Пикет закон о домашнем насилии

Важная информация в статье: "Пикет закон о домашнем насилии". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

«Я не хочу умирать»: в Москве проходят массовые пикеты против домашнего насилия

В Москве на площади Яузские ворота начались массовые пикеты в поддержку закона о домашнем насилии. На акцию вышли больше сотни человек, большинство из них — женщины.

Люди стоят с плакатами, кричат лозунги и высказываются по поводу проблемы домашнего насилия. Полиция никак не мешает собравшимся. Правозащитница Алена Попова, входящая в рабочую группу по законопроекту о борьбе с домашним насилием, вышла на пикеты с текстом документа. «Обещаю вам, мы сделаем все, чтобы закон был идеальным. Пусть будет закон!» — скандирует она.

Фото: Лилит Саркисян/ «Новая газета»

В Москве на площади Яузские ворота начались массовые пикеты в поддержку закона о домашнем насилии. Участники скандируют «Свободу сестрам Хачатурян», «Бьет — значит сядет», «Кризисные центры в каждый район!». Все желающие могут высказаться. На видео выступает девушка Ада. pic.twitter.com/8To7WDPrF4

Алена Попова @alenapopova, одна из главных активисток, выступающих в поддержку законопроекта о домашнем насилии, вышла на пикеты с текстом закона. Она скандирует: «Обещаю вам, мы сделаем все, чтобы закон был идеальным. Пусть будет закон!»#законодомашнемнасилии pic.twitter.com/eGo2CSHK2b

Авторы нового законопроекта о домашнем насилии, среди которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, предлагают ввести систему охранных ордеров и помощи пострадавшим, а также закрепить в законодательстве понятия профилактики семейно-бытового насилия и описать его виды. На прошлой неделе они сообщили, что получают угрозы в социальных сетях и на электронные почты.

Читайте также

«Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

В 2017 году побои в семье вывели из-под уголовной ответственности. Если такой поступок человек совершил впервые, то это классифицируется как административное правонарушение. После принятия поправок, согласно опросу Росстата, количество жалоб на насилие в семье выросло: если в 2014 году кризисный центр для женщин «Анна» принял восемь тысяч звонков, то в 2017 году — порядка 26 тысяч.

Согласно совместному исследованию «Новой газеты» и «Медиазоны», в России четыре из пяти женщин (79%), осужденных в 2016–2018 годах за умышленное убийство (ч. 1 ст. 105 УК), в действительности защищались от домашнего насилия.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

В Москве у Госдумы прошли одиночные пикеты за принятие закона о домашнем насилии

​В Москве у здания Госдумы прошли одиночные пикеты с требованием принять закон о домашнем насилии. Об этом «Новой газете» рассказала активистка Мария Иванова.

По ее словам, в акции, которая проходила с 15:00 до 21:00, пришли около 150 человек. На плакатах были такие надписи, как «Бьет — значит статья!», «Мне страшно жить в стране, в которой насилие считается традиционной ценностью» и «России необходим закон о домашнем насилии, так как все #мы сестры Хачатурян».

«Полицеские есть, подходили напомнить правила пикета и проверяли, нет ли развернутых плакатов в очереди. Все остальное исключительно мирно», — рассказала Иванова «Медиазоне».

Активисты московского отделения Гендерной фракции «Яблока» Иван Захаров и я приняли участие в одиночных пикетах у Госдумы в поддержку принятия законопроекта о профилактике домашнего насилия.

Мы отстояли почти три часа в пикетной очереди, прежде, чем встать в пикет. pic.twitter.com/i4MjEQJNpQ

Ранее авторы законопроекта о домашнем насилии рассказали, что получают угрозы в социальных сетях и на электронные почты.

Читайте также

Сколько нужно молчания. Внимание к убийству аспирантки в Петербурге должно привести к общенациональной дискуссии о борьбе с домашним насилием

В 2017 году побои в семье вывели из-под уголовной ответственности. Если такой поступок человек совершил впервые, то это классифицируется как административное правонарушение. Многие правозащитники и активисты добиваются появления в России закона о профилактике насилия в семье, который бы предусматривал систему охранных ордеров и помощь пострадавшим, например, создание кризисных центров или убежищ. Петиция требованием о его принятии набрала почти 880 тысяч подписей.

Согласно опросу Росстата, в 2016 году от домашнего насилия пострадали 16 млн женщин. После принятия закона о декриминализации побоев количество жалоб на домашних тиранов выросло: если в 2014 году кризисный центр для женщин «Анна» принял восемь тысяч звонков, то в 2017 году — порядка 26 тысяч.

Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

В Москве прошел пикет в поддержку законопроекта о домашнем насилии

На площади «Яузские ворота» прошел массовый пикет, участники которого требуют принятия законопроекта о домашнем насилии в его первоначальном виде. Об этом сообщает «Эхо Москвы». Организатором акции выступили представители движения «СоцФем Альтернатива», пикет собрал около ста человек.

Как рассказала «Эху» одна из участниц, в проекте закона важно оставить требования о переобучении судей и полицейских, которые, сейчас не умеют работать с жертвами домашнего насилия. В случае внесения изменений в документ он никак не поможет людям, страдающим от домашнего насилия.

Добавим, что участницы группы Pussy Riot Мария Алехина и Надежда Толоконникова этим вечером объявили, что учреждают денежную премию для авторов лучших текстов, видео или расследований, посвященных теме домашнего насилия. Сообщается, что призовой фонд сформирован из средств, которые они получили в качестве компенсации от России за уголовное преследование

НовостиВ Москве прошёл пикет против домашнего насилия

По разным оценкам, он собрал от 200 до 1000 человек

Вечером 25 ноября в Москве прошёл согласованный пикет в поддержку закона о бытовом насилии. Акция была приурочена к Международному дню борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Участники собрались на площади Яузские Ворота — по оценке «Медиазоны», в начале акции собрались около 250 человек; позже правозащитница Алёна Попова сообщала с места события, что на пикете присутствует порядка тысячи человек.

Читайте так же:  Нотариальная доверенность на ребенка по россии

Собравшиеся держали плакаты с надписями «Семью разрушает насилие, а не возможность жертв получить защиту», «Хватит убивать женщин», «Выноси сор из избы — спасай свою жизнь», «Насилие — дело не семейное», «14 000 женщин в год гибнет от домашнего насилия. Проблема преувеличена?», «Выбери себе грушу для битья вместо жены» и другими. Участники также скандировали лозунги вроде «Девочки имеют право получить хорошее образование», «Насилие — это не сакральное» и не только.

Публикация от 👑Alesia Lintu (@perse4one) 25 Ноя 2019 в 9:04 PST

Публикация от 🌎 ИНТЕР-МОСКВА (@inter_moscow) 25 Ноя 2019 в 12:12 PST

Публикация от Mayya (@mayya_gvsh) 25 Ноя 2019 в 11:50 PST

Напомним, что на прошлой неделе в СМИ попал ответ Минюста на вопросы о домашнем насилии в России, направленный ЕСПЧ после жалоб четырёх жительниц страны. Все они столкнулись с бытовым насилием, одной из них — Маргарите Грачёвой — бывший муж отрубил руки. В своём заявлении представители министерства юстиции отметили, что пострадавшие «пытаются неверно истолковать общую ситуацию» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

В Екатеринбурге три десятка мужчин вышли на пикет против закона о домашнем насилии

В Екатеринбурге около 30 человек, преимущественно мужчины и несколько женщин, вышли на пикет против проекта федерального закона «О профилактике домашнего насилия». Как сообщается на странице организации «Мужской путь» в соцсети «ВКонтакте», участники мероприятия считают, что, если закон будет принят, у них смогут «отнять жилье и детей».

«Ситуация очень серьезная и страшная. Если этот закон будет принят, крах семьи неизбежен», — заявил один из участников пикета.

Члены организации считают, что с физическим насилием внутри семьи нужно бороться с помощью существующих статей Уголовного кодекса РФ, и «если он не работает, то нужно совершенствовать правоприменительную практику, а не принимать закон один дурнее другого».

В движении также заявили, что «„Мужской путь“ поддерживает курс повышения демографии через запрет таких подлых законов и через укрепление мужественности». «Без сильных мужчин вообще глупо надеяться на крепкие семьи и прирост коренного населения. Добивать мужественность такими законами — значит сотрудничать с врагом. Тем более теряется смысл семьи, если тебя в любой момент могут выгнать из твоей же квартиры с помощью охранного ордера и забрать детей без суда и следствия по решению какой-нибудь жирной и наглой феминистки из НКО», — говорится в заявлении организации.

Итоговую версию законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье. В поправках, которые доработало экспертное сообщество, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Не ждут, пока убьют

В Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин в Москве прошел пикет в поддержку принятия закона о профилактике домашнего насилия. На площади у Яузских ворот собралось около 400 активисток и активистов с плакатами «Бьет — значит, убьет», «Насилие всегда оставляет следы», «Не ждать, пока убьют», «Чтобы каждый ребенок был в безопасности» и другими, передает корреспондентка «Полит.ру» Аня Гольдман. Причем женщин пришло все-таки значительно больше. Среди собравшихся было не так много известных людей. На пикет, например, пришла депутат Московской городской Думы Дарья Беседина.

