик П. исковые требования не признала, просила признать за истцом право собственности на 1/15 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, а за ней – право собственности на 14/15 доли, учитывая приобретение квартиры на личные средства ответчика в сумме 1 750 000 руб.

Судом установлено, что с 23 декабря 2010 г. У. состоял с П. в браке. В период брака на основании договора купли-продажи от 11 февраля 2011 г. супругами приобретена квартира, право совместной собственности на которую зарегистрировано за ними 10 марта 2011 г. Цена приобретенной квартиры составила 1 995 000 руб.

Как было установлено в ходе рассмотрения дела и сторонами не оспаривалось, часть денежных средств в размере 1 750 000 руб., потраченных на приобретение указанной квартиры, была получена П. в дар от П. Л. (матери П.) по договору дарения от 11 февраля 2011 г. Данная сумма выручена матерью П. от продажи принадлежавшей ей на праве собственности квартиры. Все названные выше сделки были совершены в один день – 11 февраля 2011 г.

Брак между У. и П. расторгнут 9 октября 2014 г. Раздел имущества супругов после расторжения брака между сторонами не производился.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о разделе спорной квартиры между супругами в равных долях, суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность, и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены П. по ее усмотрению на общие нужды супругов – покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ признала, что выводы судов сделаны с нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Видео (кликните для воспроизведения).

Как установлено судом, источником приобретения спорной квартиры являлись средства, полученные П. по безвозмездной сделке, а также частично совместно нажитые средства супругов.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце четвертом п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Из приведенных выше положений следует, что юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Вместе с тем судом такое юридически значимое обстоятельство, как использование для приобретения спорной квартиры средств, принадлежавших лично П., ошибочно было оставлено без внимания.

Делая вывод о том, что спорная квартира относится к совместно нажитому имуществу супругов, суд исходил из отсутствия в договоре о ее покупке условий о распределении долей в квартире.

При этом суд не учел, что полученные П. в дар денежные средства в размере 1 750 000 руб. и потраченные на покупку квартиры являлись личной собственностью П., поскольку совместно в период брака с истцом не приобретались и не являлись общим доходом супругов.

Читайте так же:  Закон о материнском капитале на первого ребенка

Внесение этих средств для покупки квартиры не меняет их природы личного имущества П.

Таким образом, доли сторон в праве собственности на квартиру подлежали определению пропорционально вложенным личным денежным средствам ответчика и совместным средствам сторон.

Это судебными инстанциями учтено не было и повлекло за собой вынесение незаконных судебных постановлений (определение № 45-КГ16-16).

Верховный суд рассказал, как делить нажитое в браке

Роман и Татьяна Катречкины* 17 лет прожили вместе, у них есть две дочери, одна из которых несовершеннолетняя. Семья приобрела земельный участок с жилым домом, однокомнатную квартиру за 2 800 000 руб. в кредит от ОАО «Сбербанк России» (с использованием 393 239 руб. материнского капитала) и автомобиль BMW X5 за 3 132 622 руб. в кредит от ЗАО «ЮниКредитБанк». Оба кредита еще не погашены. Право собственности на недвижимость зарегистрировано за Татьяной, на машину – за Романом. В июле 2015 года супруги решили развестись, и Роман обратился в суд, где просил разделить недвижимое имущество поровну, а автомобиль передать ему с выплатой бывшей жене компенсации за принадлежащую ей долю. Впоследствии Роман уточнил иск и попросил рассчитать компенсацию с учётом выплат по двум кредитам (за квартиру и машину), которые он производил единолично после прекращения брачных отношений.

Татьяна подала встречный иск, полагая, что при разделе совместно нажитого имущества должны быть учтены интересы их дочерей, которые остались с ней. Женщина просила передать в ее собственность квартиру, признать за ней право на 2/3 земельного участка с домом, а за это «повесить» на нее оба кредита. Экс-мужу она предложила отдать автомобиль и 1/3 участка с домом.

