Соавторы закона о домашнем насилии

Важная информация в статье: "Соавторы закона о домашнем насилии". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

ВЦИОМ: 70% россиян поддержали принятие закона о домашнем насилии

70% россиян считают необходимым принятие закона о профилактике домашнего насилия, следует из данных ВЦИОМа, с которыми ознакомились «Ведомости». Лишь 7% опрошенных считают, что такой закон не нужен. В недопустимости любого физического насилия в семье уверены 90%, и только 8% полагают, что ударить супруга можно «при определенных обстоятельствах».

40% респондентов знают о случаях побоев в знакомых им семьях, а 50% считают, что прощать даже первый случай семейного насилия нельзя (готовы простить 39%). Женщины гораздо активнее мужчин (80% против 57%) выступают за принятие закона и больше говорят о недопустимости семейного насилия (94% против 85%). Кроме того, женщины чаще мужчин (43% против 37%) признаются, что слышали о случаях насилия в знакомых семьях. Закрыть глаза на первые побои в семье согласны 52% мужчин и только 29% женщин, а не настроены на прощение соответственно 34% и 62%.

Как заявил директор по стратегическому развитию ВЦИОМа Степан Львов, низкая осведомленность о новом законопроекте и об акциях его сторонников и противников не влияет на то, что большинство россиян выступают за принятие закона, который бы защищал от семейно-бытового насилия. Отличия «по половому признаку» в ответах предсказуемы, поскольку женщины чаще являются жертвами такого насилия, а те, кто с ним не сталкивается, испытывают солидарность с теми, кто насилию подвергался.

В минувшие выходные в Москве и регионах одновременно прошли акции в поддержку принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия и пикеты его противников. В конце ноября Совет Федерации выложил для общественного обсуждения соответствующий законопроект, который в том числе предусматривает введение института защитных и судебных предписаний для поддержки жертв домашнего насилия. До 15 декабря рабочая группа Совета Федерации принимала отзывы и замечания к проекту, после чего будет решаться вопрос о внесении его в Госдуму.

По словам руководителя Фонда развития гражданского общества Константина Костина, сотрудники правоохранительных органов часто не уделяют должного внимания заявлениям о случаях домашнего насилия, в том числе и из-за отсутствия четкой процедуры. Кроме того, само понятие традиционной семьи меняется, и, вопреки тому, что утверждают противники закона, сам он направлен на сохранение семьи и защиту от насилия.

В середине октября 182 региональные православные и родительские организации в открытом письме призвали президента РФ Владимира Путина не допустить принятия закона о профилактике домашнего насилия, заявив, что он носит «откровенно деструктивный характер», так как направлен на уничтожение «традиционных семейных и нравственных ценностей». Соавтор законопроекта, депутат Госдумы Оксана Пушкина сообщила, что ей и другим разработчикам документа поступают угрозы расправой.

В ноябре замминистра юстиции РФ Михаил Гальперин в своем ответе на запрос ЕСПЧ назвал масштабы домашнего насилия в России преувеличенными, а мужчин — жертвами дискриминации. После этого родственники четырех россиянок, погибших в результате домашнего насилия, попросили главу Минюста проверить Гальперина на профпригодность.

Между тем СМИ проанализировали судебные решения, которые выносились женщинам за убийство, и доказали, что масштабы домашнего насилия в России огромны, а суды и правоохранительные органы склонны вставать на сторону агрессора. При рассмотрении таких дел судьи обычно заявляют, что обвиняемая должна была действовать «социально приемлемым способом», не применяя ответное насилие. Кроме того, и судьи, и обвинители, и даже сами адвокаты обычно склонны обвинять подсудимую в том, что она терпела насильственное обращение и сама довела ситуацию до трагической развязки. К тому же ни Следственный комитет, ни прокуратура не хотят учитывать саму ситуацию домашнего насилия, которая и привела к убийству агрессора.

При этом ни многочисленные удары, ни угроза убийством не являются основанием для защиты любым доступным способом: по мнению правозащитников, судьи не понимают, что такое насилие в семье, а в обществе женщины зачастую воспринимаются как собственность, что лишь поощряет насилие в семье. Поэтому закон против домашнего насилия позволит изменить ситуацию: полицейские, следователи и судьи будут проходить специальную подготовку, получая информацию о том, как ведут себя агрессоры, что переживают потерпевшие, и как развивается ситуация в целом. Это, в свою очередь, позволит изменить и нынешнюю судебную практику.

