Законопроект о борьбе с домашним насилием

Важная информация в статье: "Законопроект о борьбе с домашним насилием". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

«На лице не было живого места»: как новый закон защитит жертв домашнего насилия

В законопроекте о домашнем насилии, который сейчас дорабатывают в Госдуме, появилось понятие «преследование». Речь идет о неоднократных угрожающих действиях, направленных на пострадавшего против его воли, в том числе поиск человека, посещение его места работы, учебы или жительства, устные, телефонные переговоры или попытка вступить в контакт через третьих лиц.

Кроме того, под это определение попадают действия, которых потенциальная жертва чувствует страх за свою безопасность. Депутаты предлагают ввести защитные предписания, за нарушение которых будет грозить административная и уголовная ответственность. По словам соавтора законопроекта Оксаны Пушкиной, в документе впервые появятся профилактические меры, которые ныне в законах отсутствуют. Планируется, что документ будет готов к 1 декабря, тогда проект закона представят на рассмотрение в Госдуму.

Пострадавшим приходится спасаться до принятия закона о домашнем насилии. Конфликты с супругом лишили Ирину жилья и детей. Постоянные скандалы в семье привлекли сотрудников органов опеки. Двоих мальчиков и девочку из семьи изъяли, а сама Ирина вынуждена скрываться от супруга в кризисном центре. Оказывается, есть такие приюты, куда обращаются женщины, пострадавшие от мужей.

Ирина, пострадавшая: «Было такое, что нос мне сломал, избивал так, что на лице не было живого места, у меня щелочки вместо глаз, а все остальное лицо было синее. Мог голой выгнать в подъезд».

Кризисных центров, их еще называют квартирами, в России немного. Их, как правило, открывают благотворители. Это не просто жилье для пострадавших женщин и их детей, которые устали терпеть побои. Многие, как, например, Вера, прячутся от супругов, которые угрожают расправой. Обращение в полицию, говорит женщина, не помогает. Каждый раз муж выходит на свободу с формулировкой «нет состава преступления» и отыгрывается на жене и ребенке.

Вера, пострадавшая: «Морально давит не только на меня, но и на ребенка, психологически сложно было находиться в семейных отношениях».

Закон, предусматривающий наказание за домашнее насилие, назревал давно, а после известной истории сестер Хачатурян, убивших отца, который издевался над ними, депутаты, члены Совета Федерации и общественники активнее стали прорабатывать детали, ведь важно понимать, когда речь идет об угрозе жизни, а когда просто о разногласиях, которые бывают в каждой семье. Прежде чем законопроект попал в Госдуму, его подробно прорабатывали парламентарии, психологи, общественники. Дискуссии о том, каким должен быть итоговый вариант закона, не прекращаются до сих пор.

Татьяна Касаева, депутат Госдумы РФ: «Если будет четкая система установленная, где жертва знает, куда идти, где ей помогут, то мы и семью сохраним, все же эмоциональные, с другой стороны, сможем жертву защитить».

Инна Святенко, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по социальной политике: «Создав некие ограничения, важно не преступить ограничения, не вторгаться в вопросы семьи, но не преступная уголовный и административный кодексы».

С тем, что пора формулировку «домашнее насилие» прописывать самостоятельно в законе, соглашаются и психологи, ведь порой их помощи недостаточно. Обидчик остается на свободе и часто продолжает угрожать. Важно, чтобы оказавшейся на улице женщине было куда пойти.

Хана Корчемная, психолог: «Сейчас люди практически не знают, как отличить конфликт от насилия. Появится возможность хоть ориентировать людей, чтобы была правовая база для этого».

Алёна Садикова, директор кризисного центра: «Иногда они не видят той опасности, в которой находятся, часто это бывает попытка удушения. Закон не может женщину защитить, если не сломана конечность, всего грозит 3 тысячи рублей штрафа, все равно что за неправильную парковку автомобиля».