ИСТЕЦ: Роман Катречкин*

ОТВЕТЧИК: Татьяна Катречкина*

СУТЬ СПОРА: Раздел совместно нажитого имущества после прекращения брака

РЕШЕНИЕ: Определение суда частично отменить, дело в этой части направить на новое апелляционное рассмотрение

Всеволожский городской суд Ленинградской области поделил земельный участок с домом и квартиру поровну, машину отдал экс-супругу и обязал его выплатить бывшей жене 884 500 руб. компенсации. Обязательства перед «Сбербанком» по оплате долга суд оставил за обоими заявителями.

[3]

Ленинградский областной суд перешел к рассмотрению спора по правилам суда первой инстанции, отменил ранее вынесенное решение и принял новое. Он указал: кредит за квартиру выплачивала только Татьяна, с ней остались оба ребенка, квартира однокомнатная и малогабаритная, у бывших супругов сложились неприязненные отношения, а значит, совместное пользование квартирой невозможно. Поэтому суд признал за Татьяной право собственности на 21/25 доли в однокомнатной квартире и по 2/25 доли отдал каждой из дочерей. Суд поделил земельный участок с домом поровну между экс-супругами, взыскал с Татьяны в пользу Романа половину выплаченных в период брака денег за квартиру (это 875 532 руб.), возложил на нее погашение кредитного договора перед «Сбербанком», предоставил Татьяне право потребовать у Романа вернуть ей деньги, выплаченные ею за машину после прекращения брака. За Романом суд признал право собственности на автомобиль, но обязал его отдать Татьяне половину выплаченных в период брака денег за машину (это 1 301 063 руб.).

[1]

Верховный суд отметил, что апелляция фактически оставила уточненный иск Романа без внимания и не дала ему никакой правовой оценки. ВС также не устроили присужденные сторонам суммы – в деле имеется экспертная оценка машины и квартиры, и при определении размера компенсаций суду следовало исходить из нее, а не из стоимости уплаченных кредитов. ВС указал: для раздела квартиры сначала нужно определить долю Романа, а затем стоимость этой доли. Апелляция определила эти доли равными, но не рассчитала стоимость самого имущества и доли сторон в этом имуществе в денежном выражении, поэтому фактически взыскала компенсации произвольно. Признавая за Татьяной право требовать с Романа все деньги, которые она выплатила банку за автомобиль после прекращения брака, апелляция не учла, что размер выплат должен быть пропорционален присуждённым долям.

В итоге ВС отменил апелляционное определение в части взыскания с Татьяны в пользу Романа 875 532 руб. в счёт компенсации половины квартиры, взыскания с Романа в пользу Татьяны 1 301 063 руб. в счёт компенсации половины машины, признания за Татьяной права требовать с Романа выплаченных ею денег за машину после прекращения брака, и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию. В остальной части определение суда осталось без изменений (№ 33-КЛ8-3).

[2]

«Определение ВС фактически устанавливает, что размер затрат супругов на приобретение имущества не входит в число оснований, по которым суд вправе отступить от принципа равенства долей супругов в их общем имуществе, как это предусмотрено п. 2 ст. 39 СК»

Наталья Котлярова, партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения ×

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Как правильно оценить совместно нажитое имущество, подлежащее разделу?

Супруги развелись и делили в суде имущество. Первая инстанция удовлетворила иск бывшей супруги о взыскании с экс-супруга стоимости автомобиля, а вот апелляция – решение отменила. Суд счел, что экспертиза завысила стоимость автомобиля. Верховный Суд напомнил, что при разделе имущества его оценка выполняется на момент рассмотрения дела.

Суть дела

В 2018 году бывшая супруга М. обратилась в районный суд о разделе имущества.

Что решили суды?

Однако выяснилось, что на момент выдачи исполнительного листа от 19.06.18 за бывшим супругом не числилось зарегистрированных транспортных средств. Спорный автомобиль он продал в конце 2017 года. Исполнительный лист вернули за невозможностью исполнения.

Гражданка решила через суд изменить порядок и способ исполнения решения в отношении спорного автомобиля. Суд установил, что автомобиль действительно оформлен на нового собственника, и принял решение взыскать в пользу М. с экс-супруга стоимость УАЗа. Стоимость автомобиля установили в результате оценочной экспертизы, проведенной в рамках дела о разделе имущества супругов.