Рядом с пикетом ходили противники закона с соответствующими лозунгами — например, «Феминистки и ЛГБТ — агенты США».

Ранее московская мэрия не раз отказывала активисткам в согласовании пикетов и митингов в поддержку закона, а замминистра юстиции Михаил Гальперин назвал проблему домашнего насилия в отношении женщин «преувеличенной», сославшись на то, что мужчины не жалуются, что их бьют женщины.

Закон о домашнем насилии есть в 127 странах, в 124 странах законом также предусмотрены охранные ордера — такая мера дает возможность запретить агрессору приближаться к жертве. В Европе и Центральной Азии законов против домашнего насилия нет только в России, Армении и Узбекистане. Россия находится в числе 18 стран, чьи законы хуже всего защищают женщин от насилия. С 2017 года домашнее насилие декриминализовано, при этом, по данным ВЦИОМ, каждая вторая россиянка считает, что женщинам угрожает насилие именно в семье.

По данным директора центра «Насилию.нет» Анны Ривиной, закон о противодействии домашнему насилию в России пытались принять 46 раз. «У меня нет четкого понимания, почему его до сих пор не приняли. Видимо, люди во власти хотят, чтобы насилие оставалось у них в руках как инструмент и пострадавшие всегда оставались виноватыми», — сказала активистка.

Из-за того, что с 2017 года формулировка «домашнее насилие» исключена из уголовного кодекса, в России нет официальной статистики о жертвах насилия в семье.

[3]

По данным, которые сообщили РБК в МВД, за период с января по сентябрь 2019 года в России совершено 15 381 преступление в отношении женщин в сфере семейно-бытовых отношений. За весь 2018 год эти показатели составили 21 390 преступлений.

Однако, по мнению правозащитников, эти данные не отражают реальную картину. Один из старейших в России центров по борьбе с домашним насилием «Анна» отмечает, что от 70 до 90 % женщин, страдающих от домашнего насилия, не обращаются за помощью в полицию. А обратившиеся нередко забирают заявления. Лишь 3 % случаев домашнего насилия доходят до судебного разбирательства в рамках уголовного дела и отражаются в статистике. Таким образом, о реальном масштабе проблемы в России остается только догадываться.

При этом, по данным совместного расследования «Новой газеты» и «Медиазоны», большая часть осужденных за умышленное убийство россиянок на самом деле защищалась от своих партнеров. Сроки женщинам в основном выносят по тяжким уголовным статьям (ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК), по которым обвиняемым грозит до 15 лет заключения.

«Наказание для тех, чьи действия квалифицируют как убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК), значительно мягче — до двух лет заключения. Но и в этом случае женщинам зачастую приходится сидеть в тюрьме лишь потому, что они не могут отбиться голыми руками. При этом команда «Новой газеты» обнаружила, что 91 % женщин, осужденных за превышение самообороны, защищались от своих партнеров или других родственников-мужчин. Мужчины, осужденные по такой же статье, защищались от партнерш всего в 3 % случаев».

Читайте так же:  Экспертиза по установлению отцовства в судебном порядке

Сторонники принятия закона о профилактике домашнего насилия предлагают ввести три новации: во-первых, определение домашнего насилия и его видов — физического, сексуального и экономического, такая градация принята в международной юридической практике, ее также использует Всемирная организация здравоохранения. Во-вторых, введение охранных ордеров, которые ограничат агрессора в праве приближаться к жертве, преследовать ее, применять насилие, а также находиться с ней на одной территории. Наконец, в-третьих, публичное и частно-публичное обвинение.

«Все дела о домашнем насилии сейчас у нас слушаются следующим образом: жертва сама должна написать заявление, еще в большом проценте случаев жертва должна прийти в суд и на свои деньги доказывать, что она жертва, и слушать от суда: «А не помните ли вы, сколько раз вы головой об стену ударились? А вы уверены, что вы не сами себе руку переломали?» Такое у нас, например, есть по 116-й. Аппендикс статьи «Побои» остался в Уголовном кодексе — это «Повторные побои». Вот там частные обвинения. То есть всё делает жертва. Насильнику при этом за наши налоги бесплатно предоставляется адвокат, — объясняет юристка Алена Попова. — Мы предлагаем такую новацию: жертва просто пишет заявление, и ее полностью защищает государство. Либо жертва вообще не пишет заявления: свидетели или третьи лица понимают, что жертва в опасности, — и жертву защищает государство. Сейчас у нас государство защищает насильника. У нас насильник обычно остается дома, когда он применил насилие, и сидит там: пивасик, холодильник, телевизор. Жертва убегает на улицу, ищет шелтер, убежище. И потом, как я уже сказала, насильнику бесплатно адвокат предоставляется, а жертва должна сама изыскивать средства на адвоката, в суде доказывать, что она жертва».

