Закон о домашнем насилии преследование

Важная информация в статье: "Закон о домашнем насилии преследование". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Что говорит закон о домашнем насилии 2020 года в России и на чьей стороне он стоит?

Домашнее насилие – достаточно распространенная проблема во всем мире. Страдают от данного явления и мужчины, и женщины, и дети, однако последние две категории наиболее сильно подвержены рискам. В 2020 году многие развитые страны имеют закон, позволяющий привлекать к административной и уголовной ответственности домашних тиранов. В России же вокруг принятого в 2019 году законопроекта развернулась целая полемика с участием политиков, юристов и даже РПЦ. Как обстоят дела в РФ с данным законом и как юридически правильно и безопасно защитить себя или близкого человека в подобной ситуации.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

Что собой являет домашнее насилие?

Под понятие домашнее насилие попадают ряд действий физического, психологического, сексуального и экономического характера. К физическому насилию относится:

  • толкание, пощечина;
  • побои кулаками, шлепки;
  • побои палками, ремнями, молотками, другими тяжелыми предметами;
  • порезы и уколы ножом или другими острыми предметами;
  • тягание за волосы, плевки, биение головой об стены и т.д.

К психологическому насилию относятся такие обстоятельства:

  • унижения;
  • постоянная критика;
  • постоянный контроль, слежка, в том числе проверка переписок, телефонов, использование шпионского программного обеспечения, камеры слежения;
  • угрозы убийства жертвы или ее близких;
  • использование уничижительных слов в обращении;
  • создание условий, в которых жертва оказывается зависимой от абьюзера и не имеет возможности попросить о помощи;
  • создание отрицательного мнения о жертве, выставление ее психически не здоровой, чтобы вызвать недоверие к ней, если она пожалуется;
  • шантаж, манипуляции.

К сексуальному насилию относятся не только акты проникновения, но и принуждения к демонстрации обнаженного тела, прикасание к гениталиям, смотреть порнографию или мастурбацию партнера, а также выполнять репродуктивные задачи.

Домашнее насилие иногда называется бытовым, и явление юридически определяется не только среди законных супругов, но и в парах, живущих в гражданском браке.

Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

«По сути, физическое насилие выпало из закона».

«[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

Кто займется профилактикой домашнего насилия?

Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

Читайте так же:  Документы для оформления опекунства над инвалидом

«Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

Что важно знать о самообороне

Довольно часто женщины, страдающие от домашнего насилия, пытаются ответить партнеру той же монетой, однако грань между самообороной и превышением довольно тонкая. Человеческое тело устроено таким образом, что в критической ситуации задействует все ресурсы для выживания и резкий выброс адреналина может привести к плачевным последствиям.

Закон позволяет жертве защищать свою жизнь и неприкосновенность, но запрещает наносить телесные повреждения и вред жизни обидчику. Поэтому, конечно лучше при малейших предпосылках тирании обращаться в правоохранительные органы и фиксировать инциденты.

Что говорят юристы и правозащитники о законе?

Эксперты утверждают, что штрафные санкции для рецидивистов не предположены и в случае жестких нарушений виновник получит реальный срок.

Если ДН фиксируется впервые, то человек будет оштрафован. Условием является и тяжесть нарушение, то есть, если это ограничивается шлепками, подзатыльниками, и т.д. К сожалению, Уголовный Кодекс РФ не регламентирует понятие побои, соответственно опирается лишь на телесные повреждения и если их нет, то доказать рукоприкладство будет проблематично.

Кроме того, жертвы сами часто не говорят о сложившейся ситуации, поскольку часто считают такое поведение нормой. Ведь на уровне менталитета в РФ такие утверждения – «Бьет, значит любит», «Сама спровоцировала» и т.д.

Следовательно, спасение и защита прав жертв домашнего насилия в руках исключительно самих пострадавших. Во всяком случае, пока.

[3]

Какая ответственность за домашнее насилие?

Пока Законопроект о Профилактике домашнего насилия не принят, правоохранители опираются на ст.116.1. УК РФ. Наказание в случае доказательства бытового насилия будет:

  • штраф до 30 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • общественные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест на 3 месяца.

Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

Куда обращаться за помощью пострадавшим?

Женщины, страдающие от домашнего насилия, дети, пожилые люди, не должны молчать. В РФ имеется несколько организаций, которые помогают в борьбе с созависимостью и домашней тиранией:

  1. Проект «Насилию.нет» https://nasiliu.net/.
  2. Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
  3. Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.
  4. Горячая линия помощи: 8-800-7000-600. Позвонить туда можно бесплатно.

Психологи говорят, что подобные союзы редко становятся нормальными и проблемы в отношениях будут только усугубляться. Разработчики законов иного мнения и прилагают усилия для сохранения ячейки общества любой ценой.

В результате домашнего насилия страдают не только женщины, но и дети, которые рискуют попасть «под горячую руку» либо же наблюдают за этим и получают серьезные психологические травмы. Стоит ли сохранять семью в таком формате или нет, решать, конечно, партнерам, но нужно помнить и о том, что даже у любви есть предел.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

В законопроект о домашнем насилии добавили понятие «преследование»

В Совете Федерации в пятницу, 15 ноября, прошло заседание рабочей группы по подготовке законопроекта о домашнем насилии. Депутаты Госдумы разработали правки в этот документ, пишет РБК со ссылкой на его текст. Как отметила соавтор законопроекта, депутат Оксана Пушкина, соответствующие корректировки войдут в окончательную версию проекта закона.

Согласно депутатским уточнениям, в законопроекте раскрывается понятие преследования. Под ним парламентарии понимают «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учёбы пострадавшего, а также места его проживания, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем». Кроме того, под определение преследования подпадают любые действия, из-за которых потенциальная жертва может беспокоиться за свою безопасность.

Эксперт организации «ООН-женщины» Елена Мезенцева в беседе с изданием подтвердила особую важность этой нормы. Сейчас, по её словам, закон никак не защищает от преследования. «За это спасибо ЕСПЧ, летом Европейский суд принял решение в пользу пострадавшей от домашнего насилия Валерии Володиной, она выиграла иск против России, темой иска было преследование», – пояснила Мезенцева. Тогда же стало известно, что в ЕСПЧ находится более 100 жалоб на домашнее насилие, часть из которых связана с преследованием, подчеркнула эксперт.

Среди других депутатских корректировок – запрет общественным организациям, которые специализируются на профилактике семейно-бытового насилия, сообщать правоохранителям о случаях такого насилия без согласия жертвы. По словам Мезенцевой, большинство женщин забирают заявление о домашнем насилии уже на следующий день по разным причинам.

Запрет для организаций сообщать такую информацию означает только одно – по этим ситуациям не будут возбуждаться дела.

Елена Мезенцева, эксперт организации «ООН-женщины»

[2]

Проект закона предлагает ввести защитные предписания, которые запрещают преследователю приближаться к жертве. Такое предписание могут выдать на срок от 30 дней до года, а при необходимости у суда есть право его продлить. Депутаты предлагают за первое нарушение предписания наказывать в административном порядке, при повторном – уже в уголовном.

Авторы инициативы собрали мнения субъектов о разрабатываемом законопроекте. Большинство регионов – 55 из 85 – выступают за принятие закона.

В 2016 году в нижнюю палату уже вносили законопроект о домашнем насилии, но тогда его отклонили ещё в первом чтении. В 2017-м побои «в отношении близких лиц» перевели из разряда преступлений в административные правонарушения, если такой проступок совершён впервые. Автор закона о декриминализации, сенатор Елена Мизулина, утверждала, что уголовное наказание за побои близких может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Закон о декриминализации домашнего насилия принят в первом чтении

В законопроекте о домашнем насилии, который сейчас дорабатывают в Госдуме, появилось понятие «преследование». Речь идет о неоднократных угрожающих действиях, направленных на пострадавшего против его воли, в том числе поиск человека, посещение его места работы, учебы или жительства, устные, телефонные переговоры или попытка вступить в контакт через третьих лиц.

