Смертность домашнее насилие

Важная информация в статье: "Смертность домашнее насилие". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Статистика «семейного насилия» с мест опровергла мифы об ужасных русских

Миф о насилии в семье

Реальная статистика преступлений в сфере семейно-бытовых отношений полностью противоречит скандальным заявлениям лоббистов нового закона о семейно-бытовом насилии (СБН), следует из выступления главы Московского отделения «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) Анны Кульчицкой 30 октября на общественных слушаниях «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности».

РВС получила статистику из 53 регионов РФ от 162 региональных УМВД, губернаторов, областных дум, общественных палат и уполномоченных по правам человека и ребенка.

Все региональные УМВД отметили «значительное снижение числа фактов домашнего насилия, в том числе в отношении женщин» за последние годы.

Более того, они особо подчеркнули, что у них нет препятствий для исполнения законов в сфере профилактики и защиты потерпевших, учета и контроля таких правонарушений.

Полученные данные свидетельствуют о том, что учет преступлений ведется с высокой степенью детализации. Тем сильнее удивляет непрофессиональная интерпретация этой статистики лоббистами закона о СБН.

Кульчицкая обратила внимание на «среднестатистический психологический портрет лица, совершающего „бытовые“ преступления, который отмечается в большинстве регионов. Это гражданин, имеющий уголовное прошлое, с низкой социализацией, отсутствием четких жизненных приоритетов и стабильных средств к существованию, склонный к употреблению алкогольных напитков, в результате распития которых зачастую и возникают конфликты».

Таким образом, единственное настоящее препятствие для сотрудников МВД в сфере профилактики «бытовых» преступлений — это отсутствие эффективных мер воздействия на лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения после упразднения системы вытрезвителей и лечебно-трудовых профилакториев. А ведь именно изоляция наиболее «бодрых и веселых» пьяных граждан до их возвращения в адекватное состояние могла бы резко уменьшить вероятность совершения ими опасных для окружающих преступлений.

«Практически все регионы поддерживают инициативу возвращения системы вытрезвителей и ЛТП», — подчеркнула Кульчицкая.

Напомним, лоббисты нового закона о СБН развернули мощную информационную кампанию по созданию образа российской семьи как самого опасного места в нашей стране. Их без устали повторяемые ложные данные о десятках тысяч убиваемых в семьях женщин — ежегодно — ввела в оборот НКО, выполняющая функции иностранного агента, региональная общественная организация помощи женщинам и детям, находящимся в кризисной ситуации, «Информационно-методический центр «Анна».

http://rvs.su/novosti/2019/statistika-semeynogo-nasiliya-s-mest-oprovergla-mify-ob-uzhasnyh-russkih

Заврались. Глава МВД раскрыл реальные цифры «насилия» в российских семьях

Кампания, развернутая антисемейным лобби вокруг «ужасающих цифр» гибели женщин в российских семьях, не имеет под собой никаких фактологических оснований — об этом свидетельствует содержание официального ответа министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, переданного 2 августа в редакцию ИА REGNUM.

Документ передан в редакцию членом комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой.

Запрос министру МВД о предоставлении криминогенной статистики преступлений в семьях сенатор направила после того, как «впечатлилась» цифрами, озвученными руководителем Центра «Насилию.нет», сотрудницей работающего на иностранные гранты НКО Анной Ривиной.

Выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, Ривина заявила, что в России за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин. При этом докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Однако Ривина выступает за скорейшее законодательное внедрение в России норм «профилактики семейно–бытового насилия» (СБН). Иными словами, за криминализацию этой сферы.

Участники «флешмоба» по продвижению закона о СБН сообщают уже о 14 тыс. убитых в день (т.е. 5 млн. 110 тыс. в год!).

Однако, согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин.

В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями».

Понять, как реально обстоят дела с убийствами женщин в семье, можно из той же статистики ГИАЦ МВД за 2015 год, обнародованной ранее. Так, в 2015 году в семье насильственной смертью погибло 304 женщины.

Таким образом, за три последних года в России число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%, а число конкретных случаев гибели женщин от рук мужей «накручено» докладчицей Ривиной и другими сторонниками «профилактики СБН» в десятки раз.

Таким же ложным является утверждение «СБН–компании» о том, что перевод ст. 116 (пресловутый «закон о шлепках») из Уголовного кодекса в поле административных правонарушений якобы привел к росту семейной преступности в РФ.

[2]

Модели, визажисты, рисованные кровоподтеки. Лож ные цифры о насилии подкрепляются «творчеством».

Редакция ИА REGNUM задается вопросом: откуда могут взяться существующие разночтения в цифрах при наличии только одного места, где ведется первичный учет и подсчет противоправных действий — ГИАЦ МВД? Сотрудники издания анонсировали проведение журналистского расследования на эту тему с использованием подробной статистики и привлечением экспертов, могущих разъяснить цифры.

Напомним, согласно анализу ряда экспертов, законопроектом «О профилактике СБН», помимо возможности вмешательства во внутрисемейные дела третьих лиц, вводятся расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.

