Почему шведское общество не сопротивляется ювенальной юстиции

Важная информация в статье: "Почему шведское общество не сопротивляется ювенальной юстиции". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Как и зачем работает ювенальная юстиция

Если вы живете с детьми на Западе или хотя бы ездите туда, у вас нет гарантий защиты от преследования со стороны органов опеки — ювенальной юстиции.

Самое характерное и страшное в ювенальной юстиции — это изъятие детей. Поскольку социальные службы декларируют, что главной целью их деятельности является благополучие детей, а изолировать от возможной угрозы этих детей следует с максимальной оперативностью, во многих странах разрешено изымать несовершеннолетних у родителей без решения суда, на основе субъективных оценок сотрудников соцопеки, то есть просто так.

Например, в Финляндии в законе о защите детей написано, что основанием для изъятия ребенка может стать обеспокоенность сотрудника социальных служб, то есть опять-таки его субъективное мнение. А оно может оказаться каким угодно, потому что разные люди могут оценивать определенные ситуации абсолютно по-разному.

В центре внимания нередко оказываются русские семьи, живущие на Западе. Мы помним известное дело Александры Фоминой из Хельсинки: ее дочка пропала — она просто не вернулась из школы домой. По версии социальных служб, которые приняли решение об ее изъятии, они получили донос от соседки — мама якобы шлепнула свою дочь.

Ювенальная юстиция — это дамоклов меч. Во многих странах социальные службы имеют право наносить внезапные визиты и в любой момент, без ордера и решения суда забирать из семьи детей. Обычно они приходят с полицейскими. При этом любое противостояние родителей квалифицируется как тяжкое уголовное преступление. Родители не имеют права защищать своих детей.

Недавно финский отец Ян-Эрик Курхэла выложил в сеть видеоролик об изъятии его собственных детей: полицейские вместе с социальным работником пришли в дом и насильно забрали его семилетних сыновей-двойняшек. Когда мальчиков забирали, они кричали, что хотят жить дома. Все это происходило на глазах сестер и братьев, которые при этом остались с родителями.

Страшнейший видеоролик о насильственном изъятии детей вызвал международный скандал. Он набрал миллионы просмотров на всех континентах. В итоге финский омбудсмен по делам ребенка Мария Кайса Аула была вынуждена подать в отставку.

[1]

Но вскоре Ян-Эрик Курхэла получил из прокуратуры извещение о возбуждении против него уголовного дела по нескольким статьям из-за того, что снимал изъятие собственных детей на видео и впоследствии обнародовал эту запись. Во-первых, по мнению социальной работницы, которая приняла решение об изъятии детей, видеоролик якобы является насильственным действием против нее, потому что в тот момент она была очень расстроена и не готова стать «звездой «Ютуба».

Во-вторых, отец якобы не имел права снимать своих детей в собственном доме, поэтому одно из уголовных дел было возбуждено по статье о распространении личной информации. Конечно же, в «букет» добавили еще и статьи об оскорблении чести и достоинства сотрудников финских социальных служб. Дело еще рассматривается, но отцу, который снимал изъятие своих детей на видео, угрожает реальный тюремный срок.

Возбуждение уголовного дела в этом случае — скорее всего попытка остановить практику съемки на видео действий социальных служб. В Финляндии была создана правозащитная организация «Октябрьское движение». Первым шагом этой организации стало письмо Павлу Астахову с просьбой о помощи. Российский детский омбудсмен и его сотрудники несколько лет следят за событиями в Финляндии и реагируют на них в соответствии с российскими законами и международными соглашениями.

Еще одной стороной вопроса является и, так сказать, феномен приватизации ювенальной юстиции. В Финляндии, например, большинство детских домов — частные. За одного ребенка приемные родители или фирмы могут получать по нескольку тысяч евро в месяц.

Ювенальная юстиция — это огромный бизнес с годовым оборотом в сотни миллионов евро. Дети, изъятые из семей, фактически становятся узниками частных детских домов, и вытащить их оттуда крайне сложно.

Детдом в России получает за ребенка 1 млн руб в год

Нередко социальные службы принимают решения о запрете общения детей с семьей, и тогда изъятые дети не имеют права звонить родным, писать письма, поддерживать какой-либо контакт с родителями. Эта практика часто используется «в интересах ребенка»: если ребенок живет в изъятии до совершеннолетия, он может приносить частным фирмам сотни тысяч евро.

Ситуация абсурдная: социальные службы могут в любой момент применить к детям максимальное насилие, вплоть до полной изоляции от общества — без обоснования, объяснения причин и приведения доказательств «вины» родителей.

При этом любое действие родителей, направленное на защиту своего ребенка, может интерпретироваться как поведение, которое «вредит здоровью детей». Бороться против ювенальной юстиции очень сложно. Было несколько случаев, когда социальные службы штрафовали, но они все равно продолжают свою деятельность.

Ювенальная юстиция — это ГУЛАГ XXI века. Никто точно не знает, сколько детей попали в сеть «детских лагерей» в Европе, в каких условиях они живут, сколько вообще существует частных детских приютов. Родители и дети часто не могут понять, почему вообще дети попали в эти частные тюрьмы.

Причин существования такой системы несколько.

Во-первых, есть либеральный закон, который позволяет изымать детей из семьи без указания причин и без решения суда. Кроме того, во власти доминирует антисемейная идеология, которая определяет нормальную семью средой, вредной для детей. Экстремисты от ювенальной юстиции считают нежелательными даже гетеросексуальные отношения.

