Правовое регулирование фактических брачных отношений

Важная информация в статье: "Правовое регулирование фактических брачных отношений". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Проблемы правового регулирования фактических брачных отношений

(Ламейкина Е. Ю.) («Семейное и жилищное право», 2013, N 1)

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ФАКТИЧЕСКИХ БРАЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

——————————— Lamejkina E. Yu. Problems of legal regulation of actual marriage relationships.

Ламейкина Елена Юрьевна, доцент кафедры гражданского права Северо-Кавказского филиала ФГБОУ ВПО «Российская академия правосудия», кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются проблемы регулирования правоотношений лиц, проживающих совместно без государственной регистрации брака; отличие правоотношений сожительства и супружества.

Ключевые слова: семейное право, семья, сожители, имущество, фактические брачные отношения, супруги.

The article considers the problems of regulation of legal relationships of the persons living together without state registration of marriage; distinction of relationships of common-law marriage from marriage.

Key words: family law, family, persons living in common-law marriage, property, actual marriage relationships, spouses.

Принцип признания брака, заключенного только в органах записи актов гражданского состояния, впервые был закреплен Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. «О гражданском праве, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния» , согласно которому «Российская Республика впредь признает лишь гражданские браки». Принцип признания брака, зарегистрированного в установленном законом порядке, пронизывает красной нитью четыре кодификации семейного законодательства. В гл. I «Форма заключения брака» раздела II первого кодифицированного акта семейного законодательства России — Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве РСФСР от 16 сентября 1918 г. — было закреплено: «Только гражданский (светский) брак, зарегистрированный в отделе записей актов гражданского состояния, порождает права и обязанности супругов, изложенные в настоящем разделе. Брак, совершенный по религиозным обрядам и при содействии духовных лиц, не порождает никаких прав и обязанностей для лиц, вступивших в него, если он не зарегистрирован установленным порядком» . ——————————— СУ РСФСР. 1917. N 11. Ст. 160. СУ РСФСР. 1918. N 10. Ст. 152.

Вторым кодифицированным актом семейного законодательства — Кодексом законов о браке, семье и опеке РСФСР от 19 ноября 1926 г. . (КЗоБСО РСФСР) — закреплялось положение о том, что регистрация брака в органах записи актов гражданского состояния является бесспорным доказательством наличия брака и устанавливается как в интересах государственных и общественных, так и с целью облегчить охрану личных и имущественных прав и интересов супругов и детей (п. 1 и 2 КЗоБСО РСФСР). Вместе с тем предусматривалось некоторое отступление от данного принципа: лицам, фактически состоящим в брачных отношениях, не зарегистрированных установленным порядком, было предоставлено право во всякое время оформить свои отношения путем регистрации с указанием срока фактической совместной жизни (п. 3 КЗоБСО РСФСР). ——————————— СУ РСФСР. 1926. N 12. Ст. 611.

Третий кодифицированный акт — Кодекс о браке и семье РСФСР от 30 июля 1969 г. (КоБС РСФСР) — последовательно закреплял положение, согласно которому признавался брак, заключенный только в государственных органах записи актов гражданского состояния. Религиозный обряд брака, равно как и другие религиозные обряды, не имел правового значения (ст. 6 КоБС РСФСР). ——————————— Ведомости РСФСР. 1969. N 32. Ст. 1086.

В России по-прежнему признается только брак, заключенный в органах загса. С 1917 г. в России согласно Декрету ВЦИК и СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. браки заключаются только в гражданском порядке и лишь в уполномоченных на то государственных органах, которыми являются органы загса. Поэтому браки, заключенные иным способом (по религиозным, церковным и иным обрядам), не признаются, т. е. не имеют никакой юридической силы и не порождают никаких правовых последствий. Не признается браком и фактическое сожительство мужчины и женщины без государственной регистрации заключения брака в органах загса. Необходимость государственной регистрации брака закреплена в законодательстве большинства развитых стран (Нидерланды, Бельгия, Франция, Германия и др.) . ——————————— См.: Пчелинцева Л. М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2011.

Фактические брачные правоотношения: объективная реальность и необходимость правового регулирования

Данная статья была скопирована с сайта https://www.sovremennoepravo.ru

Страницы в журнале: 65-67

А.Н. Левушкин,

доктор юридических наук, доцент кафедры «Право» Димитровградского инженерно-технологического института — филиала НИЯУ МИФИ Россия, Димитровград [email protected]

Рассматриваются проблемные аспекты регулирования развивающегося института сожительства (фактического брака) в России. Анализируется правовое состояние лиц, зарегистрировавших брак и лиц, проживающих без регистрации. Вносятся предложения по созданию механизма регулирования данного явления в целях устранения законодательного пробела в этой сфере.

Ключевые слова: брак, супруги, фактический брак, сожительство, гражданский брак, проживание без государственной регистрации.