Добавим также, 30 июля глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас заявил, что ответственность за так называемое «домашнее насилие» в России может стать уголовной.

http://rvs.su/novosti/2019/zavralis-glava-mvd-raskryl-realnye-cifry-nasiliya-v-rossiyskih-semyah

Маразм крепчал. В России «обнаружили» 16 миллионов избитых мужьями женщин

Каждая пятая женщина подвергается физическому насилию в России, главным образом это происходит в семье от рук близких людей — мужчин, 7 августа сообщила в своей статье «„Любить“ и „бить“ — не рифма» журналистка Росбалта Анжела Новосельцева со ссылкой на отчет «Репродуктивное здоровье населения России — 2011».

Резюме данного отчета было опубликовано Росстатом при финансовой поддержке Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) совместно с Центром США по контролю и профилактике заболеваний.

Таким образом, с учетом общего числа проживающих в России женщин — 78,7 млн (данные Росстата на январь 2018 года), исходя из приведенных Росбалтом данных, в России обретается порядка 16 миллионов избитых домочадцами-мужчинами жен, бабушек, мам, дочерей, вплоть до новорожденных детей женского пола!

Читайте так же:  Пособие на ребенка при разводе родителей

Приведя такие цифры и рассказав об «одном из самых массовых феминистских мероприятий», прошедших в поддержку сестер Хачатурян в Петербурге 4 августа, журналистка Росбалта посетовала на декриминализацию домашнего насилия в России (так называемый закон о шлепках 2017 года), сообщив, что по этой причине уже «через год количество жалоб на насилие в семье выросло втрое».

Вот так, «втрое» — без каких-либо отсылок, обосновывающих данную цифру.

Далее журналистка ожидаемо подводит к необходимости введения в УК РФ нового вида преступления — «семейно-бытового насилия» (СБН) — и скорейшего принятия пресловутого закона о его «профилактике». Собственно, именно с такой целью и выходили на митинг феминистки.

Отметим, редакция ИА Красная Весна не первый месяц наблюдает мощную пропагандистскую кампанию, развернутую антисемейным лобби на тему домашнего насилия.

Целый ряд наших коллег–журналистов, к сожалению, ловят эмоциональную волну, не разбираясь в источниках — какие данные действительно официальные (и где их берут), а какие представлены «женскими организациями», в том числе работающими на иностранном финансировании.

Упомянутая статья — не исключение.

Чтобы расставить точки над «i», редакция ИА Красная Весна сделала собственный информзапрос в Росстат и получила ответ, а также обратилась к эксперту по семейной политике Александру Коваленину с просьбой прокомментировать по пунктам тезисы публикации Росбалта. Приводим комментарий эксперта без изменений:

1. Журналистка «Росбалта» опирается на «последнюю официальную статистику домашнего насилия в России — отчет Росстата о репродуктивном здоровье за 2011 год». Неужели «Росбалт» думает, что МВД с 2011 года перестало заниматься статистикой? Зайдите на сайт Росстата, там данные МВД о преступности публикуются ежегодно, в том числе с выделением строк «от члена семьи» и даже «от рук супруга»!

2. И тут же: «О случаях физического насилия сообщила каждая пятая респондентка». Во-первых, это не «официальная статистика», а социологический опрос, хотя и выполненный двумя ведомствами по заказу ЮНФПА — организации, занимающейся «охраной репродуктивного здоровья в целях устойчивого развития» (читай — ограничением рождаемости).

По результатам этого опроса говорится, что от своего мужа или сожителя «вербальному (то есть словесному, — прим. ИА Красная Весна) насилию подвергались в своей жизни более трети российских женщин (38%). О случаях физического насилия сообщала каждая пятая (20%)».

То есть даже не за год, а за всю жизнь!

Иными словами, опрос установил, что 62% российских женщин от своего спутника ни разу в жизни не слышали ни одного грубого слова, а 80% — ни разу за всю жизнь ни от одного из мужей и сожителей не испытали даже толчка или удара! И при этом, конечно, не говорится (это не было целью исследования), как часто сами женщины ругают и бьют своих партнеров.

Но на этой цифре — каждая пятая! — видимо, и основана широко распространяемая феминистками цифра: 16 миллионов женщин в год, испытавших насилие. Видно, что пропагандисты не утруждают себя раздумьем: берут общее число женщин, включая грудных девочек, и делят на пять! И еще исправляют «хотя бы раз в жизни» на «ежегодно»!

В то время как по официальной статистике, всего от насильственных преступлений в 2018 году было 12 516 женщин, потерпевших (а не погибших!) от мужей. Искажение — в 10 554 раза! (ответ Росстата на редакционный запрос от 5.8.2019 есть в редакции, — прим. ИА Красная Весна).

Правда, дальше выясняется, что «насилием» фемсообщество и ЮНФПА называют вовсе не то, что учитывает официальная статистика, а всякую «некомфортность» семейной жизни — как это и прописано в документах феминисток.

Например, муж настаивает на том, чтобы всегда знать, где они [женщины] находятся; муж предпочитает, чтобы при принятии решений последнее слово всегда оставалось за ним; мужья сердятся, если они [опрашиваемые респондентки] разговаривают с другим мужчиной и так далее.