Перспективы таких нововведений нравятся не всем. В субботу в сокольническом «гайд-парке» в Москве прошел митинг противников закона о профилактике семейно-бытового насилия, на который собралось около двухсот человек — в основном, активисты православного движения фундаменталистского толка «Сорок сороков». Перед собравшимися выступил протоиерей Всеволод Чаплин. Собравшиеся держали плакаты с лозунгами «Закон СБН — изгнание мужчин из семей», «Закон СБН — насилие», «СБН — это инструмент для уничтожения наших семей». С трибуны сетовали, что если так пойдет, то «гомосексуалистов больше нельзя будет называть педерастами», и удивлялись что на митинг пришло так мало людей — «ведь каждый московский батюшка мог бы привести сюда свой приход».

В то же время закон получил и поддержку сверху, причем довольно неожиданную — несколько дней назад появились сообщения о том, что к движению по борьбе с домашним насилием присоединилась певица Валерия (и сразу это движение «возглавила»), а главная редактор телеканала RT, МИА «Россия сегодня» и агентства Sputnik Маргарита Симоньян призвала женщин уходить от домашних агрессоров: «Девушки, если он вас один раз ударил или вы знаете, что он точно бил свою бывшую, быстро собирайте вещи и уходите, — высказалась Симоньян в программе у Владимира Соловьева. — То, что он ударит еще раз, точно. То, что он ударит еще раз сильнее и больнее, точно. То, что рано или поздно убьет вас, — вопрос времени. Когда есть насилие в семье и оно не заканчивается убийством, — это случайность. Случайность — не то, что это убийством заканчивается, случайность — то, что это убийством не заканчивается».

Поддержка сверху дает основания надеяться, что с 47-й попытки закон о профилактике домашнего насилия в России все-таки примут.

В Сургуте прошел пикет против принятия закона о домашнем насилии

В Сургуте вчера прошел пикет против принятия закона о домашнем насилии, в котором участвовали представители РОО «Семьи Югры», «Родительский отпор Югры», «Сургут для детей», РОО «Большая семья».

Как сообщается в паблике организации «Семьи Югры», в конце акции была принята резолюция, в которой протестующие требуют не допустить принятия закона о семейно-бытовом насилии, прекратить его обсуждение, поскольку он «игнорирует основные начала уголовного и административного права, не имеет отношения к профилактике реального насилия».

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Пикет закон о домашнем насилии

Фото: Павел Головкин / AP / ТАСС

​​На сайте Совета Федерации опубликован для обсуждения законопроект о домашнем насилии. По словам спикера верхней палаты Валентины Матвиенко, предложения по его доработке будут приниматься в течение двух недель. «Медиазона» кратко пересказывает основные тезисы законопроекта.

Что будут делать власти и прокуратура

Органы власти и местного самоуправления, уполномоченные по правам и прокуратура должны следить, как реализуется программа по профилактике домашнего насилия, готовить для этого необходимую правовую базу и вести статистику.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Женщины, обороняющиеся от насилия

Зачем активисты «Мужского государства» пытаются сорвать пикеты в поддержку сестер Хачатурян

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Новая серия одиночных пикетов в поддержку сестер Хачатурян, обвиняемых в убийстве отца по предварительному сговору (от 8 до 20 лет лишения свободы), прошла на Болотной площади — у памятника «Дети — жертвы пороков взрослых». До этого пикеты проходили у здания Следственного комитета, возбудившего уголовное дело против Крестины, Ангелины и Марии. 6 июля должен был пройти Марш сестёр в их поддержку, однако московские власти не согласовали ни один из предложенных организаторами маршрутов. Активисты решили не проводить несогласованное мероприятие — они попытаются согласовать марш на 27 июля. В этот день год назад на лестничной клетке многоквартирного дома в Москве обнаружили тело 57-летнего Михаила Хачатуряна, который, как установило следствие, много лет подвергал своих дочерей физическому и сексуальному насилию.

Видео: Глеб Лиманский / «Новая газета», Екатерина Рагулина, специально для «Новой»

[1]

Пикеты у скульптурной композиции, изображающей 15 пороков взрослых, из-за которых страдают дети, начинаются с задержаний. Первой забирают пикетчицу Валентину Лузанову. К ней подошли члены «Мужского государства» — один из провокаторов встал в пикет рядом с ней, хотя законом предусмотрено расстояние между двумя пикетами не менее 50 метров. Задерживают сначала только девушку, потом — Дмитрия Крупнова с плакатом «Сестры Хачатурян — убийцы».