В семейном законодательстве нет четкого определения понятия «брак». Этот термин применяется в науке исходя из законодательных предпосылок и, соответственно, имеет множество трактовок. Однако, выявив наиболее схожие признаки, можно дать следующее определение: брак — это союз мужчины и женщины, зарегистрированный в органе записи актов гражданского состояния (ЗАГС), основанный на чувствах любви, уважения, взаимопонимания, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, созданный с целью создания семьи следующего поколения (в отличие от родительской семьи).

Значение брака в обществе сложно переоценить, ведь семья является своеобразной «ячейкой» общества, ее самой малой составной частью. Поэтому, если институт брака существует и развивается нормально, то и у общества может появиться иммунитет к различным негативным воздействиям. Здоровая семья — здоровое общество. Зачастую брак воспринимается российским населением поверхностно, лишь как государственная регистрация отношений. Но на самом деле брак наделяет граждан новым правовым статусом (супруг, супруга), который несет в себе множество обязанностей и прав, одновременно создавая сложные механизмы защиты последних. К сожалению, это не берется гражданами в расчет, в связи с чем все больше людей живет в так называемых фактических браках, без государственной регистрации.

Сожительство (фактический брак) — это не только не зарегистрированный в официальных органах супружеский и хозяйственно-бытовой союз мужчины и женщины. Например, И.Р. Альбиков понимает под ним систему норм, правил, регулирующих взаимодействие между мужчиной и женщиной, не состоящими в официально зарегистрированных супружеских отношениях, проживающими совместно и ведущими общее хозяйство [1, c. 6].

Таким образом, можно сделать вывод, что фактическому браку свойственны практически все характеристики брака, закрепленные в Семейном кодексе Российской Федерации 1995 года (далее — СК РФ) [6], за исключением государственной регистрации. Сожительство всегда основывается на эмоционально-чувственных отношениях между партнерами, так как вступать в указанные отношения с корыстной целью не имеет смысла. Можно понимать фактический брак как временную форму совместной жизни, своеобразный первый шаг к официальному браку.

Читайте так же:  Беседа жестокие обращения с детьми

Но, к сожалению, сожительство зачастую оканчивается не государственной регистрацией, а разрывом отношений партнеров с предъявлением друг другу претензий. Так что же побуждает людей вступать в такие браки?

Г.Б. Романовский в своих трудах говорит, что давление, которое брак оказывает на характер супружеских отношений, для многих становится основанием для отказа от регистрации таких отношений. Постоянное сожительство без оформления брака стало столь распространенным явлением, что обусловило скептический взгляд на сам институт брака [5, c. 66].

Но проблема фактических браков и состоит, как выразилась Е.Ю. Ламейкина, в том, что закон их «не видит» [3, c. 5]. Не видит — в смысле не регулирует данные отношения, а значит, сожители не могут пользоваться определенными правами, которыми пользуются законные супруги. Считаем необходимым затронуть хотя бы внешние границы данных правомочий.

1. Установление происхождения детей. В соответствии с п. 2 ст. 48 СК РФ, если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери, если не доказано иное [6]. В случае рождения ребенка у лиц, не состоящих в браке, отцовство устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей и иных заинтересованных лиц — говорится в ст. 49 СК РФ. Судебное разбирательство — довольно трудоемкий, сложный и затратный процесс. Доказывание по предмету спора в этом случае лежит на заявителе, а одним из основных доказательств является генетическая экспертиза — весьма дорогая и осуществляемая не во всех субъектах Российской Федерации процедура. Вследствие этого нужно затратить значительные усилия ради доказательства отцовства бывшего сожителя.

2. В соответствии со ст. 89 и 90 СК РФ супруг или бывший супруг обязан выплачивать алименты в определенных данными статьями случаях. Фактический брак не порождает таких последствий, и бывшие сожители, оказавшись в тяжелых жизненных условиях, могут остаться без материальной помощи. В этом случае Е.Ю. Ламейкина предлагает последним заключать в соответствии со ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ) [2] договор об установлении обязательства по предоставлению содержания одному из сожителей другим сожителем. При этом форма договора, размер выплат, их содержание предварительно оговариваются сторонами. Но осуществимо ли данное предложение с учетом особого российского менталитета — большой вопрос.

3. Также одной из главных проблем является имущественный режим. В соответствии с п. 1. ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, считается их совместной собственностью. Вопрос в том, что делать с совместно нажитым имуществом мужчины и женщины, проживающих в фактическом браке. В отношении объектов недвижимости, автомобилей, иных дорогостоящих вещей в соответствии со ст. 244 ГК РФ можно заключить договор общей долевой собственности, что облегчит их возможный раздел в последующем. А как быть с таким имуществом, как, например, стиральная машина, холодильник, компьютер? Ведь заключать указанный договор на каждый предмет — утомительное занятие, за которым обычных российских сожителей представить практически невозможно. Таким образом, договор об общей собственности может урегулировать далеко не все имущественные отношения.