Но есть и экономическая причина. В индустрии ювенальной юстиции ежедневно каждый изъятый ребенок приносит своим опекунам по нескольку сотен евро. И отказываться от этого выгодного бизнеса пока никто не готов.

Почему мы против ювенальной юстиции?

Прежде всего следует ответить на вопрос, кто это – мы?

Мы – это абсолютное большинство родителей в России. А также: педагоги, воспитатели, учителя средней и высшей школы, юристы, священнослужители, деятели культуры, ученые, религиозные лидеры коренных народов России. Нас много, и с каждым днем становится все больше, по мере того, как люди узнают, что такое ювенальная юстиция.

Сегодня наша обеспокоенность связана с тем, что некоторые международные соглашения, принятые Россией 1 , могут быть истолкованы как обязывающие к введению на всей ее территории ювенальных судов. Между тем, западный опыт ювенального правосудия показал, что оно

а) не снижает растущую в последнее время волну насилия против детей;

б) не уменьшает уровня преступности среди самих несовершеннолетних 2 ;

в) не решает эффективно проблемы взаимоотношений между родителями и детьми.

[3]

В чем же плюсы ювенальных судов? Они заключаются в более внимательном отношении к тому обстоятельству, что на скамье подсудимых оказался ребенок, чем в обычных судах. То есть, эти плюсы могут быть реализованы, и действительно реализуются практикой особых исправительных мер, принимаемых в отношении несовершеннолетних преступников. Но и теперь всем известно, что дети не сидят в одних тюрьмах со взрослыми. Следует и еще улучшать законодательство в этой сфере, до тех пор, пока наши «исправительные» заведения (не только детские, но и взрослые) не станут отвечать своему наименованию.

Читайте так же:  Развод имея двух несовершеннолетних детей

Единственный резонный аргумент в устах лоббистов ювенальной юстиции – то соображение, что «не может судья быть специалистом во всех областях» 3 . Действительно, было бы хорошо, если бы разные «специалисты» судили мужчин и женщин, детей и стариков, государственных коррупционеров и пенсионеров, укравших батон хлеба. Но к специальной судебной системе все это не имеет никакого отношения. Если же нас убеждают в том, что обычный суд якобы непоправимо травмирует психику ребенка, – которая, очевидно, уже была травмирована, раз он пошел на преступление, – то следует сказать, что еще прежде она была травмирована телевидением и молодежной субкультурой, не говоря о таких распространенных у нас явлениях, как детское бродяжничество.

За всеми разговорами о гуманности скрывается один непреложный факт: ювенальные суды можно использовать не только для отвода от наказаний несовершеннолетних преступников (польза чего сама по себе сомнительна), но и для изъятия детей у родителей при «ненадлежащем» воспитании, включая и недостаток материальных средств, надлежащую меру которых будет устанавливать ювенальное правосудие. К чему это приведет в России с ее, мягко говоря, небогатым населением и милицейско-судебным произволом, вообразить легко.

Итак, наше решительное несогласие вызывает не какой-то безотчетный страх перед новым или неведомым, а, напротив, точные данные о применении на практике того, что недобросовестные пропагандисты пока расхваливают в теории. Мы против того, чтобы:

  • государство и международные структуры брали на себя роль традиции в определении норм семейных отношений;
  • несовершеннолетние правонарушители, легко уходящие от ответственности, стали основной рабочей силой наркодельцов и террористов;
  • суды решали судьбы семей, признанных неблагополучными по критерию материального достатка;
  • прокуроры и судьи рассматривали законность родительских методов воспитания;
  • воспитатели и педагоги были судимы за попытки дисциплинарного воздействия на воспитанников и учеников;
  • дети были наделены правом давать юридическую оценку любых поступков собственных родителей;
  • родители, воспитатели, учителя лишились всякой возможности пресекать, когда это требуется, силой явления детского алкоголизма и разврата;
  • дети коренных народов России, отнятые у законных родителей, массово поставлялись за рубеж, где им, якобы, гарантированы достойные условия.

Вместо всего этого мы предлагаем следующее:

  1. Направить государственные средства на решение проблемы беспризорности, ориентируясь на опыт 1920–1930-х гг.
  2. Ужесточить наказания за преступления в отношении несовершеннолетних (в том числе со стороны родителей) до меры, позволяющей квалифицировать эти преступления как тягчайшие.
  3. Улучшить систему детских исправительных учреждений.
  4. Создать федеральную целевую программу по финансовой поддержке малоимущих семей, многодетных семей и приютов семейного типа.
  5. Вернуть школе воспитательные функции в объеме, позволяющем регламентировать меры дисциплинарного воздействия на учеников.

1 Прежде всего конвенция ООН по правам ребенка.

Система ювенальной юстиции в России есть и действует

Сенатор Елена Мизулина, ставшая голосом родительских организаций, представила альтернативный доклад по практике изъятий детей в стране

Родительская общественность берет дело по защите семей и детства в собственные руки.

Доклад, который не спрятали от общества

В частности, на основании мониторинга проблемы общественниками был подготовлен альтернативный доклад президенту России по практике изъятия детей из семей в России. Соответствующее поручение Владимир Путин давал еще в начале января этого года Минтруду, Общественной палате и уполномоченной по правам ребенка.

Однако судя по риторике последней, предоставленная родительскими организациями информация в официальный доклад не вошла, а само содержание итогового документа не предано огласке и по сей день.

Поэтому общественники, кстати, вышедшие из общественного совета при детском омбудсмене пошли ва-банк, председатель комиссии Совета Федерации по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина решила представить содержание «альтернативного» доклада широкой общественности.

