Стамбульская конвенция о насилии в семье

Важная информация в статье: "Стамбульская конвенция о насилии в семье". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Андрей Кормухин: «Закон о семейном насилии» лоббируют ЛГБТ и иностранные агенты

В субботу 23 ноября в московском парке «Сокольники» состоится митинг против принятия так называемого закона о семейном насилии, который может разрушить само понятие семьи.

Митинг, согласно заявке организатора (движения «Сорок Сороков»), пройдёт в защиту традиционных духовно-нравственных ценностей и традиционных семей и против принятия закона СБН (о семейно-бытовом насилии).

Мы побеседовали с правозащитником, координатором общероссийского движения «Сорок Сороков» Андреем Кормухиным о том, что же именно в этом законе настораживает россиян:

«Лоббисты данного закона, в принципе, не скрывают, чего они хотят. Хотя некоторые моменты скрыты под красивыми формулировками и красивыми словами. Но при этом то там, то здесь проскакивает от разработчиков этого закона, что он написан как и в 120, как они говорят, «цивилизованных» странах. И сторонники этого закона апеллируют в своей аргументации к Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, – прим. ред.) и тому, что Россия одна из немногих стран, которые эту конвенцию не ратифицировали. Но когда люди открывают Стамбульскую конвенцию и начинают читать, то находят там очень интересные формулировки, которые говорят о том, что данная конвенция задаёт юридическую норму для так называемого гендерного равноправия.

Наше общество не знает, что такое гендерное равноправие, и защитники данного закона подают его как равенство между мужчиной и женщиной. Но если вы откроете любой источник и наберёте слово «гендер», то обнаружите, что это не мужчина и женщина, это пол, которым ощущает себя мужчина или женщина. На сегодняшний день насчитывается 58 полов, которыми себя ощущают те или иные мужчины и женщины. Так вот, Стамбульская конвенция как раз и говорит о гендерном равноправии этих 58 полов.

А если мы откроем Конституцию нашей страны и посмотрим статью 15, часть 4, то мы там прочитаем, что международные договоры и нормы международного права имеют преимущественное значение, если Россия эти международные документы подписывает. Отсюда что следует? Что как только мы ратифицируем эту Стамбульскую конвенцию, к чему призывают разработчики этого закона, автоматически наш, российский закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних становится относительно Стамбульской конвенции ущербным. То есть он должен быть отменён.

[2]

Если вы откроете письмо в поддержку закона о так называемом семейно-бытовом насилии, то увидите среди подписантов этого закона феминистские и ЛГБТ-организации. Причём здесь, казалось бы, ЛГБТ и этот закон? Так вот, это прямая заинтересованность! Потому что, как только будет отменён закон о запрете пропаганды гомосексуализма на территории России, автоматически они подают заявки на гей-парады, начинают лоббировать однополые браки.

А когда люди, которые выступают против этого, начнут говорить: «Подождите! У нас общество консервативное в большинстве своём, разделяющее духовно-нравственные ценности, у нас это прописано в стратегии национальной безопасности, подписанной президентом Владимиром Путиным», — на это они покажут Стамбульскую конвенцию и скажут: «Ребят! Но Россия ратифицировала конвенцию о домашнем насилии и гендерном равноправии! У нас, согласно конституции, Стамбульская конвенция относительно этого закона имеет преимущество».

Поэтому, поверьте, пройдёт совсем немного времени, когда мы на улицах наших городов увидим марширующие гей-парады. И есть очень большая вероятность принятия закона об однополых браках. А дальше будет другая история, связанная с этим же законом. По нему не только правоохранительные органы должны работать с проявлениями насилия в семье, а ещё и общественные некоммерческие организации. Так вот, как только этот закон будет принят, появится много организаций, которые будут иметь право отбирать детей у нормальных семей и передавать их в гомосексуальные пары.

Когда вся эта кампания начиналась, одна из его главных лоббисток-феминисток, общественница Алёна Попова, в интервью DW, не скрывая, написала, что если данный закон будет регулировать только физическое насилие, а не будет регулировать психологическое, экономическое и сексуальное насилие, то закон потеряет смысл.

А что такое экономическое, психологическое насилие? Пусть мы уберём сексуальное, хотя там формулировка тоже достаточно размытая, потому что если я, например, буду навязчиво приставать к своей жене, то это тоже является формой сексуального насилия. Нам теперь документы подписывать, перед тем как лечь спать друг с другом?

Вернёмся к психологическому и экономическому насилию. Формулировки размыты очень сильно. Например, моему ребёнку кто-то из его друзей подарил какой-то гаджет, и я застал ребёнка, смотрящим в этом гаджете то, что мне не нравится. Или он проводит в этом гаджете слишком много времени, и я, как родитель, этот гаджет отбираю. Мой ребёнок начинает капризничать, а мой сосед-недоброжелатель пишет заявление, приезжает организация, выписывает мне ордер, моего ребёнка изымают из семьи на два месяца, помещают его туда, куда у меня не будет доступа. Я не буду знать, где он находится, и в дальнейшем у них будет много вариантов, как моего ребёнка вообще из семьи забрать.

Недавно мы всей страной, прильнув к телеэкранам, наблюдали за судьбой Дениса Лисова, который с огромными трудностями вывез своих двух дочек из Швеции, забрав их из лап ювенальной юстиции. И мы его поддерживаем, переживаем. А с другой стороны у нас пытаются принять тот самый закон, по которому в Швеции детей Дениса Лисова как раз и забирали.

Вот эти подводные камни лоббисты данного закона и скрывают от общества. Общество разве захочет, чтобы по улицам маршировали гей-парады? Общество захочет, чтобы к ним в семьи вторгались непонятные организации, у которых в уставе прописано, что они обладают возможностью заниматься психологическим воспитанием семейных отношений?

Если любая организация пропишет этот пункт в своём уставе, то сможет заходить в любую семью и проверять, как там живут муж и жена, выспрашивать детей, обижал ли папа, шлёпал ли по попе, почему он водит маленького ребёнка в храм по воскресеньям, это ведь психологическое насилие, почему водит в школу? Это ведь издевательство! Он должен дома сидеть, если он не хочет ходить в школу. Так появляется инструмент, который жизни миллионов людей может превратить в ад.