В то же время авторы законопроекта назвали неприменимым на практике и юридически неграмотным вариант документа, опубликованный на сайте Совета Федерации и включающий в себя возможность примирения. Главная претензия заключается в том, что новая редакция предлагает не относить к домашнему насилию действия, подпадающие под другие административные или уголовные статьи.

Таким образом, жертва домашнего насилия не сможет получить охранный ордер в случае избиения и в случае, если уголовное дело возбуждено, но решения суда по нему не было. Кроме того, в нынешней редакции сказано, что агрессору, вина которого доказана, временно запретят жить вместе с жертвой только если ему есть куда съезжать. Из рабочей версии также исчез запрет преследования и фактически исчезло понятие угроз. Штрафы в 3-5 тысяч рублей за несоблюдение защитного предписания могут стать бездейственной санкцией, а примирение сторон может поощрять дальнейшие случаи насилия.

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Читайте так же:  Актуальность проблемы домашнего насилия

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Соавтору закона о домашнем насилии Оксане Пушкиной пригрозили расправой

Защитник интересов парламентария отметил, что отправил уже второе обращение в МВД.

Фото © ТАСС / Владимир Гердо

В адрес депутата Госдумы РФ Оксаны Пушкиной начали поступать угрозы из-за закона о домашнем насилии. Об этом телеканалу «360» сообщил её адвокат Константин Добрынин.

Он рассказал, что на официальную почту Пушкиной недавно прислали предупреждение о том, что кто-то готовит «некую силовую акцию».

— Пришло сообщение от некоего гражданина, где он утверждает, что получил письменную информацию о том, что в отношении Оксаны Пушкиной готовится некая силовая акция, из которой следует, что есть прямая угроза жизни депутата,

— рассказал он.

Добрынин отметил, что прошлое обращение в МВД оставили без ответа. Он убеждён, что правоохранители должны провести проверку или возбудить уголовное дело.

Ранее Лайф писал, что Совет Федерации представил законопроект против домашнего насилия, подготовленный сенаторами совместно с депутатами Госдумы.

Соавтор закона о домашнем насилии пожаловалась в ФСБ из-за угроз

Депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась к главе ФСБ Александру Бортникову из-за развернувшейся кампании по преследованию ее и других авторов законопроекта о домашнем насилии. Пушкина просит проверить информацию «с целью выявления заказчиков подобных акций» и принять меры.

Кроме того, депутат направила обращение на имя генерального прокурора РФ Юрия Чайки. Ранее Пушкина обратилась с просьбой проверить угрозы в адрес авторов законопроекта о домашнем насилии к главе МВД РФ Владимиру Колокольцеву.

«Я человек публичный, я законодатель, я сегодня подвергаюсь такому сталкингу (вероятно, преследование. — EADaily ), с которым никому не советую сталкиваться. Это люди, которые преследуют нас, люди, которые конкретно мне угрожают, угрожают убийством, расстрелять. У нас рушится сайт Госдумы, в день против меня, как автора законопроекта, приходит по 200−250 писем одного и того же содержания, — сказала она на круглом столе, где обсуждалась проблема интернет-преследования. — Глобальная история незащищенности от Сети, этим надо заниматься, это наша информационная безопасность. Госдума и Совет Федерации подвергаются атакам ботов, это нормально? И мы все сидим. И только мы, авторы законопроекта, обратились в Федеральную службу безопасности».

В письме на имя Бортникова Пушкина пишет, что подозревает тех же лиц и организации, которые причастны к нагнетанию ситуации вокруг фильма «Матильда».

«Повторяющийся сценарий развития событий, с теми же действующими лицами. Смею предположить, что в обоих случаях речь идет о хорошо финансируемой, организованной коммуникационной модели, цель которой — подрыв законодательной деятельности, внесение смуты в стране, создание напряженной обстановки в обществе», — говорится в письме.

Как сообщало EADaily, законопроект о домашнем насилии категорично осудила РПЦ. Накануне председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Владимир Легойда сказал, что законодатели, работающие над законопроектом о семейном насилии, должны принять во внимание мнение РПЦ. До него по теме высказался патриарх Московский и всея Руси Кирилл, заявив, что РПЦ выступает категорически против всякого насилия в семье, однако и против вторжения в ее дела извне. Об этом он говорил верующим на проповеди в Успенском соборе Московского Кремля.