Кроме того, под это определение попадают действия, которых потенциальная жертва чувствует страх за свою безопасность. Депутаты предлагают ввести защитные предписания, за нарушение которых будет грозить административная и уголовная ответственность. По словам соавтора законопроекта Оксаны Пушкиной, в документе впервые появятся профилактические меры, которые ныне в законах отсутствуют. Планируется, что документ будет готов к 1 декабря, тогда проект закона представят на рассмотрение в Госдуму.

Читайте так же:  Как подать на алименты на бабушку

Пострадавшим приходится спасаться до принятия закона о домашнем насилии. Конфликты с супругом лишили Ирину жилья и детей. Постоянные скандалы в семье привлекли сотрудников органов опеки. Двоих мальчиков и девочку из семьи изъяли, а сама Ирина вынуждена скрываться от супруга в кризисном центре. Оказывается, есть такие приюты, куда обращаются женщины, пострадавшие от мужей.

Ирина, пострадавшая: «Было такое, что нос мне сломал, избивал так, что на лице не было живого места, у меня щелочки вместо глаз, а все остальное лицо было синее. Мог голой выгнать в подъезд».

Кризисных центров, их еще называют квартирами, в России немного. Их, как правило, открывают благотворители. Это не просто жилье для пострадавших женщин и их детей, которые устали терпеть побои. Многие, как, например, Вера, прячутся от супругов, которые угрожают расправой. Обращение в полицию, говорит женщина, не помогает. Каждый раз муж выходит на свободу с формулировкой «нет состава преступления» и отыгрывается на жене и ребенке.

Вера, пострадавшая: «Морально давит не только на меня, но и на ребенка, психологически сложно было находиться в семейных отношениях».

Закон, предусматривающий наказание за домашнее насилие, назревал давно, а после известной истории сестер Хачатурян, убивших отца, который издевался над ними, депутаты, члены Совета Федерации и общественники активнее стали прорабатывать детали, ведь важно понимать, когда речь идет об угрозе жизни, а когда просто о разногласиях, которые бывают в каждой семье. Прежде чем законопроект попал в Госдуму, его подробно прорабатывали парламентарии, психологи, общественники. Дискуссии о том, каким должен быть итоговый вариант закона, не прекращаются до сих пор.

Татьяна Касаева, депутат Госдумы РФ: «Если будет четкая система установленная, где жертва знает, куда идти, где ей помогут, то мы и семью сохраним, все же эмоциональные, с другой стороны, сможем жертву защитить».

Инна Святенко, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по социальной политике: «Создав некие ограничения, важно не преступить ограничения, не вторгаться в вопросы семьи, но не преступная уголовный и административный кодексы».

С тем, что пора формулировку «домашнее насилие» прописывать самостоятельно в законе, соглашаются и психологи, ведь порой их помощи недостаточно. Обидчик остается на свободе и часто продолжает угрожать. Важно, чтобы оказавшейся на улице женщине было куда пойти.

Хана Корчемная, психолог: «Сейчас люди практически не знают, как отличить конфликт от насилия. Появится возможность хоть ориентировать людей, чтобы была правовая база для этого».

Алёна Садикова, директор кризисного центра: «Иногда они не видят той опасности, в которой находятся, часто это бывает попытка удушения. Закон не может женщину защитить, если не сломана конечность, всего грозит 3 тысячи рублей штрафа, все равно что за неправильную парковку автомобиля».

Историй, где агрессивный супруг становится фигурантом уголовного дела, не так много. Маргарита Грачёва из подмосковного Серпухова считает себя во временной безопасности. Ее муж, который 2 года назад в порыве ревности отвез ее в лес и отрубил кисти рук, получил 14 лет. И пока нет соответствующего закона, женщине не гарантирована безопасность после выхода бывшего супруга.

Маргарита Грачёва, пострадавшая: «В моем случае я боюсь за будущее, охранные ордера должны быть, хочу, чтобы они были».

