Запрещенные семейные дела

Важная информация в статье: "Запрещенные семейные дела". Каждый случай индивидуален. Поэтому, чтобы уточнить детали именно вашего случая можно обратиться к дежурному специалисту.

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

[3]

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

Проект закона о семейно-бытовом насилии пройдёт общественное обсуждение

До 15 декабря каждый россиянин сможет направить свои предложения и замечания к законопроекту

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был опубликован в пятницу, 29 ноября, на сайте Совета Федерации. Подготовленный сенаторами и депутатами документ предусматривает создание более эффективного механизма защиты прав личности. Парламентарии приглашают к обсуждению всех, кто готов высказать конкретные предложения по изменению статей проекта закона. Сенаторы также планируют направить его в общественные организации, в том числе в те, которые выступают против его принятия.

Читайте так же:  Насилие в семье в отношении мужчин

Закон всё равно нужен

В рабочую группу по подготовке законопроекта входят сенаторы Галина Карелова, Инна Святенко, Елена Бибикова, депутаты Оксана Пушкина, Татьяна Касаева, а также представители общественности. В ходе разработки документа его авторы изучали экспертные мнения, поступившие из министерств и ведомств, правозащитных организаций, представителей Патриархии и женского движения. Изначально парламентарии хотели внести его в Госдуму до 1 декабря, но потом приняли решение продлить обсуждение. Подготовленный рабочей группой материал и был размещён на сайте верхней палаты, как ранее пообещала председатель палаты регионов Валентина Матвиенко.

«Мы видим, что споры не утихают, целый ряд общественных организаций высказал пожелания ознакомиться с законопроектом», — объяснила вице-спикер Совета Федерации Галина Карелова. Вместе с тем авторы не подвергают сомнению мысль о том, что закон о профилактике семейно-бытового насилия должен быть внесён.

Валентина Матвиенко призвала менять патриархальный менталитет

Инициатива, предложенная депутатами и сенаторами, впервые даёт определение семейно-бытовому насилию. В выложенной для обсуждения редакции это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Однако даже в рабочей группе не все согласны с таким определением. Так, зампред думского Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина предлагает оставить в определении виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и другие), которые сейчас исключили, так как они содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления.

При этом другие эксперты считают, что различные виды насилия уже прописаны в Уголовном кодексе, поэтому описывать их ещё раз не имеет смысла, так как это одинаково для всех запрещённые посягательства на человека. Другими словами, текст остаётся подвижным и в него постоянно вносятся поправки, но члены рабочей группы, и депутаты, и сенаторы, остаются единомышленниками.

Решение о выселении будет принимать суд

Важно, что будущий закон защищает не только женщин (по данным статистики, именно они чаще всего подвергаются различным видам семейно-бытового насилия. — Прим. ред.), но и детей, бывших супругов, престарелых родителей и гражданских супругов.

У сотрудников органов внутренних дел, если закон будет принят, появятся новые обязанности. Участковые должны будут вести профилактический учёт и профилактический контроль, а также профилактические беседы с «нарушителем».

В профилактике и помощи пострадавшим от семейного насилия, согласно документу, должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. У сотрудников органов внутренних дел, если закон будет принят, появятся новые обязанности. Участковые должны будут вести профилактический учёт и профилактический контроль, а также профилактические беседы с «нарушителем».

В случае если нахождение под одной крышей с семейным тираном представляет опасность для жертвы насилия, полицейские могут выдать защитное предписание. Как уточняется в проекте закона, предписание, или защитный ордер, выносится только с согласия жертвы, если она является совершеннолетней и дееспособной. Ордер выдаётся на 30 суток и запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом — по телефону или через интернет и выяснять его нахождение. В случае необходимости действие охранного ордера можно продлить до 60 суток.

Семейным тиранам хотят запретить контактировать со своими жертвами

Обсуждение переходит на новый этап

Члены рабочей группы считают, что защитное предписание останется в окончательном варианте закона, а доработанная в ходе общественного обсуждения инициатива в конце концов объединит россиян, часть из которых сегодня высказывается за его принятие, а другая — против.

Общественный резонанс вокруг законопроекта о домашнем насилии объясняется важностью затронутой проблемы, которая иногда ложно трактуется как традиция, считает митрополит Красноярский и Ачинский Пантелеимон. Комментируя инициативу парламентариев, он признал её своевременной.