И я ещё не говорю про преступные возможности этого закона. Проявятся криминальные таланты. По этому закону, например, даже если мужчина — собственник жилья, но якобы он обидел женщину психологически или деньги не дал на поход к косметологу (экономически обидел), то она может написать заявление на него, и ему выпишут охранный ордер, запрещающий приближаться к ней ближе чем на 10 метров. То есть мужчина, выходит, должен вне квартиры находиться. То есть, по сути, этот мужчина выселяется из той недвижимости, собственником которой он является. Представляете, какой это лакомый кусок для тех же самых криминальных структур, которые смогут использовать в своих целях девушек, которых будут знакомить с мужчинами и через такие механизмы их выселять из собственных квартир?

И туда же, как это ни дико сейчас прозвучит, относится тема трансплантологии, потому что сейчас у нас все медицинские показатели людей хранятся в электронных базах, которые успешно продаются, которые успешно крадутся. То есть у тех же преступных группировок будет доступ к данным детей. Находится ребёнок, который по тем или иным показателям подходит как донор для детей сильных мира сего. И дальше, через этот же механизм, появляется какая-то некоммерческая организация, которая ребёнка изымает сначала на 2 месяца, куда-то увозит, а сама пропадает. Те сумасшедшие деньги, который сильный мира сего отдаёт за донорские органы, позволяют ему без проблем открыть-закрыть эту НКО и решить свои проблемы за счёт несчастного ребёнка.

Читайте так же:  Где написан номер свидетельства о рождении ребенка

Этот разлом может пройти по миллионам наших семей, если мы не спохватимся, пока не поздно. А поздно будет, если мы ратифицируем эту Стамбульскую конвенцию через этот закон.

И ещё важный момент. Есть письмо в поддержку этого закона. Оно есть в Сети, его можно найти на страницах «Новой газеты», которая написала большую статью в поддержку этого закона. Там есть список этих организаций. Большая часть организаций, которые подписали это письмо, — феминистские и ЛГБТ-организации. Из 35 официально зарегистрированных организаций, подписавших это письмо, 24 являются организациями, получающими финпомощь из-за рубежа. То есть являются иностранными агентами.

Для нас не совсем понятно, почему многие госорганы серьёзно рассматривают этот антироссийский, антигосударственный, антинравственный закон. Только лишь потому что у России появились какие-то обязательства перед кем-то, о которых мы не знаем? На ТВ откровенно манипулируют мнением россиян, показывая сцены физического насилия над женщинами, причём часто показывают именно срежиссированные сцены, записанные в студийных условиях, где жертвы исключительно женщины, а агрессоры суровые брутальные мужчины.

А на самом деле у нас семья — самый безопасный общественный институт. У нас нет более безопасного места, куда бы хотелось вернуться, где бы хотелось преклонить голову. Именно в семье больше всего любви, самопожертвования, добра. Вместо того, чтобы семью делать зоной любви и взаимопонимания, этот закон делает из семьи зону вражды, ненависти и насилия.

Именно поэтому мы 23 ноября устраиваем митинг, чтобы людям рассказать об этом.

Мы не знаем, почему сейчас это так сильно лоббируется. Может, это было условием возвращения России в Совет Европы со стороны европейских парламентариев. Может, это было условие ратификации «Северного потока — 2». Но это страшнее, чем танки и пушки, это решение рубит генофонд наш, безопасность страны. Я могу сказать, что это конец семьи, конец России.

У нас в законодательстве на сегодняшний день 40 правовых норм, которые позволяют регулировать бытовое насилие. 40 норм в уголовном и административном кодексе! У нас есть статья 117 («Истязание»), статья 116 («Побои»). Лоббисты нового закона кричат о том, что якобы статья 116 декриминализирована, но они обманывают общество. Она не декриминализирована. То, что они показывают в роликах о физическом насилии, изображая окровавленных женщин, это уже нанесение вреда средней тяжести и особой тяжести. Или вообще убийство. Оно, вне зависимости от того, где оно было совершено, является преступлением. Зачем отдельно регулировать его законе о семейном и домашнем насилии?

Они часто приводят в пример случай Маргариты Грачёвой, которой муж отрубил руки. Она первый раз обратилась в полицию, полиция не отреагировала. А во второй раз он ей отрубил руки. Во-первых, это вопиющий факт, муж — преступник, он получил за это 14 лет. Да, полиция должна была в первом случае реагировать на этот момент, и это, возможно, предотвратило бы преступление. Но для этого качество полицейских должно улучшиться! На должности участковых должны прийти квалифицированные люди!

У нас достаточно норм права, достаточно опыта. Давайте, может, начнём думать, как нам улучшить институт участковых инспекторов, как увеличить их штат, какие обучающие программы подготовить? Как повышать их квалификацию? А самое главное, как повысить им зарплаты? Может, не надо придумывать тогда эти все меры с экономическим и психологическим насилием, которыми смогут воспользоваться прежде всего сомнительные организации, ЛГБТ-пропагандисты и прямой криминал?»

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

http://jpgazeta.ru/andrey-kormuhin-zakon-o-semeynom-nasilii-lobbiruyut-lgbt-i-inostrannyie-agentyi/

Парламент Словакии вынес решение по Стамбульской конвенции о правах женщин

Парламент Словакии подавляющим большинством отклонил ратификацию Стамбульской конвенции о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин, 25 февраля сообщает издание DennikN.

Против ратификации конвенции проголосовали 96 из 113 депутатов.

«Мы считаем, что у президента больше не будет личных проблем с отказом от Конвенции», — заявил заместитель председателя Словацкой народной партии Ярослав Пашка.

Издание сообщает, что Стамбульская конвенция (СК) была подписана Словакией, но так и не была ратифицирована, поэтому она никогда не была обязательной для Словакии. Это подтвердили президент Зузана Капутова и премьер-министр Питер Пеллегрини.

Напомним, законы о домашнем и гендерном насилии 2004 года, основанные на СК, не работают, не предотвращают убийств женщин и содержат дискриминационные и антидемократические нормы. Именно в семейном законодательстве СК предлагает отменить такой фундаментальный принцип права, как презумпция невиновности. Отсутствие необходимости доказывать вину «правонарушителя» усугубляется включением в перечень преступлений «психологического насилия», которое может включать в себя, например, косой взгляд или повышенный тон.