В частности, сенатор сообщила о том, что в России из семей ежедневно изымают 850 детей, в год же — более трех тысяч! Причем 740 детей из 850 изымаются с формулировкой «временно». Но по имеющейся статистике, в семьи возвращаются только 38 процентов ребятишек.

Растет и число случаев помещения отобранных детей в медицинские учреждения «по заявлениям родителей». На самом деле к этому неискушенных в знании собственных прав и законодательства взрослых принуждают представители государственных служб под формулировкой «в больнице им будет лучше, чем в приюте». Причем нередко подобные заявления подаются постфактум — уже после помещения ребенка в стационар.

При подготовке доклада был проведен комплексный анализ 150 действующих законодательных актов, изучены 44 региональных регламента, и эксперты временной рабочей группы по совершенствованию Семейного Кодекса пришли к однозначному выводу, что система ювенальной юстиции в России не только создана, но и успешно внедрена во все сферы, которые касаются семьи и детей, прокомментировала ситуацию Елена Мизулина.

По ее словам, только лишь изъятиями несовершеннолетних она не ограничивается, система предлагает узаконенные способы контроля за семьей с несовершеннолетними детьми и вторжения в семью, характеризуется наличием замещающей среды — институтов, куда ребенка можно поместить временно. В результате сформировалась гигантская сеть учреждений и органов. Сейчас их уже более шести тысяч, и все они находятся на гособеспечении. Причем речь идет о триллионах рублей.

Саморазрушение за собственные деньги

Таким образом, разрушая институт семьи, государственная машина работает себе в убыток. Даже приемная семья, в какие нередко помещают изъятых детей, обходится бюджету, а, следовательно, налогоплательщикам в семь раз дороже, чем среднестатистическая обычная семья с двумя детьми вместе со всеми пособиями и маткапиталом. Ну а содержание ребенка в детдоме дороже господдержки обычной семьи уже в восемь раз.

Тем не менее маховик ювенальных репрессий запущен, его механизм работает вовсю и, по информации Елены Мизулиной, на острие атаки сейчас находятся малоимущие семьи, семьи, проживающие в коммунальных квартирах, семьи, находящиеся в состоянии развода, а также многодетные семьи — 25 процентов изъятий происходит именно оттуда.

«В преддверии летних отпусков хотела бы предостеречь и родителей, оставляющих своих детей на бабушек и дедушек, — сообщила сенатор в ходе общения с журналистами, приуроченного к выходу альтернативного доклада. — Вы тоже в зоне риска!»

По действующему законодательству бабушка и дедушка не являются законными представителями ребенка, поэтому и случаи, когда у них забирают внуков — не редки, предупреждает сенатор.

Какого детства десятилетие?

Странная ситуация. С одной стороны, лидер страны объявил грядущее десятилетие «десятилетием детства», с другой — государственные чиновники и служащие, в том числе и те, кому президент поручил это направление, делают все, что чтобы нормального детства у многих детей России просто не было.

На сегодняшний день научно-экспертный совет при временной рабочей группе по совершенствованию Семейного Кодекса подготовил поправки в существующее законодательство.

По словам Мизулиной, это — три поправки в действующий Семейный Кодекс.

Одна из них касается определения оснований для лишения и ограничения родительских прав, отмены института отобрания ребенка. Вторая говорит об установлении гарантий прав усыновителей. Третья поправка определяет приоритет кровной родственной опеки, когда ребенок, оставшийся без попечения родителей, приоритетно должен отдаваться в семью родственников, а не чужих людей. И, наконец, разработан законопроект, вносящий изменения в Уголовный Кодекс и предусматривающий установление ответственности за незаконное изъятие детей из семей.

Читайте так же:  Внебрачный ребенок у мусульман

Таким образом, битва за наших детей продолжается, и очевидно, что она будет тяжелой, поскольку даже явные союзники, соратники и единомышленники внезапно оказываются очарованными «продвинутыми финскими методами».

Впрочем, в России редко когда бывало легко, и опыт, когда вне домов и семей из детей расстрелянных «помещиков, белогвардейцев, кулаков и буржуев» лепили идейных строителей коммунизма, у нее уже был. Задачи новых адептов идеи системного разрушения семей пока не ясны, но каковы бы они ни были — однозначно они преследуют цель очередного удара по нашим многовековым традиционным ценностям, в число которых входит и семья. Посему для того, чтобы «десятилетие семьи» не превратилось в «десятилетие изъятия детей из семьи», нужно бороться денно и нощно, не отступая ни на шаг.

Почему шведское общество не сопротивляется ювенальной юстиции

В 1979 году Швеция первой в мире запретила физическое наказание детей, объявив его преступлением. [2]

Шведским правительством создан специальный институт омбудсмена, призванный защищать права детей и в своей работе следующий Конвенции ООН 1989 года о правах ребенка (Швеция одной из первых подписала Конвенцию ООН о правах ребенка). Первый омбудсман по делам детей в Швеции был назначен 1 июля 1993 года. [3]

В Швеции имеется целый ряд организаций: BRIS («Права детей в обществе»), Friends («Друзья»), Save the Children Sweden (Шведское отделение организации «Спасти детей»), куда ребенок или подросток может обратиться, если ему потребуется помощь.

В настоящее время некоторые члены шведского общества обращают внимание мировой общественности на несоблюдение прав матерей, незаконные факты кражи детей из семьи со стороны социальных служб, страх многих матерей потерять ребёнка из-за случайного факта незначительного воспитательного конфликта или просто по причине коррумпрированности социальных служб.