4. Журналистка «Росбалта» далее пишет, что якобы после декриминализации домашнего насилия в 2017 году «через год после нововведений количество жалоб на насилие в семье выросло втрое». И якобы «сегодня бытовые побои в России — не преступление, максимальное наказание — административный штраф».

[1]

Но статистика, озвученная представителем МВД в ОП РФ, показала, что общее количество привлеченных возросло, но как раз — за счет административных дел. А число насильственных преступлений упало, и самое главное — на 18% упало число тяжких и особо тяжких. То есть, декриминализация легкого насилия дала положительный эффект для тяжелых.

5. Далее журналистка Новосельцева агитирует за какой-то закон, который назовет насилием все виды семейных неприятностей и по каждой из них заставит полицию выгонять партнера из дома или комфортно устраивать недовольную заявительницу…

Сочинить такой закон, чтобы он отвечал здравому смыслу, но одновременно защищал только настоящую жертву, но без разбирательства, кто виноват? Защищал бы только женщин? И при этом, не допускал бы злоупотреблений в виде оговора от конкурента или соперницы? «Сочинить» такой закон крайне трудно, я думаю — невозможно.

Подобный «проект» вносили в Госдуму в 1997 году, потом сами же инициаторы его отозвали. Потом вносили в 2016 году, он не дошел даже до первого чтения. Теперь Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) снова настаивает на таких же мерах. Постановление ЕСПЧ по делу Валерии Володиной мы подробно разбирали — оно недобросовестно и противоречит основам права.

В двух словах — ЕСПЧ выступил не как судебный орган, а как орган международного феминизма.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко после решения ЕСПЧ действительно дала поручение разобраться, но итог разбирательства отнюдь не предрешен.

Никто не сомневается в том, что нужно продумать меры, чтобы полиция не бездействовала, когда это необходимо. Независимо от того, кто совершает насилие — мужчина или женщина.

Но много ли найдется готовых принимать для этого странные предложения феминисток?

Подытоживая, Александр Коваленин подчеркнул, что у него вызывает недоумение предоставление трибуны откровенному феминизму в его самом карикатурном виде — прямо в центре Петербурга, с лозунгом «сама не виновата», с грязным пропагандистским приёмом «нарисованного насилия».

Ведь речь идет о такой чувствительной и важной не только для каждого гражданина России, но и самого государства теме, как семья и внутрисемейные отношения.

Напомним, как ранее писало ИА Красная Весна, утверждение российского антисемейного лобби (среди которых — «правозащитницы» Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина и другие), что женщины в нашей стране якобы остро нуждаются в дополнительном законотворчестве для защиты от «домашнего насилия» не соответствует действительности.

Читайте так же:  Бесплатная юридическая консультация по семейным делам

Российских граждан, в том числе и женщин, от преступных посягательств как в семье, так и от посторонних лиц защищают порядка 40 действующих на территории нашей страны статей Уголовного кодекса (УК РФ) и не менее трех норм КоАП.

http://rvs.su/statia/marazm-krepchal-v-rossii-obnaruzhili-16-millionov-izbityh-muzhyami-zhenshchin

В МВД назвали число пострадавших от домашнего насилия женщин

За период с января по сентябрь 2019 года в России совершено 15 381 преступление в отношении женщин в сфере семейно-бытовых отношений. Об этом РБК сообщили в МВД России. За весь период 2018 года эти показатели составили 21 390 преступлений.

По данным ВОЗ, каждая третья женщина в мире на протяжении жизни подвергается физическому или сексуальному насилию со стороны партнера либо сексуальному насилию со стороны другого лица.

Как сообщила РБК директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина, женщины обращаются в полицию в среднем на седьмой раз избиений. «В нашей стране полиции не доверяют, туда идут, когда уже нет никаких возможностей. Около 70% пострадавших от насилия обращаются за помощью к некоммерческому сектору и не идут в полицию, не веря, что помощь получат», — сказала она.

По мнению Ривиной, часто первые случаи физического насилия происходят, когда женщина находится в положении и уходит в декрет. «Она становится более уязвимой, более зависимой. Из-за детей сложнее уйти: негде жить, не на что кормить. При попытках уйти дети являются механизмом для манипуляции и шантажа. Детей крадут, настраивают против матери», — добавила она.

[3]

С ней согласна директор женского кризисного центра «Китеж» Алена Садикова. «Многие говорили, что первое насилие началось, когда женщины были беременны или появился грудной ребенок. Мужчины думают: «Ну, куда ты с подводной лодки денешься, куда пойдешь с ребенком». Поэтому начинают диктовать свои условия», — сообщила она.

Садикова отметила, что дети, растущие в ситуации домашнего насилия, сами начинают проявлять агрессию по отношению к матерям. «У нас [в центре «Китеж»] была двухлетняя девочка, которая била маму. Она говорила: «Я буду как папа». Дети начинают не только бить, но и разговаривать свысока, даже маленькие. Копируют отцовскую манеру. Когда становятся старше, иногда могут уйти из дома, совершают попытки суицида, могут начать употреблять психоактивные вещества», — поделилась Садикова.

