Закон о профилактике домашнего насилия суть

Важная информация в статье: "Закон о профилактике домашнего насилия суть". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

«По сути, физическое насилие выпало из закона».

«[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

Что такое семейно-бытовое насилие?

Как следует из текста проекта, под семейно-бытовым насилием подразумевается угроза или деяние, которое причиняет физическое или психическое страдание или наносит имущественный вред. При условии, что это деяние не содержит признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Под агрессорами в проекте понимаются только совершеннолетние. Под пострадавшими — бывшие и нынешние супруги; близкие родственники; те, кто связан общим ребенком; проживающие вместе и ведущие совместное хозяйство лица, связанные свойством.

Как планируется помогать пострадавшим?

Пострадавшие от семейно-бытового насилия смогут обращаться в полицию с заявлением. Его должны принять, рассмотреть и, если нужно, направить человека в медицинские организации или кризисные центры. Также пострадавшие могут прийти за помощью в органы соцзащиты, кризисные центры, центры психологической помощи или медицинские учреждения. Эти организации должны будут сообщить в полицию о фактах семейно-бытового насилия, если у них есть соответствующие подозрения. Этот пункт депутаты Госдумы во время обсуждения проекта называли спорным, отмечая, что без желания потерпевшего нельзя обращаться в полицию, так как это может нарушить его права.

В специализированных центрах для пострадавших должны разработать индивидуальную программу, в соответствии с которой они смогут получить социально-бытовые, психологические, медицинские, правовые, экономические и педагогические услуги. Создание таких центров поддержала уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. «Есть очень хорошее положение о кризисных центрах, куда может жертва насилия, будь то женщина или мужчина, ребенок или старик, прийти в момент конфликта и получить и финансовую поддержку, и помощь психолога, и просто секунды тишины, чтобы осмыслить всю ситуацию», — сказала она.

Зачем нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия?

По данным исследования, проведенного Санкт-Петербургским государственным университетом (СПбГУ) по заказу Госдумы, каждый 40-й опрошенный в течение последнего года страдал от насилия, примененного членом семьи. Жертвами в 75% случаев становятся женщины. О пережитом в детстве насилии рассказали 16% респондентов. Как правило, пострадавшие не получают необходимой защиты, что приводит к усугублению ситуации, к убийствам.

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявляла, что правительство и российский парламент считают, что в РФ нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием. «Закон о профилактике насилия — это, если хотите, выражение государственной политики, необходимость бороться с этим злом, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия любых форм насилия», — сказала она.

[3]

Что такое профилактика бытового насилия и кто за нее будет отвечать?

Как следует из текста проекта, предполагается создание системы, которая должна выявлять факты домашнего насилия, не подпадающие под статьи КоАП и УК, защищать пострадавших и привлекать к ответственности агрессоров, устранять причины и условия возникновения бытового насилия. Также планируется информировать население о недопустимости домашнего насилия и о помощи, которую могут получить пострадавшие.

Система профилактики должна затронуть органы исполнительной власти всех уровней, полицию, прокуратуру, органы соцзащиты, медицинские и общественные организации, уполномоченных по правам человека и по правам ребенка.

Кто займется профилактикой домашнего насилия?

Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

Читайте так же:  Соглашение о воспитании детей при разводе

Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

«Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

Какие меры предлагается применять в отношении агрессора?

Работа с агрессорами ложится преимущественно на полицейских. С нарушителем должны будут провести профилактическую беседу, в ходе которой полицейский будет выяснять причины его поведения, разъяснять возможные последствия и убеждать в необходимости законопослушного поведения.

Если полиция установит факт совершения домашнего насилия, выписывается защитное предписание — с согласия пострадавших. Этот документ может запретить совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакт с пострадавшим или пытаться выяснить его местопребывание. Срок действия защитного предписания — 30 суток, но может быть продлен до 60. На этот период агрессора должны поставить на профилактический учет и контроль — наблюдать за его поведением. Согласно предлагаемым поправкам в КоАП, идущим «в пакете» с законопроектом, за нарушение предписания предусмотрен штраф в размере до 3 тыс. рублей или арест до 15 суток.