Читайте так же:  Ребенок без отца мать одиночка

Члены «Мужского государства» регулярно посещают мероприятия, связанные с поддержкой сестер Хачатурян. Недавно разные издания распространяли информацию о том, что активисты собираются прийти на Марш сестер с перцовыми баллончиками. Основатели движения это опровергают.

Активисты «Мужского государства» настаивают: следствие должно быть беспристрастно и объективно, а феминистское сообщество якобы давит на него, чтобы девушки могли избежать наказания — такое произойдет, если их действия определят как необходимую оборону.

— Мы не защищаем убийц. Мы не оправдываем отца, если ты об этом, — обращается один из членов «Мужского государства» к участнице акции. — Мы за объективное следствие.

— В чем, по вашему мнению, следствие необъективно? — спрашивает она.

— Следствие пока что объективно, но вы пытаетесь создавать общественный резонанс и оказывать давление.

Участница пикета в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Пикетчики и пикетчицы выходят с плакатами: «Сидеть должен насильник, а не жертвы», «Самооборона не преступление — требую справедливого суда», «Полиция должна защищать жертв, а не покрывать насильников», «Это мои сестры».

Мимо пикета проходит пара — молодой человек и девушка.

— Я читала в интернете все эти истории: «Меня раз ****** муж, третий, десятый. Но я все равно села к нему в машину и поехала — он же все-таки отец моих детей», — говорит она спутнику. Они идут дальше.

В пикетной очереди спорят две женщины: одна пришла в поддержку сестер Хачатурян и настаивает на их освобождении, другая говорит о необходимости расширить повестку — сделать гендерное насилие видимым. «Это глобальная, системная проблема, но я здесь конкретно потому, что мне очень жалко девчонок. Надо что-то делать», — говорит первая женщина — Зара Мхитарян.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Мы рассматриваем проблему насилия над женщинами и девочками как проблему феминизма, — объясняет радикальная феминистка Татьяна Сухарева. — Эта проблема объединила феминисток разных направлений — радикальных, интерсекциональных, либеральных. Но некоторые хотят вывести эту проблему из [гендерной плоскости]. Мы продолжаем подчеркивать, что именно феминизм — движение, которое системно защищает права женщин.

Участница пикета Маша Буряк. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

В это время девушки, организующие марш 27 июля, подходят к патрулирующей мероприятие полиции и показывают видео: члены «Мужского государства» провоцируют участницу акции, которая пытается от них отойти. «А, то есть они вам мешают проводить одиночный пикет, — говорит полицейский под камеры журналистов. — Хорошо, где находятся эти граждане в данный момент?» Девушка указывает на них. «Всё, пошли», — командует полицейский.

Одного активиста задерживают без сопротивления, другой настаивает — он никуда не пойдет. «Гражданин, я вам говорю по-нормальному, пройдемте со мной», — увещевает полицейский. В конце концов, тот проходит к автозаку.

На видео активистов было больше, говорит мне сотрудник полиции, задержать удалось только тех, кто остался на месте. «Увидите их — сообщите нам», — обращается он ко мне. Я отвечаю, что я журналистка — и здесь для того, чтобы освещать задержания, а не способствовать им. «Ну, вдруг у вас есть своя позиция!» — отвечает полицейский.

Участник пикета в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

На Болотной площади в очереди на пикет собрались 30-40 человек — среди них больше женщин, но есть и мужчины. Рядом празднуют сразу две свадьбы, а пикетчики ведут между собой и с членами «Мужского государства» дискуссию: нужно ли из домашнего насилия выделять насилие по гендерному признаку?

— Закон о домашнем насилии не только для женщин, но для всех, — утверждает Роман Бардаков, корреспондент moloko plus.

— Женщина заколола мужика шампуром — это не норм! — возражает представитель «Мужского государства» Виталий.

— Ее отпустили под домашний арест и дали статью «Нанесение тяжких телесных [повреждений]».

Активисты движения «Мужское государство». В центре — активист Виталий с татуировкой, напоминающей нацистскую символику (часть изображения замазана). Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Домашние насилие есть с обеих сторон: если женщина будет убивать мужика, будет действовать тот же закон. Если его принять, от этого и женщинам, и мужчинам [будет лучше].

Виталий (молодой человек с нацистской татуировкой на шее) утверждает, что традиционная система ценностей недооценена.

— Патриархат — это рабочая система, которая действовала очень давно. Мужчина — глава семьи, который добывает средства.

— Такой чувак, который контролирует всё? — уточняет Роман.