«Говорят: «Бьёт — значит любит» — это русская традиция. Но это не «русское» и это совсем не традиция. Церковь учит любви, а не насилию», — сказал владыка.

[1]

Общественный резонанс вокруг законопроекта о домашнем насилии объясняется важностью затронутой проблемы, которая иногда ложно трактуется как традиция.

«Это законопроект именно о профилактике семейно-бытового насилия», — подчеркнула заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике и член рабочей группы Елена Бибикова. По словам сенатора, всем, кто будет принимать участие в обсуждении инициативы, стоит внимательно ознакомиться с нормами представленного проекта закона. «Если внимательно прочитать его текст, станет понятно, что ни о каком разрушении семьи в данном случае и речи идти не может», — уверена она.

«Разрабатываемый законопроект вызвал масштабные общественные дискуссии, чему мы очень рады. Опубликование на сайте Совета Федерации текста законопроекта — это лучший показатель того, что обсуждение вопроса семейно-бытового насилия переходит на новый этап — детальное, предметное обсуждение и внесение на рассмотрение в Госдуму. Надеюсь, что ознакомление с будущим законом прекратит распространение домыслов, сплетен и интриг вокруг него», — отметила Оксана Пушкина, выразив надежду, что работа над законом объединит всех неравнодушных в борьбе с «несемейной традицией».

Планируется, что обновлённый закон о профилактике семейного насилия будет внесён в Госдуму в декабре.

Семейным тиранам хотят запретить контактировать со своими жертвами

Распускающим руки домочадцам могут не разрешить приближаться ближе, чем на 50 метров, или вообще временно выселить из квартиры

Фото: пресс-служба депутата

«Парламентской газете» стали известны подробности законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, подготовленного рабочей группой Госдумы и Совета Федерации при участии экспертов. О главных задачах инициативы и предлагаемом механизме предупреждения опасных последствий домашних конфликтов изданию рассказала зампредседателя Комитета по вопросам семьи, женщин и детей и один из авторов документа Оксана Пушкина.

Участковый не сможет сказать: приедем, когда вас убьют

— Оксана Викторовна, раз обе палаты объединили свои усилия для разработки такого закона, значит, проблема домашнего насилия в нашей стране стоит достаточно остро, а действующие нормы не защищают пострадавших от семейных конфликтов?

— Данные статистики подтверждают, что с проблемой домашнего насилия сегодня сталкиваются многие российские семьи. Согласно исследованиям Росстата, количество жертв домашнего насилия неуклонно растёт. Если в 2012 году пострадавшими от мужей-тиранов были признаны 24 тысячи россиянок, то за последние два года эта цифра увеличилась почти в два раза. Следует учесть, что речь идёт только о возбуждённых уголовных делах, большая часть случаев домашнего насилия в эту статистику не попадает.

Уголовный Кодекс защищает граждан от всех форм насилия, в том числе семейного, но его нормы начинают действовать после совершения преступления. Сегодня по факту избиения жены мужем уголовное дело может быть возбуждено только по заявлению самой потерпевшей или её законного представителя. Не секрет, что такие дела (а они квалифицируются как уголовное дело частного обвинения) возбуждаются со скрипом. Мало кто из женщин, пострадавших от рук мужей-садистов, знает, как проходить судебно-медицинскую экспертизу и куда вообще нужно обращаться за помощью.

Читайте так же:  Как оформить свидетельство о рождении ребенка

Жертв домашних конфликтов хотят спасти «защитными предписаниями»

Даже если жертва насилия нашла в себе силы «снять побои» и заявление у неё приняли, у полиции всё равно нет инструментов, чтобы защитить женщину от супруга-тирана. Участковый, конечно, может провести с ним профилактическую беседу, но за пределами отделения или зала суда сделать с агрессором ничего нельзя. По данным опроса, проведённым Санкт-Петербургским университетом экономики и управления, половина случаев домашнего насилия происходит на регулярной основе. Получается, что до решения суда жертв насилия никто не защитит, а механизм профилактики этого социального зла вообще отсутствует.

— Какие меры борьбы с семейными тиранами предлагает ваш законопроект?