Со стороны организации World Peaсe Foundation [4] направляется протест в международный суд по защите прав человека о незаконных, спровоцированных властями и законодательством фактах изъятия детей из семьи без суда, только по подозрению. по данным организации, около 500 000 человек в Швеции столкнулись так или иначе с беспредельно жестоким и безапеляционным разрушением семьи со стороны шведского государства [5]

Социальные службы получают деньги за каждого изъятого ребёнка, что делает это выгодным бизнесом для них. Такие случаи замалчиваются и не афишируются, таким образом бесправные матери оказываются вообще без информационной поддержки, а само население Швеции абсолютно не информаировано об этой проблеме. Информация об этом только начала доходить до международного сообщества. (2012)

Аспекты применения

Ряд действий органов социальной опеки Швеции за последник годы вызвали чреду судебных разбирательств относительно прав на ребёнка со стороны родителей и государства. [6] [7]

Примечания

  1. Pelastakaa lapset ry: положение финских детей ухудшилось // Сайт телерадиокомпании Yleisradio Oy. Novosti po-russki. — 26 июля 2012. (Проверено 27 июля 2012)
  2. Федеральный Закон о предотвращении насилия над детьми (Швеция)
  3. Швеция. Омбудсман по делам детей и молодежи
  4. «World Peaсe Foundation»
  5. (статья на сайте организации)
  6. Поможем семилетнему мальчику из Швеции вернуться в семью!
  7. В защиту прав гражданки РФ Натальи Петровой и её детей (Швеция)

Литература

  • Olsson L. Dåbarn var lönsamma. Om arbetsdelningen och teknologisk förändring i några svenska industrier under 1800-och 1900-talen. Stochholm. 1980.
  • Sandin B. Hemmet, gatan, fabriken eller skolan. Folkundervisning och barnuppfostran i svenska städer 1600—1850. Lund. 1986.

Ссылки

  • Дети в Швеции: Как живется детям Швеции
  • Льготы и пособия на детей в Швеции
Страны Европы: Ювенальная юстиция
Зависимые территории
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1896677

Из истории ювенальной юстиции, или триллер 20 века.

Целые поколения украденных у родителей детей обнаружены правозащитниками в Швеции, Австралии, Норвегии, Англии и Ирландии. Одновременно выясняются подробности истории, как 60000 женщин были принудительно стерилизованы с 1936 г. по 1976 г. в Швеции.

Шведские юристы из Скандинавского комитета по правам человека и по защите прав семьи в странах Северной Европы утверждают, что это — социальная инженерия.

Когда принудительная стерилизация женщин не смогла остановить рождаемость, тогда в середине 70-х в Парламент Швеции ввел ювенальную юстицию — принудительную конфискацию детей у кровных родителей.

Шведское государственное телевидение (SvT2) показало документальный фильм » Украденное детство «, в котором сообщалось, что около 100 тысяч шведских детей были насильственно ИЗЪЯТЫ из кровных семей и помещены в приюты, приемные семьи и детские дома ШВЕЦИИ. Жизни многих из этих «украденных» у родных родителей детей были ИСКАРЁЖЕНЫ по воле государства.

Этот телевизионный документальный фильм в настоящее время привел к тому, что шведское правительство начало официальное расследование серьезных преступлений государственной шведской системы «защиты детей» (шведской службы опеки).

«Государство Швеция должно принести свои извинения всем бывшим узникам детских домов, приютов и приемных семей, насильственно разлученными с родными родителями,» — сказал министр социальных услуг Швеции Морган Йоханссон.

Шведские правозащитники рады, что шведское правительство начало расследование преступлений в системе детских домов, приемных семей и приютов страны. Однако члены Скандинавского комитета по правам человека, по защите прав семьи в странах Северной Европы отмечают, что начало расследования стартовало в Швеции слишком поздно.

К сожалению, «Украденные поколения» обнаружены не только в Швеции, но и в других странах. Другие страны также уже начали расследование преступлений, которые совершались в отношении детей, насильственно вырванных из рук кровных родителей и перемещенных системой в госучреждения и частные приюты.

АВСТРАЛИЯ была первой страной, которая отважилась исследовать ужасы и преступления, а также нечеловеческие условия, в которые были перемещены дети аборигенов, насильственно изъятые от своих родных родителей.

Исследования об австралийском украденном поколении были начаты в декабре 1995 года. А доклад «Вернем их домой: «Украденные дети» был представлен в ООН в 1996 — 1997 гг. и шокировал мировую общественность размахом преступлений местной службы опеки. Организация Объединенных Наций официально называет то, что произошло в Австралии с украденным поколением — геноцидом. Австралийское правительство было вынуждено извиниться перед детьми — бывшими узниками австралийских приютов и детдомов.

В Англии и Уэльсе Ватерхаузская комиссия (1996 — 1998), организованная бывшим лидером Тори Уильямом Хейгом, представила свой доклад «Ватерхаузский отчет» в 2000 году. Lost in care — The Wales Child Abuse Scandal and the Waterhouse Report. Речь в этом докладе шла об украденном поколении в Англии и Уэльском скандале о преступлениях в отношении детей, которые были насильно вырваны из кровных семей и сгинули в приютах по воле государства в Англии.

В 2001 году дети — бывшие узники детских домов в Бергене (Норвегия) потребовали возмещения и компенсации за злоупотребления и насилие, которые они испытали в детдоме, в то самое время когда они, насильственно вырванные из рук кровных родителей, были помещены под опеку государства Норвегия. Эти многочисленные обращения жертв насилия в системе Барневарн (служба опеки, служба защиты детей в Норвегии) поначалу привели к старту широкомасштабного расследования, проведенного Комитетом Befring, который обнаружил, что систематические злоупотребления и насилие действительно процветало в норвежских детских домах и тех учреждениях, куда помещали насильственно изъятых у кровных родителей детей. Окрыленные надеждой быть услышанными жертвы-узники детдома в Бергене даже подали в суд Королевства Норвегии за «Украденное детство», но в 2013 году расследование Бергенского дела так и не завершено.