— Это мини-государство в государстве. У женщины в семье есть своя функция.

— Какая функция — детей рожать?

— Да, воспитывать детей.

— А мужчина не должен воспитывать детей?

— Должен. Просто это [патриархат] была рабочая система, вполне себе здоровая. Это почему-то левачьё и феминистки придумали, что женщин угнетали.

Задержание провокатора из движения «Мужское государство». Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

После задержания провоцировавших пикетчиц членов «Мужского государства» на Болотной площади стало тихо. Всё те же 30-40 человек стоят в очередь на пикет возле памятника (некоторые — по два раза).

В очереди стоит Алена Попова, сооснователь проекта «W: сеть взаимопомощи женщин». Она долгое время борется за принятие закона о профилактике домашнего насилия. Проект закона адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин (защитник средней сестры Ангелины) написали давно, но Госдума не рассматривает его.

Сооснователь проекта за права женщин Алена Попова — участница пикета в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

«Дело сестер Хачатурян, как и два дела, которые идут параллельно — дело Кристины Шидуковой и дело Дарьи Агений, — это история женщин, обороняющихся от насилия, — считает Попова. — Система абсолютно бездушно реагирует на то, что с ними произошло, никак их не защищает, не профилактирует насилие. Как и все жертвы, они оказываются в ситуации «дура, сама виновата» и в ситуации обвиняемых — только потому что эти женщины не дали себя изнасиловать или убить».

Читайте так же:  Мать одиночка путевка в санаторий

По данным Росстата за 2016 год, в России 16 миллионов женщин стали жертвами домашнего насилия, напоминает она, а охранных ордеров, изолирующих насильников от жертв до сих пор нет, как и закона о профилактике семейно-бытового насилия.

Некоторые из пикетирующих говорят о том, что тоже были жертвами или свидетелями семейного насилия.

Об опыте свидетельницы домашнего насилия рассказывает художница и активистка Алена Лёвина, участница чтений в поддержку сестер Хачатурян 5 июля.

Художница и активистка Алена Лёвина. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Я полагаю, что [дело сестер] перешло точку невозврата, когда общество и феминистское сообщество смогло заявить, что так больше продолжаться не может. В целом, такое творится в каждой второй семье. Насилие — побои детей, побои жен — есть практически везде. У меня в семье и в семье моих родственников такое происходит. Это повсеместная трагедия.

Что будут делать кризисные центры

В тексте законопроекта они называются «организации специализированного социального обслуживания в сфере профилактики семейно-бытового насилия»; предполагается, что их будут создавать органы власти субъектов федерации. Наряду с кризисными центрами упоминаются «центры социальной помощи семье и детям, центры психологопедагогической помощи населению, центры экстренной психологической помощи и другие организации специализированного социального обслуживания».

По заявлению жертв домашнего насилия или же по инициативе органов и организаций, которые занимаются его профилактикой, эти центры должны оказывать срочную помощь пострадавшим. Это могут быть социальные услуги, а также правовая, медицинская и психологическая помощь «в пределах компетенции». Основную медицинскую помощь жертвам должны оказывать медицинские организации. Врачи обязаны обращаться в полицию, если «есть основания полагать, что вред здоровью [пациента] причинен непосредственно семейно-бытовым насилием».

Кроме того, сотрудники кризисных центров и НКО могут участвовать в профилактической работе с нарушителями. Они также могут обратиться в полицию, если узнали о домашнем насилии, и передавать имеющуюся у них информацию силовикам для расследования или проверки.

Как определяется домашнее насилие

Под семейно-бытовым насилием в законопроекте подразумевается «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Такому насилию могут подвергаться состоящие в браке люди, разведенные супруги, родители общего ребенка, родственники, а также люди, живущие вместе с партнером.

«Определение «семейно-бытового насилия» в данной редакции полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления. То есть этот закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд», — прокомментировала опубликованный вариант законопроекта Мари Давтян.

По словам адвоката, такая «урезанная и сокращенная и во многом юридически безграмотная» редакция проекта не согласована с рабочей группой, готовившей документ; Давтян называет ее результатом «заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами».

Что будет делать соцзащита

Работники социальной защиты должны проводить «правовое просвещение и информирование» по вопросам домашнего насилия, помогать жертвам с адаптацией, а также направлять их на специализированные психологические программы. Необходимые услуги пострадавшим должны оказываться срочно.

Кроме того, сотрудники соцзащиты должны сообщать в полицию о домашнем насилии или о его угрозах. Они также должны вести статистику — подсчитывать, скольким людям, пострадавшим от насилия, оказана помощь.