4. Нельзя обойти и наследование по закону. Пункт 1 ст. 1142 ГК РФ называет законного супруга наследником первой очереди, при этом о сожителях в нем не говорится вообще. Единственный возможный вариант получения наследства фактическим супругом предполагает ст. 1148 ГК РФ, упоминая о нетрудоспособных лицах, проживавших не менее года до момента открытия наследства вместе с наследодателем и находившихся на его иждивении.

Существуют и некоторые другие причины — такие, как невыплата пособия по случаю потери кормильца, невозможность участвовать в определенных целевых федеральных и субъектных программах.

Такое предложение имеет следующие положительные моменты:

— договор является основанием для возникновения не всех супружеских обязанностей, а только тех, которые указываются в нем в соответствии с общим решением заинтересованных лиц;

— не нарушается добровольность заключения договора;

— права фактических супругов находятся под защитой закона;

— положение о срочности договора не станет причиной «изживания» официального брака;

— время действия договора засчитывается в срок брачных отношений в случае регистрации брака и одновременно является проверкой прочности совместной жизни мужчины и женщины.

Конечно, данные предложения повлекут внесение поправок в некоторые нормативные правовые акты, что не может быть быстрым и легким процессом, но они помогут решить серьезную проблему фактических браков, позволят предоставить гражданам, состоящим в фактических брачных отношениях, правовую защиту их интересов.

1. Альбиков И.Р. Взаимоотношения совместно проживающих лиц // Семейное и жилищное право. 2010. № 4.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 23.07.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.

3. Ламейкина Е.Ю. Проблемы правового регулирования фактических брачных отношений // Семейное и жилищное право. 2013. № 1.

4. Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции проекта нового Семейного кодекса Российской Федерации // Семейное и жилищное право. 2012. № 4.

5. Романовский Г.Б. Евгеника и публичный статус семьи // Российская юстиция. 2004. № 4.

6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 01.09.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 1. Ст. 16.

О проблемах правового регулирования фактических брачных отношений

Рубрика: Семейное право

Дата публикации: 02.05.2018

Статья просмотрена: 645 раз

Библиографическое описание:

Митрясова А. С. О проблемах правового регулирования фактических брачных отношений // Новый юридический вестник. — 2018. — №3. — С. 31-33. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/91/3346/ (дата обращения: 16.03.2020).

Понятие брака на сегодняшний день юридически не определено. В научной литературе наиболее распространённым является следующий подход, понимающий под браком свободный, добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, основанный на чувствах взаимной любви и уважения, заключаемый в органах записи актов гражданского состояния для создания семьи и порождающий взаимные права и обязанности супругов [5, с.694].

Действующий Семейный кодекс РФ не содержит термина «фактический брак». Согласно ч. 1 ст. 10. Семейного кодекса «Брак заключается в органах записи актов гражданского состояния» [1]. Следовательно, фактические брачные отношения выпадают из правового поля, что порождает определённые проблемы. В первую очередь, имущественные права и обязанности фактических супругов на деле оказываются ничем не обеспеченными. Все имущественные споры сожительствующих друг с другом мужчины и женщины разрешаются на основе норм гражданского права. Только интересы детей, родившихся в фактическом браке, подлежат защите нормами Семейного кодекса РФ [1]. Имущество фактических супругов является долевой собственностью, а не совместной, как в случае законного брака. Для получения своей доли сожитель должен: доказать факт и размер вложения в приобретение или изготовление вещи (ведение домашнего хозяйства не учитывается); доказать факт приобретения имущества на средства обоих супругов (или факт их совместной работы).

[3]

Другая проблема, вызванная фактическими брачными отношениями, заключается в следующем: фактический супруг не является кормильцем семьи. В случае его гибели невозможно будет оформить пенсию вследствие утраты кормильца. В браке, зарегистрированном в органах загса, долг одного супруга может считаться долгом обоих супругов — в фактических брачных отношениях долг одного из сожителя является исключительно его денежным обязательством, даже несмотря на то, что денежные средства были потрачены на общие нужды семьи. Довольно распространены следующие ситуации, когда, например, после прекращения фактических брачных отношений женщина лишается жилья, а неработающая и воспитывающая ребёнка — средств к существованию. Определённые трудности возникают в том числе в наследственных правоотношениях: если фактический супруг не оставил завещания, то его имущество не будет наследоваться его партнёром и детьми [4, с. 11].

Читайте так же:  Матери одиночки имеют право на отпуск

Неурегулированность фактических брачных отношений вызывала и нередко продолжает вызывать другие менее серьёзные проблемы, решение которых, в первую очередь, зависит от поведения конкретных ответственных лиц. Так, ранее фактическим супругам довольно часто запрещали селиться в одном номере отеля или гостиницы; невозможно было получить информацию медицинского характера о состоянии здоровья больного фактического супруга, а также находиться рядом с ним в медицинском учреждении [4, с. 14].