Правозащитница и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова заявила РБК, что есть тенденция к увеличению случаев домашнего насилия в России. «После декриминализации побоев насильники понимают, что это не преступление, а правонарушение. Если жертва подает заявление, то на нее давит социум, особенно в регионах: «А как же дети, ты повлияешь плохо на детей», — рассказала она. По ее словам, существует разница в количестве обращений в кризисные центры между Москвой и регионами: в регионах люди реже обращаются за помощью.

Директор центра «Китеж» Алена Садикова упомянула, что финансовое благополучие не исключает вероятность домашнего насилия. «И врачи были насильниками, и менеджеры — люди, которые делают это не потому, что они выпивают, а потому что разрешают себе это делать. Богатые люди иногда хотят иметь живую игрушку — личность, которая полностью подчинена», — заключила она.

25 ноября в мире по инициативе ООН отмечается Международный день по борьбе с насилием против женщин. По данным ООН, в 2018 году в мире были убиты 87 000 женщин, 58% из них — от рук партнеров или членов семьи. Согласно информации ООН, домашнее насилие — такая же серьезная причина смерти и инвалидности среди женщин репродуктивного возраста, как рак, и наносит больший ущерб здоровью, чем ДТП и малярия вместе взятые.

Видео (кликните для воспроизведения).

В середине октября Совет по правам человека подготовил законопроект, в котором планируется закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и типы защиты от него. Позднее в законопроект добавили понятие «преследование», а также предложили запретить общественным организациям обращаться в правоохранительные органы без согласия жертвы. Авторы законопроекта получали угрозы на электронную почту и в соцсетях.

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5dd6844f9a794787117e082d

Эксперты озвучили дикую статистику о семейном насилии

Декриминализация не останавливает — побоев все больше

28.02.2018 в 17:16, просмотров: 10020

Прошел год с момента принятия закона о декриминализации побоев в семье. Теперь за синяки и ссадины, нанесенные впервые, домашний тиран получает не уголовный срок, а наказание в виде штрафа до 30 тысяч рублей или 15 суток. Что изменилось за этот год? Тему обсудили в Общественной палате.

По данным статистики судебного департамента при Верховном суде, наказывать за побои стали в несколько раз чаще. Если в 2015 году за побои были осуждены 16 200 человек, то только за 5 месяцев 2017 года — 51 000 человек. То есть, с одной стороны, применять наказания стали чаще, но при этом число случаев домашнего насилия существенно выросло. Похоже, что для многих насильников этот закон стал руководством к действию — если нет уголовной ответственности, то и нет страха наказания.

Уполномоченный по правам человека Московской области Екатерина Семенова заявила:

— Мы выступали против декриминализации побоев. Мое мнение, в статью надо возвращать уголовную ответственность. Агрессор должен быть наказан. Это может быть уголовное наказание с принудительным лечением — если человек шизофреник, что случается часто. Если собака почувствовала кровь, она нападет снова. Нужны также профилактические меры. Например, если в трудную ситуацию в семье вмешивается профессионал-психолог — насилие можно предотвратить.

Заместитель начальника Управления защиты прав человека в уголовном судопроизводстве Виктор Немченков считает, что из административного кодекса надо убирать положение со штрафом: «Тем более, что штрафы ложатся на бюджет семьи. Надо хорошо подумать, чтобы направить всем присутствующим нормальные рекомендации по закону».

Представитель Следственного комитета Виктор Сеченов сообщил, что их ведомство так же выступает против декриминализации побоев.

— Остаемся на этой позиции. Большинство детских смертей связаны с домашним насилием. В нашей практике есть ужасные случаи: например, мать недовольна поведением дочери, ударила ее, девочка упала и умерла. Другой случай был два года назад: пьяному отцу надоело, что его дети плакали, и он их избил. В результате сын погиб. Причем, никто из тех, кто бил детей, не хотел изначально их убить. А начинается все с побоев.

Директор Кризисного центра помощи женщинам и детям Наталья Завьялова рассказала о женщинах, которые приходят в их социальное учреждение за помощью.

— Мы принимаем женщин, находящихся в трудной жизненной ситуации в возрасте до 70 лет. Насилие в отношении них совершают не только супруги, но и дети. Они проживают в нашем центре по 2-4 месяца. Я за законопроект профилактики бытового насилия. Никакая декриминализация нам не поможет.

Читайте так же:  Размер пособия матери одиночки на детей

Однако представители другого лагеря считают проблему побоев в семье раздутой и предполагают, что под мерами профилактики проталкивается идея вмешательства в семью.

— Летом позапрошлого года, когда хотели принять закон о шлепках в семье, мы собрали множество подписей простых граждан, и только после этого Госдума занялась вопросом, — говорит председатель общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» Мария Мамиконян. — Здесь можно было любую семью притянуть за уши, ведь шлепки встречаются во многих семьях. Дети в нашей стране стали предметом рыночного интереса. Родители уже боятся вести детей в травмпункт, так как опасаются, что их обвинят в побоях. Я считаю, нужно вводить ответственность за сознательное введение в заблуждение людей. Чтобы не складывалось, такое мнение, что проблема насилия в семье в России стоит так остро, как преподносят.