Еще одна антидемократическая черта законов о домашнем и гендерном насилии — это их высокая коррупциогенность и коммерциализация услуг по защите женщин. Согласно статье 9 Стамбульской конвенции предполагается, что такие услуги могут оказываться НКО.

Стамбульская конвенция и другие международные документы о домашнем и гендерном насилии требуют от стран создавать репрессивную машину, действующую по своему отдельному внутреннему законодательству, не связанному с государственными законами.

http://rvs.su/novosti/2020/parlament-slovakii-vynes-reshenie-po-stambulskoy-konvencii-o-pravah-zhenshchin

От однополых браков до освобождения от службы: адвокат о «капканах» Стамбульской конвенции

Адвокаты в Армении крайне обеспокоены перспективой ратификации Стамбульской конвенции, которую они считают противоречащей Конституции.

ЕРЕВАН, 25 июл — Sputnik. В случае ратификации Стамбульской конвенции представители ЛГБТ-сообщества из разных стран смогут просить в Армении убежище и статус беженцев. Об этом председатель Палаты адвокатов Армении Ара Зограбян сказал во время пресс-конференции в четверг.

«Кроме того, в случае ратификации конвенции, преграды на пути создания однополых семей и усыновления однополыми парами детей исчезнут, либо их станет меньше, что отрицательно скажется на демографии. Опять же в случае ее подписания, от несения воинской службы будут освобождаться мужчины, считающие себя женщинами. Естественно, это отрицательно скажется на боеспособности нашей армии», — сказал он.

По его словам, конвенция противоречит Конституции. Противники конвенции уповают на правительство, либо на Конституционный суд, которые могут ее не ратифицировать. Что касается парламента, то тут Зограбян ничего наверняка сказать не может.

«Зная, какой позиции придерживаются некоторые депутаты парламента относительно легализации марихуаны, на парламент особой надежды нет. Полагаю, что министерство труда и социальных вопросов Армении в лице ее главы также поддерживает эту идею. На ее продвижение и направлена массовая акция с распространением в сети всяких историй о случаях насилия», — сказал он.

С ратификацией Стамбульской конвенции исчезнут противоречия с Конституцией, отмечает Зограбян, и в этом случае представители ЛГБТ- сообщества смогут спокойно вступать в брак или усыновлять детей, так как если какая-либо из норм закона противоречит международной, то приоритетной считается вторая.

Он напомнил, что в 14-и из 28 стран Евросоюза разрешены однополые браки, такие семьи могут также усыновлять детей.

Группа адвокатов в Армении инициировала сбор подписей против ратификации Стамбульской конвенции. Юристы также призывают премьер-министра Армении, парламент и правительство отказаться от нее.

Зограбян добавил, что уже действует сайт nostambul.am, где все противники конвенции могут поставить свою подпись. Адвокат пообещал, что сбором подписей они не ограничатся, а предпримут все не выходящие за рамки закона меры (обсуждения, мирные митинги и так далее) для противодействия этой идее.

Напомним, из 47 стран Совета Европы конвенцию ратифицировали 34, подписали – 11, в том числе Армения. Россия и Азербайджан ее не подписали, а Болгария признала конвенцию противоречащей конституции.

http://ru.armeniasputnik.am/society/20190725/19771881/Ot-odnopolykh-brakov-do-osvobozhdeniya-ot-sluzhby-advokat-o-kapkanakh-Stambulskoy-konventsii.html

Родители добились очередной победы: Минтруд против ратификации Стамбульской конвенции

Родительская общественность одержала очередную «незаметную» победу. После массовых выступлений родительских организаций России Минтруда и социального развития начало отвечать нашим активистам что власти РФ не намерены ратифицировать Конвенцию Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием над женщинами и с домашним (бытовым) насилием (Стамбульская Конвенция) — что лоббировали многочисленные лоббисты «гендерного равенства» и феминистки.

Читайте так же:  Получения доверенности на несовершеннолетнего ребенка

Разговоры о возможности ратификации Стамбульской конвенции, которая прямо предусматривает обязанность государства-подписанта ввести уголовную ответственность за «семейно-бытовое насилие» и прочие гендерные «радости», идут уже много лет. Весной 2016 года Россия оказалась в шаге от этого, когда наши компрадоры от власти во главе с экс-министром образования Дмитрием Ливановым вели переговоры об имплементации (присоединении) России к Стратегии Совета Европы по обеспечению прав ребенка на период 2016-2021 г.г. Пункт 49 этой Стратегии прямо гласил: «Совет Европы будет настоятельно рекомендовать государствам-членам СЕ подписать, ратифицировать и действенно внедрять Конвенцию СЕ о предупреждении и борьбе с насилием над женщинами и с домашним (бытовым) насилием (Стамбульскую Конвенцию), в частности через работу Группы Экспертов по противодействию насилию над женщинами и домашнему (бытовому) насилию (GREVIO) с тем, чтобы защищать девочек от насилия на гендерной почве, предупреждать такое насилие, осуществлять уголовное преследование за это преступление и искоренять его, а также применять Конвенцию для защиты всех детей, пострадавших от домашнего насилия».

Патриоты, по призыву Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге, тогда подняли шум—и смогли, вместе с другими родительскими и патриотическими организациями России — добиться срыва этих планов.

Однако гендеристы, феминистки и прочие лоббисты «европейских ценностей» решили внедрять свои инициативы по частям—и начали проталкивать в законодательство отдельные законопроекты – «О семейно бытовом насилии», «О семейно-бытовом дебоширстве», «О гендерном равенстве». В итоге ни один из этих законопроктов до сих пор так и не принят благодаря активному и самоотверженному сопротивлению родительской общественности.

Несколько хуже обстояли дела с исполнительной властью — 8 марта прошлого года премьер Дмитрий Медведев подписал некую «Стратегию действий в интересах женщин», которая была выдержана вполне в духе Стамбульской конвенции, хоть и не была столь радикальной и не влекла столь опасных последствий (подробнее см. нашу статью «Правительство определилось со своим гендером» ).