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

Депутаты Госдумы, правозащитники и адвокаты подготовили поправки к последней версии законопроекта о профилактике домашнего насилия, которая была раскритикована общественностью. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров. «Предполагаются реальные меры защиты жертв насилия и системная работа с агрессором. Мы выступали и будем выступать за работающий закон, который действительно спасет и защитит пострадавших от домашнего насилия», — написала на своей странице в Facebook соавтор поправок, правозащитница Алена Попова.

Читайте так же:  Новые выплаты материнского капитала

Основные положения поправок к законопроекту

1. Определение семейно-бытового насилия. Авторы поправок пишут, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, если это деяние причиняет пострадавшему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет психические страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред. Сюда же относится угроза совершения подобного деяния.

Оговариваются виды домашнего насилия: физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. Право на необходимую оборону предлагается не считать семейно-бытовым насилием. Кроме того, уточняется, что если родители, например, не разрешают своему ребенку слишком много времени проводить около компьютера или записали его в спортивную секцию, то они не совершают насилия.

«Более того, важно понимать, что „не купил ребенку трансформера“ или „не купил жене шубу“ также не является ни в коем случае экономическим насилием», — говорится в поправках к законопроекту. Под экономическим насилием предлагается понимать умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарств или иных предметов первой необходимости

К физическому насилию относятся любые умышленные насильственные действия (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ, причинившие вреда здоровью и физической боли), а также отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего. Психологическое насилие — это, в том числе, оскорбления и распространение клеветы, высказывание угроз, шантаж, преследование, изъятие личных документов. Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе посредством силы, угроз или шантажа.

2. Преследование. Еще один термин, который, как и семейно-бытовое насилие, пока не закреплен юридически. Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых телефонных звонках (сообщениях в интернете), в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы или лечения пострадавшего.

3. Право на защиту и профилактика. Закон о домашнем насилии должен распространяться не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов, их иждивенцев, близких и свидетелей правонарушения, работников соцслужб, если есть основания полагать, что им тоже может быть причинен вред.

В профилактике домашнего насилия, по мнению авторов поправок, могут принимать участие как органы власти, надзорные органы и полиция, так и общественные и кризисные некоммерческие организации. Меры профилактики нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Среди мер профилактики называются индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

4. Защитные и охранные предписания. Защитные предписания должны выдавать сотрудники полиции. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

Документ запрещает нарушителям преследовать и вступать в любые контакты с жертвой, приближаться к пострадавшему на расстояние ближе, чем на 50 метров. Действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранные предписания будут выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться максимум на срок до двух лет и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также нельзя будет контактировать с жертвой, приближаться на расстояние ближе, чем на 50 метров, а еще приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Агрессора могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма). Кроме того, абьюзера могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу.

За первое нарушение защитного предписания нарушителей предлагается наказывать штрафом, а за повторное или игнорирование охранного ордера — привлекать к уголовной ответственности, предусмотрев один год лишения свободы. Также могут быть назначены исправительные или обязательные работы.

5. Временное жилье. Авторы поправок считают, что органы власти обязаны «незамедлительно обеспечить» временным бесплатным жильем жертву домашнего насилия, если такая просьба поступила от потерпевшего. Оговаривается срок — минимум на два месяца. Он может быть продлен, если угроза жизни и здоровью потерпевшему не устранена.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, Елена Вторыгина, Татьяна Касаева, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также правозащитница Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной Совфедом версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта — до 15 декабря

Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия была опубликована на сайте Совфеда 29 ноября. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое продлится до 15 декабря. К размещенному на сайте Совфеда документу уже поступило более 5 тыс. комментариев.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Опубликован законопроект о домашнем насилии в России. Что с ним не так?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Читайте так же:  Сообщение на тему защита прав ребенка

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Совет Федерации опубликовал свой проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Эта версия не понравилась инициаторам принятия закона о домашнем насилии. Чем же именно?

    Что предлагают сенаторы

    Согласно тексту, опубликованному на сайте верхней палаты российского парламента, под семейно-бытовым насилием имеется в виду умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и психического страдания. Под защиту должны попасть супруги, бывшие супруги, родители детей, близкие родственники.