В случае с Маргаритой отозвались неравнодушные люди. Поддержка помогла справиться с эмоциями. Несколько недель назад она написала книгу о своей личной жизни. Но не всегда к жертвам семейного насилия приходят на помощь. Тогда и поможет закон, который, возможно, еще предстоит доработать.

В закон о домашнем насилии внесут понятие «преследование»

Авторы законопроекта о домашнем насилии внесли в поправки понятие «преследование».

Речь идет о «неоднократных угрожающих действиях, направленных на пострадавшего вопреки его воле». Они выражаются в поиске человека, посещении его места работы, учебы и жительства, ведении переговоров с целью вступления с ним в контакт через третьих лиц. Сюда же относятся любые действия, из-за которых потенциальная жертва чувствует страх за свою безопасность.

[1]

С целью пресечения такого поведения депутаты предлагают ввести защитные предписания, запрещающие преследователю приближаться к его цели. Ограничение может быть наложено на срок от 30 дней до одного года с последующим продлением через суд при необходимости. В случае нарушения предписания предлагается привлекать преследователя к административной ответственности. Повторный проступок грозит уголовным делом.

Также в поправках предлагается запретить защищающим жертв организациям обращаться в полицию без их согласия. Соавтор документа, депутат Оксана Пушкина уверяет, что все изменения будут учтены в финальной версии законопроекта.

Видео (кликните для воспроизведения).

Это особенно важно на фоне резонансного убийства студентки петербургского университета. Сайт kp.ru писал, что преподаватель СПбГУ Олег Соколов убил и расчленил свою возлюбленную, а после попытался избавиться от тела, выкинув его в реку.

Параллельно этим ужасным событиям коллеги преступника участвовали в подготовке исследования о семейно-бытовом насилии. Узнав, что совершил преподаватель они предложили создать в вузе центр изучения проблем семейно-бытового насилия, передает РБК.

Оксана Пушкина: Принятие закона о декриминализации побоев — это ошибка. Люди, которые его готовили, подвели Путина

ПО ТЕМЕ

Оксана Пушкина рассказала, как новый законопроект защитит жертв от домашнего насилия

Планируется, что документ будет готов к 1 декабря, тогда проект закона представят на рассмотрение в Госдуму . Законопроект предусматривает создание в каждом регионе страны кризисных центров, куда смогут обращаться жертвы домашнего насилия за юридической помощью (подробнее).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Депутат Оксана Пушкина: бэби-боксы не провоцируют сиротство

Депутат Государственной думы выступила за установку «окон жизни» в тех регионах, где это необходимо. Речь идет о специально оборудованных местах анонимного отказа от детей. Младенца всего нужно поместить в контейнер, после чего он будет передан на попечительство государственным службам (подробнее).

Читайте так же:  Доверенность на выезд ребенка за границу образец

Оксана Пушкина о деле сестер Хачатурян: «Девочкам некуда было идти, они не знали про кризисные центры»

Депутат Госдумы считает, что уголовного дела могло бы и не быть, если бы девушки вовремя узнали о том, что есть организации, где оказывают помощь жертвам домашнего насилия. Они не понимали, как это работает, а потому пошли на страшное преступление (подробнее).

Уголовка за преследование. В законопроект о домашнем насилии добавят новые поправки

Ольга Нижельская, Татьяна Струкова

В пятницу 15 ноября рабочая группа Совета Федерации провела заседание по доработке законопроекта о домашнем насилии. Соавтор законопроекта и депутат Государственной думы, член комитета по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина рассказала о том, что новые поправки предполагают появление нового в юридической сфере понятия — преследование.

В соответствии с текстом документа под преследованием понимаются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем». Кроме того, к преследованию причисляют любые действия, из-за которых жертва может «испытывать страх за собственную безопасность».

Угрозы и преследование чаще всего являются неотъемлемой частью домашнего насилия, это подтвердила председатель коллегии адвокатов, специалист по семейному праву и телеведущая Виктория Данильченко. Она добавила, что фактически преследование можно назвать психологическим насилием. Однако доказать факт преследования при российской процессуальной системе очень сложно, следовательно, сложно и привлечь виновного к уголовной ответственности за это самое преследование.