Апелляция решение отменила.

  • В материалах дела отсутствуют доказательства, что автомобиль отсутствует у экс-супруга и находится в собственности другого лица;
  • Эксперты не осматривали автомобиль в процессе оценки. Стоимость определили, сравнив УАЗ с аналогами. Фактическая стоимость автомобиля составляет 80 тыс. руб. Собственно за эти деньги, по словам бывшего супруга, он его и продал.

Гражданка М. обратилась в Верховный Суд РФ (ВС РФ).

Что решил ВС?

  • Должник подтвердил в суде первой инстанции факт продажи автомобиля. Суд первой инстанции не установил доказательств возможности исполнения экс-супругом решения суда. Тем не менее, суд апелляционной инстанции «не привёл в судебном постановлении мотивов, по которым он отверг указанные выше доказательства, на основании которых суд первой инстанции пришёл к выводу о невозможности исполнения решения суда по причине отсутствия у должника автомобиля»;
  • Апелляция не согласилась с оценкой стоимости автомобиля в 208 500 руб. При этом суд не учел, что оценку провели на момент рассмотрения дела о разделе имущества. А «стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела (пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»)».
Читайте так же:  Первый и второй ребенок материнский капитал

Таким образом, у апелляционного суда не было оснований отменять решения суда первой инстанции. ВС отменил решение апелляции, оставив в силе решение первой инстанции.

Источник: определение ВС от 16 июля 2019 года №19-КГ19-9.

ВС не согласился с позицией нижестоящих инстанций о допустимости раздела бизнеса при разводе

26 марта Верховный Суд вынес Определение № 81-КГ19-2, в котором разобрался, может ли бизнес индивидуального предпринимателя, начатый в период брака, являться предметом раздела совместно нажитого имущества супругов при разводе.

Елена Коробицына обратилась в Гурьевский городской суд Кемеровской области с иском к бывшему супругу Александру Коробицыну о разделе совместно нажитого имущества. Она указала, что ими в период брака за счет общих денежных средств было приобретено движимое и недвижимое имущество. При этом квартира и гараж были оформлены в собственность матери мужа. Еще одна квартира была приобретена истицей на личные деньги. Она попросила признать данную квартиру ее личным имуществом, взыскать с мужа компенсацию за половину доли в праве собственности на общее имущество в сумме более 700 тыс. руб.

Александр Коробицын обратился в суд со встречным исковым заявлением. В нем он просил взыскать с бывшей жены компенсацию в размере половины стоимости нежилого помещения, половину рыночной стоимости бизнеса индивидуальной предпринимательской деятельности супруги, а также половину денежного вклада в сумме более 170 тыс. руб. Александр Коробицын указал, что имущество было приобретено в браке, оформлено на имя их сына на основании договора дарения от 29 января 2016 г., заключенного супругой в отсутствие согласия мужа на совершение сделки.

17 мая 2018 г. первая инстанция признала совместным имуществом супругов жилой дом и земельный участок, гараж, более 634,5 тыс. акций, оружие, нежилое помещение и бизнес ИП Елены Коробицыной.

В собственность Александра Коробицына были переданы жилой дом и земельный участок, гараж, акции и оружие. Супруга получила нежилое помещение и бизнес. В счет разницы в стоимости переданного супругам имущества с жены была взыскана денежная компенсация в размере половины доли бизнеса – более 2,6 млн руб. Суд отметил, что предприятие было организовано в период совместного проживания сторон и на его организацию были затрачены совместные деньги. Квартира была признана собственностью Елены Коробицыной.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда решение первой инстанции было оставлено без изменения, в связи с чем Елена Коробицына обратилась в ВС с кассационной жалобой.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда указала, что в соответствии со ст. 34 Семейного кодекса к общему имуществу супругов относятся доходы каждого из них от трудовой, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения. Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Суд отметил, что в соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст. 213 ГК может быть объектом права собственности граждан независимо от того, на имя кого из супругов или кем из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