    [3]

    Полиция, прокуратура, другие органы власти и местного самоуправления должны, согласно проекту, заняться профилактикой домашнего насилия. Основанием для профилактики может стать либо заявление человека, подвергшегося семейно-бытовому насилию, либо заявление других людей, которым стало известно о насилии.

    Основным принципом профилактики при этом названа «поддержка и сохранение семьи», а также «добровольность получения помощи лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию».

    Если факт насилия установлен, выносится защитное предписание, сказано в проекте. Для этого нужно согласие жертвы или ее законного представителя. Нарушителю будет запрещено вступать в контакты с жертвой, в том числе по телефону и интернету, а также предпринимать попытки выяснить место пребывания жертвы.

    Если эти запреты нарушены, полиция обращается в суд за судебным защитным предписанием, которое позволит выселить нарушителя (если есть куда, уточняется в законопроекте).

    История вопроса

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение.

    До 2017 года в статье 116 Уголовного кодекса России были указаны побои «в отношении близких лиц». Но такие побои в семье, совершенные впервые, вывели из-под действия УК и стали считать административным правонарушением.

    В последний год активизировалось обсуждение нового законопроекта о домашнем насилии. В Москве и Санкт-Петербурге прошли митинги и одиночные пикеты за принятие этого закона.

    В ноябре на тему законопроекта высказался представитель Русской православной церкви Вахтанг Кипшидзе. По его словам, предлагаемые меры основываются на западном опыте борьбы с домашним насилием и могут негативно отразиться на институте семьи в России.

    Оксана Пушкина и другие соавторы закона о насилии обратились в полицию из-за угроз

    Депутат Госдумы Оксана Пушкина , адвокат и общественный деятель Алексей Паршин , адвокат Мари Давтян — соавторы нашумевшего закона о защите жертв домашнего насилия. Документ предусматривает создание кризисных центров, повышение статуса участкового и введение судебных запретов на приближение к пострадавшимЗаконопроект сейчас активно обсуждается на самых разных площадках. В Госдуме, Совете Федерации, Общественной палате.

    Однако обсуждения не проходят без акций протеста со стороны радикально настроенных против закона граждан. Но, как оказалось, прессинг не заканчивается и в другие дни.Аккаунты в соцсетях, рабочие и личные почты, телефоны соавторов ежедневно штурмуют неизвестные личности. Так Мари Давтян призналась, что ей угроз приходит меньше всего.

    — Просто у меня достаточно закрытые аккаунты. Поэтому достучаться тяжело. Но кое-что тоже доходит. Удивляют ещё и некоторые общественные деятели, которые вместо обсуждения закона и проблем домашнего насилия переходят на наши личности.

    Депутат Оксана Пушкина получает таких сообщений больше всего.

    — Разного рода нецензурные комментарии были давно, но реальные угрозы стали поступать последнее время в адрес Алексея Паршина и его семьи, — рассказала « КП » Оксана Пушкина. — Похожие угрозы приходят ко мне и в адрес других соавторов закона. Социальные сети, а также личные и рабочие электронные почты становятся объектом рассылки. Комитет по образованию и науки Государственной Думы провел свое неофициальное расследование по письмам массовой рассылки против закона о семейно-бытовом насилии.

    Выяснилось, что «авторы» писем вообще не знают о чем идет речь, таких писем в адрес Государственной Думы не отправляли и не понимают как их электронные адреса оказались у злоумышленников, либо указанные в письмах номера телефонов никому не принадлежат, т.е. были выдуманными. Мы также провели собственный эксперимент. Пройдя по ссылке одного из адресов сайтов, на которых предлагается отправлять письма «против» закона и «за исключение Пушкиной из депутатов», выяснили, что структура этой сети устроена так, что за несколько часов непринужденной «рассылки» один человек может отправить тысячу однотипных писем от имени тысячи разных несуществующих, выдуманных адресатов. Мы понимаем, кто стоит за этой хорошо организованной и финансируемой структурой. Поэтому мне и соавторам закона пришлось обратиться в соответствующие силовые структуры с просьбой провести проверку по изложенным фактам.