Милонов рассказал о «преследовании» в законопроекте о домашнем насилии

«К сожалению, при обращении в правоохранительные органы часто возникают сложности при приобщении к делу скринов переписок, записей телефонных разговоров, видео. Поэтому законотворцам нужно максимально четко прописать механизм привлечения человека к ответственности за преследование жертвы, в том числе предложив как можно более широкий спектр доказательств», — сказала она «360».

Не помогать без спроса

Кроме того, поправки предполагают, что общественным организациям, которые занимаются профилактикой семейно-бытового насилия, будет запрещено заявлять в полицию о произошедшем домашнем насилии без согласия жертвы.

«Подобного рода „обязанность“ приведет к нарушению прав лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, без желания потерпевшей нельзя обращаться в полицию», — передает текст документа РБК.

Проблему домашнего насилия решили изучать в СПбГУ после дела Соколова

Однако эту меру расценивают неоднозначно. Виктория Данильченко считает, что подобная инициатива не оправдана.

«Как правило, в таких ситуациях для жертвы сам факт обращения, например, в кризисный центр — это уже большой шаг. Часто для следующего шага в полицию сил у них уже не находится. Страх, чувство стыда, жалости к тирану — этот спектр эмоций не дает женщине возможности обратиться в правоохранительные органы», — добавила Данильченко.

И в таких ситуациях, по ее мнению, общественные организации могут и должны приходить на помощь. Больше того, адвокат заметила, что возбуждать уголовное дело против человека без заявления жертвы неправомерно, однако информация от общественных организаций может стать поводом для проверки на предмет домашнего насилия в конкретной семье. «Многим такая проверка сможет спасти жизнь», — заключила Данильченко.

Директор кризисного центра «Китеж» для женщин, пострадавших от насилия, Алена Садикова рассказала «360», что полиция передает данные не только о том, что женщина подала заявление о домашнем насилии, мужу, но и о том, куда отправляется женщина, если она об этом сообщила. В практике кризисного центра «Китеж» такие случаи были, тогда мужья обращались в центр, чтобы вернуть жену.

«Полиция очень часто встает на сторону мужа, насильника, поэтому получается, что теперь мы можем сообщать, но только с ее согласия», — добавила она.

Таким образом, нововведение защищает женщину от возможного распространения информации о том, где она находится, если она приняла решение уйти из дома. Садикова также считает, что сообщение о совершенном насилии в полицию должно поступать от самой женщины, а не от защищающих ее организаций, чтобы не ставить женщину под угрозу.

Чем грозит закон о профилактике домашнего насилия?

Госдума одобрила в первом чтении резонансный законопроект, который выводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений, если они зафиксированы впервые.

Принятые поправки устраняют объективное противоречие, которое возникло летом 2016 года, когда побои, впервые нанесенные не близким людям, были исключены из УК РФ. После этого сложилась ситуация, когда побои вне семьи квалифицируются как административное правонарушение, а в семье — как уголовное преступление.

Один из авторов инициативы, сенатор Елена Мизулина, выступая с докладом, напомнила, что «для возбуждения уголовного преследования по статье 116 УК РФ („Побои“) достаточно только заявления потерпевшего, например, ребенка, соседа или даже анонимного сообщения».

Елена Мизулина: «Именно в том, с какой легкостью может возбуждаться уголовное дело по статье 116, когда ни медицинские справки, ни экспертизы не нужны, и есть опасность этой статьи. А возбуждение уголовного дела позволяет ставить вопрос о лишении, ограничении родительских прав».

Ольга Баталина, депутат Госдумы РФ: «Двухэтапная ответственность достаточно серьезная. С одной стороны, она позволяет профилактировать подобного рода правонарушения, а если человек не останавливается, привлекать его к уголовной ответственности».

Под побоями законодательство подразумевает действия, которые повлекли физическую боль, но не привели к кратковременному расстройству здоровья и утрате трудоспособности. Речь идет о ссадинах и синяках. Легкий вред здоровью квалифицируется как уголовное преступление.