На современном этапе, количество людей, состоящих в фактических брачных отношениях, продолжает неуклонно расти. Несмотря на юридические проблемы, связанные с сожительством, данный вид брака получает всё большее распространение и общественное признание. В этой связи представляется необходимым рассмотреть аспект законодательного регулирования фактических брачных отношений в зарубежных странах (романо-германской правовой семьи), и на основании этого предложить наиболее оптимальную модель правового регулирования фактического брака в России.

В большинстве стран романо-германской правовой семьи фактическое сожительство узаконено: урегулированы вопросы, связанные с имущественными отношениями фактических супругов, их правовым статусом, воспитанием и содержанием детей [3, с. 65]. Так, в Германии правовые последствия порождает только зарегистрированный брак или гражданское партнёрство (однополый брачный союз). При этом, суды рассматривают вступление в фактические брачные отношения, как образование общества гражданского права, обладающее особым статусом. Такое общество не является юридическим лицо, но вправе иметь обособленное имущество. Сожители заключают соглашение, которое регулирует их имущественные отношения. Во Франции для признания фактического брака требуется судебное решение. Правовой статус сожителей по сравнению с законными супругами имеет ряд ограничений. Прежде всего, фактические супруги не связаны личными неимущественными обязательствами, не имеют права на общую фамилию. Сожительство не создаёт общего режима имущества, совместной ответственности за долги одного из фактических супругов.

Первым современным государством, узаконившим фактические брачные отношения, стала Швеция. Законодательство признаёт за сожителями право на совместную опеку фактических супругов над детьми друг друга, право не свидетельствовать друг против друга в суде; закрепляет за определённым имуществом сожителей режим совместной собственности (распространяется только на жилище и предметы домашнего обихода). Однако, в отличие от брака, фактические супруги не обязаны материально поддерживать друг друга, не являются законными наследниками, а также им не разрешается усыновление детей [3, с. 66].

В Нидерландах фактические брачные отношения в обязательном порядке должны оформляться письменным соглашением между сожителями, влекущим определённые правовые последствия. Примечательно, что государство предоставляет широкий перечень гарантий и льгот для фактических супругов, к числу которых относятся: льготное налогообложение, государственное пенсионное обслуживание, доступ к методам искусственного оплодотворения и другие. Однако, в отличие от зарегистрированных браков, сожители не имею права на общую фамилию, совместный режим собственности, наследование по закону [3, с.68].

Представляется обоснованным, что в России так же необходимо законодательно урегулировать отдельные аспекты фактических брачных отношений, в частности, имущественные отношения фактических супругов, что вызвано объективными потребностями современного общества. При этом появление нового института сожительства не должно умолять значение зарегистрированного брака, создавать какие-либо препятствия для его заключения. Регламентацию данных отношений необходимо начать с законодательного закрепления термина «фактический брак». Здесь стоит подчеркнуть, что ряд учёных-юристов выступают против применения данной формулировки, считая её юридически неверной, поскольку она соединяет в себе противоречивые элементы: брак находится в правовом поле, слово «фактический» предполагает противоположное значение, противопоставляется «законному» браку. В связи с этим в научной литературе можно встретить следующие альтернативные «фактическому браку» формулировки: «внебрачное сожительство», «внебрачная семья», «консенсуальный брак», «фактическое супружество». Невзирая на различные подходы к выбору оптимальной формулировки, все исследователи единодушно признают рассматриваемые отношения [2, с. 55].

Видео (кликните для воспроизведения).

Весьма ёмкое определение предлагает Т. В. Краснова, определяя фактическое супружество как незарегистрированный союз проживающих совместно и не состоящих в браке мужчины и женщины, добровольный и равноправный, характеризующийся устойчивостью, наличием общего хозяйства, взаимной заботы друг о друге [2, с. 56]. Преимуществом данного определения выступает то, что наличие общих детей, совместное воспитание детей, не является обязательным признаком данных отношений. Что особо актуально для случаев состояния фактическом супружестве лиц пожилого возраста, считающих регистрацию брака излишней и стремящиеся оградить имущественные интересы своих детей. Установление юридического факта фактических брачных отношений предлагается возложить на органы судебной власти.

На данный момент имущественные отношения фактических супругов регулируются нормами гражданского права: а именно правилами общей долевой собственности. Опираясь на зарубежный опыт, считаем целесообразным предоставление возможности партнёрам фактического брака заключать соглашения об имуществе, в котором стороны могут договориться об имущественных правах и обязанностях, как в период сожительства, так и на случай его прекращения, определить порядок несения расходов, необходимых для ведения общего хозяйства, установить режим раздельной собственности на имущество, нажитое в период сожительства, а также урегулировать иные имущественные отношения.