— В первую очередь, мы предлагаем дать определение домашнего насилия. Ведь нельзя же бороться с явлением, которое даже законодательно не закреплено. Домашнее насилие, как следует из нашего законопроекта, — это умышленное противоправное деяние (действие или бездействие) или угроза его совершения в отношении одного или нескольких близких родственников (лиц). Также в законе будут перечислены различные виды насилия: психологическое, физическое, сексуальное и так далее. Получив сообщение о домашнем насилии, сотрудник полиции уже не сможет ответить: «Вот когда вас убьют, мы приедем и труп опишем». Он обязан будет выехать и отработать этот сигнал.

Обращаю ваше внимание, что мы не ставим своей целью ужесточать наказание для семейных тиранов. Хотя, согласно опросу Санкт-Петербургского университета экономики и управления, большинство россиян, поддерживает усиление уголовной ответственности в области семейно-бытового насилия. Главная задача законопроекта — предложить меры, направленные на предотвращение новых правонарушений и защиту пострадавших. В качестве таких мер может применяться та же профилактическая беседа, если, к примеру, в пылу ссору член семьи только угрожает рукоприкладством. Но если тиран перешёл от слов к делу, то нашим законопроектом предусмотрены охранные меры для пострадавшей стороны — предупредительное или судебное защитное предписание.

Право на личную неприкосновенность важнее, чем право на собственность

— Противники законопроекта утверждают, что защитное предписание будет способствовать разрушению института семьи. Теперь каждая жена, как только муж повысит на неё голос, сможет выгнать его из дома, даже если квартира ей не принадлежит?

— Действительно, по статистике, чаще всего жертвами домашнего насилия становятся женщины. Но наша инициатива ставит целью защитить пострадавшую сторону, если есть угроза жизни, независимо от пола и возраста. Защитным предписанием сможет воспользоваться любой человек, если его совместное проживание под одной крышей с агрессором может привести к ещё более негативным последствиям. Уже доказано, что большинство трагедий со смертельным исходом происходит после первого обращения жертвы в полицию. Чтобы предупредить такие случаи, полиция и суд смогут выносить защитные предписания сроком от 1 до 12 месяцев. На это время обидчику могут предложить покинуть квартиру, даже если он является собственником жилья. Кроме того, правонарушителю запрещается преследовать пострадавшего, приближаться к нему на расстояние, установленное судом, но не менее чем на 50 метров, его заставят передать пострадавшему его личное имущество и документы, если он их удерживает. Отселение — это временная мера, применяемая в целях обеспечения безопасности потерпевшего от насилия в семье во многих странах мира, в том числе и у наших соседей в Казахстане и Узбекистане.

При разработке этой нормы мы исходили из того, что Конституция РФ гарантирует каждому человеку право на личную неприкосновенность. Согласно главному закону страны, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Очевидно, что значимость права человека не подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению несоизмеримо выше права распоряжаться и пользоваться частной собственностью.

— А как закон будет действовать в отношении несовершеннолетних? Смогут ли органы опеки отбирать детей только за то, что родители на повышенных тонах выясняют отношения?

[2]

В Совфеде рассказали, когда появится закон о бытовом насилии

— Наш законопроект не направлен на изменение существующих механизмов работы органов опеки и попечительства. Нормами Семейного Кодекса дети в нашей стране имеют право на защиту при нарушении своих прав и законных интересов. Порядок отобрания ребенка из семьи установлен законодательством и мы его менять не собираемся. Органы опеки могут отобрать ребёнка, только если есть угроза реального наступления негативных для него последствий в виде смерти или причинения вреда физическому или психическому здоровью. Ещё раз повторяю, наш законопроект направлен на профилактику домашнего насилия и на сохранение семьи. Профилактические меры, которые мы предлагаем, это — не только защитное предписание, но межведомственное взаимодействие в каждом субъекте, мониторинг ситуации с насилием и система реадаптации, как для жертв, так и для их обидчиков.

-На какой стадии сейчас находится законопроект о профилактике семейно-бытового насилия и когда он будет внесён в Госдуму?

— Новая редакция документа, а над законом идёт работа почти 20 лет, разработана рабочими группами Госдумы и Совета Федерации под руководством вице-спикера Галины Кареловой. После парламентских слушаний в нижней палате парламента обсуждение документа перенесётся на площадку Совета Федерации. И только потом итоговый текст, где будут учтены все замечания и предложения, мы внесём в Госдуму.