[2]

Если есть опасения, что обычное предписание не позволяет обеспечить безопасность пострадавшего, полиция может обратиться в суд за судебным защитным предписанием. Оно предусматривает те же ограничительные меры, а также может обязать нарушителя пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшими (при условии, что у него есть возможность проживать в ином жилом помещении), вернуть пострадавшим их личное имущество и документы. Судебный ордер выдается на срок от 30 суток до одного года. За его нарушение грозит штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток или обязательные работы.

Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

Опубликован текст законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

В числе основных мер защиты пострадавших указаны защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков.

Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не возымеет действия — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

«В случае если есть основания полагать, что вынесенное защитное предписание не обеспечивает безопасность и защиту лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, должностное лицо органа внутренних дел вправе обратиться в суд за судебным защитным предписанием», — говорится в тексте законопроекта.

Судебное защитное предписание предусматривает вышеупомянутые запреты для нарушителя, а также другие, более жесткие профилактические меры. Оно обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Помимо государственных органов, к профилактике семейно-бытового насилия предполагается привлечь и общественные и некоммерческие организации. Они смогут в том числе «оказывать правовую, социальную, психологическую и иную помощь лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию; содействовать примирению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, с нарушителем».

Накануне спикер СФ Валентина Матвиенко анонсировала широкую дискуссию по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия, чтобы он стал «актом консолидации общества, а не причиной раздора». Она подчеркнула, что законопроект ни в коей мере не угрожает семейным ценностям, напротив — их разрушение происходит там, где превалирует бытовое и семейное насилие, где дети растут в недоброжелательной обстановке. По мнению спикера, проявления этого атавизма необходимо не просто пресечь, а изжить, сделать неприемлемым для общественного сознания. «Это только укрепит семью», — заявила она.

Читайте так же:  Решение о выдаче сертификата материнского капитала

«В обществе идет активная дискуссия по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия. Это свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме, которая мало кого оставляет равнодушным. Мы видим, что споры не утихают, целый ряд общественных организаций высказал пожелания ознакомиться с законопроектом», — прокомментировала публикацию текста документа вице-спикер СФ Галина Карелова. По ее словам, решено продлить обсуждение до 15 декабря 2019 года. Ранее планировалось подготовить его к внесению в Госдуму до 1 декабря.

Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта. В том числе — представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Спикер заверила, что все конструктивные предложения будут учтены.

Закон «о семейном насилии» никого ни от какого насилия защитить не способен

Закон о семейном насилии обещает полицейские палки и «письма несчастья»

Автор – Холмогоров Егор

Опубликованный проект федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» оказался намного хуже, чем ожидали от него самые яростные критики. Немало было сказано о том, что этот законопроект направлен на разрушение семьи, преследование мужчин, торжество феминизма и «нетрадиционных» ценностей и т. д.

На деле всё оказалось ещё хуже. Предлагаемый проект нацелен на разрушение правовой системы в нашем и без того не слишком-то правовом государстве. Ключевая для этого закона формулировка – определение семейно-бытового насилия – выглядит так:

Семейно-бытовое насилие – умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

По буквальному смыслу этой формулировки получается, что органы, ответственные за «профилактику семейно-бытового насилия», получат право во внесудебном порядке карать людей за деяния, которые не являются преступлением или правонарушением.

Ещё раз. Некое деяние, которое не является преступным по Уголовному кодексу и не рассматривается законом даже как правонарушение, может тем не менее быть наказано действующим в рамках нового закона административным органом. Иными словами, перед нами то самое «низачто» из известного анекдота, которое не укладывается в рамки уголовного и административного кодексов, но за которое дают если не десять лет (десять лет у нас и за умышленное убийство не всегда дают, особенно если Рафик – хороший мальчик), то серьёзные неприятности.