Читайте так же:  Подала на алименты хотя я платил

В Ирландии правительство выделило миллиарды для того, чтобы предоставить компенсацию детям-бывшим узникам детских домов. Было организовано несколько расследований вокруг того, что происходило, когда католическая церковь систематически подвергала детей насилию и злоупотреблениям. Существует огромное количество докладов и исследований, подтверждающих, что все дети, кто был вырван из рук кровных родителей и насильственно помещен в частные или госучреждения, имеют право на возмещение ущерба за «Украденное детство».

Узникам детдомов были выплачены компенсации. Пострадавшим, а также их супругам и детям предоставлялась экономическая поддержка через Государственное агентство NOVA.

Видео (кликните для воспроизведения).

Европейский суд по правам человека в Страсбурге во многих случаях обнаружил в Швеции виновных в нарушении прав детей и членов их кровных семей — а именно в нарушении фундаментального «Права человека на частную и семейную жизнь». Первый случай был Олссон против Швеции , в 1982, где решающую победу одержала адвокат и бывший врач, г-жа Сив Вестерберг , которая впоследствии выиграла еще несколько дел по злоупотреблениям шведской службой госопеки по отношению к детям. Несмотря на все эти приговоры против Швеции мы переживаем вал случаев, когда дети без нужды отбираются (крадутся) у родителей в Швеции сегодня и помещаются под опеку государства.

Скандинавский комитет по правам человека, по защите прав семьи в странах Северной Европы был восстановлен в 1996 году г-жей Сив Вестерберг в отчаянной попытке предотвратить распространение подобных случаев, представленных как «Украденное детство» и современных случаев краж детей у родителей в Швеции.

В августе 1998 года прокурор Леннарт Хане , яростный противник шведской системы отъема детей, написал письмо министру юстиции и министру социальных дел Швеции с требованием компенсации всем жертвам государственной службы Швеции по социальным услугам (служба опеки). В ноябре 1998 года Сив Вестерберг и я, Руби Харролд-Клаессон, встретился с юридическим секретарем в Европейском суде по правам человека в Страсбурге, с целью обратить его внимание на тот факт, что вместо топтания вокруг да около права на свидания кровных родителей с украденными государством их родными детьми следует прежде всего осознать, что разделение детей с их родителями должно рассматриваться как нарушение статьи 8 Европейской конвенции о правах человека.

В 1990-х в шведских СМИ бушевала дискуссия о законе о принудительной стерилизации, касающиеся около 60000 женщин, которые были принудительно стерилизованы между 1936 — 1976.

Эти женщины были признаны непригодными к материнству, потому что они были инвалидами, в соответствии с данными медико-социальной экспертизы. Сразу как только закон о принудительной стерилизации женщин в Швеции был отменен в середине 1970-х годов Шведский Парламент тут же принял новый закон о насильственном изъятии детей из кровных семей — под опеку государства. Когда шведские парламентарии не смогли заставить взрослых женщин не рожать детей, тогда законодатели украли их детей и поместили их в более «подходящие» приемные семьи. С этого времени ново-шведский термина «Семейный дом» был введен в употребление.

Правозащитники Швеции рады, что правительство Швеции начало расследование Условий для детей-бывших узников детских домов. Это крайне важно. Однако шведские правозащитники требуют, чтобы шведское правительство расследовало и современные преступления в отношении нынешних узников детдомов Швеции — десятков тысяч детей и молодых людей, которые сейчас живут вне родного дома — в приемных семьях, приютах и детдомах Швеции.

Смерть ребенка в приемной семье

14-летний Даниэль Сигстрём умер в своей приемной семье 24 апреля 1992 года. С тех пор много других детей умерло в приемных семьях, куда их поместили после насильственного изъятия у родной семьи. В деле о смерти в шведской приёмной семье Даниэля Сигстрёма было обнаружено более 100 серьезных судебных ошибок, но ни один из тех, кто изымал ребенка у матери или издевался над ним в приемной семье, до сих пор не наказан. Родная мать мальчика после смерти сына была обязана судом — выплатить Швеции компенсацию в размере около 1 миллиона шведских крон. В конце концов женщина не выдержала издевательств и ушла из жизни.

Кроме того, некоторые родители, например как в Деле Гётена были вынуждены взять своих детей и бежать из Швеции, чтобы защитить свою семью от разрушения корыстолюбивыми социальными работниками и нечистоплотными административными судами .

Тысячи шведов, которые рассказали, что они подвергались физическому насилию и жестокому обращению в государственных детских домах и приемных семьях на протяжении десятилетий с 1950-х годов получили от официальных лиц обещание на рассмотрение их запроса в четверг.

Кабинет министров сказал, что будет расследовать все случаи насилия над приемными детьми, которые достигли своего пика в 1940-х и 50-х годах, когда рвение Швеции по программам социальной инженерии было нацелено на то, чтобы детей одиноких или бедных женщин разлучить с кровной семьей и превратить в государственное сырьё .

Этот скандал также может привести к извинениям и компенсациям, аналогичным вышеупомянутому, но случившемуся в 1990-х, когда около 60 000 женщин, были принудительно стерилизованы между 1936-76 г.г. а после этого признаны непригодными к материнству, потому что они стали инвалидами.