РПЦ предупредила о серьезных последствиях закона о домашнем насилии

Москва. 29 ноября. INTERFAX.RU — Закон о домашнем насилии в случае принятия чреват серьезными негативными последствиями для России, заявил глава Патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов.

«Когда начнется практическое выполнение этого закона, будут стрелять. Государству это надо?» — заявил священник РПЦ в эфире радио «Радонеж» в пятницу. Он пояснил, что борьба с домашним насилием, которую декларируют авторы законопроекта, — «просто флаг», на самом деле цель закона, по мнению Смирнова, — облегчить изъятие детей из семей и «передачу их на воспитание гомосексуалистам», как в Америке, где это произошло после принятия аналогичного закона.

Священник утверждал, что законопроект, по сути, предлагает заместить суды неправительственной организацией, которая «вешается на плечи налогоплательщиков, а результатом будет уничтожение остатков наших семей» при том, что в России и так распадается половина заключенных браков. «И если мы все вместе, всем народом не поднимемся, то тогда это может пройти, потому что, видать, есть какие-то средства у этих лоббистов», — заявил представитель РПЦ.

По его мнению, реально помочь борьбе с домашним насилием могло бы прямое указание главы государства министру внутренних дел о том, чтобы полиция реагировала на жалобы женщин на побои от мужа. «Чтобы приходили сотрудники (МВД — ИФ) и вмешивались, как было в моей юности, тут же арестовывали (домашнего тирана — ИФ), 15 суток минимум, и человек охлаждал свой пыл», — сказал отец Димитрий.

Ранее в ноябре на тему упомянутого законопроекта также высказался замглавы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе. Он назвал сомнительными те меры по борьбе с семейным насилием, которые предлагаются в документе. По его словам, эти меры основываются на западном опыте борьбы с домашним насилием и могут негативно отразиться на институте семьи в России.

Читайте так же:  Ипотека в случае развода супругов

Резонансный законопроект

В последнее время в России после нескольких резонансных случаев домашнего насилия вновь заговорили о необходимости усиления борьбы с этой проблемой. В то же время защитники «традиционных духовно-нравственных ценностей» опасаются, что подобные инициативы могут повредить «традиционной семье».

На днях зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила, что законопроект о профилактике семейно-бытового насилия должен быть подготовлен до декабря. «На следующей неделе собирается рабочая группа по поправкам. Сейчас собираем (мнения — ИФ) со всех министерств, ведомств. Думаю, к концу следующей недели, срок до 1 декабря, будем понимать про текст все», — сказала Пушкина, отвечая на вопрос «Интерфакса» 23 ноября.

На вопрос о том, когда можно ждать принятия законопроекта, Пушкина ответила: «Это будет война миров. Тут кто кого. Если мы живем в прогрессивном обществе, мы должны победить».

Она сообщила, что пока в тексте законопроекта остаются охранные ордера (запрет на приближение к преследуемым лицам), укрытия для женщин, алгоритм работы полиции в случае обращения жертвы насилия и другое. «Наверно, законопроект будет усечен, но отступать нельзя. Если будет вариант законопроекта от Совета Федерации усеченный, мы подадим свой. Могут под давлением общественного мнения (тех, кто против принятия — ИФ) пойти на поводу», — сказала депутат. По ее данным, сенаторы предлагают принять не закон, а поправки в существующие акты. «Условно говоря, криминализировать побои, определить термин преследование, из частного в публичное вывести побои. Это не вариант», — заявила Пушкина.

25 ноября председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что парламентарии не будут медлить с внесением в Госдуму законопроекта о борьбе с домашним насилием, его доработают до конца ноября. «Сегодня и в парламенте, и в правительстве единодушная точка зрения, что нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием. И здесь противоречий нет. Сам закон о профилактике насилия — это выражение в государственной политике необходимости бороться с этим злом, с этими, я бы сказала, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия вообще любых форм насилия, это понимание того, что это постыдное явление недопустимо в нашем государстве», — говорила Матвиенко.

Видео (кликните для воспроизведения).

При этом она высказала мнение о беспочвенности опасений относительно того, что закон открывает двери к избыточному вмешательству в дела семьи. «Это не так, этого ничего нет», — заявила Матвиенко.