Историй, где агрессивный супруг становится фигурантом уголовного дела, не так много. Маргарита Грачёва из подмосковного Серпухова считает себя во временной безопасности. Ее муж, который 2 года назад в порыве ревности отвез ее в лес и отрубил кисти рук, получил 14 лет. И пока нет соответствующего закона, женщине не гарантирована безопасность после выхода бывшего супруга.

Маргарита Грачёва, пострадавшая: «В моем случае я боюсь за будущее, охранные ордера должны быть, хочу, чтобы они были».

В случае с Маргаритой отозвались неравнодушные люди. Поддержка помогла справиться с эмоциями. Несколько недель назад она написала книгу о своей личной жизни. Но не всегда к жертвам семейного насилия приходят на помощь. Тогда и поможет закон, который, возможно, еще предстоит доработать.

Законопроект о борьбе с домашним насилием изменят

Зачем нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия?

По данным исследования, проведенного Санкт-Петербургским государственным университетом (СПбГУ) по заказу Госдумы, каждый 40-й опрошенный в течение последнего года страдал от насилия, примененного членом семьи. Жертвами в 75% случаев становятся женщины. О пережитом в детстве насилии рассказали 16% респондентов. Как правило, пострадавшие не получают необходимой защиты, что приводит к усугублению ситуации, к убийствам.

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявляла, что правительство и российский парламент считают, что в РФ нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием. «Закон о профилактике насилия — это, если хотите, выражение государственной политики, необходимость бороться с этим злом, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия любых форм насилия», — сказала она.

Совет Федерации разработал законопроект о профилактике насилия. Документ опубликован на сайте палаты.

Виновным в домашнем насилии предлагают запретить контактировать с жертвой, в том числе по телефону и через Интернет. Согласно документу, ограничение может действовать до года. Также суд может обязать виновного покинуть общее с пострадавшим жилье. Правда, только в случае, если у него есть возможность проживать в другом помещении, в том числе арендованном.

Кроме того, нарушителя поставят на учет и заставят проходить специальные психологические программы. Предусмотрена и индивидуальная профилактика насилия.

Предусматривается, что жертвам насилия окажут необходимую помощь с учетом особенностей нарушителя и ситуации. Будут проводить работу по правовому просвещению.

Накануне Валентина Матвиенко после заседания Совета при президенте по реализации политики в сфере защиты семьи и детей сообщила, что все, кто заинтересован в доработке документа, смогут участвовать в его общественном обсуждении. Оно продлится до 15 декабря.

Бьет — не значит любит: как защитить жертв домашнего насилия

В Госдуме пообещали к 1 декабря закончить работу над законопроектом о домашнем насилии. Там уже появилось абсолютно новое для нашей страны юридическое понятие — «преследование». Остановит ли новый закон супругов-тиранов и как сегодня защищают жертв домашнего насилия?

Читайте так же:  Преимущественное право при разделе имущества

Опубликован законопроект о домашнем насилии. Что он предлагает?

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл высказал свое мнение о законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия. Базовую версию проекта ранее опубликовал Совет Федерации. В течение двух недель сенаторы собирают отзывы и замечания. Рассказываем, какие положения содержатся в законопроекте сейчас.

Кто займется профилактикой домашнего насилия?

Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

[2]

Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

«Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

Что такое семейно-бытовое насилие?

Как следует из текста проекта, под семейно-бытовым насилием подразумевается угроза или деяние, которое причиняет физическое или психическое страдание или наносит имущественный вред. При условии, что это деяние не содержит признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Под агрессорами в проекте понимаются только совершеннолетние. Под пострадавшими — бывшие и нынешние супруги; близкие родственники; те, кто связан общим ребенком; проживающие вместе и ведущие совместное хозяйство лица, связанные свойством.

Какие меры предлагается применять в отношении агрессора?

Работа с агрессорами ложится преимущественно на полицейских. С нарушителем должны будут провести профилактическую беседу, в ходе которой полицейский будет выяснять причины его поведения, разъяснять возможные последствия и убеждать в необходимости законопослушного поведения.