Эксперты приняли резолюцию, согласно которой будут разработаны меры по улучшению законодательства в сфере семейных взаимоотношений. Пока законодатели думают над новыми поправками в законы, каждому из нас стоит понимать, что семья — это прежде всего близкие люди, и относиться у друг другу нужно как можно бережнее. Тогда и законов таких не потребуется, которые бы «влезали» в частную жизнь семьи.

Заголовок в газете: Избил жену— и спи спокойно
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27627 от 1 марта 2018 Тэги: Смерть, Суд, Дети Места: Россия

http://www.mk.ru/social/2018/02/28/eksperty-ozvuchili-dikuyu-statistiku-o-semeynom-nasilii.html

В Госдуме раскрыли масштабы домашнего насилия

Чаще всего от домашнего насилия в России страдают женщины, однако погибают в результате скандалов в семье в основном мужчины. Об этом заявил профессор кафедры уголовного права Санкт-Петербургского государственного университета (СпбГУ) Владислав Шепельков на основании результатов всероссийского опроса в ходе парламентских слушаниях в Госдуме, сообщает «Парламентская газета».

Так, доля пострадавших от домашнего насилия женщин составляет примерно 75 процентов, тогда как в последние годы две трети жертв насилия со смертельным исходом составляли мужчины. При этом отмечается, что в среднем от насилия в семье в течение последнего года страдал каждый 40-й опрошенный, две трети респондентов страдают от так называемого супружеского насилия. Кроме того, почти 16 процентов признались, что подвергались насилию в детском возрасте.

Отмечается, что уголовные дела возбуждают в 56 процентах случаев — заявления могут «потеряться» на разных этапах. Многие потерпевшие вскоре после обращения в полицию забирают заявления.

Материалы по теме

«Избитая голышом выбежала на улицу»

«Я тебя сейчас прирежу, мне ничего не будет»

Так, около 84 процентов опрошенных выступили за принятие закона о профилактике домашнего насилия. 56 процентов женщин, которым приходилось обращаться за помощью в связи с домашним насилием в различные службы, оказались не удовлетворены их работой.

Ранее россиянам объяснили необходимость закона о профилактике домашнего насилия. Так, по словам депутата Госдумы Оксаны Пушкиной, Россия — одна из немногих стран, где нет закона, который систематизировал бы работу органов в направлении профилактики семейно-бытового насилия. Она отметила, что в России практически нет кризисных центров для жертв домашнего насилия, где они могли бы получить психологическую помощь и подать заявления в полицию. Закон о профилактике семейно-бытового насилия предполагает целую систему подобных центров, подчеркнула депутат.

http://lenta.ru/news/2019/10/21/home_violence/

О женщинах, «гибнущих в России», или Как манипулировать статистикой

Перерыв, взятый западной прессой в увлекательном деле «покажи, как в России ненавидят женщин», кончился. Европейские СМИ вновь взялись за свое, стремясь шокировать читателя умопомрачительными цифрами «антиженской» преступности в РФ, временами переходя с «десятков тысяч погибших за год» на «миллионы пострадавших».

Понятно, что проблема бытового насилия существует. Но, между прочим, не только в России. Если внимательно присмотреться к статистике «сторонников европейских ценностей», то в их государствах все далеко не так гладко, как они пытаются представить, старательно замалчивая негативные моменты и тенденции. Именно об этом — размышления, помещенные ниже. Не по принципу «Европа, сама ты дура!», а с дружеским советом: «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» Совет, кстати, не новый — великий русский литератор И.А. Крылов дал его еще в 1815 году (см. басню «Зеркало и обезьяна»), но почему-то наши западные «партнеры» упорно им пренебрегают.

Проговорившиеся

Вступление я бы хотел начать с нелирического отступления. Почему — в процессе чтения станет ясно. Но без этого отступления — никак.

Выборы мне нравятся не за то, что это «высшее проявление демократии» и возможность для рядового гражданина (ленинской кухарки, например) хоть чуть-чуть поуправлять государством, голосуя за того или иного политика. Выборы стоит ценить за имеющийся перед ними период агитации. Не за бессчетное количество обещаний, отдаваемых в это время, а за желание политических партий и спорящих за место под политическим солнцем персон выглядеть лучше конкурентов. Что оборачивается возникновением момента истины, возможно не одного. Не всегда планируемого и не обязательно для кого-то приятного.

Прошедшие полгода назад выборы в европарламент не стали исключением: за несколько дней до голосования испанские кандидаты в европарламентарии здорово поцапались в прямом эфире главного телевизионного канала RTVE, сделав достоянием общественности цифры, которые в обычное время стараются если не полностью замалчивать, то, по крайней мере, сильно занижать. Чтобы соблюдение европейских ценностей не выглядело настолько плохо, как это есть на самом деле.