Таким образом, отдельные аспекты фактических брачных отношений объективно нуждаются в правовом регулировании, в результате чего это упорядочит имущественные отношения фактических супругов, разрешит другие немаловажные вопросы (например, вопросы, связанные с воспитанием, содержанием детей). Вследствие того, что фактические брачные отношения не порождают семейных отношений, и природа данных отношений не носит ярко-выраженного гражданско-правового характера, считаем возможным урегулировать данные отношения путём принятия отдельного федерального закона [2, с. 57]. Более того, предполагается, что новый институт фактического брака выступит в качестве промежуточного варианта между браком и жизнью без семьи, и в дальнейшем будет способствовать вовлечению молодёжи в семейные отношения.

Читайте так же:  Иск об оспаривании отцовства подсудность

  1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223 — ФЗ: по сост. на 12 мая 2017 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 1. — Ст. 16
  2. Краснова Т. В. Гражданский брак и фактическое супружество/ Т. В. Краснова // Российский юридический журнал. — 2008. — № 3. — С. 53–57.
  3. Орловская А. В. Фактический брак (сожительство) в законодательстве европейских государств / А. В. Орловская // Право и современные государства. — 2012. — № 6. — С. 60–68.
  4. Разумова И. А. «Гражданский брак»: понятие, статус, исследования / И. А. Разумова // Труды кольского научного центра РАН. — 2010. — № 2. — С. 9–24.
  5. Сухарева А. Я. Большой юридический словарь/ А. Я. Сухарева. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М, 2003. — С. 694, 695, 514.

К вопросу о правовом регулировании фактических брачных семейных отношений в Российской Федерации

Дата публикации: 15.07.2019 2019-07-15

Статья просмотрена: 15 раз

Библиографическое описание:

Денисова М. А. К вопросу о правовом регулировании фактических брачных семейных отношений в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2019. — №28. — С. 109-111. — URL https://moluch.ru/archive/266/61601/ (дата обращения: 16.03.2020).

В данной статье рассматриваются особенности понятия «гражданский брак», рассмотрены проблемные аспекты правового регулирования института фактических брачных отношений.

Ключевые слова: гражданский брак, фактические брачные отношения, семейное законодательство.

Традиционно брачно-семейные отношения анализировались в общем контексте общественного развития. Важность семейной организации образа жизни людей и семейной формы хозяйствования обусловливает сохранение данного социального института на протяжении всего периода истории человечества, хотя и в постоянно изменяющемся виде.

История знает примеры законодательного регулирования фактического брака. Так, законы Древнего Рима допускали внебрачное сожительство мужчины и женщины в целях создания брака, именовавшееся «конкубинат» — «дикий брак». Лица, состоявшие в конкубинате, не пользовались супружескими правами, в том числе и имущественными. При этом у рожденных в конкубинате детей возникали некоторые права: на алименты, ограниченное право на наследство после отца и др.

На дореволюционном этапе развития права в России заключение браков регулировалось и церковными, и светскими нормами права, однако вплоть до 1917 г. в России «не было социальных учреждений, в которых могли бы быть зарегистрированы браки без участия церкви. Русское законодательство знает только церковную форму брака; эта форма, и только эта, имеет у нас силу для лиц всех вероисповеданий, признанных государством [1].

Но именно церковными воззрениями, образованием множества религиозных направлений, философией «естественного права» и был порожден гражданский брак, то есть брак светского типа.

Гражданский брак, в точном смысле этого термина, не есть разновидность фактического брака, так как предполагал и предполагает его государственную регистрацию — вместо или вместе с венчанием, последнее на добровольной основе.

После событий Великой Октябрьской Революции церковный брак был объявлен частным делом и не имеющим юридической силы. Новой властью признавался только брак, заключенный в загсе, именно он, по нормативным документам, именовался «гражданским» и порождал права и обязанности супругов. Как известно, Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния” [2] был одним из первых законодательных актов советской власти. С принятием данного декрета произошли важнейшие, революционные реформы семейного законодательства. Не имел юридической силы брак, который был оформлен после принятия декрета по религиозному обряду. Но браки, которые были заключены в церковной форме до принятия декрета, сохраняли свою правовую значимость и при этом не нуждались в переоформлении. Не менее важным нормативным документом, который был принят сразу же вслед за первым декретом, являлся декрет «О расторжении брака» [3]. В соответствии с ним бракоразводные дела передавались административным и судебным органам. Его введение отражало новую государственную идеологию и означало практическую реализацию одного из ее основополагающих принципов — отделение церкви от государства.

В 1918 г. был принят «Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве» [4], который, помимо прочего, также свидетельствовал о том, что регулирование семейных отношений государство «не желало выпускать из своих рук».

[1]

Роль гражданского брака как брака именно официального с того времени противопоставлялась бывшему официальному — церковному — браку, который советская власть лишила прежнего статуса. Эту идею высказал тогда Я. Н. Брандербурский: «Регистрация — пережиток, со временем она, конечно, исчезнет, но сейчас она сохраняется, главным образом как средство борьбы с церковным браком”.