Шведское правительство заявило, что оно будет расследовать утверждения, что многие тысячи детей, помещенные в приемные семьи в десятилетия после Второй мировой войны, систематически подвергались насилию и избивались.

Ювеналы в Швеции уже применяют паралитические гранаты при отнятии детей

Одинокая мать троих детей отказалась добровольно отдать 5-тимесячного ребенка соцслужбам Швеции, тогда ее вместе с ребенком забросали гранатами с эффектом парализации. Ребенок был изъят. Причина — излишняя привязанность новорожденного к биологической традиционной матери.

Захват ребенка с паралитическими гранатами был осуществлен в Швеции.

Квартиру одинокой матери троих детей, которая в тот момент закрылась в комнате с пятимесячным ребенком, штурмовала бригада Социала (так называется ювенальная полиция Швеции). Мать отказалась добровольно отдать дитя соцработникам, так как она не видела причин для ее принудительного разлучения с ребенком.

Чуть ранее психиатры сделали письменное заключение, которое было направлено в Социальную службу по защите детей того самого городка, где жила эта семья, с выводом, что «мама — замечательная, прекрасно заботится о детях и ведет традиционный семейный образ жизни» (шведские журналисты цитируют документ). Но почему-то и на этот раз соцработники не поверили дипломированным специалистам и приняли самостоятельное решение штурмом (без решения суда и без каких бы то ни было бумаг) изъять пятимесячного малыша, которого строптивая мать собиралась и дальше воспитывать «в заботе и ласке».

Читайте так же:  Анкеты детей на усыновление с данными

«Дети имеют положительные взаимоотношения с матерью и развиваются нормально», — в этом вердикте врачей о традиционной семье, видимо, для социальных служб сегодня видится некая опасность.

Так или иначе, но, осадив квартиру одинокой матери, представители соцслужбы Швеции вызвали подкрепление и потребовали применения оружия против обычной матери при отъеме пятимесячного младенца. Тогда полицейские забросали комнату, где находилась мать с младенцем, шумовыми гранатами. Шумовой эффект с зашкаливающими децибелами производит паралитический эффект на людей, — как пишут журналисты. О ребенке, против которого применили лошадиную дозу парализации, видимо, ни социальные службы, ни полиция в этот момент совсем не думали. Мать отключили, ребенка изъяли. Мать как асоциальную тут же увезли в психушку, ребенка — пока в приют, а потом в семью более толерантных шведов.

Применение гранат с паралитическим эффектом против одиноких и безоружных родителей в ходе операций по принудительной конфискации здорового потомства в странах Запада — описано в шведской и английской прессе ВПЕРВЫЕ.

Финские родители чаще всего не сопротивляются предпочитая в подобной ситуации, когда финский Социал — Ластенсуоелу- стучится в двери, не дожидаться применения гранат, а, увы, уйти из жизни сами.

Французские родители выходят миллионами на улицы в знак протеста против превращения их в суррогатных производителей живых игрушек для однополых.

Что делать нам, российским родителям, сейчас, когда 28 декабря 2013 года Закон «О социальном обслуживании граждан» фактически ввел у нас в России ШВЕДСКИЙ вариант ювенальной юстиции? Как защитить право НАШИХ детей воспитываться и расти в традиционных семьях, если в западных странах на захват НАШИХ детей ювеналы выходят с оружием и гранатами?

Нужно ли России ТАКОЕ «социальное обслуживание семей», которое будет заключаться лишь в погромах семей с паралитическими гранатами, если нанятые для соцобслуживания семей западные компании лишь слепо скопируют Западный ювенальный опыт?

Или у России свой семейный путь? Свой семейный уклад? Свои ценности? Свое историческое право на воспитание детей в российском духе?

Эти и другие вопросы российские родители обсудят 15 февраля в 13:00 на Всероссийском родительском форуме, который состоится по адресу: г. Москва, ул. Миусская площадь, д. 7, стр. 1, здание Общественной палаты РФ, Конференц-зал 1 этаж (м. Белорусская, м. Новослободская, м. Менделеевская). Аккредитация СМИ до 12:00 14.02.14 по телефонам 8-985-182-98-98, 8-916-498-59-13, вход строго по спискам. Регистрация участников: в 12.00., начало: в 13.00.

Информация подготовлена пресс-службой

международного движения «Русские матери» 89197272188

Ювенальная юстиция. Украина сопротивляется

Наталья Захарова, Татьяна Денисова, Ольга Штереншис, Римма Салонен, Лилия Ванзидлер — это имена наших соотечественниц, живущих во Франции, Нидерландах, Финляндии, Германии, у которых местные ювенальные суды отобрали малолетних детей. Список несчастных матерей, заметьте, не преступниц, не алкоголичек и не наркоманок, гораздо длиннее. Более того, он неуклонно растет. Сегодня споры заразы под названием «ювенальная юстиция» проникли на Украину и уже дают первые всходы, пополняя за счет украинских граждан список несчастных родителей.

Первая победа

И все это происходит после того, как здравомыслящие граждане Украины отпраздновали победу в марте 2008 года, когда депутаты Верховной Рады отклонили рассмотрение закона о ювенальной юстиции, поданного под благовидным предлогом «защиты прав ребенка»! В протестное движение тогда включилось большое количество людей самых разных профессий и социального статуса. С открытым обращением к народным депутатам обратился Полномочный Представитель УПЦ МП в Верховной Раде архиепископ Львовский и Галицкий Августин. «В Верховной Раде, — сказано в документе, — определенными силами лоббируется принятие проекта Закона «Об общегосударственной программе «Национальный план действий по реализации Конвенции ООН о правах ребенка» на период до 2016 года», разработанного для выполнения Указа Президента Украины от 11.07.2005 года №1086 «О первоочередных мероприятиях по защите прав детей» (регистрационный №2570). »

«Есть большие подозрения, — считает пастырь, — относительно того, что реализация такого законопроекта может войти в противоречие с традиционными православными ценностями, сформировавшими семейный уклад украинского народа, и даже институтом семьи как таковым.