Однако в последнее время, ювеналы и гендеристы резко усилили натиск на семью . В декабре прошлого года в Общественной палате РФ прошел откровенный шабаш гендеристов под названием «Международная конференция Гендерное равенство — революция или эволюция?», на которой выступали представители сексменьшинств. В частности, некая Мара Маринаки, главный советник Европейской службы внешних действий по гендерным вопросам, тогда призывала Россию подписать и ратифицировать Стамбульскую конвенцию, поскольку иначе «будет невозможно воплотить в практику такие фундаментальные европейские ценности, как «гендерное» равенство». Спустя три месяца призыв Маринаки поддержала Уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, заявившая, что Россия зачем-то должна присоединиться к Стамбульской конвенции и ратифицировать её, и что она сама уже получила предложение войти в рабочую группу для выработки соответствующего решения.

Родительские организации отвечали на эти планы пикетами, петициями и даже коллективным выражением недоверия одной из главных лоббисток законопроекта о семейно — бытовом насилии Оксане Пушкиной (соответствующее решение было принято в марте с.г. на всероссийском съезде родителей в Президент-отеле). В апреле в Москве, в Международном фонде славянской письменности и культуры, прошли «круглые столы в защиту семьи, детства и духовно-нравственных ценностей», инициатором которых стали движения «Семья. Любовь. Отечество» и «Народный собор»—результатом которых стали коллективные обращения к Президенту от сотен видных общественных деятелей России с требованием не допустить ратификации Стамбульской конвенции.

И вот, наконец, буквально сегодня, 29 мая, мы получили долгожданный ответ из Минтруда. Представитель ведомства, которое еще недавно считалось главным рассадником антисемейных «европейских ценностей» (в частности, именно эта структура разрабатывала злосчастную «Стратегию действий в интересах женщин») , прямо заявил что правительство «не планирует» присоединяться к Стамбульской конвенции –поскольку она противоречит многим положениям Российского законодательства и «принципиальным подходам Российской Федерации по защите и продвижению традиционных нравственных и семейных ценностей»

Документ нам прислала одна из наших подписчиц, направлявшая обращение президенту России о недопустимости Стамбульской конвенции примерно такого содержания:

Уважаемый Владимир Владимирович!

Надеемся, что в ближайшее время подобные ответы получат и другие наши соратники, писавшие подобные обращения – и, самое главное, что позиция профильного министерства, Думы и других органов власти не изменится несмотря на европейские пристрастия значительной части нашей политической «элиты».

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B8-%D0%B4%D0%BE%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%8C-%D0%BE%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%BF%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%B4%D1%8B-%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%B8/

Законопроект о семейно-бытовом насилии разрушает семьи и Россию

Как российский законопроект о семейно-бытовом насилии связан с Конвенцией Совета Европы «О предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием» (Стамбульская конвенция). Чем вредна эта конвенция?

Сколько полов признает ООН? Почему на международном уровне поддерживаются и продвигаются самые низменные инстинкты? Чем опасен продвигаемый законопроект не только для семьи, но и государства?

Об этом главному редактору «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказал лидер и создатель православного движения «Сорок сороков», отец девяти детей, состоящий 25 лет в счастливом браке, композитор Андрей Кормухин.

Читайте начало интервью:

[1]

— Андрей, как может быть принят закон, который противоречит какому-то другому, уже принятому ранее, действующему закону? Ведь некоторые положения законопроекта о семейно-бытовом насилии противоречат закону «О запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних», другие — еще каким-то законодательным актам.

— Да. Такого быть не может. Сначала тогда надо отменить или изменить действующие законы. Но лоббисты делают вид, что не замечают этого противоречия, и методично стараются всячески пропагандировать, проталкивать этот законопроект.

— Законопроект о семейно-бытовом насилии вы связываете со Стамбульской конвенцией. Как она называется?

— Официальное название — «Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием».

[3]

— По вашей оценке она становится чуть ли не знаменем для сторонников гей-пропаганды.

— Да. Потому что там записан такой постулат. И, например, гендер там прописан как социальный пол. Не как биологический, а именно — социальный пол, и бери себе любой на выбор любой из 58 полов. Они уже узаконены, например, в Великобритании и во Франции. Это все уже есть. А нам же любят все рассказывать, что надо делать как в цивилизованном обществе, брать с них пример.

— Великобритания, Франция — это их дело. А где это на международном уровне сказано?

— В этой же конвенции. И если мы подписываем эту международную конвенцию, то для нас она становится обязательной в правоприменении. Есть уже даже и Международная конвенция по линии Организации объединенных наций. В ООН уже есть понятие «гендерного равноправия»!

Они признают то, что мужчина может ощущать себя женщиной или трансгендером и т. д., там есть множество таких гендерных историй. Более того, не только это в ООН признано, они же уже исключили статью педерастии из разряда болезней, которые раньше были указаны в соответствующем списке.

— Они даже педофилию где-то исключили.

— Да, даже педофилию. Они идут в общество инстинктов, в цивилизацию примитивных инстинктов на этом законе. Почему закон и вызвал такую реакцию. Столкнулись два цивилизационных проекта. Их проект совершенно не совместим с нашим, по крайней мере для русского народа, потому что он отрицает наши духовно-нравственные ценности, это полностью против Русской православной церкви.

Так вот, столкнулись две цивилизации. Одна — цивилизация инстинктов, как назвал это святейший Патриарх Кирилл, когда люди не признают существование Бога, когда люди считают, что они удачная проекция обезьяны, и они живут как бы в этой парадигме. То есть для них понятия греха не существует. И цивилизация традиционалистов, для которых понятие человек — это все-таки создание Божье и высшее творение, венец природы, им чужда.

И, соответственно, в этих двух цивилизационных моделях находится вот эта самая конфликтная ситуация. Ведь когда Церковь что-то предлагает, они сразу же с ходу все отвергают. Церковь зачастую просит: «Отдайте нам функции духовно-нравственного воспитания». Но тут же эти господа выходят и говорят, что никак нельзя и т. п.

— Но есть же атеисты. Как Церковь может заниматься нравственно-духовным воспитанием атеистов?

— Так ведь никто не предлагает атеистам следовать всем постулатам, которые транслируют Церковь и вообще наша традиция. Но наша традиция — многовековая, она доказала свою необходимость всем своим существованием. Именно благодаря ей и сама наша страна продолжает сохраняться.