Выметенный из евроизбы сор (не буду останавливаться на его деталях — не хочу грузить читателя статистикой, которая для рассматриваемой в настоящий момент темы не является ключевой) испанским, немецким и французским СМИ замести под «половичок у входной двери» уже не получится — интернет помнит все. Но можно вывести нечаянно слетевшее с языка и сменившее таким образом категорию «для служебного пользования» на «доступное для всех» из теледискуссий и пресс-дебатов, переведя стрелки на «дежурного виноватого во всем, что случается плохого в мире». На Москву, Кремль и Путина. Именно поэтому в последние полгода наши западные «партнеры» с новой силой озаботились темой семейных отношений в России, вовсю стремясь рассказывать всем и каждому, насколько ужасно положение женщин в «восточном колоссе». Государстве, где мужики, судя по репликам европейских борцов за равноправие и воинствующих феминисток, все свободное (да и несвободное тоже) время проводят, избивая, насилуя и убивая представительниц прекрасного пола. Причем акция, названная последней, происходила в среднем 1 раз в 63 минуты.

Был, правда, в этом бесконечном процессе обличения у западных партнеров небольшой перерыв, пришедшийся на июль-август 2019-го. То ли по причине вновь вспыхнувших дебатов собственно в России, то ли из-за периода летних отпусков у импортных пропагандистов и агитаторов. Но, по всей видимости, силами российских феминисток и соросовских грантоедов ситуацию раскачать в достаточной степени не удалось и потому вернувшиеся к работе отдохнувшие европейские обличители, засучив рукава, вновь взялись за дело.

Читайте так же:  Сколько раз можно подать на алименты

На днях французская Le Monde Diplomatique, зацепившись за «дело трех сестер» (Ангелины, Кристины и Марии Хачатурян, убивших своего отца) вновь взялась жонглировать цифрами, убеждая цивилизованный мир в том, «как у этих варваров все плохо», начав все с тех же данных об одной убиваемой в российской семье женщине каждые 63 минуты.

Константа «14 тысяч убитых»

Самая популярная цифра в иностранных СМИ по этой тематике — 14 тысяч. Именно такое количество ежегодно погибающих в России женщин от рук любовников, мужей и сожителей чаще всего фигурирует в данных, публикуемых инопрессой, грело душу западного общества на протяжении последних лет двадцати пяти. На фоне официальной статистики Германии, «локомотива Европы» по всем показателям, включая толерантность по отношению к насильникам в статусе беженца, выглядело просто умопомрачительно хорошо и запредельно контрастно. Там до недавнего (предвыборного) времени совершалось «не больше трех убийств и трех самоубийств женщин в неделю». На 82 миллиона населения — вполне приемлемо вроде бы.

Но в ходе избирательной кампании, когда у партий обнаруживаются свои собственные шкурные интересы, заставляющие их плевать на охрану евроценных принципов, вдруг на эту тему неприятная информация потекла, как из дырявого ведра.

«Каждая третья женщина в Европе от 15 лет и старше подвергалась домашнему или гендерному насилию. Каждую десятую пытались изнасиловать, а каждая двадцатая признается, что преступникам это удалось».

Ну да, звучали раньше изредка сообщения типа «зафиксировано, что 35% женщин в мире за год выступают объектами совершения или попыток совершения преступлений». Но тут же следовали и комментарии, в которых выделялось, что это — в мировом масштабе. То есть в «некоторых (варварских) странах этот процент поднимается под 70», а в других (цивилизованных европейских, разумеется) он «в несколько раз ниже среднего уровня».

И тут вдруг неожиданно выяснилось, что только изнасилованных по культурным, образованным и интеллигентным 28 (все еще) странам Евросоюза набегает под 1,3 миллиона. Конечно, ширнармассы могли бы о столь шокирующих показателях и не узнать, но… Предвыборные кампании не щадят никого и развязывают языки похлеще скополамина. И когда немецкие политики не находят лучшего способа для обеления имиджа собственной страны, чем обвинить испанских сожителей по ЕС в «криминальной распущенности, царящей в стране», то долго ждать ответки от ребят с Пиренейского полуострова, которым «за державу обидно», не приходится.

Журналисты из дотошного издания El Confidencial сумели довольно быстро добыть и выложить ошарашившие общественность данные Федерального ведомства уголовной полиции Германии (Bundeskriminalamt — BKA). Из которых следует, что только в 2017 году 113 965 немок подвергались со стороны «своих» мужчин насилию или угрозам применения оного, 147 были убиты и еще 149 совершили самоубийство по мотивам семейных неурядиц. Чтобы читатель не отрывался на поиски в Google, напомню, что население Германии составляет 82 миллиона человек. Калькулятор вам в руки — наверняка в дальнейшем возникнет желание посчитать проценты.

Это количество погибших в Германии женщин в сравнении с российской статистикой выглядело бы просто примером безопасности жизни немецких жен, дочерей, матерей и бабушек. При одном маленьком условии: если бы фигурирующая в иностранных СМИ статистика по России хотя бы приблизительно соответствовала действительности.

Когда тысячи не впечатляют, переходим на миллионы

Откуда вообще растут ноги у цифры 14 тысяч убитых россиянок за год? Даже на фоне гуляющих по прессе данных Украины (600 в год) с учетом четырехкратного количественного превосходства российского населения над украинским такие показатели выглядят неправдоподобно.