Термин «фактические брачные отношения” был впервые введен в юридическое употребление с принятием ВЦИК 19 ноября 1926 г. Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР [5], причем именно как антоним гражданского брака. И до 1944 года ведение совместного хозяйства и общее проживание считались достаточным условием для признания фактического брака настоящим со всеми вытекающими правами и обязанностями.

В 1940–1950 г.г. ученые, общественность и политические деятели начали проявлять беспокойство относительно кризиса семейных ценностей, семьи, основанной на браке. Но это привело не к либерализации законодательства, а наоборот, к «ужесточению» мер против фактических брачных союзов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. » Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства» » [6] фактические брачные отношения были лишены юридической силы. Лицам, в них состоявшим, предоставлялась возможность зарегистрировать брак, указав при этом срок фактической совместной жизни.

Последующие кодексы — Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 г. [7] и Семейный кодекс Российской Федерации [8] — не содержат терминов «гражданский брак”, «фактический брак”, «фактические брачные отношения”.

Они подтвердили юридическую силу только за зарегистрированным в органах загса браком. Тому же служит и Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» [9].

Определение «гражданский» сопровождает понятие «брак» в связи с тем, что он заключается в органах государственной власти или в некоторых исключительных случаях в присутствии их представителей. Гражданский брак исторически возник как альтернатива браку церковному, и с точки зрения ретроспективного и действующего законодательства, это как раз брак официальный, зарегистрированный в государственных органах загса.

Читайте так же:  Проживание матери с детьми при разводе

В отечественной юридической и социологической литературе более всего утвердилась точка зрения на брак как свободный, добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, основанный на чувствах взаимной любви и уважения, заключаемый в органах записи актов гражданского состояния для создания семьи и порождающий взаимные права и обязанности супругов.

Прежде всего необходимо обратить внимание на многообразие терминов, обозначающих фактический брак: парный брак, конкубинат, сожительство, тайный брак, внебрачный союз, гражданский брак.

Термин, который мы в обыденной жизни используем для определения такого рода совместной жизни, как сожительство без оформления брака, то есть понятие «гражданский брак”, довольно эфемерный. Такого понятия ни в одном нормативном акте не существует, и он не имеет правового значения. Более понятной для определения правовой природы отношений является формулировка «фактические брачные отношения”.

Какие же факторы лежат в основе распространения неформальных семейных отношений? Существенными причинами распространения таких отношений в нашей стране являются негативные последствия социально-экономического кризиса в связи с переходом к рыночной экономике в начале 1990-х годов. К ним можно отнести: потеря гарантий занятости и минимальной зарплаты, распад централизованной системы обеспечения жильем, либерализация общественной жизни [10]. Сегодня регистрация брака в органах загса уже не является нормой для значительной части молодежи, так как это считается, по их мнению, ограничением их личной свободы.

К характерным особенностям фактических брачных отношений на наш взгляд следует отнести следующие: несанкционированность законом; наличие специфических — супружеских прав и обязанностей, принимаемых на себя супругами и контролируемых общественными институтами; относительная продолжительность отношений; совместное проживание и совместное ведение хозяйства.

Итак, под фактическими брачными отношениями следует понимать устойчивые социальные связи между людьми, не имеющие юридическое оформление и незафиксированные в органах загса.

На данный момент в Государственной Думе Российской Федерации на рассмотрении находится Законопроект № 368962–7 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации» (по вопросу о статусе фактических брачных отношений). [11] Настоящий законопроект предлагает прировнять статус фактических брачных отношений и зарегистрированных отношений, путем дополнения и внесения изменений в Семейный кодекс РФ.

Считаем, что фактический брак не следует приравнивать к зарегистрированному полностью. У каждого гражданина есть выбор, в каких отношениях состоять. Считаем нецелесообразным фактические брачные отношения приравнивать к юридически зарегистрированному браку. Следует наоборот провести ряд мер для укрепления института семьи и повышения ценности брака.

Тем не менее, существует объективная необходимость в области регулирования комплекса имущественных прав в фактических брачных отношениях. Так, И. Р. Альбиков: отмечал, что «. лица, которые состоят в фактических супружеских отношениях на основании действующего российского законодательства, могут наследовать после своих партнеров, в нескольких случаях, в том числе на базе завещания, поскольку завещатель имеет право по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, в том числе собственного фактического супруга, а также при признании фактического супруга к наследованию, как нетрудоспособного иждивенца на основании п. 2 ст. 1148 Гражданского кодекса РФ [12]. Данное действие имеет место только в случае, когда фактический супруг к моменту открытия наследства стал нетрудоспособным и находился на его иждивении наследодателя не менее года до смерти наследователя, проживая совместно с ним» [13].