Кто будет заниматься профилактикой домашнего насилия

Согласно законопроекту, заниматься профилактикой домашнего насилия и оказывать помощь жертвам будут сотрудники МВД, федеральные и региональные чиновники, прокуратура, уполномоченный по правам человека, детский омбудсмен, сотрудники органов социальной защиты, кризисные центры, медицинские организации, а также общественные и некоммерческие организации.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Пикет закон о домашнем насилии

​В Москве возле здания Госдумы проходят одиночные пикеты с требованием принять закон о домашнем насилии, рассказала «Медиазоне» организаторка акции Мария Иванова.

Она сообщила, что в очереди на пикет, который начался в 15:00, в разное время стояли от 50 до 80 человек. По подсчетам Ивановой, всего в акции поучаствовали больше сотни горожан. «Полицеские есть, подходили напомнить правила пикета и проверяли, нет ли развернутых плакатов в очереди. Все остальное исключительно мирно», — добавила активистка.

В 2017 году Госдума приняла законопроект о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Спустя два года спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко назвала борьбу с домашним насилием «приоритетным вопросом».

В октябре Совет по правам человека подготовил новый законопроект, в котором, например, идет речь об охранных ордерах и изгнании нападавшего из места совместного проживания. Тогда же больше сотни организаций направили президенту Владимиру Путину открытое письмо и выступили против этого закона, назвав его «откровенно деструктивным».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

«Какой дурак захочет жениться в таких условиях?» В России прошли пикеты против закона о домашнем насилии

В Москве и Новосибирске в субботу прошли акции и пикеты «в защиту традиционных духовно-нравственных ценностей и традиционных семей, и недопущения принятия закона о семейно-бытовом насилии в России».

Новосибирск

Согласованный пикет против принятия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия прошел в Новосибирске в субботу. Его участники выступали против «уничтожения института семьи», к чему, по их мнению, может привести закон, пишут Сибирь.Реалии.

По информации Тайга.инфо, в пикете приняли участие около 40 человек. Они держали плакаты с лозунгами «Семья – малая церковь», «Новосибирск за семью», «Защитим семью спасем Россию», «Разрушение семьи? Кому это выгодно?»

Один из организаторов пикета, Иван Квасницкий, считает закон о домашнем насилии дискриминацией по половому признаку: «Мужчина – всегда агрессор, женщина – всегда жертва. Они хотят изменить само понятие «человек». Он привел в пример сестер Хачатурян, обвиняемых в убийстве отца, и профессора Соколова, который убил и расчленил аспирантку. «Он агрессор, потому что убил жертву. А там они убили отца. Но он их вынудил, чтобы они его убили. Лукавство по определению», – считает Квасницкий.

Читайте так же:  Сколько времени меняется паспорт при смене фамилии

«Если закон вступит в силу, какой же дурак захочет жениться в таких условиях», – заявил Квасницкий Сибирь.Реалиям. Он добавил, что закон – это «калька с Запада».

Участники пикета считают, что закон в России продвигают радикальные феминистские организации на деньги Европейского союза (на акции они держали плакат с лозунгом «На законопроект ЕС выделил 500 тысяч евро. Совет Европы – 56 тысяч евро»).

Активисты видят проблему домашнего насилия в алкоголизме: по их данным, 80% случаев семейных скандалов происходят в состоянии опьянения. Поэтому в качестве альтернативы закону они предложили вернуть систему советских лечебно-трудовых профилакториев и принудительно изолировать страдающих от наркомании и алкоголизма. Таким образом, по их мнению, решится проблема домашнего насилия.

Организовали пикет «Координационный совет в защиту общественной нравственности и традиционных семейных ценностей» и новосибирское отделение «Движения Сорок Сороков». В акции также участвовали сторонники «Национально освободительного движения».

Кто авторы законопроекта

Авторы законопроекта не указаны. Однако, как писал РБК, в его разработке принимали участие депутат Госдумы Оксана Пушкина, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также активистка Алена Попова. Все они говорили, что получали угрозы в соцсетях из-за работы над проектом.

Что будут делать полицейские

Они должны рассматривать заявления о совершенном домашнем насилии или о его угрозах. Жертв они должны направлять в учреждения, где им окажут медицинскую или социальную помощь. Людей, которые совершают насилие, сотрудники МВД будут задерживать. В отделении с ними должны проводиться профилактические беседы.

Что будут делать НКО и общественные организации

Они могут помогать искать причины домашнего насилия, а также оказывать правовую, социальную и психологическую помощь пострадавшим.

Законопроект также предлагает им проводить информационные кампании для профилактики домашнего насилия и принимать участие в профилактической работе с нарушителями.