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

Читайте так же:  Повторный раздел имущества

Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

В Госдуме предложили ужесточить закон о домашнем насилии

Авторы законопроекта о домашнем насилии решили внести изменения в документ.

В поправках предлагается ужесточить закон. В частности, его действие предлагают распространить не только на жертв домашнего насилия, но и на их иждивенцев, чтобы домашний тиран не могут причинить вред, например, детям или старым родителям. Кроме того, за повторное нарушение предлагается наказывать не штрафом, а исправительными или обязательными работами.

Также в поправках уточняется, что защитный ордер будет запрещать насильнику приближаться к своей жертве ближе чем на 50 метров. Ранее в законопроекте об определенном расстоянии не говорилось.

Авторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина и Ольга Савастьянова, а также правозащитница Алёна Попова. Сам законопроект еще не внесен в Госдуму.

Отметим, что законопроект, в котором четко описывается термин «домашнее насилие» и вводится юридическое понятие «преследование», вызвал неоднозначную реакцию в обществе. Так, противники нового закона организовали митинг в Москве, а авторы инициативы пожаловались, что начали получать угрозы.

Бьет — не значит любит: как защитить жертв домашнего насилия

В Госдуме пообещали к 1 декабря закончить работу над законопроектом о домашнем насилии. Там уже появилось абсолютно новое для нашей страны юридическое понятие — «преследование». Остановит ли новый закон супругов-тиранов и как сегодня защищают жертв домашнего насилия?

«На лице не было живого места»: как новый закон защитит жертв домашнего насилия

Законопроект о домашнем насилии в России 2019 года

В 2019 году в Государственную Думу был подан законопроект о Домашнем Насилии, поскольку предпосылок достаточно много. В 21 веке многие семьи еще живут по средневековым законам, в то время, как жертвам и их родственникам правоохранительные органы говорят: «Убьет, тогда посадим.»

В домашнем насилии тяжкие телесные повреждения – это редкость, а вот убийства на бытовом уровне происходят в 70% случаев, если в семье присутствует тирания. Причем совершают убийство иногда и жертвы, в процессе самозащиты, после чего их обвиняют в превышении полномочий и отправляют отбывать наказание.

Что же гласит закон? Согласно 4 ст. Закона, цель его – поддержка и сохранения семьи, а также оказание оказание социальной и медицинской помощи пострадавшей стороне. К нарушителю будут применяться защитные предписания, в результате которых он может быть выселен при условии, если есть куда, а также запрет на вступление в любой контакт с жертвой.

Если вникнуть в суть законопроекта, то он, в случае принятия, вносит ряд изменений в процесс правового взаимодействия между жертвами БН и абьюзерами.

Однако все они направлены на сохранение семьи, а не на защиту прав потерпевших. Поэтому, развернувшаяся полемика вокруг данного нормативно-правового акта, вполне оправдана. В чем минусы закона?

  1. Побои в домашних условиях декриминализируются. Ранее за подобное нарушение нарушитель мог получить до 2-х лет лишения свободы. Согласно новому законопроекту, сейчас это административное нарушение, за которое предполагается штраф до 30 тыс.рублей.
  2. В случае отсутствия доказательств, максимум, на который может рассчитывать жертва – это проведение профилактической беседы.
  3. Если есть доказательства побоев, суд может выдать предписание, по которому нарушитель не имеет права контактировать с пострадавшим ни при каких обстоятельствах. Однако, потенциальная опасность для жертвы в таких ситуациях увеличивается в разы, так как это может только разозлить тирана. Кроме того, штраф будет платиться из семейного бюджета, следовательно косвенно его оплачивает и сама жертва.
  4. В тексте законопроекта ничего не сказано о сексуальном насилии, в результате чего получается, что партнеры заведомо согласны на любые действия интимного характера.

Что делать в случае бытового насилия?