Если полиция установит факт совершения домашнего насилия, выписывается защитное предписание — с согласия пострадавших. Этот документ может запретить совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакт с пострадавшим или пытаться выяснить его местопребывание. Срок действия защитного предписания — 30 суток, но может быть продлен до 60. На этот период агрессора должны поставить на профилактический учет и контроль — наблюдать за его поведением. Согласно предлагаемым поправкам в КоАП, идущим «в пакете» с законопроектом, за нарушение предписания предусмотрен штраф в размере до 3 тыс. рублей или арест до 15 суток.

Если есть опасения, что обычное предписание не позволяет обеспечить безопасность пострадавшего, полиция может обратиться в суд за судебным защитным предписанием. Оно предусматривает те же ограничительные меры, а также может обязать нарушителя пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшими (при условии, что у него есть возможность проживать в ином жилом помещении), вернуть пострадавшим их личное имущество и документы. Судебный ордер выдается на срок от 30 суток до одного года. За его нарушение грозит штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток или обязательные работы.

Заявление может подать только пострадавший?

Нет. За помощью может обратиться и законный представитель пострадавшего (если тот несовершеннолетний, например).

Полиция должна будет отреагировать и если сам полицейский установил факт или угрозу совершения семейно-бытового насилия, и если соответствующие данные поступили от органов власти различных уровней или организаций, и если есть обращение гражданина, которому стало известно о свершившемся факте или угрозах семейно-бытового насилия в отношении лиц, находящихся в беспомощном или зависимом состоянии. А также если есть решение суда.

Законопроект о борьбе с домашним насилием изменят после обработки всех отзывов и предложений, поступивших на сайт Совета Федерации, где опубликован документ. Об этом сообщила первый заместитель председателя комитета верхней палаты парламента по социальной политике Инна Святенко.

Сейчас под законопроектом опубликовано более 10,3 тысячи комментариев. Срок приема отзывов истекает 15 декабря.

«Отзывы мы еще не обработали, потому что они еще поступают. Изменения [в законопроекте] однозначно будут. Конечно, для этого же все и делали, выставляли на сайте, именно для этого», — отметила Святенко.

По ее словам, как минимум до понедельника, 16 декабря, нельзя будет точно сказать, каким нормам или статьям законопроекта посвящено наибольшее число отзывов.

Базовый законопроект «О профилактике насилия в РФ» был опубликован на сайте Совета Федерации 29 ноября. Виновным в домашнем насилии предлагают запретить контактировать с жертвой, в том числе по телефону и через Интернет. Ограничение может действовать до года. Также суд может обязать виновного покинуть общее с пострадавшим жилье.

Бьет — не значит любит: как защитить жертв домашнего насилия

В Госдуме пообещали к 1 декабря закончить работу над законопроектом о домашнем насилии. Там уже появилось абсолютно новое для нашей страны юридическое понятие — «преследование». Остановит ли новый закон супругов-тиранов и как сегодня защищают жертв домашнего насилия?

Читайте так же:  Где ставить штамп о разводе после суда

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

Что такое профилактика бытового насилия и кто за нее будет отвечать?

Как следует из текста проекта, предполагается создание системы, которая должна выявлять факты домашнего насилия, не подпадающие под статьи КоАП и УК, защищать пострадавших и привлекать к ответственности агрессоров, устранять причины и условия возникновения бытового насилия. Также планируется информировать население о недопустимости домашнего насилия и о помощи, которую могут получить пострадавшие.

Система профилактики должна затронуть органы исполнительной власти всех уровней, полицию, прокуратуру, органы соцзащиты, медицинские и общественные организации, уполномоченных по правам человека и по правам ребенка.

Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

Видео (кликните для воспроизведения).

Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

Чем грозит закон о «профилактике домашнего насилия»?

Современная Россия полна острейшими социальными проблемами. Нищенские зарплаты, мизерная пенсия, до получения которой теперь еще надо суметь дожить, тотальное воровство чиновников, колоссальное имущественное расслоение и так далее. Перечень будет длинный. Но вот вдруг наши власти озаботились борьбой с домашним насилием. Видимо, других проблем не осталось. Совет Федерации оперативно разработал законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, выложив его в интернете для общественного обсуждения.