Определение этого «низачто» законодатели дать затрудняются и предлагают понимание того, что такое «семейно-бытовое насилие» в следующем виде: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда». Под такое определение может попасть всё, что угодно, кроме действительно серьёзной угрозы. Обещания «Зарежу» или «Глаз натяну на пятую точку» подпадает под 119 статью УК РФ, правоприменительную практику по которой надо, безусловно, совершенствовать.

Видео (кликните для воспроизведения).

Под новый же ФЗ попадут прежде всего такие действия или угрозы, которые занимающиеся «профилактикой» органы захотят считать попадающими ради совершенствования отчётности. Проще говоря, для получения «палок», наград, поощрений и звёздочек. Сама формулировка такова, что оставляет интерпретацию той или иной ситуации как «семейно-бытового насилия» полностью на произвол правоохранительных органов.

Формулировка «деяние, содержащее угрозу причинения страдания» – чрезвычайно коварна и допускает предельно расширительное толкование, так как «содержащаяся» угроза может и не быть никак выражена и выявлена. Мало того, сам нарушитель может полагать, что его деяние никакой угрозы психического страдания не содержит, а вот внешнему интерпретатору может показаться по-другому.

Например, в большинстве семей просьба сходить за хлебом время от времени доставляет психическое страдание другому члену семьи, у которого болит голова, идёт любимый сериал или позвонила подруга. На этой почве регулярно возникают скандалы, в процессе которых звучат ещё более серьёзные угрозы – от не отдать зарплату до развестись. Понятно, что просьба сходить за хлебом – это классическое «семейно-бытовое насилие», она абсолютно недопустима, за хлебом должен ходить слуга с опахалом. Но, применяя последовательно логику данного законопроекта, фраза «Дома хлеб закончился» также является преступной в новом понимании, так как она содержит в себе угрозу дальнейшего причинения страдания в виде просьбы сходить за хлебом. Фактически любой сколько-нибудь серьёзный внутрисемейный диалог между супругами или родителей с детьми, например, требования встать и пойти в школу, может быть интерпретирован как «содержащий угрозу» по меньшей мере психического страдания, если не физического или имущественного вреда.

Разумеется, нам ответят: Ну в органах же не дураки, они понимают, где дело серьёзное, а где нет.

И это очевидная и циничная ложь.

Начнём с того, что в условиях нашей «палочной» системы (а другой формы отчётности наши правоохранительные структуры так и не придумали) любое здравомыслие существует только до 25-го числа месяца, а дальше вступают в действие законы статистики.

Продолжим тем, что применение так называемой «ювенальной юстиции» даже в самом усечённом её варианте доказало: ни на какую повсеместную вменяемость проверяющих и предписывающих органов рассчитывать не приходится, сплошь и рядом мифическая «защита прав детей» превращается в преследование многодетных семей, которое причиняет страдание прежде всего их детям. Вспомним только что обсуждавшуюся повсеместно ситуацию с семьёй Лапшиных, вынужденной сбежать из Вологодской области в Карелию после попытки отобрать у неё детей.

Иными словами, формулировки предлагаемого закона – это угроза непрерывного произвола со стороны сотрудников МВД на всех уровнях, угроза использования «защитных предписаний» – самого значительного нововведения данного законопроекта как инструмента запугивания, силового давления, того самого семейно-бытового насилия уже с другой стороны.

В нынешней формулировке эти «защитные предписания» больше всего напоминают пресловутые «леттр де каше» («письма с печатью»), действовавшие во Франции при старом порядке. Уже в скреплённом королевской печатью документе о внесудебном аресте и препровождении, допустим, в Бастилию оставлялось свободное место для… имени приговорённого.

Здесь складывается аналогичная ситуация: вне рамок уголовного или административного кодексов появляется возможность для долгосрочного преследования гражданина. Предполагается возможность продлевать «письмо несчастья» – «защитное предписание» МВД до 60 дней. На это время гражданин ставится на «профилактический учёт», и за ним осуществляется «профилактический контроль», ограничивается возможность пользоваться телефоном и интернетом. Иными словами, перед нами практически безграничная возможность для нарушения прав человека, преследования неугодных, причём со стороны низовых структур ведомства, которое пользуется в обществе, будем честны, не самой безупречной репутацией (привет полковнику Захарченко и не ему одному). Блюстителем семейной нравственности предлагается быть учреждению, про сотрудников которого СМИ муссируют гипотезы о «пари на секс».