    На прошлой неделе все трое написали заявление в органы полиции. Теперь анонимными письмами и угрозами, а также их авторами займутся сотрудники правоохранительных органов.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    Оксана Пушкина: Побои в семье нужно наказывать жестче, потому что там нет защитников

    Депутат Госдумы Оксана Пушкина в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказала, как было принято решение о декриминализации побоев в семье и что сейчас мешает принятию законопроекта о семейном насилии. (подробности)

    Депутаты подготовили поправки в законопроект о домашнем насилии

    МОСКВА, 8 декабря. /ТАСС/. Группа соавторов опубликованного для обсуждения законопроекта о профилактике домашнего насилия подготовила поправки в документ, распространяющие защиту на иждивенцев жертвы рукоприкладства. Текст предлагаемых изменений есть в распоряжении ТАСС.

    Их авторами выступили депутаты Госдумы Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, правозащитница Алена Попова, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, сообщила агентству Пушкина. Ранее она заявляла, что часть членов рабочей группы по подготовке законопроекта принципиально не согласны с отдельными положениями опубликованной Совфедом версии документа. Главное замечание, отмечала Пушкина, касается того, что из-под действия закона в редакции Совфеда исключаются избиения, поскольку в ней семейно-бытовое насилие определяется как умышленное деяние, «не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    «Целесообразно распространить действие закона не только на пострадавших лиц, но и на иждивенцев пострадавших лиц, а также на помогающих пострадавшим представителей субъектов профилактики», — говорится в тексте подготовленных поправок. Распространять защиту на третьих лиц предлагается, если есть основания полагать, что агрессор может причинить им моральный, физический, имущественный вред, «либо воспрепятствовать их законной деятельности, реализации прав, либо высказывает угрозы, оскорбления в их адрес».

    Депутаты и правозащитники также настаивают на включении в итоговую редакцию законопроекта определения «преследование». Под ним предлагается понимать не только поиски, попытки выяснить местонахождение жертвы насилия или вступить с ней в контакт через третьих лиц, но и посещение места работы, учебы, лечения, проживания или пребывания пострадавшей стороны.

    Кроме того, законопроект предлагается дополнить статьей о правах пострадавшего, в том числе праве на возмещение имущественного ущерба и компенсацию морального вреда, причиненного домашним насилием.

    Читайте так же:  Понятие усыновления удочерения детей

    Чем недовольны критики

    Авторы появившегося ранее проекта закона о домашнем насилии раскритиковали опубликованный Советом Федерации вариант.

    «Мы с соавторами ознакомились с предложенной редакцией Совета Федерации. Я, например, в тотальном ужасе. Начиная от цели закона — «сохранять семью», а не защищать жертву, — заканчивая «содействовать примирения сторон», — написала в «Фейсбуке» активистка Алена Попова, соавтор законопроекта о профилактике домашнего насилия.

    Мы с соавторами ознакомились с предложенной редакцией Совета Федерации. Я, например, в тотальном ужасе. Начиная от цели.

    Конец Facebook сообщения , автор: Alena

    [1]

    Депутат Госдумы Оксана Пушкина, еще один соавтор, обратила внимание на то, что в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия — побои, причинение вреда здоровью, потому что они содержат в себе признаки других правонарушений или преступлений.

    «Эта редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо!» — написала в «Фейсбуке» адвокат Мари Давтян.

    «Эта редакция не согласовывалась с нами, хотя я член рабочей группы при Совфеде», — возмутилась юрист.

    «Мы с соавторами тоже ознакомились с новой предложенной редакцией Совета Федерации. И есть моменты, с которыми мы принципиально не согласны», — сказала Би-би-си депутат Пушкина. По ее словам, особое внимание стоит уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания.

    «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультативны. Очередное бремя административной ответственности [штрафов] отразится на семейном бюджете, а соответственно и на жертве», — сказала она, добавив, что отправит свои предложения в Совет Федерации.

    «Работа продолжается», — резюмировала депутат.

    Почему исключается физическое насилие

    Главное, что не нравится критикам, это то что понятие семейно-бытового насилия, используемое в документе, исключает из-под действия закона все виды физического насилия, такие как, например, побои.

    Семейно-бытовое насилие, как следует из законопроекта, — это деяние, «не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но дело в том, что из-за декриминализации в 2017 году побоев в семье, совершенных впервые, они как раз подпадают под административное правонарушение.

    «В подобной формулировке понятия «семейно-бытовое насилие» проект закона теряет вообще всякий смысл», — считает Давтян.