Но уж раз пошла такая дискуссия, давайте разберемся, нужен ли нам такой закон? Обстановка в российских семьях далеко не самая благополучная, это факт. Но домашнее насилие у большинства населения закономерно ассоциируется не с банальной руганью и битьем посуды, а с побоями, истязаниями, причинением физической боли. Чаще всего со стороны мужчин в отношении женщин – по принципу физического превосходства.

Но бывают и обратные случаи, когда женщины держат «сильный пол» в черном теле. Однако для таких ситуаций сегодня в законодательстве есть достаточные меры реагирования. Статья 6.1.1 «Побои» в Кодексе об административных правонарушениях (предусматривает арест до 15 суток, штраф до 30 тысяч рублей или обязательные работы). Статьи 116 и 116.1 УК РФ «Побои» (до 2 лет лишения свободы), статья 117 «Истязание» в Уголовном кодексе (до 7 лет лишения свободы), статьи 111, 112, 115 Уголовного кодекса, предусматривающие серьезные сроки лишения свободы за причинение тяжкого, среднего и легкого вреда здоровью.

На мой взгляд, вполне достаточный арсенал способов наказания домашних тиранов. Другое дело, что наши правоохранительные органы далеко не всегда эффективно реагируют на заявления о домашнем насилии, но здесь нужен не новый закон, а усиленный контроль надзорных органов, повышение квалификации сотрудников полиции, расширение штата полицейских, работающих «на земле».

Когда сторонники принятия нового закона говорят о том, что сейчас многие женщины не обращаются с заявлениями в полицию и терпят издевательства, потому что боятся своих мужей, то возникает резонный вопрос: а не будут ли они так же бояться обращаться в полицию и на основании нового закона. Что здесь принципиально изменится? Внятного ответа я пока не услышал.

Если прочитать законопроект, размещенный Советом Федерации, то сразу бросается в глаза неопределенность многих формулировок, что открывает широкое пространство для манипуляций. Семейно-бытовое насилие предлагается трактовать, как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Сразу возникает вопрос: а как будут доказывать факты таких угроз и психического воздействия? Мы знаем, что чаще всего семейные конфликты происходят без свидетелей, с глазу на глаз. И если ориентироваться только на заявление потерпевшей стороны, как предписывает проект нового закона, то мы получим колоссальное количество ложных обвинений, направленных на сведение счетов за какие-либо обиды, или просто мошеннические схемы, нацеленные на последующее завладение имуществом супруга.

Полиция и так сегодня испытывает серьезный кадровый голод, участковых не хватает, районные ОВД завалены работой. И кто в такой ситуации будет что-то проверять? А ведь законопроект предусматривает, что по заявлению потерпевшей стороны полиция может выносить защитное предписание, которое налагает на предполагаемого «домашнего насильника» серьезные ограничения и предусматривает серьезную ответственность за нарушение этих ограничений. Так что это пока очень сырая и непродуманная инициатива, которая, в лучшем случае, пополнит перечень неработающих законов, а в худшем – приведет, например, к преследованию оппозиционеров и других неугодных по надуманным поводам, чем так любит заниматься наша власть.

Еще один весьма сомнительный пункт нового законопроекта предусматривает возможность по решению суда обязать домашнего тирана «покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

Понятно, что в большинстве случаев у нарушителя не будет возможности проживать в ином помещении, так как в наших семьях часто еле-еле сводят концы с концами от зарплаты до зарплаты и никаких лишних денег или свободной жилплощади элементарно нет. Зато в тех случаях, когда деньги в семье водятся, новый закон открывает пространство для различных афер с недвижимостью.

Читайте так же:  Восстановление родительских прав статья

Подобных «косяков» в законопроекте еще очень много. Если честно, то мне представляется, что в настоящее время принятие подобного закона пользы не принесет, зато позволит влезать в семейные дела нашим далеко не всегда справедливым чиновникам, а также различным мошенникам под видом «некоммерческих организаций», оказывающих помощь жертвам домашнего насилия.