Читайте так же:  Как подать на развод при наличии детей

Вспомним жуткую историю сестёр-отцеубийц Хачатурян. Смог бы такой закон защитить их от отца-насильника? Возымело бы эффект такого рода «защитное предписание»? Особенно с учётом того, что одним из факторов безнаказанности называются его связи в полиции.

Перед нами даже не «закон феминисток против мужчин», перед нами «закон о «палках» для сотрудников МВД против всех, на ком они решат эти «палки» «срубить». При этом самой полиции эта дополнительная нагрузка тоже не нужна, и она будет исполнять эту миссию нехотя, с раздражением, и оттого только ещё хуже.

Проект ФЗ «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» безграмотен, абсурден, выполнен в антиправовой логике и вряд ли подлежит улучшению. Его просто следует отправить в мусорную корзину, так как никого ни от какого «семейно-бытового насилия» он защитить не способен и не нужен ни для чего, кроме самопиара лиц, которые его внесли и поддержали.

Что же делать реальным жертвам реального насилия, которое и в самом деле порой творится за стенами наших квартир и домов? Что делать жёнам, которых бьют мужья (наоборот тоже бывает, но согласимся, что мужчина может ударить сильнее, а вот в психологических унижениях женщины, как правило, изощрённее), детям, которых истязают отчимы и мачехи?

Подлинной профилактикой здесь должно служить, прежде всего, общее смягчение нравов, которое всё-таки в процессе развития цивилизации становится всё более очевидным. Наше общество гораздо менее насильственно сегодня, чем полвека или четверть века назад – и потому, что уровень жизни выше, и потому, что меньше стало государственного и криминального террора на улицах, то есть ситуация общей социально-политической стабильности сказывается на смягчении нравов к лучшему.

Сегодня «отцовский ремень» уже является скорее символической угрозой, и лишь у немногих порка остаётся средством воспитания. Детей уговаривают, а не принуждают. Женщины, которых терроризируют мужья и сожители, и они не уходят, сегодня, как правило, относятся к такому психологическому типу, который за «защитным предписанием» не пойдёт. А заявиться в семью и защищать жертву вопреки её воле окажется тяжело и чревато худшими нарушениями при любом законе.

Необходимо систематическое совершенствование реальных правовых механизмов, таких как административное законодательство. Семейные побои были справедливо декриминализованы. Однако административная ответственность за избиение супругов и детей должна наступать беспощадно, и работать по этой административной статье органы должны чётко, закатав рукава. Угроза небольшой, но реальной ответственности, которая наступает неотвратимо, будет гораздо лучшим средством профилактики, чем расплывчатый закон о «письмах несчастья».

Семью придумали не вчера. Это скорее она придумала нас, чем мы её. И, как у всякого института, существующего тысячелетиями, намного дольше государства, законов, полиции, феминизма и прочего, у семьи есть свои законы развития. И, нарушив эти законы, мы получим просто поломку всего механизма, который, вообще-то, отвечает за наше самовоспроизводство как людей.

Уже сейчас наша законодательная и общественно-психологическая ситуация такова, что общество, по сути, враждебно к многодетным семьям, хотя исключительно от них зависит его самосохранение и воспроизводство. Любая же многодетная семья требует определённой внутренней дисциплины, которая, конечно, должна поддерживаться без насилия, но с известной чёткостью (а лукавые формулировки закона грозят интерпретацией как «содержащих угрозу психологического страдания» любых минимально жёстких требований).

После принятия подобных формулировок на демографическом воспроизводстве основного населения страны можно будет поставить крест, на что, возможно, и рассчитывают авторы этой странной инициативы, очевидно, полагающие, что мигранты, которые заместят вымерших русских, окажутся адептами предельно ненасильственной и чуждой страданиям семейной жизни.