В пятницу на сайте Совета Федерации был опубликован проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. В течение двух недель он будет предметом открытого общественного обсуждения.

Россиянам запретят сообщать полиции о домашнем насилии

Российским общественникам, защищающих права жертв домашнего насилия, запретят вмешиваться в семейные дела граждан без согласия последних. Привлекать внимание полиции к вопиющим случаям без согласования с жертвой, даже если речь идет об угрозе жизни и здоровью, тоже запретят. Об этом сообщает DEITA.RU.

Авторами инициативы, запрещающей вмешательство в «дела семейные» третьих лиц без согласия пострадавшей стороны домашнего конфликта, выступили несколько «социальных» парламентариев, в числе которых – депутат Оксана Пушкина.

По словам Пушкиной, очень часто результаты вмешательства сторонних правозащитников в семейные конфликты идут в противовес интересам жертв. Депутат считает, что закон о домашнем насилии должен предусмотреть ответственность третьих лиц за вмешательство в личные дела российских семей, как бы неприглядно они не выглядели со стороны.

«Сообщения общественников, чья деятельность заключается в защите и профилактике семейно-бытовых конфликтов, в полицию прямо нарушают права граждан, подвергшихся домашнему насилию. Важно на законодательном уровне запретить организациям сообщать о подобных случаях правоохранительным органам без согласия пострадавшей стороны», — говорится в документе.

Также представленные поправки в проект закона предлагает ввести новое определение понятия «преследование». По версии депутатов, этим термином должны называться все действия потенциального агрессора, результат которых ставит под сомнение безопасность и адекватное психическое состояние потенциальной жертвы, заставляет последнего бояться за сохранность своей жизни и здоровья. В качестве примеров авторы инициативы приводят: любые навязчивые телефонные разговоры, попытки добиться встречи после согласия второй стороны, передачи сообщений через третью сторону и т.д.

«За совершение действий, приводящих к указанным последствиям, предлагаем ввести административную ответственность за первый подобный случай и уголовную – за повторные деяния, чтобы у потенциальных жертв появились механизмы защиты до проявления фактического домашнего насилия», — пишут в пояснительной записке авторы инициативы.

Отмечается, что документ уже был предварительно рассмотрен Совфедом на прошедшем заседании. Оксана Пушкина заявила, что данные поправки будут учтены при утверждении итоговой версии закона о домашнем насилии. На данный момент законотворцы ждут пакет дополнительных поправок от министерств РФ, регионов, общественных активистов, социально-реабилитационных центров и т.д.

Штрафной удар

В Нижегородской области суд вынес решение, которое можно назвать прецедентным. За домашнюю ссору наказаны оба супруга, потому что оба хороши. Каждая половинка должна заплатить по пять тысяч рублей. Так что кухонные разборки пробили в семейном бюджете воспитательную брешь в десять тысяч рублей.

Как сообщили в объединенной пресс-службе судов общей юрисдикции Нижегородской области, семейная сцена разыгралась 22 января. Накал страстей чувствуется даже в сухих строчках пресс-релиза.

«На почве личных неприязненных отношений между супругами С., находившимися дома, произошел конфликт, в ходе которого муж нанес кулаком правой руки три удара по голове жене, а жена нанесла один удар ногой мужу в пах, — говорится в сообщении. — Оба супруга испытали физическую боль».

Ровно через три дня супруги предстали перед судом. Страсти к тому времени уже улеглись. В том числе, видимо, и благодаря оперативному вмешательству правоохранителей.

«В судебном заседании супруги С. вину признали, раскаялись в совершенных правонарушениях», — сообщают в суде. До уголовной статьи супружеские синяки недотягивали. Поэтому мужу и жене вменили статью КоАП «Побои». Учитывая, что супруги успокоились и помирились, суд обошелся с ними мягко. А так мог бы отправить под административный арест или на обязательные работы. Совместный труд по вечерам на благо общества (подметать дорожки, красить заборы и т.д.) помог бы научить супругов мирно решать семейные проблемы. Впрочем, в будущем этот юридический рецепт еще может пригодиться другим.

Такие дела стали результатом действия новых правил, по которым любителей подраться на дому привлекают к ответу. Сегодня полиция уже не разводит руками перед жертвами домашних конфликтов, мол, вот убьет, тогда приходите. Сейчас у стражей порядка есть рычаги, чтобы заставить дебошира ответить.