Считаем, недопустимым сохранения существующего положения, когда миллионы граждан живут в бракоподобных союзах, но вне всякого правового урегулирования. Фактические брачные отношения получают все большее распространение и ограничиваться просто констатацией факта, что они не порождают правовых последствий недостаточно. За такой формой отношений целесообразно было бы признать некоторые правовые последствия в области имущественных отношений. В частности, за супругом, состоящим длительное время в фактических брачных отношениях, право на наследование по закону, а также прямо разрешить фактическим супругам заключать брачные соглашения, в том числе и с условием о распространении на их имущество режима общей совместной собственности супругов.

К вопросу о правовом регулировании фактических брачных отношений в Российской Федерации

юридические науки

  • Быстрянцев Александр Федорович , старший преподаватель
  • Воронежский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации
  • РОДИТЕЛИ РЕБЕНКА
  • ФАКТИЧЕСКИЕ СУПРУГИ
  • ФАКТИЧЕСКИЙ БРАК
  • ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА

Похожие материалы

По мнению большинства отечественных юристов, брак представляет собой добровольный равноправный союз мужчины и женщины, построенный на чувствах взаимной любви и уважения с целью создания семьи, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния и находящийся под защитой государства, следствием которого являются взаимные права и обязанности супругов [1, с. 215].

Вместе с тем, в последние годы в России обозначилась тенденция к росту числа фактических брачных отношений, что закономерно порождает особую совокупность отношений, нуждающуюся в правовом регулировании.

Под фактическим браком следует понимать постоянные, устойчивые моногамные отношения между людьми, достигшими брачного возраста по совместному проживанию (сожительству), не оформленные в установленном законом порядке как брак, продолжительностью более двух лет, порождающие права и обязанности по отношению друг к другу, а также, при наличии у пары детей, — и к детям [2, с. 124].

В научной литературе можно встретить ряд схожих по содержанию юридических терминов – «незарегистрированный брак», «неформальный брак», «сожительство», определяющих отношения между партнерами по совместному проживанию, которые не оформлены в установленном порядке как брак [3, с. 14].

Несмотря на широкое распространение фактических брачных отношений, согласно действующему российскому законодательству подобного рода отношения не влекут возникновения прав и обязанностей законных супругов, на что указывал в своем определении и Конституционный Суд Российской Федерации. [4].

Основными источниками правовой регламентации связи между сожителями являются правовой обычай, нормативный правовой акт (нормы которого применяются в отношении фактического сожительства по аналогии закона или аналогии права) и договор, рассматриваемый как правовой регулятор, отличный от нормативного правового [5, с.123].

Следовательно, в нашей стране к имущественным отношениям фактических супругов применяются не специальные брачно-семейные положения, а общие положения отечественного гражданского права. Вследствие этого имущественные права и обязанности фактических супругов в значительной степени отличаются от имущественных прав и обязанностей супругов законных.

В Российской Федерации право общей собственности на приобретаемое в фактических брачных отношениях имущество не возникает автоматически (как это происходит с возникновением права общей собственности законных супругов посредством самого факта регистрации брака), а устанавливается по предусмотренным гражданским законодательством основаниям возникновения общей собственности.

Принято выделять три общих случая возникновения права общей собственности между фактическими супругами.

  1. право общей собственности на имущество, которое было приобретено в фактических брачных отношениях, возникает, если фактические супруги являются сособственниками этого имущества, что должно подтверждаться необходимыми правоустанавливающими документами.
  2. право общей долевой собственности между фактическими супругами может возникать при наличии письменного соглашения фактических супругов, которое устанавливает общность приобретенного в фактических брачных отношениях имущества.
  3. право общей собственности на имущество, которое приобретено в фактических брачных отношениях и собственником которого является один из фактических супругов, может быть установлено в судебном порядке при условии доказанности существования соглашения об общности приобретенного имущества и внесении вклада в приобретение общего имущества.
Читайте так же:  Поменять национальность в свидетельстве о рождении детей

При разрешении споров о разделе имущества фактических супругов суд не устанавливает, состоят ли лица в фактических брачных отношениях, а только определяет факт совместного приобретения спорного имущества. Совместное проживание без регистрации брака не приводит к изменению имущественных отношений сторон в том случае, если отсутствуют надлежащие доказательства создания общего имущества.

Таким образом, признание в суде права общей собственности фактических супругов ничем не отличается от признания права общей собственности иных физических лиц, которые не состоят в фактических брачных отношениях между собой.

В части регулирования алиментных отношений фактические брачные отношения не порождают обязательств по содержанию сожителями друг друга. Это касается и периода времени фактических брачных отношений, и постбрачного периода. При этом обязанности фактических супругов по уплате алиментов носят исключительно добровольный характер.