На самом же деле нам чрезвычайно важна полная нетолерантность к так называемым «этническим традициям» семейного насилия – бичом, с которым столкнулись все европейские страны в связи с миграционным наплывом. Так называемые «традиции» ряда регионов России и стран-доноров миграционного наплыва предполагают совершенно безудержное насилие в семье, причём не только «бытовое», но и криминальное – жесточайшие побои, изнасилования детей и прочее.

Сложившаяся система снисходительного отношения к подобной практике – в корне порочна, так как из-за увеличения числа носителей этой модели поведения они оказывают развращающее влияние и на «туземцев», то есть нас с вами, а при каждой попытке привлечь преступника к ответственности тут же находятся те, кто расскажет вам об «обычаях» и «культуре». Обычай в России должен быть только один: цивилизованный русский обычай, как он сложился – хорошо ли, худо ли – к началу XXI века, и от него не следует отступать ни в дичь, ни в псевдопрогресс.

Наконец, самое главное. И для вопроса об атмосфере в семье, и для многих других. Нам не мытьём, так катаньем, любой ценой, не стесняясь заимствовать многое у нелюбимых англосаксов, необходимо развивать систему независимого суда. Тогда стороны, перешедшие черту, за которой уладить «полюбовно» семейный конфликт невозможно, смогут решить вопрос при помощи реального правосудия, а не в одном из коррумпированных административных департаментов.

Если кому-то действительно жаль жертв домашнего насилия (а отрицать существование этой проблемы, как делают иногда некоторые защитники традиционных ценностей, – и глупо, и лицемерно), то начинать он должен с борьбы за реальный авторитетный и независимый суд. Решить же проблему с помощью полицейских «палок» и всевозможных «писем несчастья» абсолютно невозможно.

Закон о домашнем насилии: защита от агрессии или развал семьи

Домашнее насилие. Нерешаемая проблема в России

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Иностранные заказчики закона о насилии над семьей вышли из тени и бомбардируют Совет Федерации

Битва лоббистов и противников модульного западного закона «о профилактике семейно-бытового насилия», являющемся антиконституционным по своей сути и развязывающем властям и НКО всех мастей руки на «профилактическое вмешательство» в любую семью, выходит на финишную прямую. На этом этапе в ней ожидаемо начинают проявлять себя большие игроки – представители тех самых сил, которые устроили феминистко-гендерную катавасию по всей планете с единственной целью – уничтожить традиционную семью как союз мужчины и женщины, скрепленный узами брака. На прошлой неделе на этой ниве проявила себя международная правозащитная организация Human Rights Watch (далее HRW)– печально знаменитая структура либерал-глобалистов, которую очень интересует соблюдение «прав геев» в Чечне и по всей России, в 90-е интересовали права террористов в том же регионе, а еще ранее – права диссидентов-предателей Родины (организация была создана в 1978 году как оружие в холодной войне Запада против СССР).

Читайте так же:  Срок действия судебного приказа о взыскании алиментов

В конце 2018 года HRW выпустила доклад с наводящим ужас заголовком «Я могу тебя убить, и никто меня не остановит», в котором на фоне сомнительно трактуемой статистики (частные интернет-опросы российских женщин в регионах и доклад Минздрава и Росстата совместно с Фондом народонаселения ООН) нагнеталась истерия в стиле «каждая пятая женщина в России когда-либо страдала от насилия в семье». «Катюша» подробно анализировала это «исследование» «экспертов» HRW, которые уже тогда четко определили свою задачу: «российский парламент ДОЛЖЕН (кому? очевидно, непосредственно HRW) принять отдельное федеральное законодательство о домашнем насилии и ввести за него уголовное наказание в порядке публичного обвинения» – чтобы государство и третьи лица (в т.ч. – фемо-гомо-НКО) могли возбуждать антисемейные дела даже без участия мнимой «жертвы».