Читайте так же:  Отказ от нсу детям инвалидам
Видео (кликните для воспроизведения).

Посмотрите, мы, с одной стороны, принимаем стратегию национальной безопасности. В 2015 году президент Путин подписывает указ по этому поводу, где зафиксировано, что для нас традиционные духовно-нравственные ценности являются одной из самых важных составляющих зашиты, охраны и пропаганды государства на долгую перспективу, что угроза и разрушение традиционных духовно-нравственных ценностей являются такими же угрозами для России, как цветные революции, как терроризм. Там все это четко прописано.

Также мы принимаем национальный проект «Демография», по которому мы взываем к обществу и делаем посыл: рожайте. Президент Путин постоянно выступает по этому поводу, часто говорит о том, что многодетная семья для нас должна стать нормой в обществе. Мы должны это всячески пропагандировать, потому что если общество не повышает рождаемость, если один-два ребенка на семью, то мы вымираем.

У нас демографическая катастрофа в стране. И одновременно данный закон продвигается. Просто как танком или бульдозером тащится этот закон, который разрушит семью, который каждого родившегося ребенка потенциально делает термоядерной бомбой внутри семьи, которая может в любой момент взорваться, и отца либо мать можно будет посадить в тюрьму по любому поводу недовольства ребенка. А телефоны сейчас везде и у всех. И уже и так постоянно слышатся призывы: если вас кто-то из родителей чем-то обидел, то сразу пишите и звоните.

Читайте продолжение интервью:

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

http://www.pravda.ru/society/1455960-kormuhin/

Чем вреден закон о семейном насилии

Почему разрабатываемый законопроект о семейно-бытовом насилии вызвал такие ожесточенные споры в обществе? Кому и для чего он нужен?

Об этом главному редактору «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказал лидер и создатель православного движения «Сорок сороков», отец девяти детей, состоящий 25 лет в счастливом браке, композитор Андрей Кормухин.

Читайте начало интервью:

— Андрей, вы сказали, что к нашему привычному пониманию понятие «гендер» не имеет никакого отношения. Это не биологический, а социальный пол, кем себя человек ощущает. И в «цивилизованном» мире уже насчитывается 58 гендерных полов. Это где-то уже законодательно зафиксировано?

— Откройте законодательство Великобритании или Франции, там понятие «гендер» давно существует. И мы знаем, что во Франции был принят закон, когда уже перестало существовать понятие «папа» и «мама». Этого добились лоббисты в угоду этим 58 полам, чтобы их не обижать, потому что, по их мнению, может быть два папы или две мамы. А теперь этот закон французского происхождения у нас в стране лоббируется.

Это делается для того, чтобы превратить Россию в страну, где брак будет уже не союзом между мужчиной и женщиной для деторождения, а союзом между трансгендерами, или, как сказал наш президент, выступая в Токио на «двадцатке», трансформерами. Вы в них просто запутаетесь.

Один депутат немецкого парламента когда просто перечислял всех этих трансгендеров и трансформеров, это заняло несколько минут. Поэтому, если мы хотим, чтобы эта история пришла к нам в Россию, тогда — да, надо ратифицировать Стамбульскую конвенцию и принимать соответствующие законы. И милости просим всех их.

Но есть здесь еще одна очень важная деталь, хочу на ней сакцентировать внимание. При подписании Стамбульской конвенции, при признании гендерного равноправия мы тем самым открываем ящик Пандоры, потому что у нас по Конституции, согласно статье 15 пункту 4, международные законодательные акты, которые ратифицирует Россия, имеют преимущество перед национальными правовыми актами.

И тогда мы обязаны будем сразу же отменить закон по запрету пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. А сегодня это единственная правовая форма, которая позволяет запрещать проведение гей-парадов на улицах наших городов. Как только будет этот закон отменен, мы автоматически получим заявления от представителей вот этих меньшинств, которые будут везде шествовать…

Уже в дальнейшем для России не появится аргументированных и юридически обоснованных отказов в проведении гей-парадов, и все власти, чтобы не нарваться решения ЕСПЧ и различных международных структур, вынуждены будут разрешать гей-парады и все остальные их мероприятия и пропаганду.

И мы видим, как это сейчас происходит на Украине, в Молдавии, Сербии и других странах, которые ратифицировали и приняли эти правила, потому что хотят войти в цивилизованный Запад. Там господа нетрадиционной ориентации идут по улице — их 200 штук, а их охраняют тысячи вооруженных полицейских и военных на БТРах от возмущенного общества.

Так вот, чтобы до этих ситуаций не доводить, чтобы общество не было у нас разделено и еще больше озлоблено, такого принимать нельзя ни в коем случае. У нас эти идеи, насколько я знаю по статистике, разделяют максимум полтора процента населения страны. Нельзя допустить, чтобы остальные девяносто восемь с половиной процентов превратились в обиженных и оскорбленных. Поэтому мы не должны ни в каком виде подобные законы и соглашения даже рассматривать.

Бороться с насилием, в том числе в семье, безусловно, надо. Никто и не говорит, что не нужно бороться. Просто не нужно, во-первых, открывать ящик Пандоры, про который я сказал, а во-вторых, не нужно семью выделять единственной из всех форм насилия, из всех общественных площадок, пространств, в которых насилие происходит. Но кто-то решил выделить именно семью. Это решили сделать именно лоббисты этих движений для разрушения семьи.

Семья — самое безопасное место, где больше всего любви у нас в обществе, где больше всего добра, куда человек возвращается всегда с работы и хочет и находит тот самый пресловутый домашний очаг. А заявляется, что мы вдруг вмешиваемся и разрушаем все это, потому что кто-то решил, что это не безопасная зона, а зона насилия и вражды. Поэтому мы должны из всех видов насилия выделить именно семейное и начать его регулировать.

— Конечно, семья — это не только ячейка нашего общества, это наша личная крепость, очаг, где мы набираемся сил, где нас любят и т. д. Но это в идеале, у многих людей это есть, конечно, многим повезло жить в таких семьях. Но, к сожалению, есть люди, для которых семья — это кошмар, деспотизм, тирания, оскорбления… Если говорить о работе, об улице, о каких-то других местах, то оттуда можно уйти, можно сменить место работы или учебы, можно сменить место жительства…

— Можно сменить и семью.