    Первым пунктом при перечислении принципов профилактики семейно-бытового насилия в документе значится «поддержка и сохранение семьи», поэтому Попова делает вывод о том, что законопроект направлен на примирение сторон и урегулирование конфликта. По ее же мнению, стоит сконцентрироваться на защите жертвы.

    [2]

    Помимо этого, отмечают критики, нужно распространить действие закона и на лиц, которые сейчас или раньше вместе жили и вели совместное хозяйство, ведь до 12% семей живут в незарегистрированном браке, а почти 30% семей, по их данным, проживали совместно до заключения брака.

    Есть претензии и к пункту о защитном предписании. В проекте сказано, что оно выносится с согласия лиц, подвергшихся насилию, или их законных представителей. Но его можно выносить и без его согласия, считают правозащитницы, если есть основания полагать, что человек «находится в состоянии зависимости от нарушителя или испытывает страх ввиду нахождения в психотравмирующей ситуации».

    Опубликованный Советом Федерации законопроект предполагает, что защитное предписание запретит агрессору общение любыми способами с тем, кто подвергся насилию, а также выяснять его местонахождение и снова совершать семейно-бытовое насилие.

    Нужно дополнить этот пункт запретом вступать в контакт через третьих лиц, посещать место проживания/пребывания пострадавшего, места его работы, учебы, лечения, а также приближаться к нему ближе, чем на 50 метров, считают Попова и Давтян.

    За нарушение защитного предписания законопроект предполагает штрафы и арест. «Такого рода санкции приведут к ошибке, которая уже была допущена при декриминализации побоев. Предлагаемая ответственность настолько ничтожна, что не будет являться сдерживающим фактором для правонарушителя», — уверена Давтян.

    Поправки, касающиеся механизма защитных предписаний

    Соавторы предлагают, чтобы защитным или судебным защитным предписанием агрессору можно было запретить умышленно приближаться к пострадавшему на расстояние ближе 50 метров, если последний временно находится вне совместного места жительства.

    Одновременно предлагается уточнение, касающееся возможности выселения агрессора на срок действия судебного защитного предписания. Авторы поправок отмечают, что покинуть место совместного жительства нарушитель должен не только «при условии наличия возможности проживать в ином жилом помещении», как это прописано в опубликованной редакции законопроекта, но и если квартира или дом принадлежат жертве насилия.

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был опубликован на сайте Совета Федерации на прошлой неделе. Как заявила ранее председатель верхней палаты парламента Валентина Матвиенко, проект еще раз будет подробно обсуждаться с общественными организациями, в том числе выступающими против этой инициативы, а также представителями патриархии и других традиционных конфессий. По ее словам, в течение двух недель будут собраны предложения и идеи заинтересованных лиц.

    В финальную версию закона о семейно-бытовом насилии вписали примирение

    Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, обязаны будут содействовать примирению жертвы насилия с его виновником. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом говорится в подготовленной группой депутатов и сенаторов итоговой версии законопроекта о семейно-бытовом насилии, с которой ознакомился РБК. Позднее она была опубликована на сайте Совета Федерации.

    Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что с законопроектом до внесения в Госдуму могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ. «В течение двух недель они могут представить свои замечания», — сообщила она.

    Какая защита предлагается жертвам насилия

    Согласно законопроекту, в профилактике и помощи пострадавшим от семейно-бытового насилия должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Участники процесса должны не только бороться с последствиями насилия, но и предупреждать его. Услуги по защите жертв насилия должны предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или есть угроза его повторения.

    Поводом для профилактики насилия сможет стать заявление пострадавшего, обращение людей, узнавших о факте насилия, сведения органов власти, решение суда и так далее. Эти жалобы и заявления должны рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте. Для потенциальных нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь при социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры.

    В законопроекте сохранилось понятие защитного ордера. Если закон будет принят, такой ордер будут выдавать пострадавшим от семейно-бытового насилия и тем, кому оно угрожает. Предписание, или защитный ордер, будет выноситься по согласию жертвы или ее законных представителей. Ордер запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его местонахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

    Читайте так же:  Муж подал на уменьшение алиментов что делать

    Если у выписавшего ордер сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. Судебное предписание можно продлевать на срок до года. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшей или пострадавшим и передать жертве ее имущество и документы.

    Проект предусматривает конфиденциальность как пострадавших от насилия, так и нарушителей закона.