В целом согласно судебной статистике число граждан, наказанных за побои, выросло более чем в пять раз. Как сообщили в Судебном департаменте, в прошлом году за шесть месяцев по статье КоАП «Побои» были наказаны 51,6 тысячи человек. Из них 4,3 тысячи побывали под административным арестом. А 6,8 тысячи искупили провинность на обязательных работах в свободное время на благо общества.

Напомним, в прошлом году были приняты резонансные поправки в Уголовный кодекс. Помимо прочего они декриминализировали статью «Побои». Точнее, рукоприкладство было разделено на бытовое (за него наказывают в рамках КоАП) и хулиганское, а также совершенное по мотивам расовой, религиозной или политической ненависти. За это привлекают к уголовной ответственности. Статья УК «Побои» также работает.

Читайте так же:  Как вернуть материнский капитал

По данным Судебного департамента, по этой статье за шесть месяцев были осуждены 2,7 тысячи человек. Новые нормы значительно упростили наказание сторонников кулачного права. Теперь для наказания драчуна достаточно протокола полиции и справки из травмпункта. Поэтому ни соседи-драчуны, ни уличные хамы уже не могут чувствовать себя хозяевами положения.

Правда, новые нормы до сих пор вызывают критику. Некоторые СМИ и «специалисты» по-прежнему рассуждают о том, что якобы теперь семейное насилие разрешено. Юридически правильно говорить: семейные побои выведены из-под действия презумпции невиновности.

При прежних нормах правоохранители чаще всего отказывали в возбуждении уголовного дела и предлагали жертвам самостоятельно подавать в суд на обидчика. По данной статье был предусмотрен уголовный процесс в порядке частного обвинения, когда обвинителем выступает не прокурор, а жертва.

Поэтому в семейные конфликты правоохранители предпочитали не вмешиваться. Отсюда и страшные истории, когда затянувшаяся семейная тирания заканчивалась кровью. Сейчас же правоохранителям не надо даже заявления от жертв. Достаточно звонка соседей, что за стенкой дерутся. Доказательствами могут служить видеозаписи, показания свидетелей (к которым ниже требования, чем в уголовном процессе), справки из травмпункта.

Правозащитник Александр Хуруджи в беседе с корреспондентом «РГ» не исключил, что число наказаний за побои будет расти. «Но здесь надо анализировать практику, — сказал он. — По сути сегодня правоохранители могут вмешаться в семейные дела и тогда, когда вмешиваться не стоит. Например, отправить под административный арест на 15 суток отца за подзатыльник ребенку. А поводом для возбуждения производства может стать сигнал прохожих: кто-то на улице снимет на мобильный телефон, как, скажем, отец дал подзатыльник ребенку, бросившемуся перебегать улицу на красный свет. А отчетность в правоохранительных органах никто не отменял. Вполне возможно, что ради улучшения показателей отца накажут. Поэтому сейчас надо внимательно следить, по какому пути пойдет практика, и не допустить перегибов».

Кому в России мешает закон о домашнем насилии

Чем россиянам не нравится законопроект о профилактике семейно-бытового насилия? Об этом шла речь в информационном шоу «События. Итоги дня» на ОТВ.

Откуда бурная реакция

Игорь Мороков, уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области: С одной стороны, сегодня ситуация с семейным насилием имеет тенденцию к росту. С другой стороны, наша общественность в последнее время очень активно пытается влиять на то, что происходит, на принятие законов, в том числе на законопроекты, касающихся семьи.

Анастасия Беренова, психолог, эксперт по детской безопасности: У меня ощущение, что всё-таки это страх потери контроля. Раньше в семье мужчина был главным, и точка. Сейчас, чтобы создать семью, нужно выстраивать отношения, учиться договариваться, строить так отношения, чтобы было комфортно всем членам семьи. На самом деле я не ожидала, что всё будет настолько параноидально, что дойдёт прямо до молебнов.

Нужен ли закон

Лариса Лазарева, основатель и руководитель общественной организации «Аистенок»: Принимать этот закон однозначно нужно, но надо его очень хорошо проработать, немного доработать, потому что я, как практик, не знаю его правоприменение.