— Можно сменить семью. Но, насколько я понимаю, жертвами такого отношения становятся люди слабые. Они не могут сменить семью, они находятся в финансовой, моральной или еще в какой-то зависимости. То есть чаще всего это такое виктимное поведение, когда люди не могут сами себя защитить. Их надо защищать.

— Кому нужно защищать этих людей или эти семьи? Кто будет это делать?

— Государство, например.

— Государство? Вот скажите, пожалуйста, вы бы хотели, чтобы появился кто-то, кто бы защищал вашу семью? То есть указывал вам и другим членам семьи, что надо делать и что не надо, как себя вести? Чтобы ваши дети, женясь или выходя замуж, параллельно с браком получали еще третью субстанцию — соглядатая, который будет к ним и к вам заходить в дом и наблюдать, как кто между собой общается, как люди живут в семье, какие там отношения? Вы представляете, что это такое?…

Читайте продолжение интервью:

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

http://www.pravda.ru/society/1455617-kormuhin/

Андрей Кормухин: законопроект «О семейно-бытовом насилии» — дьявол в деталях

Почему разрабатываемый законопроект о семейно-бытовом насилии вызвал такие ожесточенные споры в обществе? Чем законопроект вреден? Почему движения сторонников традиционной семьи выступают резко против законопроекта о семейно-бытовом насилии и заявляют о его большой опасности?

Как российский законопроект о семейно-бытовом насилии связан с Конвенцией Совета Европы «О предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием» (Стамбульская конвенция) и чем вредна эта конвенция, по мнению протестующих?

Почему сторонники традиционной семьи считают вредным для России принцип гендерного равенства?

О своем категорическом несогласии с разрабатываемым законопроектом о семейно-бытовом насилии главному редактору «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказал лидер и создатель православного движения «Сорок сороков», отец девяти детей, состоящий 25 лет в счастливом браке, композитор Андрей Кормухин.

Читайте так же:  Конвенция оон о защите прав ребенка

— Андрей, ожидаемо оказался очень обсуждаемым скандальный законопроект «О семейно-бытовом насилии», который снова собираются внести в Госдуму. Не все его читали, особенно в последней версии, потому что они постоянно меняются. В мире постоянно проводятся всевозможные акции протеста, демонстрации и марши противников подобных законов, достаточно много людей в них участвует. У нас пока это все на уровне небольших митингов.

— Только началось, да.

— А в Европе просто огромные демонстрации. Вы являетесь одним из самых ярых противников законопроекта. Вы же, наверное, тоже еще даже не читали его новую версию?

— Эта новая версия — просто такая очень хитрая уловка лоббистов и разработчиков данного закона, когда им сказать по поводу закона нечего. Хотя они по поводу этого закона много уже наговорили и достаточно рассказали, что они планируют в него включить. От того, что там переставят слова или изменят формулировку, принципиально ничего не изменится.

А то, что они наговорили по поводу включения тех норм, которые они собираются отстаивать в этом законе, дает нам право уже выступать против этого закона. То есть там достаточно тех целеполаганий, которые они озвучивают, чтобы мы выходили на улицы, выступали с трибун и говорили, что данный закон разрушит миллионы семей в России и разрушит саму Россию как таковую, если он заработает в полную свою силу.

Именно эти цели и поставлены, именно на разрушение направлен этот закон, который активно продвигают во многих странах мира. Он призван разрушить как таковой институт семьи. Когда он начнет действовать во все своей силе, тогда мы сразу этот железный оскал либерал-фашизма почувствуем на себе. В ряде стран это уже давно происходит, и все время усиливается несмотря на огромное сопротивление общества.

— Андрей, про какие именно принципы этого нашего законопроекта вы говорите, что это за целеполагание?

— Никто даже не скрывает, что данный закон является почти калькой с тех законов, которые тоже практически под копирку уже давно приняты и применяются во многих странах так называемого «цивилизованного» мира. Наверно, у нас туда будут привнесены какие-то национальные особенности, что-то будет дополнено согласно каких-то наших практик. Но в целом все это практически калька с этого западного образца.

Как любят говорить лоббисты этого закона у нас в стране, мы находимся позади цивилизованных стран, уже 120 стран ратифицировали Стамбульскую конвенцию, 120 стран приняли закон «О семейном и бытовом насилии». И мы, не принимая данный закон, находимся в арьергарде данного процесса, отстаем. Еще любят добавлять, что мы чуть ли не единственная страна в Европе, которая не приняла этот закон.

— Мы же не в Евросоюзе. Во-вторых, у каждой страны все-таки уже давно есть свои законы по борьбе с семейным и бытовым насилием. Вы говорите о Стамбульской конвенции, но мало кто знает о ней. Что это за конвенция, почему она такая плохая? И почему, по мнению ее сторонников, мы должны ее ратифицировать, так же как и принять закон. Нужно ли ее вообще ратифицировать?

— Стамбульская конвенция, точно так же как и закон, который сейчас пытаются протолкнуть у нас в стране через стены парламента, на поверхности провозглашает благие цели. Она так и звучит: «О борьбе с домашним насилием».

— Когда она была создана и принята?

— Она была разработана в 2011 году, с 2012 года ее начали ратифицировать разные страны. И сейчас, насколько я знаю, больше 120 стран ее ратифицировали. Так вот, когда на поверхности звучит понятие «домашнее насилие», какой здравый человек будет выступать за насилие. Когда ко мне подойдет человек и скажет: «Ты за домашнее насилие?» — я скажу: «Кончено, против». Конечно, это нормальная позиция здравомыслящего человека — выступать против насилия.

Но дьявол в деталях. За красивой ширмой о домашнем насилии скрыта другая начиночка, которая позволяет включить другие механизмы. А звучат они в этой Стамбульской конвенции, как гендерное равноправие, то есть призывает эта Стамбульская конвенция к гендерному равноправию.

— А что такого в гендерном равноправии? И зачем для этого нужна еще и конвенция? Мужчины и женщины сейчас имеют одинаковые права.