    Как изменился документ

    Авторы законопроекта определяют семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений. По данным «Коммерсанта», Кремль настаивал на исключении из законопроекта описания нескольких видов семейно-бытового насилия. Но в финальной версии эти положения сохранились.

    В законопроекте подчеркивается, что помощь пострадавшим от насилия может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Изначально такой нормы не было.

    Из финальной версии исчезли положения о некоторых категориях лиц, отмечает адвокат Ольга Гнездилова. Из списка тех, кто может подвергаться насилию, исключены бывшие партнеры. «Остались только бывшие супруги, но нет тех, кто разорвал отношения, — отметила она. — А по делу Валерии Володиной, например, мы знаем, что ее преследовал именно бывший бойфренд».

    Также из описания защитного ордера исключили норму, ограничивающую расстояние, на которое нарушитель может приближаться к жертве. «Сначала было 50 м, потом десять, сейчас вообще нет расстояния», — сказала Гнездилова.

    За законопроект и против него

    Соавтор законопроекта депутат Оксана Пушкина сказала РБК, что считает дискуссию вокруг документа ожидаемой и нормальной. Авторы надеются, что противники законопроекта смогут обсудить необходимые правки ко второму чтению. А у представителей Госдумы есть свои претензии к его нынешней версии.

    «Считаем важным особое внимание уделить определению семейно-бытового насилия, так как в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия, потому что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — отметила Пушкина. — Также необходимо уточнить субъектный состав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию: в указанной формулировке отсутствует упоминание о парах, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но не связаны официально». Это важно, так как до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака, заметила депутат.

    Особое внимание она предложила уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания. «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультатны, — считает Пушкина. — Штраф от 1000–3000 руб. — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения, нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет».

    Претензии есть и у юристов. Одна из главных проблем законопроекта в нынешней редакции в том, что его основная цель — это защита семьи, а не максимальное обеспечение безопасности пострадавшей или пострадавшего, считает Гнездилова. Прописанная в документе норма, что общественные организации должны способствовать примирению сторон, может противоречить не ратифицированной в России Стамбульской конвенции, указывает адвокат.

    «Кроме того, документ не распространяется на ситуации, которые содержат признаки административного правонарушения или уголовного преступления, — отметила юрист. — Это плохо, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления». Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема.

    Вопросы у юриста вызвало и то, что судебный ордер может быть выписан только по заявлению полицейского. По мнению Гнездиловой, нужно, чтобы за ним могли обращаться и сами пострадавшие. «В несудебном защитном ордере нет запрета на пребывание в общем помещении, — уточнила Гнездилова. — Это не очень хорошо, потому что пребывание вместе чревато причинением нового вреда, а бумага не послужит серьезным сдерживающим фактором».

    Ранее о поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что Кремль не занимается проблемой домашнего насилия, хотя таковая существует.

    Реакция на закон

    Разработка законопроекта о семейно-бытовом насилии вызвала бурное обсуждение и в том числе протесты. В конце ноября в московском гайд-парке в Сокольниках состоялся согласованный митинг движения «Сорок сороков» в защиту традиционных ценностей против законопроекта о семейно-бытовом насилии. Через несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников законопроекта, организованный правозащитницей Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Соавтор законопроекта депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась в полицию из-за поступающих авторам документа угроз.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Это не первая попытка разработать закон о домашнем насилии. Впервые соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017 года побои в отношении близких лиц фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Тогда Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

    Источники

    Литература


    1. Безуглов, Анатолий Встать! Суд идет: моногр. / Анатолий Безуглов. — М.: Детская литература. Москва, 2014. — 224 c.

    2. Толкушкин, А.В. Налогообложение физических лиц при операциях с недвижимостью / А.В. Толкушкин. — М.: ЮРИСТЪ, 2000. — 344 c.

    3. Евецкий, А.А. О юридических лицах / А.А. Евецкий. — М.: ООО PDF паблик, 2009. — 879 c.
    4. Краткий курс по теории государства и права. Учебное пособие. — М.: Окей-книга, Рипол Классик, 2016. — 144 c.
    5. Кутафин, О. Е. О. Е. Кутафин. Избранные труды. В 7 томах. Том 6. Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица / О.Е. Кутафин. — М.: Проспект, 2011. — 336 c.
    Соавторы закона о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here