Жертвы домашнего насилия должны тщательно продумать стратегию выхода из сложившейся ситуации. Большинство не решаются на реальные шаги по причине страха усугубить ситуацию, вызвать сильный гнев партнера, что нередко приводит к более тяжелым последствиям.

Что должен знать человек, подвергающийся насилию:

  1. Начать говорить о проблеме с близкими. Рассказать о происходящем, максимально сосредоточившись на всех фактах.
  2. Обязательно подготовить место, куда можно уйти: к друзьям, снять квартиру, если есть такая возможность.
  3. Держать при себе документы.
  4. Обратиться в полицию и письменно написать заявление.
  5. Зафиксировать побои в медицинском учреждении.
  6. Попросить соседей о помощи, в случае, если они услышат крики, и попросить вызвать полицию.
  7. Обратиться в центр поддержки в подобных ситуациях.

Вместо решения проблемы мы можем получить инструмент для преследования неугодных и мошеннические схемы

Современная Россия полна острейшими социальными проблемами. Нищенские зарплаты, мизерная пенсия, до получения которой теперь еще надо суметь дожить, тотальное воровство чиновников, колоссальное имущественное расслоение и так далее. Перечень будет длинный. Но вот вдруг наши власти озаботились борьбой с домашним насилием. Видимо, других проблем не осталось. Совет Федерации оперативно разработал законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, выложив его в интернете для общественного обсуждения.

Все вдруг резко возбудились. Валентина Матвиенко со страданием на лице грозится покончить с домашней тиранией. Разъяренные феминистки проводят митинги, требуя оградить их от проклятых насильников, и скандируют «Бьет — значит сядет!». Сторонники конспирологических теорий видят в этом законопроекте признаки масонского заговора и готовятся строить баррикады у стен Госдумы, чтобы не допустить принятия «проклятого закона», который разрушит русские семьи и подорвет и без того тяжелую демографическую ситуацию. В общем, все при деле, все погружены в жаркие споры. Возможно, в этом одна из задач вбрасывания этой темы в общественное пространство?

Читайте так же:  Размер алиментов при рождении третьего ребенка

Но уж раз пошла такая дискуссия, давайте разберемся, нужен ли нам такой закон? Обстановка в российских семьях далеко не самая благополучная, это факт. Но домашнее насилие у большинства населения закономерно ассоциируется не с банальной руганью и битьем посуды, а с побоями, истязаниями, причинением физической боли. Чаще всего со стороны мужчин в отношении женщин — по принципу физического превосходства.

Но бывают и обратные случаи, когда женщины держат «сильный пол» в черном теле. Однако для таких ситуаций сегодня в законодательстве есть достаточные меры реагирования. Статья 6.1.1 «Побои» в Кодексе об административных правонарушениях (предусматривает арест до 15 суток, штраф до 30 тысяч рублей или обязательные работы). Статьи 116 и 116.1 УК РФ «Побои» (до 2 лет лишения свободы), статья 117 «Истязание» в Уголовном кодексе (до 7 лет лишения свободы), статьи 111, 112, 115 Уголовного кодекса, предусматривающие серьезные сроки лишения свободы за причинение тяжкого, среднего и легкого вреда здоровью.

На мой взгляд, вполне достаточный арсенал способов наказания домашних тиранов. Другое дело, что наши правоохранительные органы далеко не всегда эффективно реагируют на заявления о домашнем насилии, но здесь нужен не новый закон, а усиленный контроль надзорных органов, повышение квалификации сотрудников полиции, расширение штата полицейских, работающих «на земле».

Когда сторонники принятия нового закона говорят о том, что сейчас многие женщины не обращаются с заявлениями в полицию и терпят издевательства, потому что боятся своих мужей, то возникает резонный вопрос: а не будут ли они так же бояться обращаться в полицию и на основании нового закона. Что здесь принципиально изменится? Внятного ответа я пока не услышал.