Именно поэтому эти НКО так активно лоббируют принятие сомнительного закона, так как понимают, что появится возможность получать различные государственные гранты и прочие преференции. А вот обычным гражданам этот закон в текущей ситуации, скорее, создаст лишние проблемы, не решив при этом саму проблему домашнего насилия. Буду рад ошибиться, но перспективы просматриваются именно такие.

В целом, вместо принятия такого сомнительного закона, нашим властям следовало бы уже сейчас сосредоточиться на развитии института участковых уполномоченных полиции (которые и должны контролировать проблемные семьи) и создании государственных центров психологической помощи, где «трудные семьи» смогут бесплатно или за незначительную плату получать консультации и помощь для разрешения конфликтов и сохранения семейных отношений.

Также необходимо повышать квалификацию сотрудников полиции и усиливать надзор за административными и уголовными делами, связанными с домашним насилием. Ну и, конечно, развивать воспитательную работу среди молодежи, пропагандировать здоровые семейные отношения и уважение людей друг к другу. И тогда новые законы просто не понадобятся…

Опубликован законопроект о борьбе с домашним насилием

Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

«По сути, физическое насилие выпало из закона».

«[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

Как планируется помогать пострадавшим?

Пострадавшие от семейно-бытового насилия смогут обращаться в полицию с заявлением. Его должны принять, рассмотреть и, если нужно, направить человека в медицинские организации или кризисные центры. Также пострадавшие могут прийти за помощью в органы соцзащиты, кризисные центры, центры психологической помощи или медицинские учреждения. Эти организации должны будут сообщить в полицию о фактах семейно-бытового насилия, если у них есть соответствующие подозрения. Этот пункт депутаты Госдумы во время обсуждения проекта называли спорным, отмечая, что без желания потерпевшего нельзя обращаться в полицию, так как это может нарушить его права.

В специализированных центрах для пострадавших должны разработать индивидуальную программу, в соответствии с которой они смогут получить социально-бытовые, психологические, медицинские, правовые, экономические и педагогические услуги. Создание таких центров поддержала уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. «Есть очень хорошее положение о кризисных центрах, куда может жертва насилия, будь то женщина или мужчина, ребенок или старик, прийти в момент конфликта и получить и финансовую поддержку, и помощь психолога, и просто секунды тишины, чтобы осмыслить всю ситуацию», — сказала она.

Кто и почему критикует опубликованный проект?

Некоторые члены рабочей группы по подготовке законопроекта принципиально не согласны с отдельными положениями представленной версии. Депутат Госдумы Оксана Пушкина отметила, что главное замечание — в том, что предложенное определение семейно-бытового насилия не включает деяния, содержащие признаки административного правонарушения или уголовного преступления, то есть все виды физического насилия. И если пострадавшего избили, он не сможет рассчитывать на защитные меры.

Вопросы у соавторов вызывает и мягкость санкций за нарушение агрессором защитного предписания. «Штраф 1–3 тыс. рублей — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения. Нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет», — сказала она. Третье замечание — в числе возможных пострадавших не указаны сожители, которые не связаны свойством. То есть на защиту не смогут рассчитывать люди, состоящие в незарегистрированном браке.

Другая соавтор законопроекта Мари Давтян отметила, что предложенные этим проектом меры не просто неэффективны, но и бесполезны — отчасти из-за невозможности применить их в случае физического насилия. «В ситуациях семейно-бытового насилия особенно важна защита пострадавших и оказание им поддержки (социальной, психологической и т.п.) в период подачи потерпевшим заявлений о правонарушении/преступлении, а также в период проверки указанных заявлений. А исходя из предложенной формулировки, он лишается возможности воспользоваться мерами предлагаемого проекта закона», — написала она.

В принципе против законопроекта выступают несколько общественных организаций, которые считают, что он угрожает традиционным духовно-нравственным ценностям и традиционным семьям, превращает семью в «зону вражды». Они проводили митинги в защиту своей позиции.