ВС напомнил, что согласно ст. 128 ГК к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, результаты работ и оказание услуг, охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность) и нематериальные блага. В силу ч. 2 ст. 56 ГПК суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Из приведенных положений следует, что одним из юридически значимых обстоятельств по данному делу являлось выяснение вопроса о том, является ли бизнес Елены Коробицыной объектом гражданских прав, однако нижестоящий суд указанные обстоятельства не учел. «Суд не учел, что сам бизнес самостоятельным объектом права, предусмотренным гражданским законодательством, не является, а представляет собой деятельность, ведение которой происходит в одной из организационно- правовых форм коммерческих организаций, а также индивидуальными предпринимателями», – подчеркнул ВС.

Он указал, что имущество, приобретаемое ИП в период брака в процессе своей деятельности, а также доходы от нее в силу ст. 34 СК являются общим совместным имуществом. «Таким образом, предметом раздела между супругами могут быть доходы от предпринимательской деятельности и имущество, приобретенное индивидуальным предпринимателем в период брака», – заключил Суд.

Так, ВС отменил решения нижестоящих судов в части признания бизнеса совместным имуществом супругов и его раздела, а также взыскания с Елены Коробицыной денежной компенсации в пользу бывшего мужа, направил дело на новое рассмотрение в указанной части в суд первой инстанции.

Комментируя «АГ» позицию Верховного Суда, адвокат АП г. Москвы Арсен Егиазарян назвал ее обоснованной. Он отметил, что нижестоящие инстанции неправильно определили имущество, которое подлежит разделу суды, указав на «1/2 рыночной стоимости предприятия (бизнеса) индивидуальной деятельности».

«Суды не конкретизировали данный объект для решения вопроса о разделе. Необходимо установить, что именно включено в понятие “бизнес”. Например, это может быть помещение, которое было получено в аренду, а также имущество и оборудование, которое было куплено супругами и используется в процессе деятельности, а также доход, который был получен в результате такой предпринимательской деятельности. Поэтому предметом раздела должно быть в отдельности конкретное движимое или недвижимое имущество, а также доход от предпринимательской деятельности. При таком подходе к решению вопроса, в совокупности, можно уже провести оценку имущества, определить размер доходов от предпринимательской деятельности, и если суд принимает решение оставить данное имущество одной стороне, то данная сторона должна компенсировать другой стороне половину стоимости имущества», – пояснил Арсен Егиазарян.

Читайте так же:  Жена говорит подаст на развод

Адвокат также посчитал, что правоприменительную практику постановление ВС не изменит, так как оценку имущества и доходов от предпринимательской деятельности стороны, как правило, определяют для себя в процессе спора. «Кроме того, если в исковом заявлении о разделе совместно нажитого имущества, одна сторона просит осуществить раздел 1/2 бизнеса, который супруги организовали в процессе брака, то судам следует разъяснять сторонам спора, что они не могут требовать раздела бизнеса, они должны конкретизировать каждый предмет раздела и обосновать требование», – подчеркнул Арсен Егиазарян.

Адвокат МКА «Адвокат» Максим Жмурков указал, что в бракоразводных делах с разделом совместно нажитого имущества действительно встречается практика выдела доли супруга, например в ООО. «В такой ситуации затрагиваются вопросы безопасности корпорации, которые могут быть решены, в частности, через запрет в уставе или в специальном договоре участников общества. Но в этом случае речь идет о доле в уставном капитале общества, а не о рыночной стоимости бизнеса, поскольку последняя категория, как справедливо заметил ВС РФ, не принадлежит к объектам гражданских прав. Рыночная стоимость бизнеса определяется экспертными методами и представляет собой, по сути, оценку бизнеса как деятельности и не только является оценочной категорией, но и крайне изменчивой в различные моменты времени», – отметил адвокат.

«Однако если среди целей определения рыночной стоимости бизнеса могут быть установление стоимости объекта залога (при ипотеке) в разделах и поглощениях, реструктуризации, ликвидации предприятия и т.п., то почему бы не применить ее для цели выделения долей при разделе имущества бывших супругов. Это ведь тоже способ добиться оценки совместного имущества», – указал Максим Жмурков.