В законопроекте . предусматривается создание государственного органа, имеющего огромные полномочия в лишении родительских прав над тем или иным ребенком, социального надзора над семьями, жесткого государственного контроля не только над воспитанием детей в школе, но и над действиями родителей в семье. »

Архиепископ Августин напоминает в обращении об опыте тех стран, где ведомство т.н. ювенальной юстиции заработало в полную силу, не принеся ни снижения детской преступности, ни понижения уровня социальных пороков (эта система позволяет детям оставаться фактически безнаказанными, отделываясь условными сроками или другими профилактическими мерами).

Напротив, как отметил пастырь, во Франции, где такая система
работает уже полвека, мы увидели самые небывалые молодежные беспорядки в истории Евросоюза, где разнузданные молодые люди массово поджигали автомобили, здания, калечили прохожих. И это неудивительно. Эти подростки в большинстве своем воспитывались в социальных приютах в обстановке безнаказанности и отсутствии родителей.

Закон есть, зачем его менять?

Может быть, украинское законодательство не защищает детей? Отнюдь, говорят специалисты, сегодня на Украине существует нормальная законодательная система охраны детства.

«Законов, регулирующих отношения между детьми, родителями и государством очень много, — говорит преподаватель кафедры гражданского права и процесса Донецкого юридического института Луганского государственного университета внутренних дел им. Е.О. Дидоренко кандидат юридических наук Наталия Алябьева. — Это Семейный кодекс Украины, который, например, закрепляет процесс усыновления. Это Правила опеки попечительства, без соблюдения которых невозможны регистрация и отчуждение имущества. Есть еще Кодекс законов о труде, который, регулируя процесс трудоустройства малолетних, запрещает, например, их работу на вредном производстве, в ночные часы, подъем тяжестей и т.п.».

Как замечает юрист, есть еще один интересный вопрос: имеют ли родители право лишить работающего подростка его заработка? Если родители обнаружили, что он тратит заработанные деньги нерационально, то, оказывается, имеют. Например, 14-летняя девочка, зарабатывая деньги продажей косметики, тратила деньги на покупку сигарет и игровые автоматы. Жила она с мамой и маленькой сестренкой. Мама подала заявление в органы опеки и попечительства, чтобы заработную плату получала она сама для содержания старшей дочки. Через суд ей это разрешили. Ювенальная юстиция наверняка истолковала бы подобный факт как посягательство на право девочки делать собственный выбор.

В семейном кодексе 2004 года есть статья, которая регулирует лишение родительских прав, в том числе за жестокое обращение с ребенком.

Если рассматривать те вопиющие случаи, которые у нас есть, то права детей защищают существующие законы о семье. Например, если родители алкоголики или наркоманы, жестоко обращаются с ребенком, то органы опеки имеют право через суд лишить таких родителей родительских прав.

Или если несовершеннолетний ребенок зарегистрирован на жилплощади с родителями, то при продаже жилья без решения органов опеки и попечительства никто не может произвести отчуждения имущества, т.е. ребенок не останется на улице. Это касается как благополучных, так и неблагополучных семей.

Читайте так же:  Соглашение о проживании детей после развода

Казалось бы, что еще нужно?

Убийственные планы

Но всего этого оказывается мало для государства, власти которого безоглядно стремятся в Европу.

Шоком, дурной первоапрельской шуткой год назад стало сообщение о том, что 1 апреля 2010 года на Украине стартовал четырехлетний проект по созданию системы ювенальной (подростковой) юстиции, презентация которого прошла в канадском посольстве.

Как сообщил сайт правящей Партии регионов, «для реализации проекта с украинской стороны Министерство юстиции создало межведомственную рабочую группу, в состав которой включены представители Министерства юстиции, Верховного Суда, Генеральной Прокуратуры, МВД, Министерства молодежи и спорта, Минздрава, Госдепартамента по вопросам исполнения наказаний, Минобразования, Высшей квалификационной комиссии адвокатуры при Кабинете министров и гражданских организаций. Работа проекта рассчитана на период до 2014 года.

Какой проект, восклицают тысячи родителей, если на Украине нет закона о ювенальной юстиции? Почему в угоду Западу украинская власть внедряет ювенальные технологии, разрушающие семьи, убивающие матерей и плодящие сирот? Особенно убийственно, что внедряются эти проекты под благовидным предлогом «защиты прав детей», «во исполнение Конвенции ООН о защите прав ребенка».

Родительский форум

Эти и многие другие вопросы неоднократно звучали в ходе Первого Всеукраинского родительского форума, проведенного 13 мая в Киеве двумя общественными организациями: Родительским комитетом Украины и Народным Собором.

Участие в нем приняли более полутысячи делегатов, представлявших многие города Украины, а также педагоги, юристы, психологи и священники.

Целью проведения «родительского собрания» организаторы назвали стремление к защите детей и общества от современных негативных тенденций; противостояние внедрению антисемейных технологий; содействие школе в воспитательной и просветительской работе с родителями и детьми; популяризацию традиционных семейных, нравственных и духовных ценностей украинского народа.