Русская православная церковь осуждает насилие в семье, но с сомнением относится к законопроекту. Патриарх Кирилл назвал опасной тенденцию, когда «некоторые пытаются под видом борьбы с семейным неблагополучием узаконить вторжение в семейную жизнь сторонних сил, общественных или государственных организаций, или каких-либо добровольцев, которые якобы призваны помочь урегулировать положение в семье».

В законопроект о домашнем насилии могут внести понятие «преследование»

Депутаты Госдумы предложили поправки в законопроект о домашнем насилии. В нем могут появиться понятия «преследование» и «ответственность» за него, сообщает РБК. Соавтор законопроекта Оксана Пушкина сказала изданию, что эта инициатива будет учтена при подготовке финальной версии документа.

Читайте так же:  Семинар насилие в семье

Под преследованием депутаты предлагают понимать «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле». Это может выражаться в поиске человека, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с ним в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания. Под этот термин может подпасть любое действие, из-за которого жертва будет испытывать страх за безопасность.

По словам госпожи Пушкиной, работа над документом теперь связана с делом историка, бывшего преподавателя СПбГУ Олега Соколова, который обвиняется в убийстве своей сожительницы, бывшей выпускницы вуза. СПбГУ участвовал в подготовке исследования по заказу Госдумы. «По возвращении в Питер, буквально через несколько дней, авторов исследования накрыло трагическое совпадение событий. Соколов оказался их коллегой по СПбГУ»,— сказала госпожа Пушкина РБК.

Законопроектом предлагают ввести защитные предписания, которые запрещают преследователю приближаться к жертве. Их могут выдавать на 30 дней или на год. В случае первого нарушения будет предусмотрена административная ответственность, а при повторном нарушении — уголовная.

Подробнее о законопроекте читайте в материале “Ъ” «Внесенного четыре года ждут».

Опубликован законопроект о профилактике семейно-бытовых конфликтов

В России может быть введен институт предписаний для защиты жертв домашнего насилия на основании задокументированного факта насилия вне зависимости от семейного статуса и места проживания нарушителя и жертвы, следует из текста законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Предписание может действовать от месяца до года и запрещать нарушителю выходить на контакт с пострадавшими. Также в документе предусмотрены различные меры профилактики домашнего насилия: от просвещения и бесед до принудительного прохождения специальных психологических программ.

В пятницу на сайте Совета федерации РФ опубликован проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия» (.pdf), разработанный членами нижней и верхней палат парламента. Документ закрепляет в правовом поле такие понятия, как «семейно-бытовое насилие», «лица, подвергшиеся ему», «нарушитель» и «профилактика семейно-бытового насилия». Нарушителем может стать лицо, достигшее совершеннолетия, «совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие» — «умышленное деяние», причиняющее вред или содержащее угрозу причинения «физического, психического страдания или имущественного вреда».

Отметим, в феврале 2017 года Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье. Закон перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административное правонарушение в случаях, когда такой проступок совершен впервые. В мае 2018 года председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин сообщил об участившихся случаях домашнего насилия из-за декриминализации этого вида правонарушения. Опубликованные в августе 2018 года результаты опроса фонда «Общественное мнение» (ФОМ) показали, что более половины (55%) россиян считают, что за домашнее насилие должно быть предусмотрено уголовное наказание. По мнению экспертов HRW, последствия декриминализации являются «исключительно негативными», а закон «усилил ощущение безнаказанности для агрессора» и «добавил проблем процессуального характера».

Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию и они пошли на необходимую самооборону.

Законопроект о борьбе с домашним насилием планируют внести до 1 декабря. О поддержке проекта неоднократно заявляла спикер Совета федерации Валентина Матвиенко. В защиту женщин от домашнего насилия проходят пикеты по всей стране. В противовес им выступают общественные организации, обвиняющие авторов проекта в лоббировании антисемейных интересов.