К нам в основном идут женщины, и они, даже имея свои квартиры, не могут туда попасть, потому что мужчина преследует жертву. Пока судебный процесс будет идти, он может и приближаться к жертве, и выкрасть ребёнка, и всё прочее. Поэтому нужные кризисные центры, куда можно хотя бы временно поместить жертву насилия.

Игорь Мороков: Мне кажется, существующей нормативной базы достаточно, но применять её нужно, ориентируясь на ребёнка, на женщину и так далее, мне кажется, достаточно. Может быть, не хватает каких-то технических, организационных вопросов. Нужно, например, рассматривать ситуацию с приютами для женщин.

Что нужно изменить

Лариса Лазарева: Отдельно в административном и уголовном праве есть всё, что касается побоев, но нет правоприменения. Правоохранители однозначно не дорабатывают: в крайнем случае женщина обращается, чтобы сняли побои, иногда у неё не принимают заявление, потому что это дела семьи. То же самое говорят оппоненты этого закона: что это будет вторжение в семью.

Анастасия Беренова: Я думаю, что закон детально доработают и более чётко пропишут психологическое насилие, потому что сейчас это очень размыто. Психологическое насилие – это не просто конфликт мужа и жены, а конкретно давление, преследование, непроизвольная агрессия, гнев, шантаж, клевета. Это то, что действительно очень страшно влияет на психику. Чтобы это определить, нужна очень тонкая, прямо ювелирная психологическая экспертиза.

Опасен ли закон

Лично я не боюсь, что институт семьи будет поколеблен из-за закона. Если институт семьи, в котором всё держится на финансовой зависимости, развалится, то и хорошо. Пусть будет новый институт, где люди действительно живут друг с другом, потому что хотят этого, потому что им комфортно друг с другом. А не потому, что страшно уйти.

Не думаю, что этот закон как-то изменит степень вмешательства в семейные дела. Ситуация перевернётся: если раньше изымали из семьи тех, кто пострадал, то сейчас будут изымать тех, кто виноват или якобы виноват. С этой точки зрения поменяли шило на мыло, но главное – чтобы это работало. С другой стороны, всегда лучше, когда жертва остается в своих условиях. Это менее травматично, чем если пострадавшая сторона ещё и теряет какие-то жизненные условия.

Как снизить уровень насилия

Лариса Лазарева: Обязательно должна быть квалификация специалистов на всех уровнях. Субъекты профилактики должны понимать, что такое трудная жизненная ситуация, что такое психологическое насилие. У нас иногда даже молодые специалисты из Следственного комитета и полиции сами не могут сами разграничить эти понятия.

Анастасия Беренова: Кроме кризисных центров и квалификации нужна постоянная пропаганда нормального отношения, обучение нормальному общению без насилия, без физической силы. Нужно показывать, как можно жить по-другому.

В финальную версию закона о семейно-бытовом насилии вписали примирение

Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, обязаны будут содействовать примирению жертвы насилия с его виновником. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом говорится в подготовленной группой депутатов и сенаторов итоговой версии законопроекта о семейно-бытовом насилии, с которой ознакомился РБК. Позднее она была опубликована на сайте Совета Федерации.

Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что с законопроектом до внесения в Госдуму могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ. «В течение двух недель они могут представить свои замечания», — сообщила она.

Какая защита предлагается жертвам насилия

Согласно законопроекту, в профилактике и помощи пострадавшим от семейно-бытового насилия должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Участники процесса должны не только бороться с последствиями насилия, но и предупреждать его. Услуги по защите жертв насилия должны предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или есть угроза его повторения.

Читайте так же:  Как подать на разделение имущества после развода

Поводом для профилактики насилия сможет стать заявление пострадавшего, обращение людей, узнавших о факте насилия, сведения органов власти, решение суда и так далее. Эти жалобы и заявления должны рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте. Для потенциальных нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь при социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры.

В законопроекте сохранилось понятие защитного ордера. Если закон будет принят, такой ордер будут выдавать пострадавшим от семейно-бытового насилия и тем, кому оно угрожает. Предписание, или защитный ордер, будет выноситься по согласию жертвы или ее законных представителей. Ордер запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его местонахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

Если у выписавшего ордер сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. Судебное предписание можно продлевать на срок до года. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшей или пострадавшим и передать жертве ее имущество и документы.