Официальную статистику МВД по убийствам женщин в открытых источниках разыскать весьма проблематично. Впервые словосочетание «14 тысяч убитых женщин» увидело свет в 1994 году, когда, по данным МВД, в России «было зарегистрировано 32 286 убийств и покушений на убийство». Всего, а не исключительно «по семейным обстоятельствам». Но на эти «мелкие детали» почему-то ни СМИ, ни отдельные ответственные лица внимания не обратили. И пошло-поехало. 14 тысяч упоминала в своих выступлениях сенатор Екатерина Лахова, международная правозащитная организация Amnesty International, иностранные средства массовой информации, список которых займет не одну страницу (проявляющие наибольшую любвеобильность по отношению к России The Times, Deutche Welle, Le Monde, радио «Свобода» — в первых рядах).

1994 год был, как отмечалось в официальных документах МВД, «периодом всплеска преступлений против личности». Прошло 25 лет, за которые многое изменилось. Криминальная статистика тоже — показатели ее «скукожились» примерно в четыре раза. Но количество женщин, погибших в результате семейного насилия, в материалах, блуждающих по иностранным, да иногда и российским СМИ остается на редкость стабильным. Все те же 14 тысяч.

Это при том, что общее количество убийств и покушений на убийство в 2018 году, по статистике МВД, составило около 9 тысяч. Прямо «очевидное — невероятное» какое-то.

«У нас нет информации, отражающей реальное положение дел (в этой сфере), мы мечемся от родной цифры к другой. Общественные организации дают какую-то статистику, а у правоохранительных органов ее вообще нет», — признала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

После этих слов на Западе поняли, что по теме домашнего насилия в России можно вообще нести любой бред и настаивать на том, что это правда.

Почти тут же радио «Свобода» с удовольствием привело на своем русскоязычном сайте информацию из доклада Управления ООН по наркотикам и преступности, что «87 тысяч женщин в 2017 году стали жертвами убийств, совершенных их партнерами или родственниками». На Европу из этого количества пришлось 3 тысячи. Понятно, что из такой цифры хорошего скандала не раздуешь, поэтому «Свобода» от себя к докладу добавила, что, «по данным Росстата, в 2016 году от домашнего насилия в России пострадали 16 миллионов женщин». С такими данными уже не стыдно было раскручивать тему «семейного варварства в России».

Показатели, оказывается, взяты были совсем не с потолка, а получены в ходе интересных подсчетов, проведенных правозащитницей Аленой Поповой. Расклад такой: в России сегодня примерно 77,1 миллиона женщин. В возрасте от 16 и старше — 65,8 млн. 18% из них подвергаются вербальному насилию, 6% — физическому, 1% — сексуальному, утверждает Попова, «используя расчеты, сделанные на основе отчета «Репродуктивное здоровье населения России — 2011». Сколько представительниц прекрасного пола пострадало от косых взглядов мужей и женихов — неизвестно. Это, безусловно, недоработка общественниц.

Официальная статистика при этом утверждает, что в 2018 году от насильственных преступлений в семье пострадало (не умерло, а именно пострадало) 12 516 женщин. А если вспомнить, что на всю Европу (а в одном только ЕС проживает 510 млн человек) приходится всего три тысячи женщин, погибших в быту, то что же на долю России остается-то? И как это корреспондируется с заявлением Le Monde Diplomatic, приведенным выше?

Читайте так же:  Информация жестокое обращение с детьми

Да, в общем-то, никак. Зато здорово укладывается в формулу «чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят.

Сторонники гипотезы «в России все плохо, женщину вообще за человека не считают», обычно козыряют фразой «большинство пострадавших от насилия в семье в полицию не обращаются». По данным международной организации Human Right Watch, таких набирается 60−70%. В московском кризисном центре «Анна» считают, что это маловато будет, и говорят о 70−90%. Звучит бронебойно и не должно оставлять места сомнениям: в России все жутко, глухо и беспросветно. Убедить может кого угодно. Кроме тех, кто хоть немного знаком с положением дел за бугром. А там, в Европе, по данным упоминавшейся выше El Confidencial, процент женщин, не жалующихся на своих мужчин в правоохранительные органы, примерно такой же — 74,5%.

Как видите, российская картина, если разобрать ее по деталям, оказывается нисколько не хуже европейской. Но наша выглядит в СМИ страшнее и объемнее благодаря искусству манипулирования статистикой и умению авторов публикаций подменять понятия. Задачу опорочить положение дел в российском обществе никто не отменял. Нужную информацию выпятить, ненужную опустить — не сегодня придумано. Как в свое время отмечал известный российский экономист Г. В. Плеханов, «напоминает одного цензора, который говорил: „Дайте мне „Отче наш“ и позвольте мне вырвать оттуда одну фразу — и я докажу вам, что его автора следовало бы повесить“». Не думаю, что в наше время умельцы «правильно» препарировать статистический материал перевелись.

http://eadaily.com/ru/news/2019/11/25/o-zhenshchinah-gibnushchih-v-rossii-ili-kak-manipulirovat-statistikoy

Как домашнее насилие влияет на организм и здоровье женщин

Ученые из Бирмингемского университета выяснили , как пережитое домашнее насилие влияет на риск возникновения болезней сердца и смертность среди женщин.