Если прочитать законопроект, размещенный Советом Федерации, то сразу бросается в глаза неопределенность многих формулировок, что открывает широкое пространство для манипуляций. Семейно-бытовое насилие предлагается трактовать, как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Сразу возникает вопрос: а как будут доказывать факты таких угроз и психического воздействия? Мы знаем, что чаще всего семейные конфликты происходят без свидетелей, с глазу на глаз. И если ориентироваться только на заявление потерпевшей стороны, как предписывает проект нового закона, то мы получим колоссальное количество ложных обвинений, направленных на сведение счетов за какие-либо обиды, или просто мошеннические схемы, нацеленные на последующее завладение имуществом супруга.

Полиция и так сегодня испытывает серьезный кадровый голод, участковых не хватает, районные ОВД завалены работой. И кто в такой ситуации будет что-то проверять? А ведь законопроект предусматривает, что по заявлению потерпевшей стороны полиция может выносить защитное предписание, которое налагает на предполагаемого «домашнего насильника» серьезные ограничения и предусматривает серьезную ответственность за нарушение этих ограничений. Так что это пока очень сырая и непродуманная инициатива, которая, в лучшем случае, пополнит перечень неработающих законов, а в худшем — приведет, например, к преследованию оппозиционеров и других неугодных по надуманным поводам, чем так любит заниматься наша власть.

Еще один весьма сомнительный пункт нового законопроекта предусматривает возможность по решению суда обязать домашнего тирана «покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

Понятно, что в большинстве случаев у нарушителя не будет возможности проживать в ином помещении, так как в наших семьях часто еле-еле сводят концы с концами от зарплаты до зарплаты и никаких лишних денег или свободной жилплощади элементарно нет. Зато в тех случаях, когда деньги в семье водятся, новый закон открывает пространство для различных афер с недвижимостью.

Подобных «косяков» в законопроекте еще очень много. Если честно, то мне представляется, что в настоящее время принятие подобного закона пользы не принесет, зато позволит влезать в семейные дела нашим далеко не всегда справедливым чиновникам, а также различным мошенникам под видом «некоммерческих организаций», оказывающих помощь жертвам домашнего насилия.

Именно поэтому эти НКО так активно лоббируют принятие сомнительного закона, так как понимают, что появится возможность получать различные государственные гранты и прочие преференции. А вот обычным гражданам этот закон в текущей ситуации, скорее, создаст лишние проблемы, не решив при этом саму проблему домашнего насилия. Буду рад ошибиться, но перспективы просматриваются именно такие.

В целом, вместо принятия такого сомнительного закона, нашим властям следовало бы уже сейчас сосредоточиться на развитии института участковых уполномоченных полиции (которые и должны контролировать проблемные семьи) и создании государственных центров психологической помощи, где «трудные семьи» смогут бесплатно или за незначительную плату получать консультации и помощь для разрешения конфликтов и сохранения семейных отношений.

Видео (кликните для воспроизведения).

Также необходимо повышать квалификацию сотрудников полиции и усиливать надзор за административными и уголовными делами, связанными с домашним насилием. Ну и, конечно, развивать воспитательную работу среди молодежи, пропагандировать здоровые семейные отношения и уважение людей друг к другу. И тогда новые законы просто не понадобятся…

Источники

Литература


  1. Кони, А.Ф. Уголовный процесс: нравственные начала; М.: Современный гуманитарный университет; Издание 3-е, испр. и доп., 2011. — 150 c.

  2. Кулаков В. В., Каширина Е. И., Карапетян Л. А., Старков О. В. Правоведение; Феникс — Москва, 2011. — 224 c.

  3. Борисов, А. Н. Защита от принудительной ликвидации юридического лица по искам государственных органов / А.Н. Борисов. — М.: «Юридический Дом «Юстицинформ», 2007. — 272 c.
  4. Великородная, Л. И. Государственная регистрация юридических лиц: от создания до ликвидации / Л.И. Великородная. — М.: Московская Финансово-Промышленная Академия, 2011. — 304 c.
  5. Рассел, Джесси Академия юриспруденции — Высшая школа права «Адилет» / Джесси Рассел. — М.: VSD, 2013. — 537 c.
Закон о домашнем насилии преследование
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here