Согласно документу, защитные предписания выносятся «незамедлительно» после установления факта совершения домашнего насилия сотрудником полиции, к которому поступило заявление или сообщение. При этом вынести его можно с согласия лиц, подвергшихся насилию, или их представителей. Защитное предписание запретит нарушителю «совершать семейно-бытовое насилие», общаться или вступать в любые контакты с пострадавшим (в том числе звонить или писать в социальных сетях), пытаться выяснить его местонахождение. Срок действия предписания — 30 суток, но может быть продлен по заявлению жертвы «из-за сохраняющейся угрозы». Вынесение и продление срока предписания можно обжаловать в суде. На время предписания нарушитель ставится на профилактический учет и контроль органами МВД.

[3]

Кто выживает в семейных конфликтах

Если защитное предписание не обеспечивает безопасность пострадавших, полиция может обратиться в суд за судебным защитным предписанием, которое может выдаваться на срок от 30 дней до одного года. Суд может ужесточить меры воздействия на нарушителя: обязать пройти психологическую программу, покинуть совместное с жертвой место жительства на срок действия предписания, отдать пострадавшему его личное имущество и документы (если они удерживаются нарушителем). В проекте указывается, что «неисполнение предписаний влечет ответственность, предусмотренную законодательством», но не разъясняется, какую именно.

Профилактику семейно-бытового насилия предлагается проводить в соответствии с законами «Об основах системы профилактики правонарушений в РФ» и «Об основах социального обслуживания граждан РФ» с учетом ряда особенностей. Речь идет о «комплексе мер», направленных как на помощь уже пострадавшим и наказание нарушителям, так и на «выявление и устранение причин и условий возникновения семейно-бытового насилия».

[1]

Участие в мероприятиях по профилактике должно быть добровольным для всех, за исключением несовершеннолетних и недееспособных граждан. Отвечать за профилактику семейно-бытового насилия будут органы внутренних дел, профильные министерства, прокуратура, омбудсмены, власти регионов и органы местного самоуправления, управления соцзащиты, кризисные центры и медорганизации, а также общественные организации.

Основанием для применения мер профилактики станут заявление о семейно-бытовом насилии, которое могут подать сама жертва или ее представители, и обращения любых граждан, «которым стало известно о свершившемся факте семейно-бытового насилия, а также об угрозах его совершения в отношении лиц в беспомощном и зависимом состоянии». Инициировать процедуру помогут сведения, поступившие из любых органов власти, а также «организаций, должностных и других лиц». Меры профилактики будут применяться также по решению суда или после установленного сотрудником полиции факта совершения насилия или угрозы его причинения. В документе подчеркивается, что заявления, жалобы и сообщения о домашнем насилии должны рассматриваться «незамедлительно».

Как Рамзан Кадыров и правозащитники сообща боролись против домашнего насилия

Законопроект закрепляет виды профилактики домашнего насилия. Общая профилактика направлена на «повышение уровня грамотности граждан». Речь идет о правовом просвещении и информировании. Индивидуальная профилактика должна оказывать систематическое воспитательное воздействие на лицо, «действия которого носят противоправный характер», а также оказывать правовую и социальную помощь пострадавшим.

«С учетом сильных реверансов в сторону фундаменталистов и желания Совета Федерации получить мнение патриарха, у меня складывается ощущение, что все шесть лет борьбы за законопроект просто коту под хвост»,— сказала “Ъ” соавтор законопроекта, правозащитник Алена Попова. По ее мнению, нужно вернуться к первоначальному варианту законопроекта, который был переработан Советом Федерации. «Те изменения, которые сейчас внес Совет Федерации в наш вариант, полностью разрушают систему защиты жертв насилия. Согласно новым поправкам, выходит, что жертве предлагают сохранять семью с насильником, а НКО будут примирять семью с насильником,— говорит госпожа Попова.— Мы постоянно рассказываем реальные истории жертв, когда после именно примирения насильник жертву убивал. Сколько еще надо смертей, чтобы законодатели поняли, что закон должен быть не формальностью, причем бессмысленной, а идеальным и работающим в сторону защиты жертв».