Последствия домашнего насилия

Исследователи изучили данные о здоровье жертв домашнего насилия за 22 года и пришли к выводу, что оно влияет на организм жертв в долгосрочной перспективе. Мало того, что пережившие насилие со временем начинают больше курить и пить алкоголь в чрезмерных количествах, у них также повышается риск развития различных болезней.

Например, у женщин, переживших насилие, сердечно-сосудистые заболевания возникают на треть чаще, чем у остальных людей того же возраста и с таким же стилем жизни. От сахарного диабета второго типа страдают на половину больше жертв. В целом среди женщин, переживших насилие, смертность от различных факторов выше на 44 %.

По мнению ученых, пережитое насилие должно учитываться врачами при назначении женщинам лечения. Для этого необходимо менять подход к системе здравоохранения в целом.

Методология

В ходе своего исследования ученые собрали данные более чем о 18 тысячах пациенток, которые поступали в больницы Великобритании с 1995 по 2017 год. Все они сообщали, что стали жертвами домашнего насилия. На каждую из них в контрольную группу подобрали по четыре женщины, которые никогда не подвергались насилию , но были такого же возраста, телосложения, с такими же привычками и стилем жизни. Ученые сравнили информацию об их состоянии здоровья и статистику смертности.

http://www.the-village.ru/village/city/news-city/375179-domestic-abuse

Минюст поддержал закон о домашнем насилии. Хотя раньше там называли проблему преувеличенной

Минюст поддержал закон о домашнем насилии. Об этом сообщил «Коммерсантъ» со ссылкой на официальный ответ ведомства родственникам четырех жертв домашнего насилия, которые в конце ноября обратились к министру юстиции Александру Коновалову.

Авторы открытого письма к министру вместе с юристами «Зоны права» требовали проверить профпригодность замминистра Михаила Гальперина, утверждавшего в ответе ЕСПЧ, что проблема домашнего насилия в России преувеличена и необходимости в законе нет. Позднее Гальперин заявлял, что его ответ неверно перевели.

Провели ли проверку Гальперина, неизвестно. Однако в Минюсте отметили, что «серьезная проблема насилия является общей для многих стран, и в том числе она актуальна для России. Ведомство подчеркнуло, что государство «обязано обеспечить безусловную защиту от насилия, независимо от того, кто является его жертвой».

ЕСПЧ попросил Россию разъяснить, признают ли власти масштабы домашнего насилия и дискриминации женщин. Сейчас суд рассматривает дела четырех россиянок, включая Маргариту Грачеву, которой бывший муж отрубил кисти рук.

Минюст ответил, что российское правительство не считает домашнее насилие «серьезной проблемой» и считает, что его масштабы в стране «преувеличены». Говоря о дискриминации, авторы письма сделали неожиданный вывод:

Из ответа Минюста:

«Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях».

То есть ведомство привело статистику, согласно которой в насильственных преступлениях, повлекших тяжкие последствия для здоровья или смерть, «большинство пострадавших являются мужчинами». Авторы документа отметили, что России не нужен отдельный закон о домашнем насилии, а пострадавшие женщины «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

В России прямо сейчас разрабатывают закон о домашнем насилии

Закон о домашнем насилии разрабатывают в России несколько лет. В октябре появилась новая версия, которую внесут в Госдуму до конца года. Законопроект предлагает закрепить понятия «преследование», «семейно-бытовое насилие» и способы защиты от него. Нарушителям хотят запретить приближаться к жертве ближе чем на десять метров и обязать их ходить на беседы в полицию до четырех раз в месяц.

16 ноября Оксана Пушкина заявила, что авторы проекта получают угрозы в соцсетях. Тогда же у Госдумы прошли пикеты за принятие поправок. Однако более 180 православных и родительских организаций попросили Путина не допустить принятия закона. Документ назвали антиконституционным актом, который лоббируют иноагенты, ЛГБТ-сообщество и радикальные фемструктуры.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.the-village.ru/village/city/news-city/367539-masshtab

Литература


  1. ред. Корельский, В.М.; Перевалов, В.Д. Теория государства и права; М.: Норма; Издание 2-е, испр. и доп., 2012. — 616 c.

  2. ред. Славин, М.М. Становление судебной власти в обновляющейся России; М.: Институт государства и права РАН, 2013. — 880 c.

  3. Лазарев, В.В. Теория государства и права 5-е изд., испр. и доп. учебник для академического бакалавриата / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Юрайт, 2016. — 521 c.
  4. Безуглов, Анатолий Встать! Суд идет: моногр. / Анатолий Безуглов. — М.: Детская литература. Москва, 2014. — 224 c.
  5. Ильин, В.А. История и методология физики. Учебник для магистратуры / В.А. Ильин. — М.: Юрайт, 2016. — 800 c.
Смертность домашнее насилие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here