Участники Первого Всеукраинского родительского форума за работой

В ряду технологий, вползающих на Украину и разрушающих традиционное общество с его морально-нравственными установками и ценностями, отмечали делегаты, кроме ювенальной юстиции, стоят сексуальное просвещение детей и гендерная политика, краеугольным камнем которой является утверждение о существовании пяти(!) полов: женского, мужского, бисексуального, гомосексуального и транссексуального..

Так, в рамках секспросвета на Украине готовятся к распространению в детских садах учебники, в которых дети смогут прочитать что «мальчикам нравятся девочки, но есть и такие, которым нравятся мальчики».

В украинских школах на уроках «Основы здоровья» или на специальных тренингах детей заставляют играть в интимные отношения.

Педиатры, воспитатели детсадов и учителя обязаны доносить на родителей в социальные службы и органы опеки.

Школьников спрашивают, какие доходы у семьи, применяются ли в семье телесные наказания, рассказывают, как подать в суд на взрослых.

В школах повсеместно проводят лекции о «правах ребенка», на которых предлагают запомнить телефон, по которому дети могут жаловаться на «плохих» мам и пап.

В некоторых школах ставятся ящики, в которые дети могут бросать написанные ими жалобы на взрослых.

«Детей рассматривают как материал, из которого нужно вылепить идеального потребителя — инфантильное существо, без каких-либо высоких духовных запросов. По этой причине существует только одна сила, по-настоящему заинтересованная в том, чтобы защитить детей от всего негатива потребительского общества и способная воспитать их нравственными людьми — это их родители. Поэтому мы приглашаем родителей объединяться — очень многое сегодня зависит от наших совместных действий!» — говорит Иоханна Керестинь, сопредседатель Всеукраинской общественной организации «Родительский комитет Украины».

Родители Украины против ювенальной юстиции!

[2]

Ответом встревоженным родителям стало сообщение о том, что через 10 дней после проведения Форума президентом Украины подписана. концепция о внедрении ювенальной юстиции, а Кабинету министров приказано в трехмесячный срок разработать план по реализации этой концепции. Правда, ее название, учитывая широкий общественный резонанс, изменили на «Концепцию развития криминальной юстиции несовершеннолетних на Украине». Но суть документа от этого не изменилась.

Убийственные факты

А пока власть обкатывает законодательную сторону, на местах идет отработка схемы изъятия детей из семей. Так, у священника Димитрия Бугунова из села Никольское Светловодского района Кировоградской области, который, видимо, не угодил власти тем, что усомнился в квалификации местных врачей, а также добился ограничения времени работы дискотеки, и, главное, запрета на продажу спиртного в сельском магазине, отняли грудного младенца. Только заступничество общественности помогло вернуть ребенка в семью.

Документ из сфабрикованного «Дела семьи Бугуновых».

Охота идет на самое слабое звено — молодых одиноких малоимущих матерей. Широкой огласке предан случай, когда врачи роддома вынуждали молодую мать отказаться от младенца якобы потому, что у нее дома не сделан ремонт. В Одесской области действовала целая преступная группа по изъятию младенцев, в состав которой входили должностные лица одной из районных государственных администраций и Одесской областной клинической больницы.

Как выявило следствие, они незаконно лишали родительских прав малоимущих матерей. Потом фабриковали справки о состоянии здоровья ребенка, акты смерти или передачи малыша в приют. А потом детей продавали по цене, колеблющейся от трех до десяти тысяч долларов. Так пропали более 20 младенцев, из которых найдено пока только четверо.

В Полтавской области прокатилась волна самоубийств матерей, у которых органы опеки отобрали детей.

На этом фоне разговоры поборников ювенальной юстиции о «лучшей защите прав детей» выглядят фарисейством. Картину довершает разрушение сети спортивных школ, летнего отдыха, запрет на получение образования на родном языке, катастрофическое расслоение общества на богатых и бедных. По оценкам социологов, половина молодежи, не видя перспектив для дальнейшей жизни, хочет уехать за границу.

Общественность Украины активно сопротивляется продавливанию чужого опыта, имеющего негативные последствия для стран, внедривших его. Во многом она опирается на опыт родителей России, противодействующих активному внедрению ювенальной юстиции, которое началось там еще с 90-х годов прошлого столетия. Категорическим противником ювенальной юстиции выступает православная церковь. Ювенальную юстицию характеризуют как ползучий государственный переворот, в результате которого будут нанесены сокрушительные удары и не только по семье как ячейке государства. Специалисты прогнозируют ухудшение демографических показателей, развал образования, расцвет коррупции, разгул преступности, дестабилизацию общества и государства.

Многие общественные организации выступают против этого преступного нововведения, антиювенальное движение набирает силу.

Видео (кликните для воспроизведения).

В этой ситуации, говорят его активисты, молчать — значит, соглашаться и потворствовать уничтожению семьи, а значит, уничтожению государства.

Источники

Литература


  1. Ларин, А.М. Я — следователь; М.: Юридическая литература, 2011. — 192 c.

  2. Малько, А.В. Теория государства и права / А.В. Малько. — М.: Юридический центр Пресс, 2007. — 768 c.

  3. Воробьев, А. В. Теория адвокатуры / А.В. Воробьев, А.В. Поляков, Ю.В. Тихонравов. — М.: Грантъ, 2015. — 496 c.
  4. Акции. Судебная практика, официальные разъяснения, образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2016. — 930 c.
  5. Конституционное право зарубежных стран; АСТ, Сова — Москва, 2010. — 160 c.
Почему шведское общество не сопротивляется ювенальной юстиции
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here