Читайте так же:  Алименты на ребенка муж не работает

« Мы зря рассчитывали, что тема домашнего насилия уже настолько освещена, что привлечено внимание к случаям насилия по отношению к пенсионерам, в отношении детей, в отношении женщин, что дополнительных аргументов дополнительных не потребуется,— отметила правозащитник Попова.— Оказалось, мы ошибались».

Госпожа Попова также напомнила, что «есть Конституция и надо просто соблюдать базовое право на защиту жизни и ненасилие». В отзыве, которые направили в Совфед она и другие соавторы законопроекта, указывается, что определение семейно-бытового насилия (ст. 2) в нынешнем варианте звучит как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». «В данной редакции оно полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия, так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления»,— говорится в документе.

Также претензии у соавторов законопроекта к определению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию. Сейчас это должны быть «супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка, близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица, связанные свойством». «В указанной формулировке отсутствуют лица, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но при этом не связаны свойством,— говорится в отзыве.— Между тем, до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% семей проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака. Таким образом, в указанное определение должны быть включены лица, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, а также лица, которые ранее совместно проживали и вели совместное хозяйство».

Адвокат Мари Давтян о законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия

Что касается защитного предписания, то в отзыве отмечается, что в законопроекте отсутствует пояснение, какой именно протокол и в соответствии с каким процессуальным законом составляется сотрудником ОВД для применения этого механизма. Согласно нынешнему тексту законопроекта, защитным предписанием нарушителю запрещается общаться с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, и предпринимать попытки выяснять место пребывания лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию. «Целесообразно дополнить список запретов также запретом вступать в контакты с пострадавшим через третьих лиц либо иными способами, посещать место проживания и пребывания пострадавшего, места работы, учебы, лечения пострадавшего, а также приближаться к такому лицу на расстояние ближе, чем на 50 метров, если это лицо находится вне совместного места жительства или места пребывания с лицом»,— говорится в отзыве.

Адвокат Мари Давтян, которая также является одним из соавторов законопроекта и входит в рабочую группу по разработке законопроекта в Совете Федерации в разговоре с “Ъ” отметила, что представленная версия законопроекта не согласовывалась с ней, а также еще с несколькими членами рабочей группы: «Насколько я понимаю, сейчас ждут поправок от всех». В Facebook она охарактеризовала представленную редакцию как «не просто урезанную и сокращенную, но еще и во многом юридически безграмотную»: «Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо!

Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности.

Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективный. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно».

Кира Дюрягина, Ксения Миронова, Валерия Мишина

ООН встревожена случаями домашнего насилия в России

В 2018 году международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России после вступления в силу закона о декриминализации семейных побоев. Исследователь HRW Юлия Горбунова говорила, что «в законе даже нет четкого определения домашнего насилия» и до сих пор нет конкретных цифр о его жертвах. «По данным Росстата и Минздрава 2012 года, каждая пятая женщина подвергается насилию со стороны супруга или партнера, по данным МВД за 2008 год, большая часть тяжких насильственных преступлений приходится на преступления в отношении членов семьи. Однако полных данных до сих пор нет. В том числе и из-за стигматизации жертв официальными лицами и неосведомленности самих пострадавших о том, куда и как обращаться»,— отмечала госпожа Горбунова.

Видео (кликните для воспроизведения).

В апреле 2019 года Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом. Суд приговорил обидчика к девяти месяцам лишения свободы, но при этом указал, что нападение спровоцировала госпожа Тимагова, подав жалобу в суд. Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

Источники

Литература


  1. История и методология юридической науки. — М.: ИВЭСЭП, 2014. — 564 c.

  2. Марченко, М.Н. Теория государства и права / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, Велби; Издание 2-е, 2003. — 637 c.

  3. CD-ROM. Лекции для студентов. Юридические науки. Диск 1. — Москва: Высшая школа, 2016. — 251 c.
  4. Чернявский, А. Г. Теория государства и права в схемах. Учебное пособие / А.Г. Чернявский. — М.: КноРус, 2016. — 112 c.
  5. История политических и правовых учений / Н.М. Азаркин и др. — М.: Норма, 2007. — 900 c.
Законопроект о борьбе с домашним насилием
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here