Проект предусматривает конфиденциальность как пострадавших от насилия, так и нарушителей закона.

Как изменился документ

Авторы законопроекта определяют семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений. По данным «Коммерсанта», Кремль настаивал на исключении из законопроекта описания нескольких видов семейно-бытового насилия. Но в финальной версии эти положения сохранились.

В законопроекте подчеркивается, что помощь пострадавшим от насилия может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Изначально такой нормы не было.

Из финальной версии исчезли положения о некоторых категориях лиц, отмечает адвокат Ольга Гнездилова. Из списка тех, кто может подвергаться насилию, исключены бывшие партнеры. «Остались только бывшие супруги, но нет тех, кто разорвал отношения, — отметила она. — А по делу Валерии Володиной, например, мы знаем, что ее преследовал именно бывший бойфренд».

Также из описания защитного ордера исключили норму, ограничивающую расстояние, на которое нарушитель может приближаться к жертве. «Сначала было 50 м, потом десять, сейчас вообще нет расстояния», — сказала Гнездилова.

За законопроект и против него

Соавтор законопроекта депутат Оксана Пушкина сказала РБК, что считает дискуссию вокруг документа ожидаемой и нормальной. Авторы надеются, что противники законопроекта смогут обсудить необходимые правки ко второму чтению. А у представителей Госдумы есть свои претензии к его нынешней версии.

«Считаем важным особое внимание уделить определению семейно-бытового насилия, так как в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия, потому что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — отметила Пушкина. — Также необходимо уточнить субъектный состав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию: в указанной формулировке отсутствует упоминание о парах, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но не связаны официально». Это важно, так как до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака, заметила депутат.

Особое внимание она предложила уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания. «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультатны, — считает Пушкина. — Штраф от 1000–3000 руб. — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения, нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет».

Претензии есть и у юристов. Одна из главных проблем законопроекта в нынешней редакции в том, что его основная цель — это защита семьи, а не максимальное обеспечение безопасности пострадавшей или пострадавшего, считает Гнездилова. Прописанная в документе норма, что общественные организации должны способствовать примирению сторон, может противоречить не ратифицированной в России Стамбульской конвенции, указывает адвокат.

«Кроме того, документ не распространяется на ситуации, которые содержат признаки административного правонарушения или уголовного преступления, — отметила юрист. — Это плохо, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления». Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема.

Вопросы у юриста вызвало и то, что судебный ордер может быть выписан только по заявлению полицейского. По мнению Гнездиловой, нужно, чтобы за ним могли обращаться и сами пострадавшие. «В несудебном защитном ордере нет запрета на пребывание в общем помещении, — уточнила Гнездилова. — Это не очень хорошо, потому что пребывание вместе чревато причинением нового вреда, а бумага не послужит серьезным сдерживающим фактором».

Ранее о поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что Кремль не занимается проблемой домашнего насилия, хотя таковая существует.

Реакция на закон

Разработка законопроекта о семейно-бытовом насилии вызвала бурное обсуждение и в том числе протесты. В конце ноября в московском гайд-парке в Сокольниках состоялся согласованный митинг движения «Сорок сороков» в защиту традиционных ценностей против законопроекта о семейно-бытовом насилии. Через несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников законопроекта, организованный правозащитницей Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Соавтор законопроекта депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась в полицию из-за поступающих авторам документа угроз.

Видео (кликните для воспроизведения).

Это не первая попытка разработать закон о домашнем насилии. Впервые соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017 года побои в отношении близких лиц фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Тогда Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

Источники

Литература


  1. Медик, В. А. Заболеваемость населения. История, современное состояние и методология изучения / В.А. Медик. — М.: Медицина, 2016. — 512 c.

  2. Файфер, Боб Удвойте ваши прибыли; М.: Юнити, 2011. — 143 c.

  3. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, №6(12), 2011. В 3 частях. Часть 1. — М.: Грамота, 2011. — 232 c.
  4. Романовский, Г.Б. Гносеология права на жизнь; СПб: Юридический центр, 2013. — 370 c.
  5. Берус, Виталий А.С. Лаппо-Данилевский. История. Философия. Методология / Виталий Берус. — М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2014. — 160 c.
Запрещенные семейные дела
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here