Аналогичные цели преследовал экс-генсек Совета Европы Турбьёрн Ягланд, который в 2017 г. начал брызгать слюной непосредственно перед решающим голосованием за отмену печально известного «закона о шлепках».

«Я призываю вас сделать все, что в ваших силах, чтобы упрочить право российских семей жить без насилия и запугивания. Россия обязана соблюдать Европейскую социальную хартию, в которой содержится требование к Сторонам обеспечить защиту детей от насилия. Россия среди четырех государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию (Конвенцию СЕ о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье). Данная конвенция устанавливает уголовную ответственность за все акты физического, сексуального или психологического насилия в семье и между бывшими или нынешними супругами и партнерами», – возмущался Ягланд два года назад.

Тогда родительская и патриотическая общественность с боем смогла отстоять семью – уже вступивший в силу «закон о шлепках» был отменен самим депутатом-лоббистом Павлом Крашенинниковым, вместе со спикером Госдумы Вячеславом Володиным получившим нагоняй от Президента под давлением общества. Заметим, тогда в медийном поле общественникам противостояли все те же знакомые лица, двигающие сегодня тему сембытнасилия. «Правозащитники» из HRW и не думали скрывать западных агентов влияния в РФ – в своем докладе они активно благодарили их за пропагандистскую («просветительскую») деятельность по популяризации темы домашнего насилия.

И что же мы видим сегодня? Все те же активистки Болотной, представители «белоленточной контрацептивной оппозиции», юристы признанных инагентами центра «Анна», Консорциума женских неправительственных объединений Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина, примкнувшие к ним депутаты Госдумы Оксана Пушкина, Ирина Роднина и т.п. деятели радостно анонсируют открытое письмо Human Rights Watch на имя спикера СФ Валентины Матвиенко.

Симптоматично, что о международных обязательствах России напоминает дамочка, которая любила дружить вот с этими персонажами, отметившимися крайней степенью либертарианства и русофобии и уже покинувшими пределы нашей страны. Удивительно, что лоббистская деятельность госпожи Поповой до сих пор не получила должную оценку органов госбезопасности, и она преспокойно получает высокую трибуну на слушаниях по закону о СБН в Госдуме и других органах власти.

Но вернемся к письму «уважаемых» левозащитников. HRW, как и «наши» гендерные феминистки, оказались крайне недовольны редакцией законопроекта, выложенной на сайте Совета Федерации и настоятельно рекомендовали Матвиенко сотоварищи привести его текст в полное соответствие со… кто бы сомневался, – Стамбульской конвенцией по борьбе с насилием в отношении женщин, со ссылками на российские обязательства в ратифицированных РФ международных договорах.

«Нам известны многочисленные аргументы официальных лиц, которыми они обосновывают свои возражения против выделения домашнего насилия в отдельный уголовный состав или признания его отягчающим обстоятельством. В частности, утверждается, что такой отдельный состав преступления будет дублировать существующие уголовные и административные составы. Выше уже отмечалось, что при этом не учитываются ключевые аспекты домашнего насилия, усугубляющие тяжесть и общественную опасность правонарушения по сравнению с отдельным физическим посягательством.

Следует включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие. В статье 3 Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) предлагается следующая формулировка: все акты физического, сексуального, психологического или экономического насилия, которые происходят в кругу семьи или в быту или между бывшими или нынешними супругами или партнерами, независимо от того, проживает или не проживает лицо, их совершающее, в том же месте, что и жертва. Настоятельно рекомендуем использовать в проекте закона именно это определение.

Восстановить уголовную ответственность за первые побои в отношении близких лиц и перевести все связанные с домашним насилием правонарушения в категорию дел частно-публичного или публичного обвинения. Как отмечалось выше, используемая в делах о побоях и причинении легкого вреда здоровью процедура уголовного преследования в порядке частного обвинения является неэффективной и несправедливой, поскольку бремя доказывания в полном объеме возлагается на пострадавшую сторону, которая самостоятельно должна поддерживать обвинение. Выше уже отмечалось, что этой же позиции придерживаются один из ключевых договорных органов ООН и Европейский суд по правам человека.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки.