Что такое защитное предписание

Если жертва согласна, полицейские выпишут ей защитное предписание. Это документ, который запрещает нарушителю совершать насилие, общаться со своей жертвой лично, по телефону и через интернет, а также пытаться узнать, где она находится.

Это предписание действует 30 суток. При необходимости срок могут продлить до 60 суток. Если нарушитель не будет соблюдать требования защитного предписания, его привлекут к ответственности. К какой именно — в законопроекте не уточняется.

Если защитное предписание недостаточно защищает жертву, сотрудники МВД должны обратиться в суд для получения судебного защитного предписания. Оно будет действовать уже от месяца до года; нарушителя такого предписания могут заставить пройти специализированную психологическую программу, съехать от своей жертвы и вернуть пострадавшим их документы, если есть такая необходимость. За нарушение судебного предписания также предусмотрена ответственность, но какая именно — не конкретизировано. На время действия защитного предписания нарушителя ставят на профилактический учет.

Москва

В Москве на митинг против закона о домашнем насилии вышли около 200 человек, сообщает Медуза, по данным МБХ Медиа – около 100. Официально организаторы заявляли до полутора тысяч участников.

Мероприятие проходило в парке «Сокольники». Среди выступавших был в том числе протоиерей Всеволод Чаплин.

Участникам акции раздавали листовки, в которых говорилось, что закон о домашнем насилии – это первый из пяти шагов к вымиранию России, пишет МБХ.

Акция продлилась чуть больше часа.

«Попытка разрушить семью и Россию». Кто и почему выступает против закона о домашнем насилии

9 июля 2019 года Европейский суд по правам человека впервые обязал Россию выплатить компенсацию женщине, пострадавшей от домашнего насилия. Кроме того, суд в Страсбурге коммуницировал еще четыре дела о домашнем насилии. Среди них дело Маргариты Грачевой – жительницы Серпухова, которой муж отрубил кисти рук.

После решения ЕСПЧ в России снова заговорили о необходимости создания закона о профилактике насилия в семьях. Проект такого документа уже есть. Три с половиной года назад бытовые побои в России перестали быть преступлением – за них теперь выписывают административные штрафы. Через год после декриминализации количество жалоб на насилие в семье выросло втрое. Российский омбудсмен признала декриминализацию ошибкой.

19 ноября в Минюсте РФ заявили, что не рассматривают домашнее насилие в качестве «серьезной проблемы» в России, и считают, что его масштабы «достаточно преувеличены». Родственников погибших от домашнего насилия женщин возмутила эта позиция.

НовостиВ Москве пройдут одиночные пикеты за закон о домашнем насилии

Акция состоится 16 ноября

В субботу, 16 ноября, в Москве планируется акция в поддержку закона о профилактике домашнего насилия. Одиночные пикеты проведут у здания Государственной думы с 15:00 до 19:30. «С тех пор как в России декриминализировали побои, количество совершённых в семье преступлений растёт на несколько тысяч случаев ежегодно. До 14 тысяч женщин погибают от рук своих партнёров и мужей каждый год», — пишут на странице мероприятия организаторы.

Они напоминают, что участвовать могут только лица старше восемнадцати лет. В целях безопасности рекомендуют взять с собой паспорт и ознакомиться с правилами проведения одиночных пикетов (среди них, например, есть пункт о том, что с развёрнутым плакатом может стоять только один человек).

Видео (кликните для воспроизведения).

Напомним, что в конце сентября в разных городах России прошли акции в поддержку сестёр Хачатурян — о задержаниях тогда не сообщалось. В начале сентября на одном из несогласованных шествий собралась колонна в поддержку девушек — тогда также не было информации о задержаниях.

Источники

Литература


  1. ЛазаревВ.В. История политических и правовых учений: Уч. /В.В.Лазарев-3изд.-М.:Юр.Норма,НИЦ ИНФРА-М,2016-800с.(п) / ЛазаревВ.В.. — Москва: СИНТЕГ, 2016. — 645 c.

  2. Решетников, В.И. Экологическое право. Курс лекций; М.: Щит-М, 2011. — 331 c.

  3. Владимиров Л. Л. Е. Владимиров. Защитительные речи и публичные лекции; Издание П. В. Каменского — М., 2010. — 497 c.
  4. Чучаев, А. И. Нотариальная деятельность как объект уголовно-правовой охраны (de lege lata и de lege ferenda) / А.И. Чучаев, О.В. Филипова. — М.: Проспект, 2016. — 116 c.
  5. Суд по интеллектуальным правам в системе органов государственной власти Российской Федерации. — М.: Проспект, 2015. — 126 c.
Пикет закон о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here