— Абсолютно правильно. Именно так большинство жителей нашей страны и понимают данный тезис. Но если зайти в любой словарь и прочитать значение слова «гендер», то сразу становится понятно, что к нашему привычному пониманию равноправия между биологическими полами, между мужчиной и женщиной, понятие «гендер» не имеет никакого отношения. Гендер — это не пол, гендер — это социальный пол, то есть то, как себя ощущает какой-то человек — мужчиной или женщиной.

А в сегодняшнем мироустройстве этих самых цивилизованных стран, разделить участь которых предлагают нам лоббисты этого закона, уже насчитывается до 58 гендерных полов, которыми себя ощущают мужчины и женщины. И нам предлагают, ратифицируя эту Стамбульскую конвенцию, согласиться с тем, что в мире существует уже 58 полов и это гендерное равноправие должно распространиться на территорию России.

Читайте продолжение интервью:

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

http://www.pravda.ru/society/1455616-kormuhin/

Иностранные заказчики закона о насилии над семьей вышли из тени и бомбардируют Совет Федерации

Битва лоббистов и противников модульного западного закона «о профилактике семейно-бытового насилия», являющемся антиконституционным по своей сути и развязывающем властям и НКО всех мастей руки на «профилактическое вмешательство» в любую семью, выходит на финишную прямую. На этом этапе в ней ожидаемо начинают проявлять себя большие игроки – представители тех самых сил, которые устроили феминистко-гендерную катавасию по всей планете с единственной целью – уничтожить традиционную семью как союз мужчины и женщины, скрепленный узами брака. На прошлой неделе на этой ниве проявила себя международная правозащитная организация Human Rights Watch (далее HRW)– печально знаменитая структура либерал-глобалистов, которую очень интересует соблюдение «прав геев» в Чечне и по всей России, в 90-е интересовали права террористов в том же регионе, а еще ранее – права диссидентов-предателей Родины (организация была создана в 1978 году как оружие в холодной войне Запада против СССР).

В конце 2018 года HRW выпустила доклад с наводящим ужас заголовком «Я могу тебя убить, и никто меня не остановит», в котором на фоне сомнительно трактуемой статистики (частные интернет-опросы российских женщин в регионах и доклад Минздрава и Росстата совместно с Фондом народонаселения ООН) нагнеталась истерия в стиле «каждая пятая женщина в России когда-либо страдала от насилия в семье». «Катюша» подробно анализировала это «исследование» «экспертов» HRW, которые уже тогда четко определили свою задачу: «российский парламент ДОЛЖЕН (кому? очевидно, непосредственно HRW) принять отдельное федеральное законодательство о домашнем насилии и ввести за него уголовное наказание в порядке публичного обвинения» – чтобы государство и третьи лица (в т.ч. – фемо-гомо-НКО) могли возбуждать антисемейные дела даже без участия мнимой «жертвы».

Аналогичные цели преследовал экс-генсек Совета Европы Турбьёрн Ягланд, который в 2017 г. начал брызгать слюной непосредственно перед решающим голосованием за отмену печально известного «закона о шлепках».

«Я призываю вас сделать все, что в ваших силах, чтобы упрочить право российских семей жить без насилия и запугивания. Россия обязана соблюдать Европейскую социальную хартию, в которой содержится требование к Сторонам обеспечить защиту детей от насилия. Россия среди четырех государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию (Конвенцию СЕ о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье). Данная конвенция устанавливает уголовную ответственность за все акты физического, сексуального или психологического насилия в семье и между бывшими или нынешними супругами и партнерами», – возмущался Ягланд два года назад.

Тогда родительская и патриотическая общественность с боем смогла отстоять семью – уже вступивший в силу «закон о шлепках» был отменен самим депутатом-лоббистом Павлом Крашенинниковым, вместе со спикером Госдумы Вячеславом Володиным получившим нагоняй от Президента под давлением общества. Заметим, тогда в медийном поле общественникам противостояли все те же знакомые лица, двигающие сегодня тему сембытнасилия. «Правозащитники» из HRW и не думали скрывать западных агентов влияния в РФ – в своем докладе они активно благодарили их за пропагандистскую («просветительскую») деятельность по популяризации темы домашнего насилия.

Читайте так же:  Усыновление 6 детей гранд

И что же мы видим сегодня? Все те же активистки Болотной, представители «белоленточной контрацептивной оппозиции», юристы признанных инагентами центра «Анна», Консорциума женских неправительственных объединений Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина, примкнувшие к ним депутаты Госдумы Оксана Пушкина, Ирина Роднина и т.п. деятели радостно анонсируют открытое письмо Human Rights Watch на имя спикера СФ Валентины Матвиенко.

Симптоматично, что о международных обязательствах России напоминает дамочка, которая любила дружить вот с этими персонажами, отметившимися крайней степенью либертарианства и русофобии и уже покинувшими пределы нашей страны. Удивительно, что лоббистская деятельность госпожи Поповой до сих пор не получила должную оценку органов госбезопасности, и она преспокойно получает высокую трибуну на слушаниях по закону о СБН в Госдуме и других органах власти.

Но вернемся к письму «уважаемых» левозащитников. HRW, как и «наши» гендерные феминистки, оказались крайне недовольны редакцией законопроекта, выложенной на сайте Совета Федерации и настоятельно рекомендовали Матвиенко сотоварищи привести его текст в полное соответствие со… кто бы сомневался, – Стамбульской конвенцией по борьбе с насилием в отношении женщин, со ссылками на российские обязательства в ратифицированных РФ международных договорах.

«Нам известны многочисленные аргументы официальных лиц, которыми они обосновывают свои возражения против выделения домашнего насилия в отдельный уголовный состав или признания его отягчающим обстоятельством. В частности, утверждается, что такой отдельный состав преступления будет дублировать существующие уголовные и административные составы. Выше уже отмечалось, что при этом не учитываются ключевые аспекты домашнего насилия, усугубляющие тяжесть и общественную опасность правонарушения по сравнению с отдельным физическим посягательством.

Следует включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие. В статье 3 Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) предлагается следующая формулировка: все акты физического, сексуального, психологического или экономического насилия, которые происходят в кругу семьи или в быту или между бывшими или нынешними супругами или партнерами, независимо от того, проживает или не проживает лицо, их совершающее, в том же месте, что и жертва. Настоятельно рекомендуем использовать в проекте закона именно это определение.