Россия является участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая обязывает государство обеспечивать защиту от бесчеловечного обращения и посягательств на неприкосновенность личности и на семью, а также доступ к эффективным средствам правовой защиты».

Перчинки этой истории добавляет тот факт, что в 2010 году фонд сатаниста-мультимиллиардера Джорджа Сороса «Открытое общество» ( признан нежелательным в РФ в 2015 году и, как и другие структуры Сороса, официально свернувшие деятельность в нашей стране) выделил HRW грант в 100 млн. долларов на «расширение глобального присутствия» – это самое большое одномоментное вливание средств в истории НКО. Ранее Сорос, назвавший HRW «одной из самых эффективных организаций», входил в ее Наблюдательный совет – вместе с проживавшей тогда в США Марией Писклаковой-Паркер, основательницей печально известного инагента «центр Анна», до сих пор бомбардирующего российские и западные СМИ и депутатов лживой статистикой, в частности мифом о 14 тыс. женщинах, якобы убиваемых ежегодно в российских семьях. Таким образом, главный престарелый спонсор «оранжевых революций» и ярый противник традиционных ценностей продолжает всеми силами и средствами работать над ослаблением суверенитета России. Напомним, в начале 2017 года авторитетное либеральное издание Bloomberg прямо назвало отмену «закона о шлепках» в РФ «отказом Путина от Запада и его ценностей», а также «шагом на пути к идеологическому суверенитету» нашей страны.

Читайте так же:  Внебрачный ребенок претендует на имущество

Параллельно с этой «бомбой Сороса», запущенной в Совет Федерации, фемоюристы с опорой на своего агента Пушкину в Госдуме уже начали активно вносить правки в законопроект – в частности, отыграв назад совершенно нелепую, поставившую в тупик абсолютно всех формулировку о том, что «семейно-бытовым насилием являются действия, не входящие в состав нарушений и преступлений КоАП и УК». Как сообщает РБК, в новой версии документа охранные ордера и досудебная защита будет распространяться не только на «жертву» домашнего насилия, но и на ее иждивенцев – т.е. на несовершеннолетних детей, если их мать, к примеру, будет признана жертвой. Также Пушкина сотоварищи намерены включить в состав УК новую статью «преследование», согласно которой ищущий примирения супруг будет наказан за «навязчивые переговоры» с «жертвой» либо ее знакомыми в интернете или по телефону.

Охранное предписание, по мнению лоббисток законопроекта, должен запрещать «насильнику» приближаться к «жертве» ближе, чем на 50 метров, а за повторное нарушение предписания «насильник» будет наказан годом лишения свободы. При этом авторы поправок, словно издеваясь, решили отказаться от денежных штрафов, ибо они, дескать, «ударят по благополучию семьи». А заключение супруга в тюрьму на год, по их мнению, надо полагать, никак не нарушит семейное благополучие. Аналогичный законопроект, четко воплощающий в жизнь все требования к России со стороны HRW и «уважаемых гендерных партнеров», над которым ни один десяток лет трудится юрист-спутница иноагентов Мари Давтян, выложен на сайте фемосообщества «Ты не одна». Очевидно, подобный вариант и будет взят прозападным антисемейным лобби за образец.

Во всей этой истории пока остается невыясненным лишь один вопрос – каким же образом госпожа Матвиенко, Совет Федерации в целом и другие госорганы отреагируют на откровенное иностранное вмешательство в суверенные дела России? Валентина Ивановна летом с.г. успела отметиться заявлением о необходимости «изменения патриархального менталитета» россиян, что по сути ничем не отличается от слов Оксаны Пушкиной: «Этот закон (о профилактике СБН – ред.) – из серии борьбы с ментальностью». Матвиенко же в 2012 году буквально за один день подписала у Владимира Путина списанную с европейских методичек «Национальную стратегию действий в интересах детей», которая фактически легализовала в России ювенальную юстицию. Сегодня у нее есть прекрасный шанс исправить эти свои «заслуги» перед Отечеством. Если Матвиенко все-таки решит продолжить игру в ворота защитников традиционных ценностей, когда все маски уже сброшены – что ж, родительская и православно-патриотическая общественность не прекратит борьбу за суверенитет страны и неприкосновенность института семьи

Опубликован законопроект о домашнем насилии. Что он предлагает?