ВС рассказал, как считать исковую давность при разделе имущества

Надежда Кошелева* была замужем за Евгением Мастерковым* 12 лет. За это время они успели построить дом. При разводе делить имущество не стали, в доме остался жить муж Кошелевой – она против этого не возражала, хотя от своего права собственности на дом не отказывалась. Спустя год после развода он сочетался браком с новой женой, которая родила ему двоих детей. Шесть лет спустя Мастерков умер, а наследники начали делить имущество, в том числе и дом. Он должен был достаться жене, матери и двум сыновьям Мастеркова, но бывшая супруга решила отстоять свои права на имущество, которое изначально делить не стали. Она решила добиться, чтобы суд признал ее право собственности на половину дома. Ответчики же, новая семья Мастеркова, настаивали, что срок исковой давности уже пропущен, и спустя 7 лет после развода поздно говорить о разделе имущества.

Кущевский районный суд Краснодарского края иск удовлетворил, а апелляция, напротив, согласилась с ответчиком. На раздел общего имущества супругов отводится три года (п. 7 ст. 38 СК), и это время надо исчислять с момента официального расторжения брака, указал краевой суд, а значит, срок исковой давности пропущен.

Кошелева обратилась в Верховный суд, который встал на ее сторону. Коллегия по гражданским спорам напомнила п. 19 постановления Пленума ВС № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». Согласно постановлению, срок исковой давности по подобным спорам составляет три года, однако не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что его права нарушены (п. 1 ст. 200 ГК).

Срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация права собственности на имущество за одним из супругов в период брака, прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т. п.).

– из Определения Верховного суда по делу № 18-КГ17-217

Дом Кошелевой был построен в период брака, был совместной собственностью, спора же относительно дома не было. Значит, не было и нарушения прав со стороны ответчика, отметил ВС. При этом от прав собственности Кошелева не отказывалась. Следовательно, срок исковой давности по делу не истёк, а выводы апелляции о его пропуске неверны. ВС отправил дело на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

Раньше суды часто считали, что трехлетний срок исковой давности необходимо исчислять с даты расторжения брака, говорит Кира Корума, партнер «Яковлев и партнеры». Очевидно, что и сегодня суды порой продолжают делать ту же ошибку, как в деле Кошелевой. Это, с одной стороны, защищает права обоих разведенных. Но, с другой стороны, порождает правовую неопределенность для них самих, для их новых супругов, для кредиторов, для приобретателей такого имущества и т. д., разъясняет Корума.

«Тот, кто владеет имуществом, может пользоваться им, совершать сделки, не ставя другого бывшего супруга в известность. А последний может долго ни о чем не беспокоиться, а спустя десяток лет предъявить претензии». По словам Корумы, в таких ситуациях важно установить, когда бывшему супругу стало известно о нарушении его права. Но Верховный суд не дал разъяснений и примеров, какие конкретные обстоятельства при этом надо учитывать, с сожалением говорит Корума.

Видео (кликните для воспроизведения).

* имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Источники

Литература


  1. Гамзатов, М.Г. Английские юридические пословицы, поговорки, фразеологизмы и их русские соответствия / М.Г. Гамзатов. — М.: СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2013. — 142 c.

  2. Прессман, Л.П. Кабинет литературы / Л.П. Прессман. — М.: Просвещение; Издание 2-е, доп., 2014. — 144 c.

  3. Неуймин, Я. Г. Вопросы истории и методологии автоматизации промышленного производства / Я.Г. Неуймин. — М.: Главная астрономическая обсерватория АН СССР, 2014. — 160 c.
  4. Бегичев, А. В. Обеспечение доказательств нотариусами. Теория и практика / А.В. Бегичев. — М.: Логос, 2014. — 396 c.
  5. Ларин, А.М. Я — следователь; М.: Юридическая литература, 2011. — 192 c.
Определение верховного суда раздел имущества
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here