Восстановить уголовную ответственность за первые побои в отношении близких лиц и перевести все связанные с домашним насилием правонарушения в категорию дел частно-публичного или публичного обвинения. Как отмечалось выше, используемая в делах о побоях и причинении легкого вреда здоровью процедура уголовного преследования в порядке частного обвинения является неэффективной и несправедливой, поскольку бремя доказывания в полном объеме возлагается на пострадавшую сторону, которая самостоятельно должна поддерживать обвинение. Выше уже отмечалось, что этой же позиции придерживаются один из ключевых договорных органов ООН и Европейский суд по правам человека.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки.

Россия является участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая обязывает государство обеспечивать защиту от бесчеловечного обращения и посягательств на неприкосновенность личности и на семью, а также доступ к эффективным средствам правовой защиты».

Перчинки этой истории добавляет тот факт, что в 2010 году фонд сатаниста-мультимиллиардера Джорджа Сороса «Открытое общество» ( признан нежелательным в РФ в 2015 году и, как и другие структуры Сороса, официально свернувшие деятельность в нашей стране) выделил HRW грант в 100 млн. долларов на «расширение глобального присутствия» – это самое большое одномоментное вливание средств в истории НКО. Ранее Сорос, назвавший HRW «одной из самых эффективных организаций», входил в ее Наблюдательный совет – вместе с проживавшей тогда в США Марией Писклаковой-Паркер, основательницей печально известного инагента «центр Анна», до сих пор бомбардирующего российские и западные СМИ и депутатов лживой статистикой, в частности мифом о 14 тыс. женщинах, якобы убиваемых ежегодно в российских семьях. Таким образом, главный престарелый спонсор «оранжевых революций» и ярый противник традиционных ценностей продолжает всеми силами и средствами работать над ослаблением суверенитета России. Напомним, в начале 2017 года авторитетное либеральное издание Bloomberg прямо назвало отмену «закона о шлепках» в РФ «отказом Путина от Запада и его ценностей», а также «шагом на пути к идеологическому суверенитету» нашей страны.

Параллельно с этой «бомбой Сороса», запущенной в Совет Федерации, фемоюристы с опорой на своего агента Пушкину в Госдуме уже начали активно вносить правки в законопроект – в частности, отыграв назад совершенно нелепую, поставившую в тупик абсолютно всех формулировку о том, что «семейно-бытовым насилием являются действия, не входящие в состав нарушений и преступлений КоАП и УК». Как сообщает РБК, в новой версии документа охранные ордера и досудебная защита будет распространяться не только на «жертву» домашнего насилия, но и на ее иждивенцев – т.е. на несовершеннолетних детей, если их мать, к примеру, будет признана жертвой. Также Пушкина сотоварищи намерены включить в состав УК новую статью «преследование», согласно которой ищущий примирения супруг будет наказан за «навязчивые переговоры» с «жертвой» либо ее знакомыми в интернете или по телефону.

Охранное предписание, по мнению лоббисток законопроекта, должен запрещать «насильнику» приближаться к «жертве» ближе, чем на 50 метров, а за повторное нарушение предписания «насильник» будет наказан годом лишения свободы. При этом авторы поправок, словно издеваясь, решили отказаться от денежных штрафов, ибо они, дескать, «ударят по благополучию семьи». А заключение супруга в тюрьму на год, по их мнению, надо полагать, никак не нарушит семейное благополучие. Аналогичный законопроект, четко воплощающий в жизнь все требования к России со стороны HRW и «уважаемых гендерных партнеров», над которым ни один десяток лет трудится юрист-спутница иноагентов Мари Давтян, выложен на сайте фемосообщества «Ты не одна». Очевидно, подобный вариант и будет взят прозападным антисемейным лобби за образец.

Во всей этой истории пока остается невыясненным лишь один вопрос – каким же образом госпожа Матвиенко, Совет Федерации в целом и другие госорганы отреагируют на откровенное иностранное вмешательство в суверенные дела России? Валентина Ивановна летом с.г. успела отметиться заявлением о необходимости «изменения патриархального менталитета» россиян, что по сути ничем не отличается от слов Оксаны Пушкиной: «Этот закон (о профилактике СБН – ред.) – из серии борьбы с ментальностью». Матвиенко же в 2012 году буквально за один день подписала у Владимира Путина списанную с европейских методичек «Национальную стратегию действий в интересах детей», которая фактически легализовала в России ювенальную юстицию. Сегодня у нее есть прекрасный шанс исправить эти свои «заслуги» перед Отечеством. Если Матвиенко все-таки решит продолжить игру в ворота защитников традиционных ценностей, когда все маски уже сброшены – что ж, родительская и православно-патриотическая общественность не прекратит борьбу за суверенитет страны и неприкосновенность института семьи

Видео (кликните для воспроизведения).

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%87%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%BE-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D0%B4-%D1%81%D0%B5%D0%BC%D1%8C%D0%B5%D0%B9-%D0%B2%D1%8B%D1%88%D0%BB%D0%B8-%D0%B8%D0%B7-%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%B8-%D0%B8-%D0%B1%D0%BE%D0%BC%D0%B1%D0%B0%D1%80%D0%B4%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%8E%D1%82-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82-%D1%84%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8/

Литература


  1. Гриненко А. В., Костанов Ю. А., Невский С. А., Подшибякин А. С. Адвокатура в Российской Федерации. Учебник; ТК Велби, Проспект — М., 2016. — 208 c.

  2. Золотов, Ю. А. История и методология аналитической химии / Ю.А. Золотов, В.И. Вершинин. — М.: Academia, 2015. — 464 c.

  3. Кудрявцев И. А., Ратинова Н. А. Криминальная агрессия; Издательство МГУ — Москва, 2013. — 192 c.
  4. Ваш домашний адвокат. Экстренная юридическая помощь. Советы Юриста. — М.: Мир книги, 2004. — 448 c.
  5. Интеллектуальная собственность и реклама. Актуальные вопросы, административная и судебная практика. — М.: Альпина Паблишер, 2017. — 188 c.
Стамбульская конвенция о насилии в семье
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here