Согласно нормам, закрепленным в части 2 статьи 120 Семейного кодекса РФ [6], при вступлении нетрудоспособного нуждающегося в помощи бывшего супруга — получателя алиментов в новый законный брак выплата взыскиваемых в судебном порядке алиментов прекращается. Однако действие этого правила не распространяется на случаи вступления бывшего супруга в брак фактический.

Наследовать друг после друга фактические супруги могут в том случае, если они указаны в завещании в качестве наследников. При этом права фактического супруга при наследовании по завещанию ограничены правилами об обязательной доле. Действующее законодательство не включает фактических сожителей в круг лиц, наследующих по закону [7, с. 3].

В соответствии с положениями части 2 статьи 1148 Гражданского кодекса РФ, фактический супруг имеет возможность наследовать по закону, если ко дню открытия наследства он являлся нетрудоспособным и не менее года до смерти наследодателя находился на его иждивении и проживал совместно с ним [8].

Что касается правового регулирования отношений, которые складываются между родителями и детьми, рожденными от лиц, состоявших в фактических брачных отношениях, то, следует отметить, отсутствие связи между состоянием родителей в браке (законный или фактический брак) и объемом прав и обязанностей детей и родителей. Иными словами, дети, рожденные от лиц, состоящих в браке между собой, имеют те же права, что и дети, рожденные от лиц, не состоящих в браке между собой.

Причем возникновение прав и обязанностей родителей и детей связано с установлением происхождения детей от родителей. И если объем прав и обязанностей детей и родителей не зависит от состояния последних в браке между собой, то процедура установления происхождения детей принципиальным образом отличается в зависимости от того, состоят родители ребенка в браке между собой или не состоят.

Таким образом, имущественные и неимущественные права и обязанности фактических супругов существенно отличаются от аналогичных прав и обязанностей супругов законных. На сегодняшний день, несмотря на единой семейно-брачное начало, общий объем прав и обязанностей фактических супругов в значительной степени уступает объему прав и обязанностей супругов законных.

При регулировании складывающихся в фактическом браке отношений специальные брачно-семейные нормы не применяются. Названные отношения, в зависимости от их характера, регулируются нормами соответствующих отраслей права. При этом основания и механизм такого регулирования ничем не отличаются от регулирования отношений, возникающих между посторонними лицами.

Конечно, никому из фактических супругов в юридической защите имущественных интересов государство не отказывает. Однако законодатель не учитывает никаких особенностей этих отношений: ни лично-доверительного характера отношений, ни факта ведения совместного хозяйства, ни других обстоятельств фактического характера, которые характеризуют семейные отношения. Следует согласиться с К.Д. Гайбатовой и М.К. Мамедовой в том, что изменения, происходящие в представлениях о современной семье, браке, обуславливают необходимость приведения законодательства в соответствие с действительностью, в частности, юридическое признание фактических супружеских союзов [9, с. 89].

Список литературы

  1. Яковлева Е.А. Заключение брака как основание возникновения личных неимущественных прав супругов // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. №2. С. 214-220.
  2. Кириллова Е.А. Наследственные права супругов в фактическом браке // Новый вектор развития научной деятельности. Вызовы и решения: сборник научных статей по итогам международной научно-практической конференции. 2016. Издательство: КультИнформПресс. С. 123-124.
  3. Руденко А.В. Гражданский брак // Вестник Восточно-Сибирской открытой академии. 2015. №17(17). С. 14.
  4. Определение Конституционного Суда РФ от 22.03.2012 №457-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ахметова Эмеля Борисовича на нарушение его конституционных прав статьей 10 Семейного кодекса Российской Федерации» / [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 15.12.2016).
  5. Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. М.: ИКД «Зерцало-М», 2008. — 224 с.
  6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 №223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) / [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 15.12.2016).
  7. Кириллова Е.А. Завещание как один из основных видов наследования // Журнал юридических исследований. 2016. №2. Т. 1. С. 3.
  8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 №146-ФЗ (ред. от 03.07.2016) / [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 15.12.2016).
  9. Гайбатова К.Д., Мамедова М.К. К вопросу об имущественных отношениях лиц, состоящих в фактическом браке // Юридический вестник ДГУ. 2012. №3. С. 87-89.

Электронное периодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

[2]

Видео (кликните для воспроизведения).

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

Источники

Литература


  1. Осиновский, А.Д. Акционер против акционерного общества; СПб: ДНК, 2013. — 352 c.

  2. Теория государства и права. — М.: Инфра-М, Норма, 2011. — 496 c.

  3. Шамин, А. Н. История биологической химии. Истоки науки / А.Н. Шамин. — М.: КомКнига, 2013. — 392 c.
  4. Комаров, С. А. Теория государства и права / С.А. Комаров, А.В. Малько. — М.: Норма, 2004. — 442 c.
  5. Исаков, Владимир Теория государства и права 3-е изд., пер. и доп. Учебник для бакалавров / Владимир Исаков. — М.: Юрайт, 2016. — 830 c.
Правовое регулирование фактических брачных отношений
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here