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл высказал свое мнение о законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия. Базовую версию проекта ранее опубликовал Совет Федерации. В течение двух недель сенаторы собирают отзывы и замечания. Рассказываем, какие положения содержатся в законопроекте сейчас.

Заявление может подать только пострадавший?

Нет. За помощью может обратиться и законный представитель пострадавшего (если тот несовершеннолетний, например).

Полиция должна будет отреагировать и если сам полицейский установил факт или угрозу совершения семейно-бытового насилия, и если соответствующие данные поступили от органов власти различных уровней или организаций, и если есть обращение гражданина, которому стало известно о свершившемся факте или угрозах семейно-бытового насилия в отношении лиц, находящихся в беспомощном или зависимом состоянии. А также если есть решение суда.

[1]

Кто и почему критикует опубликованный проект?

Некоторые члены рабочей группы по подготовке законопроекта принципиально не согласны с отдельными положениями представленной версии. Депутат Госдумы Оксана Пушкина отметила, что главное замечание — в том, что предложенное определение семейно-бытового насилия не включает деяния, содержащие признаки административного правонарушения или уголовного преступления, то есть все виды физического насилия. И если пострадавшего избили, он не сможет рассчитывать на защитные меры.

Вопросы у соавторов вызывает и мягкость санкций за нарушение агрессором защитного предписания. «Штраф 1–3 тыс. рублей — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения. Нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет», — сказала она. Третье замечание — в числе возможных пострадавших не указаны сожители, которые не связаны свойством. То есть на защиту не смогут рассчитывать люди, состоящие в незарегистрированном браке.

Другая соавтор законопроекта Мари Давтян отметила, что предложенные этим проектом меры не просто неэффективны, но и бесполезны — отчасти из-за невозможности применить их в случае физического насилия. «В ситуациях семейно-бытового насилия особенно важна защита пострадавших и оказание им поддержки (социальной, психологической и т.п.) в период подачи потерпевшим заявлений о правонарушении/преступлении, а также в период проверки указанных заявлений. А исходя из предложенной формулировки, он лишается возможности воспользоваться мерами предлагаемого проекта закона», — написала она.

В принципе против законопроекта выступают несколько общественных организаций, которые считают, что он угрожает традиционным духовно-нравственным ценностям и традиционным семьям, превращает семью в «зону вражды». Они проводили митинги в защиту своей позиции.

Видео (кликните для воспроизведения).

Русская православная церковь осуждает насилие в семье, но с сомнением относится к законопроекту. Патриарх Кирилл назвал опасной тенденцию, когда «некоторые пытаются под видом борьбы с семейным неблагополучием узаконить вторжение в семейную жизнь сторонних сил, общественных или государственных организаций, или каких-либо добровольцев, которые якобы призваны помочь урегулировать положение в семье».

Источники

Литература


  1. Романовский, Г.Б. Гносеология права на жизнь; СПб: Юридический центр, 2013. — 370 c.

  2. Кондрашков, Н.Н. Тунеядство: против закона и совести; М.: Юридическая литература, 2012. — 160 c.

  3. Под., Ред. Ванян А.Б. Афоризмы о юриспруденции: от античности до наших дней / Под. Ванян. — М.: Рязань: Узорочье, 2012. — 528 c.
  4. Кучерена, А. Г. Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России: моногр. / А.Г. Кучерена. — М.: Юркомпани, 2017. — 432 c.
  5. Договор мены. Официальные разъяснения, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2013. — 698 c.
Закон о профилактике домашнего насилия суть
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here